Святая Царская семья. Царица Александра Феодоровна

       Святая Царица Александра — дважды, если можно так сказать, мученица, потому что после ее убиения в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге последовали десятилетия космополитической клеветы на ее имя. Эта клевета была сильно раздута страстными попытками богоборцев и христоубийц переписать человеческую историю. Те же, кто пытался честно говорить о Русской Царской Семье, уничтожались силами зла. Но правду невозможно утаить.
       Святая Александра Феодоровна была праведной женщиной еще до своего мученичества, и обстоятельства ее жизни, преодоление трудностей и искушений подобны тем, что переживает всякий из людей.

       Родилась принцесса Алиса — будущая Российская Императрица Александра Феодоровна — 25 мая/7 июня (нов.ст.) 1872 года в Дармштадте. Отцом Алисы был Великий герцог Гессен-Дармштадтский Людвиг, а матерью — принцесса Алиса Английская, третья дочь королевы Виктории. В младенчестве принцесса Алиса — дома ее звали Аликc — была веселым, живым ребенком, получив за это прозвище «Санни» (Солнышко). Дети гессенской четы — а их было семеро — воспитывались в глубоко патриархальных традициях. Жизнь их проходила по строго установленному матерью регламенту, ни одной минуты не должно было проходить без дела. Одежда и еда детей были очень простыми. Девочки сами зажигали камины, убирали свои комнаты. Мать старалась с детства привить им качества, основанные на глубоко христианском подходе к жизни.
       Но когда Алисе было всего шесть лет, ее мать умерла. Она ухаживала за больными дифтеритом и сама заразилась. На тот момент ей было всего 35 лет.
       Потеряв мать, Алиса стала жить с бабушкой королевой Викторией. В английском дворе, девочка получила хорошее воспитание и образование.
       В 15 лет по своей усидчивости и хорошей памяти Аликс отменно знала историю, литературу, географию, искусствоведение, естественные науки и математику. Основным языком для этой германской принцессы был английский и, конечно, отлично владела немецким; на французском же говорила с акцентом. Аликс стала блестящей пианисткой, чему ее учил директор Дармштадтской оперы, и больше всего любила музыку Вагнера. Она прекрасно вышивала, с тонким вкусом подбирая для этого рисунки и цвета. Друзья Герцогского Дома сочувственно качали головами: такой умнице и красавице от застенчивости бы избавиться...

       Летом 1884 года, Александра впервые побывала в России. Она приехала туда на свадьбу своей сестры, принцессы Эллы с князем Сергеем Александровичем. В начале 1889 года, она с братом и отцом вновь посетила Россию. В юную принцессу влюбился цесаревич Николая Александрович, который был наследником престола. Однако императорская семья не придала этому значения, в надежде, что он свяжет свою жизнь с королевской семьей Франции.
       Пять лет была испытываема любовь цесаревича Николая и принцессы Алисы. Будучи уже настоящей красавицей, к которой сватались многие коронованные женихи, она отвечала всем решительным отказом. Так же и цесаревич отвечал спокойным, но твердым отказом на все попытки своих родителей устроить иначе его счастье.
       Единственным препятствием оставался переход в Православие — по российским законам невеста Наследника российского престола должна быть православной. Она же воспринимала это как вероотступничество. Аликс была искренно верующая. Но, воспитанная в лютеранстве, ее честная и прямая натура воспротивилась перемене религии. В течение нескольких лет юной принцессе предстояло пройти то же переосмысление веры, что и ее сестре Елизавете Федоровне. Но полному обращению принцессы помогли искренние, горячие слова наследника цесаревича Николая, излившиеся из его любящего сердца:
       «Когда Вы узнаете, как прекрасна, благодатна и смиренна наша Православная религия, как великолепны наши храмы и монастыри и как торжественны и величавы наши богослужения, — Вы их полюбите и ни что не будет нас разделять».

       Наконец весной 1894 года августейшие родители наследника дали свое благословение на брак. Дни их помолвки совпали с предсмертной болезнью государя Александра III. За 10 дней до его смерти они приехали в Ливадию. Александр III, желая оказать внимание невесте своего сына, несмотря на все запреты врачей и семьи, встал с кровати, надел парадную форму и, сидя в кресле, благословил припавших к его ногам будущих супругов. К принцессе он проявил большую ласку и внимание, о чем впоследствии царица с волнением вспоминала всю жизнь. Радость взаимной любви была омрачена резким ухудшением здоровья отца — Императора Александра III.
       Император Николай Александрович восшел на престол после смерти своего отца — Императора Александра III — 20 октября (по ст.стилю) 1894 года.
       На следующий день среди глубокой печали блеснул луч радости: принцесса Аликс приняла Православие. Чин присоединения ее к Православной Церкви совершил всероссийский пастырь Иоанн Кронштадтский. Во время Миропомазания она была наречена Александрой в честь святой Царицы-Мученицы.
       Через три недели, 14 ноября 1894 года в Большой церкви Зимнего дворца состоялось венчание государя императора Николая Александровича и принцессы Александры.
       Медовый месяц проходил в атмосфере панихид и траурных визитов. «Свадьба наша, — вспоминала потом государыня, — была как бы продолжением этих панихид, только что меня одели в белое платье».
       14(27) мая 1896 года состоялась коронация императора Николая II и его супруги Александры Фёдоровны в Успенском соборе Московского Кремля.
       По роковому стечению обстоятельств дни коронационных торжеств были омрачены трагедией на Ходынском поле, где собралось около полумиллиона человек. По случаю коронации на 18 (31) мая были назначены народные гуляния на Ходынском поле. С утра на поле стали прибывать со всей Москвы и окрестностей люди (зачастую семьями), привлечённые слухами о подарках и раздаче ценных монет. В момент раздачи подарков произошла страшная давка, унесшая жизни более тысячи человек. На следующий день Государь и Государыня присутствовали на панихиде по погибшим и оказали помощь семьям пострадавших.

       Первые 20 лет супружества царской четы были самыми счастливыми в их личной семейной жизни. Царица Александра Федоровна старалась быть для своего супруга помощницей во всех начинаниях. Отношения Августейших Супругов отличались искренней любовью, сердечным взаимопониманием и глубокой верностью. Общими силами их союз стал настоящим примером исконно христианской семьи.
       Супруги родили четыре дочери: Ольгу (в 1895 году), Татьяну (в 1897 году), Марию (в 1899 году), Анастасию (в 1901 году).
       С появлением детей императрица Александра Феодоровна отдала им все свое внимание: кормила, ежедневно сама купала, неотступно бывала в детской, не доверяя своих детей никому.
       Заветным желанием Царской четы было рождение Наследника Российского Престола. Долгожданное событие – рождение престолонаследника Алексея произошло 12 августа 1904 года, через год после паломничества Царской семьи в Саров, на торжества прославления преподобного Серафима. Александра Феодоровна была уверена, что благодаря молитвам блаженного Серафима, Россия получит наследника.
       Но уже через несколько недель после рождения Цесаревича Алексия выяснилось, что он болен гемофилией. Ему передалась болезнь, которой страдали предки королевы Виктории. Жизнь ребенка все время висела на волоске: малейшее кровотечение могло стоить ему жизни.
       Императрица Александра старалась заботиться обо всей семье, но особое внимание она уделяла сыну. Изначально она самостоятельно его обучала, позже позвала педагогов и контролировала ход обучения. Будучи очень тактичной, императрица оставила болезнь сына втайне от посторонних лиц. В опасные моменты, когда врачи не могли помочь, царица Александра приглашала во двор Г. Е. Распутина, он был единственной надеждой семьи. Только он умел останавливать кровотечение.
       Царь и Царица воспитывали детей в преданности русскому народу и тщательно готовили их к предстоящему труду и подвигу. «Дети должны учиться самоотречению, учиться отказываться от собственных желаний ради других людей», — считала Государыня. Царевич и Великие Княжны спали на жестких походных кроватях; одевались просто; платье и обувь переходили от старших к младшим.

       Принявши православие, Императрица Александра Феодоровна глубоко восприняла его духовную сущность. Непоколебимая вера в Бога поддерживала ее и давала мир душевный. «Никогда нельзя знать, что нас завтра ожидает, - говорила она и всегда ждала худшего. «Особым утешением ее была молитва. В дни, когда болезнь наследника обострялась, церковь являлась для нее единственным спасением. Религиозным духом было проникнуто воспитание детей. 
       «Государь, и Императрица, как истинные носители религиозного света, были носителями не показными, а тихими, скромными, почти незаметными для большинства.
       <...> Мы вошли, никем не замеченные, в церковь и смешались с молящимися. <...> Нас вскоре узнали, толпа около нас зашевелилась. <...> Императрица ничего не замечала - она ушла в самое себя. Она стояла с глазами, полными слез, устремленными на икону, с лицом, выражавшим безпредельную тоску и мольбу..., губы ее беззвучно шептали слова молитвы, она вся была воплощение веры и страдания. О чем молилась она, за кого страдала, во что верила? - дома тогда все было благополучно, все, даже Алексей Николаевич, были здоровы, но Россия, изнывая в войне, была уже безнадежно больна... не о чуде ли ее исцеления и вразумления так настойчиво и горячо просила русская Царица?».
      
       Императрица Александра Феодоровна жила идеалами Святой Руси. Она любила посещать монастыри, встречаться с подвижниками. Благодаря заботам Императорской семьи было воздвигнуто несколько православных храмов. На родине самой Александры Федоровны, в городе Дармштадт, был построен храм во имя святой Марии Магдалины, а 17(4) октября 1896 года в Гамбурге в присутствии Императорской четы, Великой Княгини Елисаветы Феодоровны и Великого Герцога гессенского в память коронования Российского Императора и Императрицы был заложен храм во имя Всех Святых.
       На свои средства Императорская семья заказала у архитекторов С. С. Кричинского и В. А. Покровского проект, по которому впоследствии был создан в Александровском парке Царского Села Феодоровский городок с придворным собором во имя Феодоровской иконы Божией Матери, в котором была устроена специальная молельная с аналоем и креслом для государыни. Освящение храма состоялось 2 сентября (20 августа) 1912 года. Стоит отметить, что в Феодоровском соборе был и пещерный храм во имя преподобного Серафима Саровского, который явился подлинной сокровищницей старинной иконописи и церковной утвари: например, в нем находилось Евангелие царя Федора Иоанновича.
       Императрица также заботилась о работе комитетов по сооружению храмов в память российских моряков, которые погибли во время Русско-Японской войны 1904-1905 года, а также собора Святой Троицы в Петрограде.
       Религиозные чувства Государыни вызывали у светского общества неприязнь к ней. Еще при жизни Императрица Александра Федоровна была безкровной мученицей.
       «Вот идет мученица - царица Александра», - такими словами встретила ее в 1916 году блаженная Марья в Десятинном монастыре. Старица протянула к ней высохшие руки, обняла ее и благословила. Через несколько дней старица почила».

       «Государыня не любила ни роскоши, ни блеска, была равнодушна к туалетам настолько, что камеристкам приходилось напоминать ей о заказах новых платьев. Она носила одно и то же платье годами, в военные годы она не заказала себе ни единой принадлежности туалета. Своих детей она весьма строго воспитывала в нетребовательности. Императорские дети часто носили скромные хлопчатобумажные платья. Если бы им довелось жить после революции, то они хорошо прожили бы в очень простых условиях.
       Нередко в комнате Императрицы проводились семейные вечера. На этих вечерах дети занимались рукоделием, читали. «Иногда Государь приходил на наши вечерние чтения, но тогда за ним оставалось право выбирать произведение, которое читалось. Иногда Государь читал нам вслух, и было наслаждением слушать его приятный голос при великолепном искусстве чтения».
       «За 12 лет я никогда не слышала ни одного громкого слова между ними, ни разу не видела их даже сколько-нибудь раздраженными друг против друга. Государь называл Ее Величество «Sunny». Приходя в ее комнату, он отдыхал, и Боже сохрани какие-нибудь разговоры о политике или о делах».[30] «Я скажу про них просто, - это была самая святая и чистая семья». [31] В семье был дух единства».

       Императрица Александра Феодоровна имела искреннее желание быть полезной России и русскому народу.
       Государыня, которая распоряжалась сравнительно большими средствами на приобретение убранств, не использовала деньги на себя, а раздавала их бедным или жертвовала на благотворительные цели до такой степени, что часто оставалась без денег, когда действительно был нужен новый праздничный наряд.
       «Одной из великолепных идей Государыни Александры Федоровны было оказывать помощь, давая возможность для работы. Именно для этих целей молодая Государыня учредила в разных местах России дома трудолюбия, в которых безработные получали работу и обучались разным родам деятельности. Особенно в голодные годы эти дома были большой милостью. Она организовывала благотворительные ярмарки и базары, где продавались самодельные сувениры. Со временем она взяла под свое покровительство множество благотворительных организаций.
       А во время Русско-японской войны Императрица Александра Федоровна сама лично занималась подготовкой санитарных поездов и складов с медикаментами для отправки на фронт.
       Но наибольшие труды, Александра Феодоровна Романова несла в Первую мировую войну. Она, безконечно искренняя в своей любви к России и русскому народу во время войны, возможно, больше, чем кто-либо из светских лиц пыталась сделать все возможное для того, чтобы привести войну к победе. «Всё же больше всего Государыня боялась войны, так как она видела в этом конец России. Государь скрыл от неё всеобщую мобилизацию. Я была свидетелем её неописуемой скорби, когда она узнала об этом, все ещё желая всеми своими силами как-то спасти Россию. Она чувствовала приближение гибели и искренне пыталась делать всё возможное, что может сделать любящая женщина для спасения, как России, так и своей семьи. <...>

       Скорбное состояние Государыни продлилась недолго. За одну ночь она стала совершенно другим человеком. Она забыла о своей болезни и слабости и сразу же принялась за обширную организаторскую работу по устройству складов бельевых и медицинских принадлежностей, лазаретов и санитарных поездов. Все должно быть готово как можно скорее, так как Государыня знала, что после первых же сражений множество раненых будут поступать с фронта.
       Она разработала широкую сеть лазаретов и центров военно-медицинской службы, которая простиралась от Петербурга и Москвы до Харькова и Одессы на юге России. Было совершенно непостижимым, какой сильной и способной к организаторской деятельности Государыня была, как она, трудясь изо всех сил для облегчения страданий других, забывала о своей болезни». Она с двумя старшими дочерьми и Анной Александровной Танеевой оканчивают курсы сестер милосердия при дворцовом госпитале.
       «Опытные сестры милосердия руководили нами в нашей работе, и Государыня очень скоро стала равной профессиональной сестре милосердия. Я видела Государыню России в операционной, держащую наготове эфирные бутылки, владеющую хирургическим инструментом, помогающую в сложнейших операциях, принимающую, не колеблясь, ампутированные руки и ноги. Я видела ее, снимающую с раненых запачканную кровью одежду, полную паразитов, терпящую тошнотворные запахи, не отступающую ни перед каким повседневным ужасом военного госпиталя. Однажды Государыня сказала мне, что вряд ли чем-либо она была так горда, как свидетельством, которое она получила по окончании курсов сестер милосердия».

       Императрица Александра Федоровна была матерью для народа России. «Описывая жизнь в Крыму, я должна сказать, какое горячее участие принимала Государыня в судьбе туберкулезных, приезжавших лечиться в Крым. Санатории в Крыму были старого типа. Осмотрев их все в Ялте, Государыня решила сейчас же построить на свои личные средства в их имениях санатории со всеми усовершенствованиями, что и было сделано. Часами я разъезжала по приказанию Государыни по больницам, расспрашивая больных от имени Государыни о всех их нуждах. Сколько я возила денег от Ее Величества на уплату лечения неимущим! Если я находила какой-нибудь вопиющий случай одиноко умирающего больного, Императрица сейчас же заказывала автомобиль и отправлялась со мной, лично привозя деньги, цветы, фрукты, а главное - обаяние, которое она всегда умела внушить в таких случаях, внося с собой в комнату умирающего столько ласки и бодрости. Сколько я видела слез благодарности! Но никто об этом не знал; Государыня запрещала мне говорить об этом.
       Императрица соорганизовала четыре больших базара в пользу туберкулезных в 1911, 1912, 1913 и 1914 годах; они принесли массу денег. Она сама работала, рисовала и вышивала для базара, и, несмотря на свое некрепкое здоровье, весь день стояла у киоска, окруженная огромной толпой народа. Полиции было приказано пропускать всех, и люди давили друг друга, чтобы получить что-нибудь из рук Государыни или дотронуться до ее платья; она не уставала продавать вещи, которые буквально вырывали из ее рук. Маленький Алексей Николаевич стоял возле нее на прилавке, протягивая ручки с вещами восторженной толпе. В день «Белого цветка» Императрица отправлялась в Ялту в шарабанчике с корзинами белых цветков: дети сопровождали ее пешком. Восторгу населения не было предела. Народ, в то время не тронутый революционной пропагандой, обожал Их Величества, и это никогда нельзя забыть».

       К сожалению грязь и клевета не обошли стороной эту Русскую Святую: в последние годы царствования, а особенно во время Первой мировой войны, когда Александра Федоровна часто покидала дом для оказания помощи раненым, она стала предметом безжалостной и безосновательной клеветнической кампании как в самой России, так и за границей, в частности, в Германии. В самом начале войны широко были распространены слухи якобы Императрица Александра Федоровна - немецкая шпионка. Ее обвиняли и в прямой измене, она в выдаче государственных секретов Германии и в другом. Но ни один из слухов не был подтвержден фактами.
       Ложь распространялась для того, чтобы в преддверии революции, как можно больше народа отвернулось бы от Царского Двора, смущенные «непотребным» поведением государыни.
       Однако Николай II прекрасно знал о чистоте и непорочности своей супруги и лично распорядился о проведении секретного расследования, дабы выявить смутьянов, распространяющих ложь и клевету об Александре Федоровне.
       Среди козней и несправедливостей Императрица Александра Феодоровна все время вела себя с достоинством и мужеством - не жалуясь и не упрекая, не ища справедливости. Государыня в трудное время войны делала все возможное для поддержки Государя, для укрепления его сил. Ее телеграммы к Государю возвращались обратно с издевательской надписью на конверте: «Место пребывания адресата неизвестно».

       Государыня испытывала невыносимые страдания. «В одну из ночей, перед тем как Государю возвратится из Могилева, она с Великой княжной Марией пошли в Сводный полк Их Величеств. Полк собирался покинуть Царя и Царицу, чтобы присягнуть в верности Временному правительству. Государыня разговаривала с солдатами не так, как правительница с подданными, а как мать со своими заблудшими детьми, и просила их защитить семью Государя от насилия дебоширствующей толпы.
       Когда бунтующая революционная толпа заполонила Петроград, а царский поезд был остановлен на станции Дно для составления отречения от престола, Аликс осталась одна. Дети болели корью, лежали с высокой температурой. Придворные разбежались, осталась кучка верных людей. Электричество было отключено, воды не было – приходилось ходить на пруд, откалывать лед и топить его на плите. Дворец с беззащитными детьми остался под защитой Императрицы.
       Муки ее в эти дни смертельной тревоги, без известий и у постелей пяти тяжело больных детей, превзошли все, что можно себе вообразить. Подавив в себе немощь женскую и все телесные недуги свои, геройски, самоотверженно, посвятила себя уходу за больными, с полным упованием на помощь Царицы Небесной. Она одна не падала духом и не верила в отречение до последнего. Аликс поддерживала горстку верных солдат, оставшихся нести караул вокруг дворца - теперь это была вся ее Армия.
       В день, когда Государь вернулся во дворец, ее подруга, Анна Вырубова записала в дневнике: «Как пятнадцатилетняя девочка бежала она по безконечным лестницам и коридорам дворца ему навстречу. Встретившись, они обнялись, и оставшись наедине разрыдались…».
       "Я, - пишет Анна Вырубова, фрейлина Государыни, - обратила внимание на возможность уехать за границу, но Государь сказал, что он никогда не покинет свою Родину. Он был готов жить простой жизнью крестьянина и зарабатывать свой хлеб физическим трудом, но Россию он не покинул бы. То же утверждали Государыня и дети. Они надеялись, что смогут жить скромными землевладельцами в Крыму».

       Вера в Бога помогала Императрице Александре Федоровне во всех сложных обстоятельствах. Находясь в условиях заключения, она не ропщет, со смирением и кротостью переносит злоключения. «Теперь я все иначе понимаю и чувствую - душе так мирно, все переношу, всех своих дорогих Богу отдала и Святой Божией Матери. Она всех покрывает своим омофором. Живем, как живется.... Господь Бог видит и слышит все. <...> Храни вас Бог от всякого зла».
       Но боль за Россию, за ее народ переполняла душу Государыни и в ссылке. Предчувствуя скорую казнь, в письме к Анне Вырубовой Государыня подводила итоги своей жизни:
       «Милая, родная моя… Да, прошлое кончено. Благодарю Бога за все, что было, что получила – и буду жить воспоминаниями, которые никто у меня не отнимет… Какая я стала старая, но чувствую себя матерью страны, и страдаю как за своего ребенка и люблю мою Родину, несмотря на все ужасы теперь… Ты же знаешь, что НЕЛЬЗЯ ВЫРВАТЬ ЛЮБОВЬ ИЗ МОЕГО СЕРДЦА, и Россию тоже… Несмотря на черную неблагодарность Государю, которая разрывает мое сердце, но ведь это не вся страна, болезнь, после которой она окрепнет.… Господи, смилуйся и спаси Россию». Молюсь непрестанно».
       Государыня одна из первых, кто предвидел дальнейшую судьбу России, ее «болезнь, после которой она окрепнет». «Ты знаешь, Аня, с отречением Государя все кончено для России, - сказала Государыня, - но мы не должны винить ни русский народ, ни солдат: они не виноваты». Слишком хорошо знала Государыня, кто совершил это злодеяние.
      
       Императрице Александре Федоровне было всего 46 лет, когда она вместе с семьей была расстреляна в Екатеринбурге в 1918 году.
       Канонизация святой страстотерпицы Царицы Александры Феодоровны состоялась на Архиерейском Соборе в августе 2000 года.

       Слава Богу, сохранился Духовный дневник святой Царицы-Мученицы Александры — сокровище, пребывавшее долгое время под спудом. Дневник раскрывает правду о светлой ее душе, и является открытием не столько историческим, сколько религиозным. (Духовный дневник святой Царицы-Мученицы Александры https://azbyka.ru/fiction/sad-serdtsa-dukhovnyj-dnevnik/).

       – Отец, что такое жизнь?
       – Битва, дитя мое,
       Где меткий может промахнуться,
       А самый зоркий обмануться,
       И дрогнет сердце храбреца,
       Где враг ни день, ни ночь не дремлет,
       Та битва целый мир объемлет –
       Стоять в ней нужно до конца.

       Александра Фёдоровна Романова

       СВЯТАЯ МУЧЕНИЦА-СТРАСТОТЕРПИЦЕ ЦАРИЦЕ АЛЕКСАНДРО, ВСЕ ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ-СТРАСТОТЕРПЦЫ, простите нас грешных за грехи и беззакония наши! Яко у престола Божиего предстоите, молите Бога о нас, о детях наших, о духовном спасении России.

 


Источник:
Из воспоминаний «Анна Вырубова - фрейлина Государыни»,
Из воспоминаний А.А. Танеева (Вырубова) «Страницы моей жизни»,
Флигель-адъютанта А, Мордвинова, камердинера Волкова
http://ruskline.ru/analitika/2014/06/07/
rossijskaya_imperatrica_aleksandra_fedorovna
http://pravoclavie.info/911-imperatrica-
aleksandra-fedorovna-romanova-lyubimaya
-zhena-i-drug-nikolaya-ii.html


Рецензии