Как мы отдохнули в африканских Пятигорске и Сочи

Страна тутси и хуту, курортов Пятигорск и Сочи, бань и африканских косичек, со спокойной столицей и живым королём.
Вы уже угадали, как она называется?

Часть четвёртая: Муха цеце, колбасные деревья и африканские пигмеи http://www.stihi.ru/2018/08/07/4707

Часть пятая.
От угандийского Кабале до руандийской границы всего 80 км, но таксист говорит, что трасса плохая, добираться будем четыре часа, поэтому меньше, чем за 120 000 шиллингов (2 тыс. руб.) он не поедет. Приходится соглашаться, хотя дорога, в действительности, вполне нормальная и через 90 минут мы уже на месте.

Наша Оксана из Бамако, поэтому она ждёт и одновременно боится въезда в Руанду: ждёт, потому что эта страна долгое время была франкоязычной, и, значит, ей не нужен будет переводчик, что само по себе добавляет независимости. А боится, оттого, что хорошо знает историю – именно здесь представители двух главных племен устроили беспрецедентную бойню: сначала тутси убивали хуту, а потом хуту уничтожили почти миллион тутси. В результате этой этнической чистки погибло 14% населения, а руандийское “Радио тысячи холмов” – стало нарицательным, и обозначает нынче подстрекательство к геноциду и разжиганию национальной розни.

Всё это произошло совсем недавно, каких-то 20 лет назад, и Оксане кажется, что сейчас она увидит толпы убийц и их потомков, на руках которых будут следы крови. Настороженно всматривается в лица всех, кто к нам приближается, и пытается угадать как выглядит смерть.

Я свободна от предубеждений, французского не знаю и для меня это всего лишь 77-ая страна в списке. Перейдя границу, ищем пункт обмена валюты. Дорожные зазывалы готовы сразу увести нас в маршрутку, но без денег ехать нельзя, хоть билет и стоит всего 500 шиллингов (30 руб.). К счастью, обменников на границе полно. Меняем евро, и нас уже берёт в оборот другой искатель путешественников – он сообщает, что билет стоит 2000 шиллингов. Надо же какой шустрый, решил по-быстрому навариться, содрать в четыре раза больше. Не тут-то было.

Супруг ужасно разозлился от такой наглости и послал мошенника куда подальше, а мы направились к другой маршрутке. Чтобы не тесниться вчетвером сзади, я предложила оплатить проезд четвертого пассажира. Так и сделали. Класс! Теперь едем по-человечески!

Пошёл дождь. Он, то прекращается, то начинается снова, а потом зарядил без остановки. Наши с Оксаной силы закончились, мы хотим отдыхать, кушать, просто никуда не ехать, и дождь, кажется, вызвался нам помочь. А супруг говорит, что приготовил сюрприз – восхождение на действующий вулкан в соседнем Конго! Я убеждаю его, что идти в горы в такую сырую погоду совершенно невозможно! Кроме того, это очень дорогое удовольствие – нужно пересечь границу и ещё заплатить по 400 долл. с человека. Но муж непреклонен. Чувствую, что мы разругаемся вдрызг!

Добравшись до первого руандийского города Рухенгери, я кое-как уговариваю его сделать паузу, выпить кофе, чтобы с новыми силами отправиться дальше. К тому же, как пишут на туристических сайтах, это место совершенно необыкновенное, со всех сторон окруженное высокими горами, его даже кто-то назвал, по-нашему, Пятигорском. Это только сейчас, за сеткой дождя, ничего такого не видно.

Идём по дороге, в надежде укрыться от мороси в какой-нибудь забегаловке. Ни с того ни с сего, Оксана останавливается, бросает вещи, снимает рюкзаки и начинает со всех сторон фотографировать дерево. Оно ей показалось сказочно красивым! Дальше события разворачиваются настолько стремительно, что напоминают триллер – сзади к нам подъезжает джип, из него выскакивает полицейский, он требует показать документы и заявляет, что мы снимаем стратегический объект!

Ха! Они не знают на кого нарвались – Оксана столько дней молчала и сейчас её звёздный час! Шерше ля фам! Она убалтывает двух “неподготовленных” руандийцев так, что они не только разрешают нам фотографировать, но ещё и бесплатно отвозят в лучшее заведение города на обед! Ангел был рядом!

А, главное, всё происходит моментально, без обсуждений и вопреки воли супруга! Конечно, теперь за это кто-то должен отвечать! Оксана тут же выбегает из ресторана на улицу, чтобы не попасться под горячую руку, а мне приходится выдержать лобовую атаку. В конце-концов, мы делаем заказ и впервые, за все дни путешествия, нормально едим – первое, второе, третье. Супруг после обеда как-то сразу подобрел, смягчился, и, заметив, что дождь не думает прекращаться, перестал настаивать на “своём вулкане”, согласился переночевать в Рухенгери.

Заглянули в ближайшую гостиницу, которая мне напомнила Леон, а у меня с Никарагуа связаны дурные воспоминания (нас там ограбили http://www.stihi.ru/2015/01/10/8962 ): комнаты без интернета и без окон, да ещё цена ого-го – 60 евро! Нет, здесь я поселюсь только в исключительном случае, если не будет другого варианта.

Неподалёку возвышается шикарное здание из синего зеркального стекла, на нём горит голубыми неоновыми огнями огромная вывеска: “FATIMA HOTEL”, там наверняка очень дорого! Но ведь так звали девочку в аэропорту Саудовской Аравии, а что если, это знак Аллаха? Под дождём бежим с мужем на разведку, а Оксана ждёт нас с вещами у сувенирного магазина, она там уже нашла собеседницу – продавщица бывала в Мали и им есть о чём поговорить.

Абсолютно новый отель, открывшийся только две недели назад. Так красиво и уютно, что я не хочу отсюда уходить! Стоимость номера с завтраком всего 50 евро на двоих. Простор, идеальная чистота – муха не сидела, да ещё бассейн на лужайке и парковая зона. Несмотря на всё это, я начинаю, как обычно, торговаться, но администратор добивает меня – сауна включена! Обалдеть! Разве в Африке, в каком-то провинциальном городишке, можно найти такое? Большая светлая комната, высокие потолки, огромная лоджия, услуги прачечной по копеечному прейскуранту!
https://youtu.be/L0elp0GL8S8
Зовём Оксану, на ресепшене она договаривается о завтрашней экскурсии. Её не узнать – расправила крылышки, стала деятельная и счастливая, всё может без нашей помощи!

А мы спускаемся в банный комплекс. Правда, это скорее, не сауна, а парная, потому что пар здесь не сухой. В общем, всё выглядит так: в небольшой комнате три полка, по центру стоит печь, которая топится дровами, подбрасываемыми снаружи. Эта печь нагревает ёмкость с водой, доводя её до кипения. Банщик бросает туда какие-то листья, в результате, образуется приятно пахнущий густой пар.

Мы раздеваемся в комнате отдыха догола, заворачиваемся в простыни и идём в парилку. Некоторое время спустя, муж выходит подышать свежим воздухом, а в это время ко мне заглядывает банщик, посмотреть, как продвигаются дела. Тут я должна сделать небольшое лирическое отступление.

Дело в том, что в Германии, где я живу седьмой год, мужчины и женщины в общественных банях парятся вместе, и сауна-мастер, так зовут по-немецки банщика, каждый час входит в парилку и проводит там ауфгусс, то есть наливает воду с эфирными маслами на камни и машет полотенцем, создавая особый паровой эффект, который отдалённо напоминает хлестание веником. Поэтому к появлению мужчин в сауне мне не привыкать – такова там культура и никто с этим не спорит. Но в Руанде я ничего подобного, если честно, не ожидала.

Муж возвращается и его тоже берет оторопь, когда он видит, как от меня выходит наш истопник! Только на секунду потерял бдительность, как я уже решила уединиться с чернокожим мачо?! Хорошо, что банщик был одет! Шок! Замешательство! Мы хохочем, нам ужасно весело!

Потом супруг снова выходит и, вернувшись, тихим, заговорщическим голосом сообщает мне, что банщик разделся и сейчас снова зайдёт! Я уверена, что он шутит. Но нет! Когда я прихожу из душа, парень в одной набедренной повязке уже делает мужу массаж, а закончив с ним и передохнув минут пять, начинает тереть руками меня.

У него чертовски крепкие сильные пальцы! Вместо скребка или скраба он использует свои ногти и соскребает мне сначала грязь с плеч, затем со спины и так доходит до самых пяток. Мужа при этом рядом нет, но я нисколько не боюсь, потому что работает банщик профессионально и своё дело отлично знает. Вся эта помывка с элементами массажа длилась минут десять и оказалась совершенно неожиданной, а оттого вдвойне приятной! В заключение процедуры парень принес нам травяной чай!

Удовольствия столько, что муж соглашается остаться в отеле и на вторые сутки. Разве может с этим сравниться какой-то вулкан?! И я такого никогда не забуду! Просто фантастика! Мы в восторге! Оксана заказывает нам в номер минералку, африканский чай, потом мы с ней сдаём вещи в стирку – короче, наконец-то живём в буквальном смысле как белые люди!

На следующий день, видно по привычке, подрываемся очень рано – наш фотокорреспондент хочет на рассвете, с первыми лучами солнца, сделать серию снимков, в это время получаются самые лучшие кадры. Для этого она выходит на крышу отеля и там создаёт свои шедевры! Вот они горы и вулканы, во всей красе! Пятигорск, одним словом!

В отеле такая тишина, что мы ничего не можем понять. Все куда-то эвакуировались? Началось извержение вулкана? Или кроме нас тут никто не живёт? Нам сказали, что завтрак с шести, почему до сих пор ничего не накрыто?! И где народ?

Выясняется, что в Руанде время на час отстаёт от угандийского, и моя тёзка прибежала в ресторан в 5.40! Скоро всё будет!

Завтрак континентальный: большой выбор блюд, столько фруктов, обслуживание на высоте! Боже, как нам повезло! Или мы это заслужили? Невероятно здорово!

Оксана уезжает с гидом на экскурсию по окрестностям Рухенгери – сегодня вся красота как на ладони, к тому же она хочет посетить местные деревни, а мы едем через перевал в курортный город Гисеньи. Русские туристы на сайте путешественников прозвали его “Сочи”, он расположен на берегу озера. Ландшафт здесь настолько великолепен, что чувство реальности меня покидает, и я ощущаю себя не в Руанде, стране тысячи холмов, а в Абхазии!

По дороге проезжаем мимо заповедника, где обитают знаменитые горные гориллы, но туда мы сворачивать не будем, потому что один только пермит (разрешение на посещение) стоит 800 евро. Наверное надо было взять такси, а то у нас опять получился двухчасовой переезд – автобус, типа пазика, останавливался у каждого столба, высаживая-добирая пассажиров. Народ никуда особенно не торопится – страна-то небольшая, 200 км в каждую сторону и всё!

Местные смотрят на нас, как на достопримечательность – наверняка таким образом белые редко передвигаются. Люди говорят на каком-то диалекте, английский они учат в школе, а французский остался языком “аристократов”, от него отказались, хотя старые надписи ещё кое-где сохранились. С нами знакомятся, оставляют свои адреса в фейсбуке и номера телефонов в ватсапе – народ общительный!

После обеда, по прогнозу, будет дождь, поэтому мы спешим, но быстро добраться не получается – только к полудню доезжаем до озера. Руандийцы на улице уже не так приветливы, как в отеле, и мы понимаем, что очаровательная гостиничная доброжелательность всё-таки вышколенная. Однако, в целом, к нам относятся хорошо, точнее сказать, с ярко выраженным интересом.
https://youtu.be/aMfTJNFTYko
Идём вдоль берега озера Киву, делаем фотки, дурачимся, чувствуем себя в кои-то веки на отдыхе. Что Гисеньи похож на Сочи с уверенностью не скажу, а вот калифорнийскую Санта-Барбару чем-то напоминает. Нас пытаются снова развести на бабки – зовут на лодочную экскурсию, но эти катания мне уже надоели до чёртиков. Сколько можно?

Внезапно, я вижу боковым зрением, что за нами следят двое парней! Муж ничего не замечает, может быть на двух девушек он бы обратил внимание, а двое парней ему неинтересны. Я же со своей женской чуйкой, их сразу засекаю. Так как мы никуда не спешим, то и они не спешат, идут параллельно, на расстоянии метров пятидесяти, но не приближаются и не отстают. Я начинаю немного нервничать.

Это ограбление в Никарагуа меня научило опасаться молодых людей и озёр. Я говорю об этом мужу. Он не знает как себя вести, ведь они не подходят к нам, а только преследуют. У одного из них в руках красная папка, возможно это меню? Я предполагаю, что они захотят набиться в провожатые, чтобы показать хороший ресторан. В конце-концов, когда мы отходим от озера в сторону города и шагаем по безлюдным улицам, они догоняют нас и идут следом, почти впритык. В этот момент я не выдерживаю, разворачиваюсь на 180 градусов, подхожу к одному из них и спрашиваю:
– Что надо?

Парень начинает сочинять какую-то легенду, типа, он студент, шел за нами, чтобы спросить: откуда мы приехали и поговорить. Его спутник увидел ещё парочку белых туристов и двинулся за ними. А “наш”, узнав, что мы русские, стал выяснять: рядом ли Америка с Россией? Сколько народу живёт в нашей стране? Есть ли у нас дети? Как сказать по-русски “спасибо”, “пожалуйста”, “пошел на х..”? Последний вопрос я оставляю без ответа. Он сопровождает нас до самого центра города, задерживается возле кафешки и спрашивает: “Ты можешь меня накормить?” Услышав отрицательный ответ, наверняка жалеет, что не знает последнего выражения, ему очень хочется послать меня так, чтобы я поняла.

А мы продолжаем искать приключения. Местные девушки ходят с обалденными прическами из африканских косичек – просто произведения искусства! Здешние мастерицы дают простор своей фантазии и создают необыкновенную красоту. Носить в Руанде косички так же естественно, как у нас носить маникюр. Мне очень нравится, я тоже хочу такую прическу, но у меня белые волосы! Где они мне найдут такие пряди?

Возле салона красоты болтают парикмахерши. Муж спрашивает:
–  А Вы сможете моей жене сделать такие косы?
– Да, конечно, без проблем!
– А какого цвета?
– Выберем!
– А сколько времени уйдёт?
– Три часа.
– А сколько будет стоить?
– 25 евро.

Одна из работниц просит нас немного подождать, берёт мото-такси и уезжает. Спустя несколько минут она привозит профессиональную заплетальщицу и несколько упаковок самых светлых волос, тем не менее, они всего лишь тёмно-красного цвета. Светлее тут нет! Ну что ж буду девушкой с “почти розовыми волосами”.
https://youtu.be/aBxRBx16zrY
Заплетальщица усаживает меня на диван, сама садится позади на спинку и начинает методично работать. Сначала от корней заплетает мои волосы, а потом вплетает искусственные, которые ей подаёт помощница. Три часа работы и у меня совершенно новый имидж! Теперь я в Африке и с африканскими косичками! Целых семнадцать штук! Выхожу на улицу и вижу, как всем нравится моя новая причёска, люди показывают мне это знаками. Теперь я своя, однозначно!

Уже по темноте возвращаемся домой, все идут с фонариками. Освещение между городами и в самих городах есть, но не везде, однако это никого не останавливает, народ куда-то движется. По дороге на автовокзал мой мото-таксист пытается выучить несколько фраз по-русски: “Как тебя зовут? Добрый день! Добрый вечер!” И говорит: у вас классный президент Владимир Путин! Я в очередной раз убеждаюсь, что Россию знают повсюду, в том числе, и в Гисеньи.

Оксана возвращается с экскурсии довольная! Рассказывает, что нынешний руандийский президент людям нравится, он пытается сплотить страну. Теперь у них нет деления на кланы и курс правительства на коллективизм и объединение: новое поколение должно смешиваться, создавать семьи из представителей разных племён, чтобы как можно скорее забыть эту кровавую бойню. Французский язык они поменяли на английский для создания единой конфедерации с Кенией и Угандой.

С утра прекрасная погода и нам накрывают завтрак не в ресторане, а на крыше отеля, на террасе. Отличное обслуживание при этом сохраняется – скатерти, салфетки, различные блюда, свежевыжатые соки… А по сторонам горы, неописуемой красоты. За соседним столом завтракают англичане – “буржуи”, как раньше у нас их называли, и мы – бывшие простые “совки”, словно белые рабовладельцы, сидим, и черные за нами прислуживают. Ёшкин кот, жизнь удалась! Но почему-то сразу вспомнилась “Рабыня Изаура”. Несправедливость меня всегда угнетает.

После завтрака выезжаем из отеля и отправляемся на комфортабельном микроавтобусе в Кигали. Согласно последней переписи, в столице насчитывается чуть более миллиона жителей, потому мы чувствуем себя тут превосходно – это не перенаселённые Кампала и Найроби, откуда хотелось сбежать как можно скорее.

Замечено, что чем меньше ожидаешь от страны, тем больше она тебе нравится. От Руанды я ничего не ждала и получила по максимуму – новенький отель с баней, красивейшие курортные города, спокойную столицу. Третья по счёту страна нашего путешествия в очередной раз развенчала миф о лености чернокожих! Народ трудится на полях, что-то продаёт, куда-то едет на велосипедах и мотоциклах... Оттого что транспорт в Руанде развит хуже, лежачих полицейских здесь немного. Пьяных мы не видели ни разу, а курильщиков так не любят, что осуждают как алкашей.

Жары нет, еда нам нравится. Это тоже Африка! Она такая разная! Оксана в кафе заговорила с буфетчицей – повариха стала делать ей замечания, учить её, мол, ты на каком-то африканском французском говоришь! Надо произносить слова правильно: не “щай”, а “чай”, не “хощу”, а “хочу”! Прикольно!

А русский язык в Руанде узнаваем: идём по продуктовому магазину в Гисеньи, обсуждаем с мужем покупки и вдруг продавщица спрашивает:
– Вы из России?
– Да! Откуда Вы знаете?
– По языку догадалась!

Удивительно! Правда?!

Последняя остановка в Руанде – город Ньянза, там мы намереваемся попасть к местному королю. Доезжаем до автостанции, но ливень не даёт нам выйти из здания. Такого дождя ещё не было за всю нашу поездку! Просидев полтора часа и отчаявшись дожидаться погоды, решили пробиваться к бурундийской границе.

Перед пограничным переходом меняем деньги: мне должны дать 12, а дают 10 франков – менялы везде одинаковы. Оксана даже не подсчитала сколько ей дали – она на такие мелочи внимания не обращает. Действие восточно-африканской визы заканчивается выездом из Руанды. Пустят ли нас в Бурунди? Муж прочитал на сайте, что визы дают на границе. Как всегда надеемся на русский авось!

Продолжение http://www.stihi.ru/2018/08/14/190

Ссылки на видео и фото в первой рецензии.


Рецензии
Не рискнул бы там гулять...((

Быть добру.

Виктор Письмак   31.08.2018 16:53     Заявить о нарушении
Каждый раз риск!:)))

Оксана Задумина   03.09.2018 23:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.