Гроза

В зловещей канонаде грома
Ревет над Питером гроза –
Стегают молнии  изломы
Электрошокером глаза,

Глотая стрелы из  огня,
Пучина давится  волною,
И озаряет синевою
Петра и медного коня.

Свирепо буря громыхает;
Змеятся стрелы меж домов;
И с камня финских колдунов*
Скакун напруженный слетает...

И недра города гудят,
Почуяв медные копыта.
И стонут каменные плиты:
 «Петру Великому виват!»

За всадником во мраке ночи
Несутся сонмы мертвецов –
Подковы бронзово грохочут
Между соборов и дворцов…

И  бледен Петр, и   бледен конь –
Озарены луною полной;
И ослепительнее молний
В  глазах их мечется  огонь…

Но ночь сворачивает свиток
И растворяется в Неве.
И исчезает в синеве
Бледнея дьявольская свита…

И уступает свод небесный
Заре, притихшая гроза.
И гаснут мертвые глаза
Коня и всадника над бездной.

* По распространенной версии  "Гром-камень", прежде, чем стать постаментом медного всадника, являлся алтарем для жертвоприношений карело-финскому громовержцу Укко.


Рецензии