Репка

             СКАЗКА-ПОХАБКА ПРО НИКЧЕМНУЮ РУСЬ;
             ИГРАЮТ ДЕД И БАБКА, ТРИ ДЕВКИ И ГУСЬ. 18+
                Ненормативная лексика.

Дед пил крепко. Не поднималась под старость у деда репка. Однажды случилось - что-то где-то у деда в штанах (ах!) пошевелилось. Дед жил с бабкой. Она - как женщина - то с тряпкой, то с тяпкой или за стряпкой. Зовет (орет!-орел) дед бабку: "Бросай, зай, половую тряпку. Дуй ко мне в сарай. Тут такое случилось - репка пошевелилась". Бабка (ай!) босая пошла басами - бежит, спешит с надеждой, сбрасывает одежду, однако опаздывает. Влезла к деду на лежак, а тот (вот!) никак - подлый (полный) висяк. Бабка - за репку: туда-сюда. Смотрит на дедку. Дед сопит. Бабка - деду: "Без обид - не стоит - суета сует, и прочая сволота. Неслась, как гончая, думала - кончу я..." Дед: "Ну, да. В общем не ропщем, но все же - муда". Бабка подергала репку немного, осознала - нужна подмога.

Позвали Внучку (вонючку), Внучка - подружку Жучку (порядочную сучку). Позвали соседку Светку (наркоманку, легкоатлетку). Дед, до конца сказа, - в спущенных штанах и на верхних тонах (зараза), перед портретом Главного и Славного, смущен и пристыжен, покачивает ослабленным престижем. Вид бесспорно смахивает на порно. Не знаю, что скажет глас и глаз миллионов - депутат Филонов.

Входит Внучка (вонючка): "О! Бабушка с лупой смотрит на человеческую грубость в ожидании ответа. Отвечаю - хрень (балда и яйца) болтается от ветра. Медитацию усиль, но не топай со злобой на утиль, ноне плохо - одинокой c широкой попой".
Бабка: "Появился медэксперт - начинается концерт".
Внучка: "Дед, поздно за репку браться с подмоченной репутацией".
Входит подружка Жучка (та еще сучка): "Что сказать про эту плоть -
                полностью усопший плод".
Внучка: "Не видно мужчины - на письке одни морщины".
Дед (Бабке): "Мать, ширма есть?"
Внучка: "Вопрос встал остро, мы - как медсестры - оцениваем: цела ли
         недвижимость?"
Дед (Внучке): "Вытри-ка без выкрика лучше пот".
Жучка: "Под? Над? Перед? Зад?"
Внучка (ржет): "Дед, ты не можешь им потеть, потому что импотент".
Входит Светка (соседка): "Молодухам - ракеты, старухам - раритеты, а нам - банан
                со святым духом. Дед, нам-то посрать на твою заторможенность, 
                перед тобой возможность пострадать из-за номера: тыкать
                трахолюдину в тыкву-физиономию Путину. Ты-то - пугало
                огородное, он - лицо всенародное".
Дед: "Какое дело вам до лиц? - они вам дались?"
Жучка: "Дедушка, это вандализм, безнравственный государственный, и осквернение с
        особым рвением и волнением".
Дед: "Да, пошла ты..."
Внучка: "Эх, дед, нет тебе пощады".
Жучка: "Где прицел? Что за наводка?"
Бабка: "Нацелен на прицеп с водкой".
Светка: "Не откроешь стрельбу из ослепшего ослабевшего Б.У.".
Внучка(ржет): "Девки, скинем джинсы и попляшем. Дед, не жди от нас поблажек".
Светка (подыгрывает): "Нюхни в начале нашатырки, затем оценишь наши дырки".
Жучка: "Дедушке не до танцев: требуются стимул и дотации".
Дед (откликается, матюкается): "На вас нельзя обижаться - вам бы разбежаться по
                койкам да отдаваться под овации".
Бабка вперед выпрыгивает, девкам подмигивает, в репку пальцем тычет: "Девки,
      успокойтесь, это - не живчик, а старый покойник".
Дед сдулся, но не прогнулся: "Ты не дави. Я - не объедок. На сраной козе меня не
     объедут. Старый конь и в спорте не испортит борозды".
Бабка берет в свои руки бразды управления, делает объявление: "Извините, девки: сено косили вы. Необходим консилиум. Тут такое случилось: у деда репка пошевелилась. Пригласил на визит. Прилетела - висит. Я, как любая нормальная, слегка аморальная девка, хочу поднять это древко".

Чтобы что-то поднялось, тут такое началось: всяк хватал, всяк пощупал, всяк воспользовался лупой. Всяк - профессионал, знаток и мэтр. Изучен каждый ( не однажды) сантиметр.
Бабка: "Крути-не крути, верти-не верти. Выносите вердикт".
Внучка: "Если на науку опираться, не спасет операция".
Жучка: "И без анализа мочи мудрый доктор промолчит о дохлом".
Светка-соседка: " Даже если опус - гад, главное, подруги,- руки не опускать.
                Пот веков требует аккордов, рекордов и подвигов."
Внучка: "Небо дна и плоть никак не поднять без плотника".
Бабка: "Шевели-не шевели: в лесу увяли щавели".

Репку снова дергали. Ничего не вышло у деда с телками. Дед смирился, затихорился. Внучка: "Слушай, дед, твою улитку мы повесим на калитку,
         чтобы каждый знал пьянот, что его - засранца - ждет.
         Послушайте анекдот.
         Девушка в купе устраивает балаган: предлагается, ломается:
         "Не надо много палок нам. Впрочем, как получится -
          целые сутки я - ваша попутчица"".

Жучка: "Теперь я. Девушка не кривляется, не ломается,
        вопросу удивляется, но с вопросом справляется:
        "Красавица и не замужняя. Неужели, никому ненужная?
         Что за причины?" Отвечает: "Нынче мужчины пошли не те:
         что ни день - приходят, пробуют и не берут.
         Я - не обувь: я так и сяк - наизнанку вся - напрасный труд"".

Светка-соседка: "Теперь я. Муж в ночи окликнул: "Маша!"
                Чуть не расплакалась Наташа,
                все же "Я" - сказал рефлекс.
                Неописуемый был секс."

Бабка: "Девушка у врача: "Доктор, мне плохо.
                Доктор, спасите".
        Врач: "Хватит охать. Вы курите?" Девушка: "Да".
        Врач: "Выпиваете?" Девушка: "Да".
        Врач: "И что вы хотите?"
        Девушка: "Секса, доктор, - всегда"".

Внучка смеется, опять за деда берется:
       "Дед, не волнуйся. В этом деле произошел прорыв:
        вперед шагнула наука.
        Есть многоразовый несгибаемый презерватив
        китайский из бамбука".
Дед: "Правда?"
Жучка: "Правда, вставляют его через задницу
        у нас в коровнике каждую пятницу".
Дед: "Тьфу!"
Внучка: "Дед, ты у нас мужик из бравых: голосуешь и за левых, и за правых".
Дед: "Голосую - в холостую и пустую. Я всегда был демократом".
Бабка: "Не поднимешь член домкратом".
Жучка: "Что осталось на старость патриотизму с романтизмом
        после встречи с ревматизмом?"
Внучка: "Дед, без поправок не фотографируйся без плавок:
         не фотогеничный поплавок -
         в нашу бабушку плевок".
Жучка: "Не трогай дедушку. Он - писарь:
        может всё и всех описать".
Светка-соседка: "От худой пиписки - запашок да брызги".
Жучка: "Не обижайте дедушку - зачем ему на девушку?
        Вдруг где-нибудь в Коломне
        в музей потребуется рукомойник".
Бабка: "Для таких мудей не создали музей".
Внучка: "Да, такой пестик не пригодится невесте".
Жучка: "Да, с таким кадилом не прыгнешь и к крокодилам".
Светка-соседка: "Дедушка, запомни: ты у нас ЧЛЕНИСТОНОГ.
Дед: "Почему?"
Светка-соседка: "Отныне у тебя ЧЛЕН - НЕ СТАНОК:
               из него что-то вытечет,
               но им (изнемог) ничего не выточить.)
Внучка: "Дед, не волнуйся. По сексу дают уроки.
         Пишут диссертации.
         Известно - решает инвестор в итоге.
         В сексе удел зодиаков, у дев и раков, одинаков: 
         поели, выпили, десерт, танцы.
         А там - хоть Адам, хоть Вова, хоть снова Гиви,
         потому что одна и та же - еда же:
         банан и два киви".
Светка-соседка: "Бабушка, нужен экстрасенс".
Бабка: "У меня давно электросекс".
Внучка: "Не учи горбатого - у бабки два вибратора.
         Мужик то ли ослаб, то ли передох:
         не до баб, тянется к водке, забыт передок".
Бабка: "Эх, жизнь постылая: никто не заходит ни спереди, ни с тыла".
Дед: "И ты - туда же по распродаже, лахудра".
Бабка: "Дурак, у меня - лак, пудра,
        помада. Накрашусь - не помята.
        Знаю, умею, хочу, могу - дама в приятном соку".
Дед: "Ага, откажу сразу, но по разу дам, как принято у порядочных дам".
Бабка: "Не переживай. Если надо, смогу - не сморгну.
        С тобой засохла, как былина.
        Иной раз думаю, угрюмая: повстречался бы кобелина..."
Дед (озлобленно): "Много у бога убогих фиф особенных,
                и все - на пособиях.
                Чай, не в орешнике - закройте варежки".
Бабка: "В гордыне пискнул оракул
        подражая, пот рожая, раку.
        Отныне стираешь и варишь ты...
        Раз слабый - побудь бабой.
        А то - сто грамм на грудь - взгляд потухший -
        выбираем покороче путь
        к одной родной подушке".
Дед (отступая): "Ты - баба тупая. Дышит кладбище,
                она - про влагалище.
                Знаешь, что врач сказал про простату?"
Внучка: "Нам известен твой статус".
Дед: "Заткнись, трясогузка".
Внучка (вся - в краске, опустив глазки):"Ты прав: в трусах - закуска.
                Я вот такая - получишь, если потолкаешь".
Жучка: "Чтоб потолкать, надо прыгнуть до потолка.
        У дедушки радикулит. Слышите? - между ног скулит..."
Дед: "Вы - мелкие - неумелки все.
      А ты, внучка, - известная местная крольчиха".
Светка-соседка: "Для эротики есть наркотик из наркотиков:
                примешь - встанет кореш - ничем не накроешь".
Внучка: "Не поможет. Лучше отчикать.
         Бабка, чего ты с репкой носишься.
         Тащи-ка ножницы".
Дед: "Стервы - вы, и безбожницы".
Дед показывает на портрет Главного и Славного: "От него секретов нет.
      Он всё знает. Он - с нами. За мой позорный офшорный стриптиз
      вывернет вас спозаранку наизнанку из тряпиц".
Жучка (сердито, деловито):"Дедушка, во мне говорит наивная девушка.
                Мы вам все уши пропели:
                у Карлсона отвалился пропеллер,
                ваш Карлсон странно как-то завис,
                он беспрестанно падает вниз".
Бабка: "Хватит, девки балаболить - разворуют баллы в поле".
Внучка: "Без пенсии с песнями в бездне - мы..."
Жучка: "Долго честных местных поджидали - оказались под жидами".
Светка: "У босса - одна любимая поза и никакой фантазии, кроме эвтаназии..."
Бабка (деду): "Не в силах запрячь - не плачь,
               отложи виражи, пляс и пляж, и давай убирай упыря муляж.

Молвила. В сей же момент на последний аплодисмент прокрался в избу Рамзан-гусак, стремительный, решительный, как поезд "Сапсан", здоровый, наглый, дебильный и пыльный. Дед без штанов оказался к развязке сказки не готов. Рамзан оценил: каков червяк - здоров. Он же - гусак: не может кусать, в секунду одну червяка заглотнул. Схватил кормильца за причиндал - кормилец от боли запричитал. Гусак - как джокер из карточной колоды: все в шоке. Гусак, голодный, тут же заглатывает больше и глубже. Боль же, если в миг сей яйца - в миксер. Взмолился Дед: "Боже! Подвиг? Рай? Не подвергай растратам,не оставляй кастратом. Пришли своё воинство вернуть мне достоинство." Нарисовалась картинка - малая Ходынка. Схватились за репку два истца: дед и гусь с другого конца. За гуся ухватилась Светка-соседка, наркоманка и легкоатлетка; за Светку - внучка-вонючка; за внучку - Жучка, подружка, та еще сучка и штучка: за Жучку - бабка в драных тапках. Тянут-потянут - вытянуть не могут. Некого позвать на подмогу. Тянут-потянут. Гусак - не слабак. Дед вспомнил мать и батяню, мат и фильмы про Чапаева и войну. Собрался и с криком: "Все - на Вале на сеновале!" -  отчаянно рванул.

Не зря дед набычился - не досталась гусю добыча вся. У гусака досада, от зада до бровей: у деда - трофей, опять без мяса сидеть на траве. Плачет дед, обливается горем. В руках у деда - репчатый корень. Такая константа - нет конца-то! Я - не прокурор, не судья, не мент, поэтому нарисую хэппи энд (happy end).

Внучка схватила нитки и шило и, через душевные пытки, объедок пришила. Но мы - не миллионеры - не будем в лицемеры рядиться: у деда нынче - не репка - редиска. Дед пил крепко, теперь в запое беспробудном, по выходным и по будням, заткнул жизнь за пояс. Здесь трагедия, а вы - без травы - смеетесь: "ха-ха, *ля!" Кстати, бабка в салате, вроде как на огороде, нашла молодого хахаля. У бабки успех многократный: он не прочь - каждую ночь, ищет пищи: "где мой кис-кис?" Оно и понятно: то ли - узбек, то ли - киргиз...

Не знаю, что скажет, любитель миллионов депутат Филонов? А министр культуры Мединский предъявит от метлы иски? Не вымыли, не вымели, не зачистили. Мат, насилие, секс к нам зачастили. И? - поэтому: одним - венок и медаль, другим - пинок, плевок, метла?
По Гоголю, русский крест таков: или городничий, или Хлестаков;
                раз, патриот - властям давай,
                себя выпоров без выборов,
                как унтер-офицерская вдова.
Господин-товарищ-министр Мединский, вы же не заканчивали медецинский, вы знаете: Данте - не Дантес. Зачем тогда с упрямством дантиста, призываете вырвать зубы и заказать протез? Главное - чтобы пусто и чисто? Культурно культуру скинем с плеч? А как же беззубая родная речь? Раз так: не хочется никуда садиться, из-за сказки и гуся-садиста. Вот теперь надо разуметь: оттепель клонится к зиме.

Поэтому, не желая никого марать, просто - не простынь, а мораль:
   каждый по-своему попискивает,
   если гладят по писке;
   и все одинаково орут,
   если эту писку рвут.

Гусь, конечно, - подлец: под деда подлез. Но к нашей сказке пришел конец.
Мы там тоже были и после детали забыли - виноваты склероз ли, водка ли? Не волнуйтесь - мы всё отфоткали.

 22.02.2017=22.01.2018      


Рецензии
Колюня,дорогой, Я хохотал до слез,Читал с остановками.Ведь мне тоже восемьдесят первый.Спасибо

Иван Тюлюнов   04.02.2019 15:27     Заявить о нарушении
Рад, что сказка вам пришлась по душе.Спасибо за отзыв.

Колюня 2   04.02.2019 18:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.