Суд Париса

                1

                Львы, ласкаясь, играют у ног – так богини пригожи.
                Изнуряющей прелести каждой с избытком дано.
                Пышнотелы, стройны! И, растерян, сжимаю до дрожи
                Злополучное яблоко… Грустно, что только одно.
                По кустам разбрелось моё стадо. Богини торопят.
                – Кто прекрасней из нас? – обступив, пристают к пастуху.
                Разбери их! Зажмурился: шорохи, запахи, шёпот…
                Будто сено с соседкой сметал, и ночуем в стогу.

                2

                Гера – Зевса супруга. Лишь сам Кронион Громовержец
                Распускал добродетельный пояс при свете лампад.
                Лишь верховному богу пристало верховную нежить.
                Но Афина Паллада её неприступней стократ.
                Не познала она наслаждения судорог дивных,
                Не касались ни боги, ни смертные девственных тайн.
                В красоте состязаться явилась, как на поединок:
                Потрясая копьём и опутав кольчугою стан.

                3

                Афродита с улыбкой соперниц своих оглядела.
                И, нежнейшую тунику сбросив в божественных плеч,
                Так легко и свободно ветрам предоставила тело,
                Как умеют лишь волны морские, раскинувшись, лечь.
                Не ханжам с белокожей равняться – гетерам гетера!..
                Но резвей, чем стрела, опалившая вдруг тетиву,
                Золотыми кудрями встряхнула великая Гера,
                И под ноги скользнули одежды её на траву.

                4

                Возмутилась Афина: «Срамницы!» – так гневом и брызжет.
                Развязала поножи, броню боевую сняла
                С материнских акрополей. Или уступит бесстыжим,
                У которых не груди, а так себе, перепела?
                Щит к скале прислонила, на коем Медуза Горгона.
                Шлем, сверкающий гребнем срывает… Под сенью олив
                И Воительница оголилась, вакханочка словно,
                Из-под грозных доспехов могучие формы явив.

                5

                Афродита вздохнула: подобная прелесть в новинку,
                А сама и богам опостылела – слишком бела.
                Примелькалась и смертным. Листают, как скучную книгу.
                Никогда ничего не таила и всю себя всем раздала.
                Подбоченилась Гера. Блажит! Не входила и к богу
                Столь игривой и жаркой. В потоке распущенных кос
                Запрокинула голову, руки; отставила ногу.
                «Кто прекрасней из нас?» – повторила капризный вопрос.

                6

                Как сравнить несравнимое: радости брачного ложа
                И утехи любви, и сраженья кипучего брань?
                Или сравнивать лук Одиссеев, уметивший лань,
                И Орфееву лиру, зверей веселящую, можно?
                Не сравнимы никто и не с кем. Все сравнения – ложь.
                Все сравнения – пошлость, насмешка и правде измена.
                Бык Европы – не то, что Данае приснившийся дождь,
                Не равны Афродиты бедро и Афины колено.

                7

                Но вконец разыгралось тщеславье высоких богинь.
                Молча слушаю я обещанье чудес небывалых.
                Всем на свете одарят – лишь только б назвал их,
                Только яблочко им, безделушку красивую, кинь.
                Но, какой не отдай его, прочие возненавидят
                И не только лишат благосклонности скучной своей –
                Станут мстить, а разгневанных не умолить их.
                Усмехнувшись, раздавят: мол, будешь, бедняга, умней.

                8

                Эта странная пытка Танталовых мук нестерпимей,
                Эта честь от бессмертных ужаснейшим казням сродни.
                Даже кто заглянул в беспощадные очи Эринний.
                Не припомнит у злобных такого безумья огни.
                Гера властью прельщает, которой не будет предела,
                Афродита твердит, что с прекрасной Еленой сведёт.
                А Афина Паллада грозит, что в тщедушное тело
                Непомерную силу для славы великой вдохнёт.

                9

                Невдомёк олимпийцам, что силою я не обижен.
                Что с ребятами в свалке любому задам трепака,
                Что матёрого волка, пускай теперь раны залижет,
                Сбросил в пропасть глухую – не выползет наверняка.
                И откуда им ведать, чванливым, что бурные страсти
                Попышней, чем шалаш пастуха, выбирают жильё,
                Что подпёрший щеку кулаком не мечтает о власти,
                В простодушье не зная преступную сладость её.

                10

                Отгоню на село своё стадо. Проведаю улей.
                И огонь есть у смертных, нектар и амброзия есть.
                Не нужны, не нужны нам дары расфуфыренных Фурий,
                Не нужна, не нужна их бессонная злобная месть.
                «Кто прекрасней из нас?» – голоса всё визгливей, надменней.
                «Кто прекрасней из нас?»  – что за напасть на долю мою…
                Афродита возьмёт, не поняв, что прекрасной Елене
                Через руки её своё яблоко я отдаю.


Рецензии
Приятно читается.И я использовала эту тему.У меня наз-ся ,,Парис.,,

Анаит Мейер   02.06.2018 20:43     Заявить о нарушении
Спасибо, Анаит! Прочитал. У Вас - иначе, по-своему...
С уважением - Евгений

Евгений Глушаков   02.06.2018 23:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.