Кино... А сегодня?

  Из книги Леи Риты "ОСА" (1990г) стр.68 – 72   

   L.: -    В современном нашем кино, можно сказать, нет настоящих мастеров режиссуры за мизерным исключением, если сильно поискать!
       Но и среди этого исключения, отнюдь, не всё последовательно и талантливо.
А мастеров, сравнивая с ............., и вовсе нет! Они – были. Одни – в этом веке... Но и их унесли «случайности»*...   
       Может что-то появится среди молодёжи... Жду и я.
       Всё остальное вижу тусклой, безликой массой (пространством).
А имеющиеся - с редкими не яркими проблесками в «звёздном небе». Но и они, как уже сказала, не «вечные источники», а лишь, в лучшем случае – отражают свет. Вообщем, «звёздное небо» нашей режиссуры – пусто, и это факт.
Почему?- вопрос, требующий исследования, как противоречивая теорема.
   
Репортёр: - Но так не может быть... Сколько имён освещено в прессе, сколько надежд возложено на тех, признанных мастерами. А ведь они были и есть.
Я вас, конечно, понимаю – у вас говорит обида за кумира... Обида и зло, вызванные её гибелью в катастрофе, переполняют ваше сердце...  Но ведь, заявляя так категорично, нельзя же ставить себя в смешное положение в глазах кинематографической общественности...         

   L.: -    Общественности? Это что ж за оное? Общественности я что-то и не замечала... Может подскажете -  из кого она состоит? Из тех же гениев- фарцовщиков с  камерами?
 А что касается ваших «признанных мастеров» и их последователей, то вы же знаете  откуда появляются они на  «звёздном небосклоне» и кем «освещаются»....
        Ещё раз повторяю, что  настоящих у нас (если хорошо покопаться) можно пересчитать по пальцам одной руки, в лучшем случае... Да и то... это не те, как я сказала, истинные отражатели жизненной правды, святые зеркала...
 В их, «признанных мастеров», «творениях» не мало и мещанской тины, и воды красноречия, да и вообще – киношности. Отрыв от жизни...
       А вопрос обиды и мести – так у меня же всегда хватало и хватает мужества не брать в расчёт личные интересы...

Репортёр: - Вы яростно сопротивляетесь... 

L.: -    Но ведь, если честно – я права?  Вы, умный человек, не признать этого, внутренне, не можете.

Репортёр: -  Допустим так... Но что вы сделаете, что измените, своей правдой? 
 Сами же признаёте – мещане от  показа жизненной правды талантливыми кинорежиссёрами не становятся умнее... И масса последних в наш благородный век никак не решится идти по правильному, прямому пути.

L.: -    Надеюсь, вскоре появятся  таланты, не боящиеся опасности, настоящие последователи моих кумиров. Один из них – перед вами. 

Репортёр: -  А-а-а... возможно об этом судить ещё рано?

L.: -     Надеюсь, что  - добьюсь.

Репортёр: -  Вы обо всём этом говорили  громко в печати? Били в колокола?
 
L.:      - Я этого не говорила! Не дают место. Для меня благороднее другое – дело! А дебаты считаю от ума далеко!  Ближе к житейским хитростям! Как сказал Белинский  об Одиссее...

Репортёр: -  По-моему вы зря зачитываетесь подобной критикой в наше время...

L.: -     О, нет! Она даёт не искривлённое представление  о мире... Близка  моему мировоззрению...

Репортёр: -  Смотрите сами. Я вас предостерегаю, что все, и ныне поддерживающие такие взгляды, кончают известным...

L.:  -  Но я  же живу в демократической стране!!! – (с явной иронией).

Репортёр: -   Бросьте! Вы прекрасно понимаете суть наших времён. И запомните одно – вы часто сравниваете себя с птицей - так вот птица ли зверь, чувствуя опасность – присмиревают... Подумайте, Лора!  Вы – одни, а вокруг  прочные прутья... Есть ли смысл биться о железо? 

L.: -  А птица бьётся до тех пор, пока или погибнет, или вылетит... «Безумству  храбрых поём мы песню»...  Я пока не ощущаю себя до конца загнанной... И буду биться...

Репортёр:  - Но есть силы сильнее! Они могут представить всё так, как угодно им. Вы и шантажа не боитесь?

L.:   - Привыкла я к нему, привыкла... Знаете что и сколько мне пришлось пережить?

Репортёр: - О, все житейские случайности, это не то... А это, Лора, будет другой «шантаж»... Жестокий...

L.:   - Выдержу и его. Главное, чтоб... не смириться, не обмануться...

Репортёр:  - Ну, что ж! Как видно – никак не смог вас разубедить! – с широкой улыбкой, вставая, протягивает ей руку. – Приятного отдыха!

L.:     - Спасибо...

Репортёр: -  И всё-таки... подумайте. Мы порой мало знаем о серьёзности опасности...

L.: -   Что ж! Хорошо, простите за беспокойство...

Репортёр: -  Ну, что вы, что вы (уже в коридоре)- это я оторвал вас от ваших дел...
______________________________________________________________

АВТОР: - А где-то там, в роскошных кабинетах ( крупным планом):
 
Босс: - Ну, что ж – как ни жаль – но тогда придётся эту девочку убрать...
         
        А на фоне обезлюдевшего села и заросшего бурьяном подворья Лора с кинокамерой в руках (крупными кадрами):   
Лора: - Мы ещё повоюем! Поживём – увидим.

ЭТИ СТРАНИЦЫ БЫЛИ НАПИСАНЫ И ИЗДАНЫ В РОКОВЫХ 90-Х ПОД ВПЕЧАТЛЕНИЕМ НАБЛЮДАЕМОГО ПОЛОЖЕНИЯ ДЕЛ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ КИНО ТОГО ВРЕМЕНИ. ПРОШЛО 27 ЛЕТ. ЧТО-ТО ИЗМЕНИЛОСЬ? СУДИТЬ ВАМ, ДУМАЮЩИМ И АНАЛИЗИРУЮЩИМ СОВРЕМЕННИКАМ.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.