Шариковая ручка гордится, что не карандаш

Шариковая ручка гордится, что не карандаш,
Но след, оставленный ею, ажурен и ясен.
И ластиком не сотрёшь, и взамен ничего не дашь,
Не вырубишь топором, и всякий обман напрасен.

Лист бумажный гордится, что не кленовый,
Чист и бел, и многое замаранный, стерпит.
Не он томится, над ним корпят; а он, как новый,
Всегда сильнее поэта, верного слуги Евтерпы.

Что поэту нужнее сухой бумаги и ручки? –
Хлеб, простая одежда, признанье и кров,
Впечатления, переживания и прочие штучки
Ради новых смыслов в сплетении старых слов.

2016


Рецензии