Но... Собаки не умеют говорить

Щенок из последних сил молотил лапами, боролся с течением, пытаясь зацепиться за бетонный парапет. Угрюмые серые волны раз за разом били его о покрытые зелёной слизью стены, холодные объятия Сены неумолимо тащили на дно.
Эжен кинулся к тонущему кутёнку, который в очередной раз уходил с головой под воду, и успел выхватить его из бурлящего потока. Маленький, испуганный шерстяной комок трясся всем телом, сипло поскуливал, кровь алой струйкой текла по тонкой шее. Эжен сорвал с себя замшевый пиджак, завернул в него мокрого щенка, махнул рукой, останавливая проезжавшее мимо такси:

- В ближайшую ветеринарную больницу! И быстрее!

Врач вышел из операционной, поглаживая по голове спасённого кутёнка, и осторожно вернул его со словами:

- Жить будет, а вот лаять – нет. Гортань повреждена.

Прошло уже шесть лет с того памятного вечера. Спасённый щенок превратился в огромного, симпатичного, заросшего длинной рыжей шерстью вислоухого пса неопределённой породы по кличке Жак. Для Эжена он стал самым близким и надёжным другом. Когда они вдвоём выходили из дома на прогулку, то неизменно привлекали к себе внимание прохожих. Смотрелись они очень импозантно: мощный рыжий пёс и красавец - хозяин, высокого роста, атлетического телосложения имевший некоторое сходство со знаменитым актёром Аленом Делоном, но иногда даже такие красивые мужчины бывают одиноки. Фирма, где всю жизнь трудился химиком Эжен, не была гигантом французской парфюмерии, но стабильно работала на этом рынке уже много десятков лет. Он, как говорится, женился на своей работе, преданно хранил ей верность, так и не создав семьи, поэтому и встретил своё пятидесятилетие в одиночестве, точнее, вдвоём со своим четвероногим другом. Эжен сидел дома у камина, облокотившись на столик, заставленный множеством пробников, колб, пробирок, заполненных разными химическими жидкостями, порошками, и бегло покрывал белый лист бумаги цепочкой длинных формул. Закончив писать, он радостно вскочил, задев стол коленом:

- Получилось!

Пробирки и колбы полетели на пол, образуя цветную, сильно пахнущую лужу, которую вдруг с жадностью стал вылизывать Жак. Эжен схватил его за ошейник, с трудом оттаскивая от пролившихся и рассыпавшихся химикатов:

-Ты что, жизнь самоубийством решил покончить?! Сдохнешь же, чудо ты моё лохматое! Желудок срочно промывать!

Какую-то часть раствора марганцовки с большим трудом удалось влить в пасть.
Пришлось не спать и долго наблюдать за Жаком, не появятся ли признаки отравления. В химической луже смешалось более сорока компонентов, и некоторые из них довольно опасные для жизни. Ночь прошла спокойно. Утром заверещал будильник, Эжен накрыл голову подушкой, поднял руку, чтобы хлопнуть по ненавистному убийце снов, но будильник внезапно заглох, а его ладонь шлёпнула по лапе пса. Сон испарился! Их взгляды встретились.

- Ты будильник вырубил?

В горле Жака что-то забулькало, заклокотало, он изобразил собачью улыбку и снял лапу с кнопки.

- Мистика! У тебя что, от выпитой вчера химии мозги съехали?

Барбос улыбался открытой пастью, обнажая мощные белые клыки, свесив набок язык и сверкая прищуренными глазами.

- Если ты враз умным таким стал, чудо моё рыжее, может, принесёшь мне из ванной халат?

Помахав пушистым хвостом, Жак двинулся к ванной. Он сунул нос в слегка приоткрытую дверь, распахнул её и зашел внутрь. Пёс встал на задние лапы, зубами ловко снял с вешалки халат, принес и положил на постель Эжена, у которого от увиденного отвисла челюсть и пропал дар речи. В мозгу химика включился калькулятор, вихрем завертелись расчёты, формулы, названия химикатов, пропорции, объёмы вылизанной псом жидкости. Вопросы осиным клубком зароились в голове и стали жалить один за другим: "Определить химический состав, случайно получившийся в этой луже? Не реально! Какие из более чем сорока жидкостей, порошков смешались, а какие не попали в неё? Не понятно! Каков объём вылаканной псом химии и влитой в пасть марганцовки? Не знаю! Но что абсолютно точно – Жак невероятно изменился! Коктейль повлиял на его интеллект! Что теперь с ним будет? Не повреждены ли внутренние органы, мозг? Хорошо, что сегодня выходной, не надо идти на работу и я смогу за ним понаблюдать".

Весь день Эжен внимательно следил за поведением собаки, но здоровье пса явно не пострадало, а вот поведение, сознание - невероятно изменились. Взгляд его стал незнакомым, явно не собачьим и настолько осмысленным, глубоким, что казалось - в этих зрачках поселилась бесконечная вселенная. Жак часто подходил к хозяину, пристально смотрел в глаза, в горле его что-то булькало и сипело, как будто он пытался говорить.
Эжена осенило: «Люди с удалённой гортанью пользуются голосообразующим аппаратом, прикладывая его к шее под скулой или к подбородку. А что, если…"

Не составило большого труда найти в интернете прибор последней модели с меняющимся тембром и заказать доставку на дом. Эжен сжимал в ладони небольшой чёрный аппаратик и думал:"Вот он, момент истины! Неужели я буду первым, кто услышит речь собаки?!"

Он осторожно прикрутил маленький приборчик к ошейнику, надел его на пса и убедился, что голосообразующий аппарат плотно прижат к шее и расположен точно под гортанью.

- Ну, дорогой мой дружище, удиви меня, скажи-ка что-нибудь.

Жак внимательно посмотрел на Эжена.

- Говори, говори, не стесняйся!

В гортани пса что-то засипело, забулькало, а механический голос приборчика сразу выдал…. какую-то бессвязную белиберду!
Эйфория улетучилась, радостная улыбка слетела с лица, но Эжен был тёртый калач, он прошел за свою жизнь через множество ошибок, разочарований и при этом почти всегда добивался поставленной цели. Первая неудача его только раззадорила.

- Ничего страшного, Жак! Я буду учить тебя разговаривать поэтапно, не торопясь, медленно и упорно, как учат говорить ребёнка, которого,если честно, у меня никогда и не было.

Он стал обстоятельно, терпеливо объяснять псу значение слов «да» и «нет», используя для наглядности разные предметы, рисунки, при этом активно жестикулируя, меняя громкость, интонацию и тембр голоса.
На третий день на вопрос Эжена:" Жак,ты хочешь гулять?" - механический голос прибора,прикрепленного к ошейнику, внезапно громко и четко выдал:" Ньет!"



Эжен, который в этот момент сидел в любимом кресле-качалке, аж подскочил от неожиданности, повалив его набок, зацепившись за подлокотник ногой и рухнув рядом со спокойно лежащим на коврике Жаком. Эжен не верил своим ушам. В комнате повисла плотная тишина. Пёс лукаво смотрел на оторопевшего хозяина и щерился мощной пастью. После минутного замешательства Эжен тихо выдавил из себя:

- Ты что, всё-таки заговорил?

Жак вновь заулыбался, сверкая клыками, и чётко произнёс:

- Да!

А дальше… Дальше дела пошли с невероятной быстротой! Схватывая всё на лету, за месяц он выучил более восьмисот слов и научился складывать их в предложения. Процесс обучения стал ускоряться в геометрической прогрессии. Через полгода Жак превратился в интереснейшего собеседника, поражавшего Эжена своим неординарным мышлением и взглядом на мир, предлагавшим ему смотреть совсем под другим, необычным, углом на многие вещи, происходящие вокруг. Такие беседы на корню разрушали его устоявшийся взгляд на окружающую действительность. Жак видел и чувствовал жизнь так, как не дано почувствовать и увидеть человеку с его возможностью познавать мир через глаза, уши, нос, кожу, вестибулярный аппарат. Все эти органы чувств присутствовали и у собак, но работали у них совсем иначе! В беседах Эжен с удивлением для себя выяснил, что его любимый барбос оказался сентиментальным романтиком, большим балагуром со специфическим чувством юмора, который сразу оценил человеческую речь и моментально пополнил свой словарный запас такими выражениями, как: не хлопай ушами, не виляй хвостом, закрой пасть, не скалься, не гавкай, злой, как собака, чего рычишь, собачья жизнь. Особенно Жака веселила расхожая фраза:" Чем больше узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки", которую он моментально переиначил на свой собачий лад " Чем больше узнаю собак, тем больше мне нравятся люди". В некоторых вопросах он был солидарен с хозяином, а иные вещи отвергал категорически и оставался непоколебимым, весело щерясь огромной пастью:

- Эжен, это не твоё собачье дело, как это ни грубо звучит на вашем человеческом языке, пытаться разобраться в моих убеждениях. Помягче говоря, останусь-ка я при своём собачьем мнении.

Иногда беседы продолжались до самого утра. Затрагивались абсолютно все темы, дошли и до вопроса приобретённого Жаком интеллекта. Без всяких обиняков, жестко, в лоб Эжен обрисовал псу картину возможного рассекречивания его преображения в говорящего интеллектуала:

- Если каким - то образом вскроется твой феномен, то спецслужба страны мгновенно заберёт тебя, да, скорее всего, и меня, в лабораторию, и оттуда мы уже никогда не выберемся. Тебя будут изучать всеми возможными способами, вплоть до вскрытия. Никто не должен узнать твою тайну! Это вопрос твоей и моей безопасности и даже жизни! Когда ко мне в дом приходят гости, веди себя так же, как и предыдущие шесть лет, и что бы ни случилось, ты понял, не вздумай блеснуть своим интеллектом!

Всю жизнь Эжен посвятил разработке новых ароматов для парфюмерии. Он был гениальным химиком, но способности Жака открывали для него поистине безграничные горизонты. Ни один нюхач, работающий в мировой парфюмерии, не обладал способностями собак, которые могли различать до миллиона запахов, чуять их на расстоянии до километра, могли ощутить наличие одной пахучей молекулы вещества в одном литре воздуха или в одном миллилитре воды!
Появилась возможность расшифровать компоненты самых известных брендов, создать потрясающие воображение новые духи! Эжен упорно обучал питомца, давая ему нюхать применяемые в парфюмерной промышленности компоненты и химикаты, запахи и названия которых он запоминал мгновенно, с первого раза! Все эти ингредиенты добавляются в пропорциях, но как Жаку объяснить, что такое процент, процентное содержание компонента? Решение нашлось быстро: Эжен налил воду в мерный сосуд с делениями, а на пол положил метр и сказал Жаку:

- Полный сосуд - сто процентов. Это все деления метра. Половина сосуда - пятьдесят процентов, что соответствует пятидесяти сантиметрам и так далее. Понял?

Когда Эжен показал Жаку сосуд, заполненный на сто грамм, лапа чётко легла на отметку десять сантиметров! Он не переставал удивляться феноменальным возможностям своего питомца, а работа с таким напарником доставляла просто эйфорическое наслаждение! Компоненты новых духов, на рекламу которых знаменитая на весь мир фирма потратила миллионы долларов, были раскрыты и усовершенствованы Эженом за месяц! Продажи взлетели до небес! Из химика, по предложению владельца компании, он превратился в совладельца. Фирма процветала! Таким же образом с десяток известнейших духов были расшифрованы, усовершенствованы и выпущены под новой маркой в массовую продажу!
Гиганты парфюмерии терпели колоссальные убытки, пытались переманить к себе Эжена, предлагая ему многомиллионные контракты, а после очередного отказа сыпали угрозами физической расправы! Он не воспринимал всерьёз попытки запугивания, был абсолютно равнодушен к богатству, предан фирме, своему делу, продолжая упорно работать над раскрытием компонентов знаменитых брендов и выпуском новых духов. Симфония необычных запахов, выпускаемая фирмой, совладельцем которой стал Эжен, потрясала воображение покупателей, меняла их вкусы, создавая новые течения в парфюмерной моде. Прибыли рванули вверх, как стартовавшая ракета.
Эжену нравилось работать дома, здесь он мог подключать к процессу создания запахов Жака, который с огромным удовольствием принимал в этом участие уже целый год. За это время пёс освоил грамоту, бегло читал, научился пользоваться компьютером и зависал за ним целыми днями, пока хозяин находился на работе. Огромный сенсорный монитор и клавиатура стояли на полу рядом с ковриком. Когда Эжен возвращался домой и заходил в каминный зал, он с умилением наблюдал, как его лохматый друг, сидя на коврике перед монитором и увлеченно нажимая когтями на клавиши или осторожно водя лапой по экрану, меняет текст или картинки на экране. Жак был всеядным, ему нравилось читать образовательную литературу, смотреть новости, художественные фильмы, читать книги, и особенно те, где встречался любовный сюжет.
Иногда к ним приходила старшая лаборантка, окончившая знаменитую Сорбонну, и приносила недостающие для работы компоненты. Это была очень миловидная, стройная женщина лет тридцати восьми, испанской внешности, с длинными ногами, точёной фигурой, со слегка смуглой кожей, доставшейся от арабских прадедов. Ей очень нравился Эжен! Она была свободна, а её имя Аврил, что означало «открытая», казалось бы, давало надежду на развитие отношений, но он был по-прежнему женат на своей работе, не помышляя о других отношениях, в упор не замечая окружающих его женщин.
Эжен любил, сидя вечером в кресле-качалке у камина, смотреть на огонь и беседовать со своим ушастым визави, растянувшимся в полный рост рядом на пушистом ковре. Сейчас они философствовали о мироздании. Неожиданно Жак спросил:

- Когда к нам заходит Аврил, она мгновенно заполняет весь дом запахом, самым потрясающим из всех существующих, запахом любви. Ты его чувствуешь?

- А разве любовь имеет запах?

-Ты меня удивляешь и пугаешь! Ты со своей качалки часом не падал? Это самый главный запах, самый любимый запах всех живущих на земле! Ты же сам недавно ходил по комнате и напевал песню Битлов «Всё, что тебе нужно, – это любовь»!

- Это был всего лишь навязчивый мотивчик. А неужели любовь в самом деле имеет запах?

- Я же тебе сказал, что это неповторимый, самый лучший запах в мире, который никогда ни с чем не спутаешь!

Эжен внимательно посмотрел на Жака и, резко вскочив с кресла-качалки, стал радостно пританцовывать с криками:

- Да! Да! Да!

Он брякнулся на ковёр рядом с псом, схватил его за мохнатые уши и стал, смеясь, чмокать и чмокать его в чёрную мочку носа:

- Что же ты столько времени скрывал от меня самую главную тайну мира, зачем же мы всякой ерундой и ширпотребом заваливаем парфюмерный рынок! Ты понял, о чём я говорю, гений ты мой рыжий? Мы создадим духи с ароматом любви! Это будут лучшие духи из когда-либо созданных! Лучшие! Чудо ты моё ушастое! Как же я тебя люблю!

Жак хитро посмотрел на Эжена, улыбнулся во всю пасть и выдал:

- Дурак ты слепой и без обоняния! Не видишь и не чувствуешь вообще, что ли, ничего? Удумал- любит он меня! Химикатами надышался! Любовь между людьми и животными аморальна! Открой глаза, втяни носом воздух, посмотри на Аврил! Вот кого тебе любить-то надо! Девушка по нему сохнет, а он, кроме своих пробирок вонючих, ничего не замечает. Если не обратишь на неё внимание, я умываю лапы и прекращаю с тобой сотрудничество. Не буду я свою короткую жизнь на твою химию, опасную для моего здоровья, тратить! Лучше любви ничего и нет в этом мире! Придётся тебя жизни учить, хозяин ты мой бестолковый!

Жак положил на Эжена огромную лапу и осторожно, но крепко прижал к себе, продолжая поучать:

- Пригласи Аврил на прогулку и меня с собой возьми. Я тебе знаки хвостом буду подавать, правильно ты себя ведёшь или нет, подсказать- то вслух не выйдет, ты же этот ошейник с приборчиком только дома на меня надеваешь, и то не всегда. Секретность, всё понятно, всё давно обсудили, я же пёс умный.

Эжен скинул с себя его лапу, развернулся на спину и, уставившись мечтательно в потолок, бликующий языками пламени, вырывающегося из камина, задумчиво произнёс:

- Учитель ты мой блохастый, да что ты в любви можешь понимать, ты сам-то когда-нибудь любил?

- А помнишь, сколько раз я со двора удирал? Сколько ты меня потом искал и никогда не находил, потому что я сам всегда возвращался? Ты думаешь, я Сеной любоваться бегал? На нашей улице жила потрясающей красоты пуделиха! Да… остались только воспоминания. Считаешь, что я перестал убегать после того, как ты меня наказал? Напряги память! Мне твои наказания как слону дробина! Просто они переехали навсегда в Канаду. Я-то знаю, что такое любовь, а ты пустоцветом жизнь проживаешь!

- Вот уж ты мне сегодня наговорил с три короба, ловелас хвостатый! Ладно, подумаю над твоими словами, может, ты в чём-то и прав, допускаю, что Аврил в самом деле может быть интересным, умным собеседником не только в вопросах науки. Я, пожалуй, пригляжусь к ней повнимательнее!

Работа над созданием новых духов под названием «Запах любви» полностью захватила Эжена и Жака. Были перепробованы тысячи вариантов химических соединений, проведено множество опытов, но пес всё браковал и браковал полученные результаты. Наконец, после месяца каторжной работы, Жак категорически заявил:

- Я всё понял! У нас никогда не получится создать эти духи, пока ты сам не поймёшь, что мы ищем, пока не влюбишься, пока на себе не испытаешь эту необъяснимую, волшебную химию любви. Не с того мы начали. Попробуй-ка встретиться с Аврил и поговорить с ней не только о работе.

- А о чём же ещё я могу с ней говорить? О погоде что ли, или, быть может, о температуре воды в Сене?

- Осторожно, тактично начни разговор о ней самой. Узнай, чем она живёт, чем занимается после работы, какие у неё увлечения, пристрастия, любимые фильмы, книги, музыка, цветы, какую предпочитает погоду, нравится ли ей дождь. Да ей можно задать миллион вопросов, попробуй разговорить её и впитывай в себя, запоминай всё, чем она поделится с тобой. Я думаю, что в этой девушке скрывается интереснейший, необъятный мир, о существовании которого ты даже не ведаешь, потому что напоминаешь мне лошадь с шорами, несущуюся вперёд к своей цели, не замечающую ничего вокруг. Таких однобоких, неинтересных, скучных типов, как ты, не так уж и много на этом белом свете. Она поможет тебе стать лучше и наконец –то научит вдыхать полной грудью все существующие запахи мира, а не только те, которые находятся в лаборатории, откроет всю красоту земли, и ты поймёшь, что жизнь не ограничивается только работой! Мышь ты лабораторная!

-Слушай, философ хвостатый, если ты хотел меня побольнее зацепить и обидеть, то у тебя это очень хорошо получилось. Сниму- ка я этот ошейник и надену обыкновенный, чтобы не слушать больше твоих нравоучений и оскорблений.

- А если я тебя за пальчик тяпну? И что это у нас брови домиком встали? Да пошутил я, пошутил неудачно. Снимай свой суперошейник. У меня же подписан с тобой пакт о ненападении ещё с тех далёких времён, когда ты вытащил меня из Сены и спас мою собачью жизнь, в которой занозой сидит генетическая преданность хозяину.

Вода камень точит, и слова четвероногого друга наконец - то просочились в сознание Эжена. Он стал внимательнее приглядываться к Аврил, чаще с ней разговаривать на посторонние темы и однажды, вспомнив совет Жака, всё же решился пригласить девушку на прогулку за город, на что она, к его большому удивлению, легко согласилась. В воскресенье в восемь утра, как и договорились, Эжен заехал за Аврил. Пёс, развалившийся на заднем сиденье, улыбался во всю свою мощную пасть, радуясь за хозяина.
Майское утро приятно щекотало ноздри тысячей восхитительных запахов, птицы услаждали уши своим пением, трава ласково стелилась под лапами. Жак шел с Эженом рядом и с упоением слушал беседу, не забывая время от времени помахивать хвостом, хотя этот знак не очень-то от него и требовался. Беседа с Аврил текла весенним, искрящимся ручейком, с каждой минутой наполняя Эжена неизвестным доселе, волшебным, не передаваемым никакими словами чувством любви, и мир стал вдруг ярче, запахи острее, небо прозрачнее, а небольшие тучки превращались прямо у него на глазах в загадочные, фантастической красоты белые цветы. Мир менялся!
Несколько часов, проведённых на природе, пролетели ярким, счастливым мигом! Солнце медленно ложилось на верхушки деревьев, готовясь ко сну.
Они расстались на пороге дома Аврил. Жак радостно наблюдал за новым, необычным поведением Эжена, который, приехав домой, стал хвататься за всё подряд: пытался работать, смотреть телевизор, готовить, но тщетно - возбуждение не проходило, и только поставив на проигрыватель старую виниловую пластинку и услышав, как из колонок полились звуки блюза, он немного успокоился, уселся в кресло- качалку и мечтательно замер. Жак подошёл к нему, сел на ковёр и положил массивную голову на колени друга. Слова сейчас были совсем не нужны. Эжен медленно гладил мощную голову пса, механически почёсывая ему за ухом, вспоминая и проживая вновь и вновь каждую секунду прошедшей встречи с Аврил. Как ни странно, доселе незнакомое чувство любви, охватившее Эжена, совсем не давало ему возможности работать над созданием заветных духов, сбивало с мыслей, возвращая снова и снова к воспоминаниям о загородной прогулке. Жак очень веселился, наблюдая за поведением друга. Третий день прошел после встречи, а ничего не менялось: работа валилась из рук, любовь напрочь выветрила из головы Эжена все идеи, формулы, расчёты. Он пытался сосредоточиться, злился, что не может справиться с новыми, так сильно охватившими его эмоциями, вскакивал, вновь садился, пытаясь записать мысли на бумаге, но всё было тщетно. Жак подошел к столу, положил свою огромную лапу на исписанный листок бумаги и сбросил его на пол:

- Друг ты мой сердечный, друг ты мой счастливый, не мучайся над этими формулами, забрось всё подальше, втяни в себя полной грудью это свалившееся на тебя счастье - счастье любить! Тебе наконец-то просто невероятно повезло! Ты счастливец! Не всем дано испытать это потрясающее, ни с чем не сравнимое состояние любви! Работа никуда не уйдёт, мы добьёмся успеха. Мы создадим заветные духи! Но всё это произойдёт чуть позже, а пока живи этими незабываемыми моментами!

Эжен посмотрел ласково на Жака и, утвердительно кивнув головой в знак согласия, добавил:

- К чёрту работу! К чёрту! Не убежит! Хочу снова пригласить Аврил на прогулку за город! Хочу вновь держать её за руку, идти той же знакомой тропинкой, вновь вдыхать потрясающие запахи, которые я впервые почувствовал именно там!

Жак радостно завилял хвостом:

- Ну, наконец-то! Первая светлая мысль за последние три дня! Я тебе поведаю одну тайну: поверь мне, что теперь все места, где ты будешь с Аврил, откроются тебе с другой стороны! Они станут ярче, интересней, прекрасней! Ты ощутишь мир других, потрясающих воображение, неизвестных ранее запахов! Это любовь, дружище!

Эжен вновь, с душевным трепетом, пригласил Аврил на прогулку за город и вновь, к своему удивлению, получил согласие! Он торопил время, с нетерпением ждал выходных, и наконец-то дождался! Жак радостно запрыгнул на заднее сиденье автомобиля и, заехав за Аврил, дружная компания отправилась на полюбившееся место первого свидания. Майское утро щекотало глаза солнечными шкодливыми лучиками, заставлявшими путешественников щуриться, тёплый весенний ветерок, врывающийся в открытые окна машины, взлохмачивал шерсть и волосы пассажиров, они неслись навстречу своему счастью!
Дружная компания вновь вышла на уже знакомую тропинку. Рыжий питомец хитро поглядывал на хозяина и постукивал хвостом по его ноге, пытаясь этим хоть немного снять волнение и пробудить в нём уверенность. Жак, усмехаясь, вспоминал, как они беседовали ночи напролёт, обсуждая потрясающую магию любви. Эжен рассказывал, как мечтает признаться Аврил в своих чувствах, навсегда изменивших его жизнь, что он думает о ней с утра до вечера и с вечера до утра, о том, что он любит её. Но пока Эжен так и не решился рассказать всё это Аврил, а только отважился осторожно взять её за руку. Волшебные запахи леса, нежно-колдовской аромат любви ласково щекотали нос Жака, он наслаждался ими, улыбаясь во всю пасть, свесив набок розовый шершавый язык, и радостно поглядывал на медленно идущую рядом счастливую пару.

Неожиданно для Жака в эту сладкую эйфорию ворвался и резко ударил по обонянию запах опасности. Пёс остановился как вкопанный, пытаясь определить, откуда вдруг проникла эта ненавистная вонь. Метрах в пятнадцати от них за деревом стоял человек. Жак мгновенно всё понял и ринулся к нему! Прозвучал тихий щелчок, пуля обожгла лапу пса, но он продолжал мчаться на опасность, не обращая внимания на ранение. Вторая пуля попала в плечо, третья - в голову, но всё же он успел достать стрелявшего, вцепиться и насмерть располосовать ему горло.

Эжен и Аврил кинулись к Жаку. Он умирал. Эжен упал на колени, прижал к себе его окровавленную голову. В горле Жака сипело и булькало, он пытался что-то сказать. Пытался, но… Пёс с огромным трудом сделал последнее усилие, губы его слегка расползлись в слабой улыбке, и взгляд добрых, преданных глаз навеки устремился в неведомую бесконечность. Слёзы душили Эжена, он гладил Жака по голове и твердил:

- Зачем, зачем ты меня спас?! Лучше бы я, лучше бы я умер… Ты не успел сказать... Ты так и не успел мне что-то сказать…

Аврил стояла рядом на коленях, плакала и повторяла:

-Успокойся, успокойся… Его уже не вернёшь. Он спас нас… Жак самый лучший, самый умный в мире пёс, но он... Он не мог тебе ничего сказать. Он, наверное, хотел… Очень хотел что-то сказать… Но… собаки не умеют говорить…


Рецензии
Здорово. В свете не так давно прочитанного "Парфюмера" Зюскинда, вообще продышалось, а не прочлось. Хотя показалось, что финал коротковато... подхлёстнут, но не пойман.

Елена Лапшина   11.04.2019 00:11     Заявить о нарушении
Может и так,но в тот момент, что-то заставило сделать такой финал.
Мне многие писали, что надо изменить финал и прродолжить, но пока...
Спасибо, Елена!

Владимир Иванович Бородкин   12.04.2019 20:52   Заявить о нарушении
Мне очень понравилось, я плакала. Перед глазами промелькнул целый фильм, пусть и короткометражный.

Вера Южакова   20.08.2019 09:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.