Рисовала любимые лица...

Рисовала любимые лица
Я углями на старой картонке,
Моя память лежит и пылится
Третий месяц в комиссионке...
Создавала воздушные замки,
Их ломали опять хулиганы,
С этих пор я ни шагу за рамки,
Облака — только пена для ванны.
Доверяла словам, а не делу,
Приспособила грабли для танца...
Но усталость достигла предела,
И с наивностью время прощаться.


Рецензии