Жила-была одна девочка..

Жила-была на свете одна девочка…
Родилась она такой хорошенькой, такой красивенькой, что сразу же с первого дня все, кто её видел,  начинали «ахать» и «охать»: «Ах, какая красавица!», «Ох,  какая хорошенькая!», «Ах, не ребёнок, а чудо какое-то…!».

И так эта девочка привыкла к таким словам, что, подрастая, она и сама стала уже думать, что она самая-самая красивая, что красоты она необычайной,  что только она одна – красавица из красавиц.

И потому, когда кто-то, появляющийся рядом с нею почему-то не «осыпал» её  комплиментами, к которым она привыкла,  у девочки сразу же начинало портиться настроение, она начинала капризничать, надувать губки, из глаз начинали капать слёзы, которые постепенно начинали перерастать  в истерики.

Ну а уж если кто-то её за что-то начнёт ругать, то тут не только слёзы и надутые губки появлялись, тут в ход шли и все игрушки, которые она начинала  расшвыривать по сторонам,  пинать  ногами, бросать в своих обидчиков.

Девочка росла, а характер её становился всё хуже и хуже.
Бедные родители не знали, что уже и делать.
Чуть что,  в ход уже не только игрушки шли у их дочери, а все вещи, наряды, которые у неё были, расчёски, предметы  всякой косметики,  которые она швыряла в лицо своим родителям, при этом упрекая их в их несостоятельности и нелюбви к ней, к их дочери-красавице.

Устали родители от  этого. 
И вот как-то сидели они у  открытого окошка, пригорюнившись,  после очередной «сцены», устроенной их дочерью и рассуждали на тему: «Что делать? Что делать?».

Проходила в это время мимо их окна старушка. Взглянула она  на горюющих родителей  и остановилась: «Люди добрые, не дадите ли водички, что-то так пить захотелось».

«Сейчас, бабушка!» -  и  женщина подала  старушке стакан воды.
«Благодарствую! А что пригорюнились. Вижу на лицах ваших печаль, да тоска. Может помочь чем вам могу?»
«Ну, что Вы, бабушка, чем Вы помочь нам сможете? А печаль у нас, действительно, большая.»
«Так расскажите, а вдруг что посоветую».
Переглянулись между собою родители девочки, и отец говорит: «Ну,  заходите. Может чайку Вам или покушать хотите?»
Вошла старушка в дом, присела к столу. Мать девочки засуетилась: «Вот, каша у нас есть – будете?
Или супчика?»
«Супчика, милая, если не жалко, а потом и чайку можно.»

Поела старушка , поблагодарила за угощение и говорит: «Вижу,  люди вы  – добрые, да только к дочери своей не смогли вы правильно доброту свою применить, избаловали её, теперь вот страдаете».
Опять переглянулись родители: «А откуда вы знаете, бабушка?»
«Да я много чего знаю. Жалко мне вас. Если хотите, могу помочь».

«Да как,  разве это можно?»

«Можно, милая, можно. Если доверитесь мне, попробую помочь.»
«А что нам нужно сделать?»

Старушка помолчала, потом говорит: «Вам нужно уехать куда-нибудь на 3 дня и оставить меня наедине с вашей дочерью».

Посмотрели родители друг на друга долгим взглядом, мол,  как это такое возможно, чужого человека да в доме оставить, да ещё наедине с дочерью,  а вдруг….

«Знаю, что думаете сейчас. Не беспокойтесь, ничего из вашего дома не пропадёт,  и с дочерью вашей ничего плохого не случится.  А через три  дня приезжайте, получите другую дочку. Покладистую и благодарную. Это я вам обещаю.» - произнесла старуха.

Подумали-подумали родители и согласились. Собрали свои вещички и спрашивают: «А с дочкой попрощаться можно?»
«Ни в коем случае. Идите, с Богом и не оглядывайтесь».

Ушли родители, а старуха в дверь к девушке постучалась и спрашивает: «Можно?»
«Кто ещё там  скребётся?» - услышала она раздражённый голос.
«Я!» -ответила старушка и открыла дверь.
Когда девушка увидела в дверях незнакомую старуху, сначала опешила, а потом стала звать родителей: «Ма… Кто это ? Ты где?»
« Не зови мать,  уехали твои родители,  теперь я с тобою жить буду. Советую относиться ко мне с почтением, а то смотри, беду накличешь…»

Посмотрела девушка на старуху, а потом давай хохотать: «Ты кто такая? Откуда взялась? А ну проваливай, убогая,  по добру по здорову, пока отец тебя не вышвырнул из моей комнаты. А ну, пошла прочь»  и швырнула в старуху туфлю.

Вдруг, на том месте, куда упала туфля,  в одно мгновение выросла гора, да такая высоченная, что и макушки её не видно.
Испугалась девчонка, вскрикнула: «Мам…». А вместо мамы из-за горы выглядывает  та же старуха: «Нету мамы, я вместо неё, что хочешь сказать?»

«Прочь, ведьма!» и в старуху полетела расчёска.
И тут же мигом, на месте расчёски образовался глубокий обрыв.  Подбежала девушка к краю и отпрянула от страха. А внизу стоит та же самая старуха: «Ну что? – спрашивает - не успокоилась?»

Вместо  ответа в обрыв полете «косметичка»: «На, тебе, старая уродина!»

Глядь, а по глубине ущелья, там куда упала её косметичка, река  появилась,  да такая бурная и  быстрая, что девушка от страха даже отшатнулась.

А старушка из-за спины девушки спрашивает: «Ну… ещё не успокоилась?»
Та в ответ стала швырять в старуху свои вещи: портфель, подушки,  ручки, карандаши, линейки…

И каждый раз на месте упавшей вещи вокруг девушки образовывались горы, леса, овраги, бурные реки.

И вот, вдруг, она обнаружила, что вокруг неё уже нет ни её комнаты, ни привычных ей вещей, а только лес шумит, реки гремят, а горы плотной стеной обступили её.
Испугалась девушка, села на маленькую полянку и давай сначала кричать, звать родителей на помощь, метаться по этой полянке, а потом от безысходности заплакала, упала на поляну и рыдала на ней, пока не заснула.

Когда проснулась, была ночь. Всё вокруг темным-темно, только слышно как лес шумит, да река журчит. Страшно стало, а голос подать боится, вдруг звери какие набегут, растерзают её. Сидит, дрожит от холода и страха и родителей своих вспоминает.
А когда утро наступило, начала размышлять, что же с нею такое произошло.  Куда она попала и как выбраться отсюда. Вспомнила и старуху: хотя бы она где показалась, всё не так страшно было бы.

Ну а тут вместо старухи раздался её голос, девушка даже подпрыгнула от неожиданности: «Ну, что, красавица, как чувствуешь себя? Не пришла ли пора задуматься о том, почему с тобою всё это происходит? Не пора ли вспомнить, как ты швыряла в своих родителей своими вещами и тем самым вбрасывала в их сердце и души всё то, что сейчас окружает тебя? Не пора ли понять, что для тебя делали твои родители и какой благодарностью ты за всё доброе  им отплачивала?  Не пришло ли время подумать, что ты есть на самом деле, что ты за человек и вообще, человек ли ты?
Вот посиди так три дня и три ночи и подумай над всем тем, что я тебе сказала, а потом я снова к тебе приду, тогда и поговорим»,
«Нет-нет, не уходи, я уже всё поняла…»

Но старуха ей ничего не ответила.

Три дня и три ночи сидела «красавица» на холодной траве, на ней же и спала, страшно проголадалась,  измучилась от мысли, что о ней все забыли и, вдруг, ей уже никогда не выбраться из этих джунглей и никогда не увидеть своих добрых родителей, свой дом, свою комнату, своих друзей.

Слёзы ручьём текли по её щекам. С ними засыпала, с ними и просыпалась.
Многое за это время она передумала и поняла,  как не справедлива она была к своим родным и близким, как мучила их своей грубостью, своим непослушанием.

«Только бы выбраться отсюда, только бы выбраться. Она всё поняла, она не будет больше такой жестокой и такой безрассудной. Она будет любить своих родителей и всех, кто её окружает, она будет уважать людей и делать  им добро» - так начала она думать.

Время тянулось долго, ей казалось, что прошла целая вечность. Как, вдруг, однажды  проснувшись, она увидела перед собою ту самую старуху, в которую швыряла свои вещи.

«Бабушка!»

Но старуха выставила перед собою свою руку и тем самым остановила девушку.
«Слушай, что я тебе скажу: сейчас ты окажешься снова у себя дома. Но… если ты позволишь себе ещё раз вести себя так, как ты себя вела, то  твоё лицо станет таким  безобразным,  что тебе уже никто и никогда не скажет, что ты – красавица. Такой и будешь всю жизнь. И тогда тебе уже никто не поможет.»

Сказала это старуха и исчезла, а ещё через минуту, девушка оказалась в своей комнате, среди своих вещей, правда, разбросанных по комнате. Она стала быстро их собирать и складывать на места, а тут двери открылись и на пороге появились её родители.

Бросилась она к ним, обняла и стала просить прощения. Родители глазам своим, ушам своим не верили.

И  только спустя время  дочь смогла рассказать, что ей пришлось пережить и как многое она поняла.

За вечерним чаем они сидели дружной семьёй и вспоминали бабушку, такую простенькую на вид, а как оказалось – совсем не простенькую. Вспоминали  её добрым словом.


Рецензии