Мои реки

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . « - Чижик-пыжик, где ты был?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . - На Фонтанке водку пил!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Выпил рюмку, выпил две -
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Закружилось в голове!»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Куплет, который обычно связывают с
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . воспитанниками петербургского
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Училища правоведения,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . располагавшегося на набережной
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Фонтанки, дом 6, основанного в 1838 г.

Дорога из Алчевска в Ленинград рекой бежала в дивную обитель.
Не знал тогда, что выпадет игра и важный козырь спляшет на обиде.
Не ведал я про магию речей, про блат в быту от бога ли, родни ли.
Бежал по будням в месяцы ручей, на дне его мечты тихонько снились.

«Не знал, не ведал, а потом забыл» о беге слов из нёба и на небо.
Ах, если бы, а к если - да кабы, я не смотрел на будущее слепо.
Не видел карт Эллады и Таро, не знал бы страсть гаданий на ромашке …
Ах, то авось у творчества старо, как правда мать на донышке рюмашки.

Чему бывать, того не миновать, и сеять вечность, в общем, ни к чему-то.
Фатальность сути вовсе не нова, как рок углов фигуры на Бермудах,
Как треугольник в небе и любви, как Чацкий, убывающий в карете…
Но слов хочу, ты только позови, – желаешь ли прильнуть к бутылке третьим?

Согрел меня ли ветер у Невы, качая зыбку царского селенья?
Он выдал мир лучами синевы, но тем лишил судьбу обычной лени.
Как я горел и пеплом обрастал, и сколько радуг над заливом выжег,
Казалось, жизнь до одури проста, как те кресты у церкви или выше.

Мне чудилось, что город ввысь растёт, быть может, я делился на останки,
Летя под солнцем в купольный костёр, где водку пил из Мойки и Фонтанки.
Я видел, как Исакий вырастал и отделял Петра от Николая,
Он, отражая золото в мостах, во мне горел, рыдая и пылая.

Сжигая память, корни обрубил, по той золе рассыпались кристаллы
И кровь ушла в неистовый рубин, тот камень слёг у Дона в красноталы.
Он освятил над шахтой купола, шатры морщин от мучеников храма,
Где тьма и вечность в норах не спала, мешая кровь и уголь в чёрных драмах.

Мне часто снятся сад и террикон, калины куст у дедовского дома
И стая звёзд над маленькой рекой, а в ней до боли детская истома.
Скучаю в Петербурге по Донцу, в Донбассе без Невы невыносимо.
Пой песню ли, беги, лети, танцуй, но в реках тех моя любовь и сила.

2017


Рецензии
Потрясающе глубоко и сильно...

Татьяна Бабина Берестова   24.09.2018 20:51     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна!

Анатолий Болгов   26.11.2018 14:56   Заявить о нарушении