I. Волшебство сна. Венок сонетов

1.

Мне кажется порой, что жизнь есть сон,
Бездонный, как глубины в океане,
И мы бредём, как в пепельном тумане,
Не зная, что и как, какой сезон,
Какой повис над нами небосклон,
В какой забытой Богом глухомани
И на каком таком меридиане
Укрылись оправдание, резон,
Причина, основание и смысл
Божественного разума и числ –
Бесценного и вечного трофея.

Во мне есть мысль, а значит, я живу,
Но ночь от ночи снится наяву,
Что я пленён в объятиях Морфея.


2.

Что я пленён в объятиях Морфея,
Куда завлёк меня бог сна Гипно;с, –
А, впрочем, ну какой с Гипно;са спрос! –
Привиделась мне нынче ахинея…

Ан нет, медово пахнет орхидея,
Вот облако порхающих стрекоз,
Белеют сквозь туман стволы берёз,
Уходит вдаль дубовая аллея,

Грохочут где-то мартовские грозы…
Пожалуй, сон? А может, только грёзы?
Реальность ли, нелепая идея?

В какую даль меня Морфей унёс?
Ужель до понимания дорос,
Что сон глубокий ублажает фея.


3.

Что сон глубокий ублажает фея,
Я в детских сказках читывал не раз,
Порою мне хватало пары фраз, –
Глаза зажмурив, выдохнуть не смея,
Мечтал стать подмастерьем чародея,
Карабкался на эллинский Парнас,
Сквозь сон порою слышал трубный глас,
От сладостного страха цепенея.

Остались в детстве колдуны и страхи,
Волшебные слоны и черепахи,
Которыми мой мир был заселён.

Как прежде, и теперь в часы ночные
Всё так же вижу сны, но сны иные, –
Что молод я, что снова я влюблён.


4.

Что молод я, что снова я влюблён,
Я слышу в сердца учащённом стуке.
Ах, юность, мы давно с тобой в разлуке,
Но ты опять врываешься в мой сон:

На танцплощадке плачет саксофон,
Метут асфальт расклёшенные брюки,
И случаем коснувшиеся руки
Стыдливо переходят рубикон.

Мы в парке обнимались на скамейке,
Потом брели куда-то по аллейке,
И ласкою я не был обделён…

На всём пути от твоего подъезда
Я слышал в придыханиях зюйд-веста,
Что надо мной трепещет старый клён1.


5.

Что надо мной трепещет старый клён,
Мне в снах такое виделось нередко, –
Со мной всегда была моя соседка,
Одетая в весенний шёлк и лён.

Весенний день катился под уклон, –
Глазастая квартальная разведка
Немедленно оповестила «предка», –
Но папа знал и не был удивлён.

Вот школа-семилетка позади,
И мы расстались, – строго не суди,
В природе не нашлось такого клея,
Чтоб нас связать, – Бог иногда чудит…
«Не ведаю, что сердце бередит»2, –
Мне тихо напевает Лорелея.


6.

Мне тихо напевает Лорелея –
Она, а вовсе не Мирей Матье3 –
О грустной сказке, о житье-бытье…
И вместе с ней грущу о той поре я.

Сны юности – как тёмная аллея,
Иду по ней в прекрасном забытье,
В мечтах о вздоре и галиматье,
И чувствую себя чуть-чуть смелее.

Во сне так просто всё преодолеть:
Сомненья и бравурных звуков медь,
Болезни – ни о чём не сожалея.

Но вдруг туман заволочёт глаза,
И щёки разом оросит слеза –
И влага из созвездья Водолея.


7.

И влага из созвездья Водолея
Вдруг брызнула мне прямо на лицо,
И я – не в силах вымолвить словцо –
В себе самом увидел лицедея,
Двуликого притвору и злодея.
В ночи, забыв накинуть пальтецо –
Как был босым – я прыгнул на крыльцо,
Дрожа под звёздным небом и немея.

Что – слёзы или звёздная водица –
Катя;тся по щеке иль просто снится
Мне юношеский безгреховный сон?

А может, это свет подлунно-звёздный
Петрозаводской полночью морозной
Струится с нежной песней в унисон?


8.

Струится с нежной песней в унисон
Заливистое треньканье пичуги,
Вороны – обнаглевшие ворюги –
Горланят тут и там с сосновых крон.

Бессмысленное карканье ворон
Легко разносит ветер по округе,
И я, проснувшись, тру глаза в испуге,
Готовый сам раскаркаться спросон.

А школа – вот она, через дорогу,
Я слышу, как звонок трубит тревогу,
Два шага – и заветный поворот.

Ещё темно, едва сереет утро,
Траву усеял иней, будто пудра,
Лучится звёздами небесный свод.


9.

Лучится звёздами небесный свод,
Как будто в нём наделали отверстий
Для видимых бесчисленных созвездий –
Сочтёт их лишь небесный счетовод.

Он вспахивает звёздный огород,
Засеянный ростками милосердий,
Достанет ли во мне таких усердий,
Чтоб не прошляпить личный свой восход!

Во снах чего нам только ни приснится:
Про звёзды, про кометы, про Жар-птицу,
Про дикий необузданный народ,
Про древних греков и про марафонца,
Про то, как, дружно огибая Солнце,
Планеты кружат вечный хоровод…


10.

Планеты кружат вечный хоровод
Вкруг Солнца. Вон там Марс, а вот Венера.
До них добраться – просто для примера –
Лететь на звездолёте нужно год.

Он только в книжках – этот звездолёт,
Прочёл об этом я у Жюля Верна,
Его построят и у нас, наверно,
И будет он похож на пароход, –

Мы с мамой как-то плавали по Волге,
До Астрахани плыли очень долго…
А чтоб создать ракету, нужен гений…

Об этом часто в поезде ночном
Я думал, забываясь тихим сном…
Вдали мерцают огоньки селений.


11.

Вдали мерцают огоньки селений –
За озером. Там тоже городок,
Там детский сад, песочница, песок,
Детишки там играют – с тётей Женей,

Почти у всех ободраны колени,
Наташка снова ищет свой носок,
Всем скоро на обед – ещё часок,
Готовы будут вкусные пельмени.

Как здесь – всё так же в городке далёком,
Двор проходной зарос чертополохом,
Вороны строят гнёзда на сосне.

Мальчишка там в костюмчике матросском,
Застиранном и стареньком, неброском, –
Я вижу это всё в далёком сне.


12.

Я вижу это всё в далёком сне,
Где время перепуталось с пространством, –
Приходит сон с завидным постоянством,
С каким зима предшествует весне.

Мы были рады каше-размазне –
Не всяким разносолам или яствам,
Чем не страдали мы – так это чванством,
Но как зато тянулись к новизне.

Я помню детство, отрочество, юность,
Потрёпанной гитары семиструнность,
Послушную умелой пятерне.

Я в этих снах опять здоров и весел,
Дай волю, я б ещё покуролесил –
Как будто проживаю жизнь вчерне.


13.

Как будто проживаю жизнь вчерне…
В тумане зыбком сквозь черты земные
Проглядывают облики ночные,
В своей кроватке лёжа на спине,
Когда с самим собой наедине
Пролистываю сдвиги временны;е, –
Летят года, лишь ходики стенные
Отмеривают время в тишине.

Во снах я обращаю время вспять,
На прошлое не думаю пенять,
Хоть было в нём немало дребедени.

Прошедшее – оно всегда со мной,
Я – времени дворо;вый крепостной…
Мелькают мимо призрачные тени.


14.

Мелькают мимо призрачные тени
И в прошлое ушедшие года,
Казалось бы, забыты навсегда
Тревожный свет и стёртые ступени,
Обтянутые платьицем колени,
Над переносьем шрама борозда…
Я думал, не осталось и следа
От той ушедшей в вечность мизансцене.

Ан нет, хранит разбуженная память
Всё то, что замести пыталась замять, –
У памяти, возможно, свой резон.

Полны воспоминаний кладовые,
И, право же, не строги часовые…
Мне мнится иногда, что жизнь есть сон.


I. МАГИСТРАЛ

Мне кажется порой, что жизнь есть сон,
Что я пленён в объятиях Морфея,
Что сон глубокий ублажает фея,
Что молод я, что снова я влюблён,

Что надо мной трепещет старый клён,
Мне тихо напевает Лорелея,
И влага из созвездья Водолея
Струится с нежной песней в унисон.

Лучится звёздами небесный свод,
Планеты кружат вечный хоровод,
Вдали мерцают огоньки селений.

Я вижу это всё в далёком сне,
Как будто проживаю жизнь вчерне, –
Мелькают мимо призрачные тени…


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Аллюзия на песню «Старый клён» (1961) на музыку Александры Пахмутовой и слова Михаила Матусовского из кинофильма «Девчата».

2) «Ich wei; nicht, was soll es bedeuten…» – первая строка стихотворения Генриха Гейне «Лорелея» (1824), в переводе Вильгельма Левика звучащая «Не знаю, что стало со мною…»

3) Французская певица Мирей Матье исполняла на немецком языке песню «Лорелея», написанную композитором Фридрихом Зильхером на текст Генриха Гейне.


Рецензии
В целом - удача, дорогой Марк, и у меня, как всегда вызывает недоумение, как этот опус до сих пор не нашёл читателя?
Замечательно, что много прожитого и искреннего вплетено в весь венок и оживляет его от ёжика в тумане до глухомани и от соседки до тёти Жени и рук на дискотеке, стыдливо переходящих рубикон.
Ударения, к сожалению, не транслируются в формате данного сайта, а плавно перетекают в точку с запятой, - наверное, стоит отредактировать как-то иначе?
Слегка удивило, что Магистрал не оказался самым сильным сонетом - несколько условен второй катрен... Самыми сильными, на мой вкус, являются Сонеты с 8-го по 13-й...
Не совсем верно: "пребываю в царстве сна Морфея", - ибо царство Морфея и есть сон. Так что - некая тавтология.
То же не очень правильна формулировка: "Как будто проживаю жизнь вчерне", - заново, но не вчерне.
Не совсем точно и: "не осталось и следа О" (14), - точнее: от.
"В себе самом увидел лицедея" (7), - ощущаю, как нечто инородное: влага Водолея, брызнувшая на лицо (правда, она сама-то тоже, как мне видится, надуманная) вроде не способна превратить человека в лицедея, да и в злодея тоже. Если только воспринять это, как образ благодати, например, святой воды, приводящей ЛГ к покаянию? Но, вроде, тут не об этом...
"Приходит он с завидным постоянством" (12), - я не сразу сообразил, что это о сне... но, возможно, это личная тупость...
Надеюсь, понятно, что придирки - это всего лишь на всего - придирки?

А.Т.

Алексей Тимаков   13.03.2018 17:51     Заявить о нарушении
Добрый день, Алексей!
Большое спасибо за внимание к моему сочинительству, а, главным образом, за внимательное и вдумчивое - именно вдумчивое, а не придирчивое - чтение. Этого как раз часто и не хватает. Да, Вы правы, я не очень обласкан читательским интересом, но меня это - и в этом Вы тоже правы - не очень-то задевает. Я не то чтобы совершенно самодостаточен, но довольно придирчиво отношусь к тому, что написал, и, в то же время, большое внимание обращаю на критику. Но в том случае, когда она именно критика - доброжелательная и вдумчивая, как у Вас, а не безосновательно ругательная или комплиментарная.
Опубликованный на сайте вариант КОРОНЫ черновой, без всяких правок. Сейчас-то я как раз и занимаюсь правкой текста, в котором много шероховатостей, неточностей, сбоев ритма, погрешностей в рифмовке и т.д. Работа эта идет довольно медленно, но я и не тороплюсь.
Что до Ваших конкретных замечаний, то большинство из них я принял. Правки Вы увидите в новом тексте Венка, заменившем прежний. Там довольно много изменений. Что же до "влаги из созвездья Водолея", то это просто слёзы, может быть, слезы умиления, радости, какой-то иной близкой эмоции. Я когда-то давно, не помню уже в каком именно стихе, использовал этот образ, и он мне понравился... Лицедей же, который Вам показался инородным, появился из ощущения некой игры, в которой участвует герой повествования. Что же до "вчерне", то это, конечно же, не "заново", но, напротив, предварительно - некая игра со временем.
Еще раз, большое Вам спасибо, Алексей.
Всего доброго.
Марк.

Марк Полыковский   14.03.2018 10:33   Заявить о нарушении