Водопроводное ревю

Высокий штиль не делает погоды.
Морским узлом завязано внутри.
Всё реже дни, и чаще пешеходы.
Всё меньше литр делится на три.

В безоблачном безветрии безмолвья
эффект офсайда от игры в друзей.
И ко всему привычные условия
досрочно превращаются в музей.

Где все успешно выглядят в скандале.
Премьера фильма про его сюжет.
Нет никакой особенной печали.
Нет никаких особенных примет.

Борьба за миг на звание – момента.
На всякий случай не видать врагов.
Игра без слов и аккомпанемента
под занавес затянутых углов.

Конец – пример трагичного финала.
Тем более не нужен эшафот.
В порыве чувств заложено не мало,
и даже проведён водопровод.

И нет проблем. Но как-то слишком явно.
Мне так легко, что рыбка из пруда.
Кому давно, а никому подавно.
Четверг не выдаст, не заест среда.

На посошок не выпито грамм двести.
На брудершафт – неверная кровать.
В таком надёжном от надежды месте
не мудрено во что-нибудь сыграть.

В кинотеатр одного актёра.
Напрасно зритель выкатил шары.
Свисток арбитра и привет сапёра.
Осколки мины и плохой игры.

На вечный бис, на приз, на поражение.
На перерыв закрытый магазин.
На весь экран царит изображенье,
и налицо наличие морщин.

И я гляжу, но  в ы г л я ж у  моложе.
Держу карманы шире, чем пари.
Мне не идёт смотреть одно и то же.
Я прочитал об этом раза три.

О подвигах, о доблести, о лаже...
Хоть невпопад, зато наверняка.
Как вышел бором – сыр из распродажи,
и не открыли дело табака.
 
Как воробей опережает слово.
И не внушает стороны медаль.
Как хорошо, что ничего не ново.
Как хорошо, что никого не жаль.

И было так. И будет трижды этак...
Пускай не будет никаких проблем.
Пусть будет много новеньких брюнеток
и остальных принципиальных схем.

Принципиально разного фасона.
Пусть тишина споёт на все лады.
Нет ничего дороже самогона.
Нет ничего. Особенно воды.

Той самой, чересчур водопроводной.
И ржавый кран впадает в пессимизм.
И человек походкою голодной
уходит корнем в свой идиотизм.

То не допьёт, а то не разберётся.
Теряет время, ключ и аппетит.
Но хочет жить, и жизнь удаётся,
и бьёт ключом, пока не убедит.

Покамест смерть как адрес на конверте.
А в том письме – ни пуха, ни пера.
Не отличайся чем-нибудь от смерти.
Не отличай от смерти ни хера.

Сквозняк – сквозь сон. И на обложке взгляда
аплодисментно хлопается дверь.
Нет ничего. И ничего не надо.
Нет никаких существенных потерь.

Скоропостижно. С самого начала.
Как этот снего-звёздо-листопад.
Пора пришла быстрее, чем настала.
И вышла замуж за вишнёвый сад.

За всех подряд, за всех кого попало.
За то, чтоб больше не было войны.
И меньше тоже. Чтобы не упала
цена на все четыре стороны.

Или на грош, на выстрел или промах.
Есть только скорость собственных шагов,
эффект вокзала и вагон знакомых.
Сплошная память от напрасных слов.

И будь здоров под непременно буду.
На злобу дня торопится час пик.
Я сдал экстерном всю свою посуду.
И заложил часы за воротник.
 
И проморгал на все четыре дали.
Как благородно выглядит туман.
Меня не тянет выяснять детали –
я пережил оптический обман.

Стоят дома и двигаются тени.
Течёт река и верится в любовь.
Высокий штиль не разделяет мнений
и не волнует прожитую кровь.


Рецензии