Любовь никогда не опаздывает

                Говорят, что настоящая любовь
                никогда не опаздывает и всегда
                приходит вовремя.
                Главное – почувствовать ее приход
                и не оттолкнуть.

      Появившись в очередной раз у Наташки, я опять не заметила, что баба Надя, как всегда, была дома. Она была такой тихой и незаметной, что когда мы пили чай, а старушка с седыми до плеч волосами сидела рядом за столом, ее словно не было с нами.

      Бабе Наде в то время было почти восемьдесят. Высокая, сухонькая, она тихонько передвигалась по дому с помощью суковатой палки, приветливо улыбалась нам единственным зубом.

      Несмотря на возраст, баба Надя была незаменимой помощницей в доме: хлопотала на кухне, варила незатейливые супчики близняшкам, пришивала пуговицы внуку, вязала носочки и кружевные салфеточки, следила за порядком. Наташке приходилось много работать, поэтому помощь бабушки была очень кстати.

      Мы, Наташкины подруги, даже не подозревали, что легендарная баба Надя во время войны воевала на фронте, имела множество боевых наград. К сожалению, так часто бывает, что молодому, всегда спешащему поколению недосуг поговорить со стариками.
      В шкафу у старушки бережно хранилось ее бесценное сокровище – гимнастерка военных лет, в которой она встречала день Победы в далеком 1945 году. С тех пор прошло очень много лет, но никакие причины не могли заставить бабу Надю пропустить 9 мая праздничный парад.

      День Победы стал для бабы Нади особенным днем. Она готовилась к нему заранее – гладила свою видавшую виды гимнастерку, пересматривала, чистила многочисленные награды, вспоминая далекую молодость. Годы практически не коснулись ее фигуры: юбка и гимнастерка сидели как в далеком сорок пятом.

      Однако время все же берет свое, в последнее время старушка практически перестала выходить из дома и три парада Победы прошли без ее участия. Наверное, ей было очень грустно, но сил было уже маловато, жаловаться баба Надя не привыкла, а родные, видимо, даже не подозревали, как ей хотелось вместе с боевыми подругами и друзьями в очередной раз пройтись при полном параде по главной улице города под звуки духового оркестра.

      В канун своего восьмидесятилетия Баба Надя решила, что в этом году парад без нее состояться не может. Вынула из шкафа дорогую сердцу гимнастерку, примерила, затянула ремень и словно сбросила с себя десяток годков. Заглянувший в окно солнечный лучик прошелся по медалям, заглянул в самые сокровенные уголки памяти, напомнил про боевых подруг и друзей. Баба Надя подумала о том, что за три года, наверное, поредели ряды ветеранов, с которыми она каждый год встречала день Победы.
 
      В этот раз баба Надя твердо решила пойти на праздник, подумала, что дойдет потихонечку с палочкой, обязательно увидится с теми, кто еще жив, попрощается с подругами, потому что будущего года для нее уже может и не быть.

      Утро 9 мая выдалось солнечным и теплым. Наташка подготовила для мамы огромный букет из тюльпанов и сирени. А баба Надя словно сошла со страничек учебника истории: при наградах, в гимнастерке, в форменной юбке и пилотке – засветилась вся, приосанилась, выровняла спину и пошла, опираясь на палочку, на последний, как она для себя решила, парад. И ничего, что из-под пилотки на плечи спадали седые волнистые волосы, а улыбку украшал всего один зуб – на парад Победы шла Женщина, выстрадавшая ту нелегкую Победу, прожившая трудную жизнь и сумевшая многое преодолеть на своем пути.

      – Надя, дорогая, – обрадовались подруги – где же ты пропадала? Мы уж думали, что тебя и в живых-то нет!

      – Да живая пока, – улыбалась Надежда, – попрощаться вот пришла. Наверное, это уже последняя моя победа.

      На параде всегда особая атмосфера. Духовой оркестр, трогательная грусть воспоминаний, сдобренная ароматом сирени, радость встречи, приподнятое настроение – словом, праздник! И баба Надя радовалась, что нашла в себе силы пойти на день Победы, шутила с подругами, игриво поглядывала на шагающего рядом дедушку-гармониста.

      – Ну что, фронтовые подруги, споем нашинскую! – растянул меха гармонист.

      – Расцветали яблони и груши, – живо подхватила баба Надя.

      И запели дружно ветераны знаменитую «Катюшу», раскраснелись, помолодели лица, приосанились мужчины, зажглись озорным блеском глаза боевых подруг. Пели «Землянку», «Смуглянку», «Огонек» и другие дорогие сердцу песни. А духовой оркестр играл неизменный «Майский вальс».

      Дедушка-фронтовик не промах – положил на вдохновенно поющую бабу Надю глаз:

      – Надежда, а ты еще бабка хоть куда! Вишь, какая стройная, и поешь звонко, и форма тебе к лицу.

      – Да ну тебя, я на днях девятый десяток разменяю, а ты все с комплиментами, – зарделась кокетливо Надежда.

      Уставшая, но счастливая собралась баба Надя домой. А дедушка и говорит:

      – Надь, а давай-ка тряхнем стариной, на скамеечке посидим, поболтаем. А то ведь опять не раньше, чем через год встретимся. Если вообще встретимся…

      И весь мир сузился до этой маленькой скамеечки в парке, утонул в воспоминаниях, сетованиях на возраст и дела житейские. Были любимые песни под гармонь, бесконечные разговоры. Время остановилось и замерло, давая старикам запоздалую возможность пообщаться всласть.

      – Надь, а пойдем ко мне в гости, картошки нажарим. У меня и наливочка есть собственного производства, и сало, и огурчики со своего огорода. Фотографии нашего полка тебе покажу.

      – А что, и пойдем. Много ли нам жизни осталось, зачем откладывать на потом, – вдруг согласилась баба Надя.


      Меня разбудил телефонный звонок. Звонила Наташка, которая не знала, плакать ей или смеяться, возмущаться или радоваться. Оказывается, 9 мая баба Надя домой с парада так и не явилась. Позвонила дочери и сообщила, что остается у дедушки погостить, когда вернется – не знает.

      – Ты представляешь, – тарахтела Наташка, – замуж она собралась в восемьдесят лет. Уже неделю гостит. У меня у девчонок танцевальный конкурс через 3 дня, костюмы надо пошить, еды наготовить – хоть разорвись. А они с дедушкой песни под гармошку поют, в огороде копаются. Прибежала домой на часик, попросила волосы покрасить, платья свои выходные забрала и опять к нему.

      Оказалось, бабы Нади, которую никто дома вроде и не замечал, катастрофически не хватает. Почему-то стало так много грязных тарелок, откуда-то появилась куча рваных носков, а пыль стала собираться с нереальной скоростью. И когда баба Надя все успевала?

      – Нам нашей бабушки так не хватает, – смеялась Наташка, – хоть бери и вместе с дедушкой к себе забирай. Но он не соглашается покидать насиженное гнездо. Просто им так хорошо вдвоем.

      Мы предполагали, что баба Надя погостит какое-то время, да и вернется домой. Но минул месяц, потом другой, а она не торопилась упускать свое долгожданное женское счастье.


      Прошло довольно много времени, месяцев десять – одиннадцать. Позвонила Наташка, сказала, что ко мне на работу зайдет мама и занесет какие-то бумаги.

      – Можно? – в кабинет вошла интересная пожилая женщина, которую никак нельзя было назвать старушкой. Стройная, без палочки, с красиво уложенными, окрашенными в темный цвет волосами и приятной улыбкой. Посетительница поздоровалась и убила фразой:
 
      – Ты что же, не узнала меня? Это я, Надя, Наташина мама.

      Несколько минут я оторопело сидела с открытым ртом, а баба Надя с удовольствием наблюдала за мной. Затем она рассмеялась, тряхнув сережками, и протянула принесенные документы. Маленькое колечко на пальце, розовый лак на ногтях – назвать эту миловидную женщину бабой Надей просто невозможно.
Я рассыпалась в восторженных комплиментах, на что получила кокетливо–гордый ответ:

      – Дедушка меня любит, балует, зубы вот заставил вставить, украшения, подарки покупает.

      А через год не стало Наташки. Ей было чуть больше пятидесяти. Горько, несправедливо и страшно, когда родители хоронят своих детей.

      На похороны баба Надя пришла вместе с дедушкой. Он заботливо поддерживал ее под руку, что-то тихо говорил на ушко и ни на минуту не оставлял одну.
   
      Следующая наша встреча произошла еще через год, когда поминали Наташку.
За столом людей было совсем немного: дети, пара коллег с Наташкиной работы, баба Надя с дедушкой и его дети. Я обняла старушку:

      – Тетечка Надечка, вы так хорошо выглядите! – называть ее бабушкой уже не получалось.

      – А это все мой дедушка – он меня бережет.

      Сколько же было в этих простых словах любви и гордости! Это, наверное, и есть настоящая Любовь. И она не спрашивает, сколько вам лет, как вы выглядите, во что одеты. Она просто есть.

      К кому-то настоящая любовь приходит в юности, кто-то познает ее в зрелые годы. А к бабе Наде удивительное чувство постучалось на девятом десятке ее жизни и подарило еще несколько парадов Победы, на которые они ходили вместе дедушкой и его старенькой гармошкой. Это была и ее маленькая победа над своим возрастом.

      Так сложилось, что я не знаю дальнейшей судьбы этой удивительной пары. Да, наверное, и не хочу знать. Баба Надя и дедушка будут всегда жить в моей памяти как пример, как символ настоящей любви, для которой не существует ни возраста, ни преград.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.