Благодарность- эхо добра. Крик дельфина

     (Капитан рыболовного судна Алексей Федосеев, уважаемый и богатый человек. Выдуманный герой рассказа).
   Поэма-сказка.

В той стране восточной,
От стен скалы высокой,
Простирается всё шире,
Бездонное, синее море.

Оно уходит в невидимую даль,
В водных просторах печаль.
Ни земли, ни краёв не видать,
Куда тоску такую девать?

В этом глубоком море,
В безбрежном  просторе,
Плыли кораблей караваны,
И в бури, и в туманы.

Синее море сверкает,
Огоньками небес вечных.
Оно кораблей провожает,
И принимает встречных.

Месяц на волнах плывёт,
Похожий на золотую монету.
А море круги вьёт,
Вокруг Земли-планеты.

В этом море долгие годы,
Плывёт рыболовный корабль.
Рассекает, режет воды,
Плывёт как по воздуху дирижабль,
Капитаном  судна того
Был Алексей Федосеев
Он встречал немало кого;
И разбойников, и злодеев.

Алексей был в известности,
Моряк с опытом, отважный.
И вдали, и в местности,
Был он человеком важным.

Жена, трое сыновей
окружали его любовью.
А он обычно с моря вести
Приносил, удивлял их новью.

    ***    ****    ****

Старший сын Фёдор отучился,
Стал офицером в строю.
И на службе отличился,
И был награждён в бою.

А Семён был учителем,
Ребят учил в школе.
И к своим родителям
Был привязан по воле.

А Пётр, младший наживался,
На папины денежках.
По-разному одевался,
Девчат брал в "жёнушки".

На один день, то на два,
Хватало шальной любви.
Страсть ушла едва-
И прощай любовь, увы!

Ну, а старый капитан-
Странник синих морей,
Просыпался то тут, то там,
Под лучами алых зарей.

То волна его покроет,
Вот в пути беда, горе,
То буря как зверь воет,
То спокойно в море.

Но однажды в каюте тёмной,
Ворочаясь с бока на бок,
Не мог он заснуть в ночи стрёмной,
И давление било в висок.

Хрустальный месяц бежал
Впереди, в объятиях волн.
А капитан просто лежал,
И переживаниями был полон.

Что-то так тревожило его,
Что-то чуяло сердце.
В глуши моря синего,
Там, за каюты дверцей,
Бушевал ветер, донося звуки,
Плача крики,звеня, воя.
Он встал, и ружьё в руки,
Словно в ожидании боя.

Вышел на палубу капитан.
Ища в темноте цель.
За бортом бушевал буран,
И буря морская и метель.

Волна за волной бежала,
Далеко уносясь прочь.
А на море печаль лежала,
Плакала тёмная ночь.

Алексей услышал вопли,
В мрачной бури той.
Но не плавали корабли,
Не проходило судно никакое.

Он быстро, не суетясь,
Прожектор повернул.
Осторожно, не торопясь,
Щелчок затвора дёрнул.

По левому борту корабля,
Что-то на волнах блестело.
То ли пилот павшего дирижабля,
То ли без жизненное тело.

Теперь ему нет преград,
Теперь ему не помеха метель.
Теперь он... и тревожен, и был рад,
В темноте увидев цель.

Цель эта была непростая,
А судьбы награда самой.
Из среды волн стаи,
Ему был сигнал прямой.

Он вспомнил родной дом,
И любовь своей жены.
За разлуку в море чужом,
в себе видал вины.

Но не время для размышления,
Надо плыть к цели.
Кто-то в беде. в крушении,
Попал в плен метели.

И быстро повернул руль,
Поплыл туда Алексей.
Странный бури гул,
Становился всё сильней.

Подплыв совсем близко,
Прожектор направил на цель.
От неожиданного визга,
Мгновенно вспотел.

На волнах, гонимых бурей,
Лежало что-то живое...
С собственной натурой...
Их было здесь двое.

Бессилием утомлён,
Над бездною морских синь,
В прочных сетях безумных волн,
Умирал раненый дельфин.

А рядом новорождённый
Малыш жалостно визжал,
И волнами осаждённый,
Себя к матери прижимал.

Не теряя ни минуты,
С товарищами Алексей,
Развязали жгуты,
И растянули сети.

Дельфина и детёныша,
На палубу подняли.
И на время малыша.
От матери отняли.

Осмотрели её рану,
Что величиной было с кулачок.
Обезболили маму,
Рану зашили крючком.
А её младенца
напоили молочком,
Накрыли полотенцем.

Отважные моряки,
Взяли курс прямо домой.
Всем бурям вопреки,
И на зло беде самой.

Улыбаясь и шутя,
И с любовью, и с заботой,
Дельфина везли, хотя...
Радуясь той "охоте",
Не предали значение,
На судьбы назначение.

Вокруг сети грозных волн,
А корабль плывёт.
И ветер не доволен,
Паруса чуть не рвёт.

***   ***   ***   ***

А по прибытию Алексей,
По той области всей,
Все клиники обошёл,
Лучших врачей нашёл.

Не жалея ни денег, ни сил,
Специалистов попросил.
В морскую ветеринарию,
В лучшую дельфинарию
Чтобы их поместили,
Кормили и растили.

***   ***   ***   ***

Итак, время прошло,
Залечивались раны.
Дело на поправку пошло,
У Алексея капитана,
Была одна забота;
Никакая работа,
Дельфинария только,
Друзей посещение,
Денег было сколько,
"Потратить!" было решение.

У него был свой режим,
Ждали его друзья.
А он радость дарил им,
Сладости привозя.

В делфоклинике этой,
Они долго лечились.
С доброй друга заботой,
К нему приучились.

Раза три каждый день,
Он к дельфинам ездил.
Уж с работы уволен,
И вот остался без дел.

Жена была с ним в раздоре,
И сыновья ругали.
Все были в ссоре,
Угрожали, пугали,
Его все ругали.

"Что тебе эти дельфины?"
Сказала ему жена.
"Деньги делают мужчины,
А ты?...я поражена.
Это же мой особняк,
Иди, ищи себе жильё.
Ты одет словно бедняк,
В старомодное бельё.
Ты отныне не муж мне,
И не пара мы, поверь!
Ты такой не нужен мне!"
И показала на дверь.

Это ли было уготовано
Моряку судьбой обещанием?
Состояние оборвано,
Со всем его содержанием.

Нет! Он даже не унывает;
"Есть у меня на Свете друзья."
И он улыбаясь кивает;
"А иначе как? Нельзя!"

Отворив дверь особняка,
Он прошёл по улицам.
И тут заметил взор моряка,
Ненависть по взглядам и по лицам.

Побродив он часа два,
Потом к дельфинам пошёл.
Заходя во внутрь едва,
К бассейну подошёл.

Закричали, зашумели,
Завизжали дельфины.
Потом утихли и тихо сели,
Будто чуя кручины причины.
Виноваты ли дельфины?

Сегодня уж полностью,
Дельфины поправились.
И с Алексеем с радостью,
Домой, в море отправились.

На берегу у причала,
Дельфинов в воду пустили.
Над волной чайка кричала,
Очи моряка загрустили.

***   ***   ***   ***

Он каждый день ездил сюда,
Его ждали дельфины.
И проходили морские суда,
Над вершинами бездонной синей.

По первому его свисту,
Из морской глубины,
Свистя своим визгом,
Приплывали дельфины.
Он их кормил, он их ласкал,
Он им сладостей таскал.
Они так дружно жили,
Они его так любили...

Отвернулись от моряка,
И сыновья, и друзья.
Ему двери особняка,
Закрыла жена-Маруся.

Он без дома, без крова,
Ходил, просил подаяния.
И ещё раз, и снова,
В таком нищем состоянии,
В особняк приходил,
Просил у жены прощения,
Но...в отчаянье уходил
С униженным выражением.

Она ему вслед кидала;
"- Ох, какой ты грязный БОМЖ?,
На фигу тебя видала,
Я уж выхожу замуж.
Иди к своим дельфинам,
Дельфин тебе и жена и друг.
Пошёл ты хоть к чертам, к джинам,
И не ходи особняка вокруг.
Ты стал такой нахальный,
А у тебя нет ни гроша.
Уходи дрянь дырявая,
А то позову сторожей!

Алексей с бесплодным сожалением
Вышел со двора с чести  унижением.
Унижение кидало его в дрожь,
В глазах жены  он теперь грязный БОМЖ.

"Так и быть, стану скитальцем,
Пусть покажут на меня пальцем.
Пусть обернусь морской волной.
Только я буду с душой, и то с больной".


Возле моря, около пляжа,
Где камней выступ скалистый,
Он прожил дней десять лёжа,
Как отшельник- беззаботный, чистый.
В друзьях он только не сомневался,
Из мрака кричали волны.
Но, свет жизни уже не пробивался
В его мир вакуумный, безмолвный.
Только ветер, подув от нечего делать,
Как бы душу капитана проведать,
Незаслуженную кару совершал,
От холода он соломинкой дрожал.

На одиннадцатый день угас сердца звон,
Алексей не мог глубже дышать.
Теперь в дыхании ощущал трудности он,
Пора было судьбу свою решать.

Он в город вернулся торопясь,
Первым делом к врачу пошёл.
А врач с анализами сверяясь,
В его лёгких опухоль нашёл.

Со стараниями Семёна-сына,
Алексей Лёг в больницу.
Врач сказал: - нет вакцины,
Закажите гробницу,
Или, денежки собирайте,
То, умрёт, выбирайте.

Он был болен раком лёгких,
Деньги были нужны в срок.
Он просил денег у многих,
Не то бы он умереть мог.

Отвернулись от моряка,
И сыновья, и друзья.
И хозяйка особняка,
Его родная жена Маруся.
Она не оказала ему помощь,
А болезнь набирала мощь.

Унижения чести страшась,
С морем, с дельфинами прощаясь,
Все страдания души,
Затаив в сердце глуши,
Умереть хотел Алексей.
В тяжёлой болезни своей,
И никому не быть обузой,
И порвать такие узы...
"Не буду больше как живой...
Значит, проститься с морской синевой?
Нет!Нет!Нет!"
Не хочется капитану умереть.
Ему для своих страданий,
Надо глушителей найти,
Вырвать с корнем переживания.
А то, так взять и уйти?
Нет, надо до конца дойти.

Надо дожить до плодов терпения,
На чём держится Мир велик.
Надо дождаться мгновенья,
Чтобы поймать свой миг.

Мощь спрессованных его бед,
Как аккумулятор, разрядится.
Предчувствие больших побед,
В сердце пламенем возгорится.

А болезнь набирала мощь,
И нужна ему была помощь.
И он лежал в "гробнице
для живых" - в больнице.
Взор его спасения искал,
Упершись в потолок "гробницы".
И там он очертание увидал,
И громко застонал.
Словно гул послышался из темницы.

На больничном потолке ему чудилось,
Что вот море брошенное,
О нём забыли.
И как-то случилось,
Что и дельфины куда-то уплыли,
О своём друге даже забыли...
А вот, чуть ниже
Виден вроде бы пляж рыжий.
И там в горячих песках
Какое-то безжизненное пятно,
Что похоже на человека,
который умирает в поисках
Пресной, питьевой воды глотка,
И вот вроде рядом море,
О_О_О,!!! какое горе!
Беда какая!
Ведь нельзя из моря пить,
В поисках глотка, умирая,
Жажду морем утолить,
Как этот капитан сам,
У кого сейчас большая нужда к деньгам,
Ради жизни глотка,
Хотя мучительна жизнь,но сладка.

А ведь деньги как море,
У капитанской жены.
Только в том и горе,
По чьей-то вине,
Когда нужны самому,
От них нет пользы ему.


***   ***   ***   ***   

В ординаторской широкой,
За дверью железной, высокой
Врач Семёну сказал;
"-Вот, посмотрите,-на снимок указал-
Поражены лёгкие отца,
И жить ему осталось до конца
Не более двух недель.."
Как услышал сын,- присел.
-Да вы что, шутить решили?
С диагнозом не поспешили?
-Нет, конечно есть ещё немного шансов,
Только с помощью больших финансов,
Отправим в хорошую больницу,
В Европу, за границу.
Только, совсем мало надежды,
Надо подумать всего прежде.
Вы пока денег соберёте,
Может уже мёртвого отсюда заберёте.

Тем временем больной,
От горя желающий покой,
Лежал в больничной палате,
На скрипучей кровати,
В ожидании смерти своей,
В разлуке с морской зарей.

А Семён там с врачом,
Обсуждали что по чём...
Врач неожиданно сказал;
"- Если честно, мне жаль,
Вы зря так не суетитесь,
Никакими деньгами не откупитесь.
Потому что мы с вами серьёзно
Подумали слишком поздно.
Лучше забирайте отца,
Недолго до его конца.


Сын забрал отца из больницы,
Слёзы потекли с ресницы.
Семён отца к себе домой привёз,
Он был тронут всерьёз.
Но отец был недоволен,
Словно не раком был болен.
Открыл он грустные очи,
Начал говорить тихо очень
"- Я всем беспомощным кажусь,
И никому я не пригожусь.
Так будьте сынок добры,
И смелы и храбры,
Поймите моё страдание,
Исполните последнее желание;
Отвезите меня к морю,
С какою бы вам не было болью.
Я там лягу, полежу,
На синее море погляжу.
Я узрю волны вершины,
Может придут прощаться дельфины...
Потом поднимусь на скалы хребет,
И останусь там умереть.
-"Нет, нет!"-сказал Семён-кстати,

А что я скажу братьям?
-Нет, не для них мои страдания,
Не для их богатое состояния.
В моём сердце рождалися,
Любовь и мечты прежде.
А теперь только остался,
Ранимый след той надежды.
Как обидно, чуть-чуть ещё бы
Жилось мне,... хорошо бы.
Я бы посмотрел как в день тревоги,
Ко мне бы их приволокли ноги.
Но ты, Семён, исполни желание,
Вези меня, раба страдания
К моей мечте последней,
К берегам зари бледной,
К моей молодости, к морю,
С моей старостью и болью.
Дай мне там уединение
Средь синих пространств,
И в сердце надежды биения,
Для будущих, возможных странствий
В другой жизни,в другом мире,
Где сияние мечты шире,
В небесном океане,
Без страданий и переживаний.

В продолжительной ночи,
Много было речей.
Семён отговаривал,
Но отец настаивал.
Собрались и выехали,
До моря доехали.
Оставив отца самим с собой,
Семён вернулся домой.
Стемнело,
В водах моря усталого,
Луна купалась в мерцающих волнах.
Она убежав с неба хрустального,
Нашла покой в моря уголках.

Все надежды с небес
Переселились в море.
И даже Бог в эту ночь,
ушёл с неба прочь,
Пожаловал в море
В капитана взоре.
Алексей здесь громко
Заплакал словно дитя.
Без жизни и без житья,
Только в сердце с тревогой,
Упал к ногам Бога.

А море так утихало,
Шепотом волн вздыхало.
Алексей хотел в таком горе,
Утопиться в равнодушном море.
Он встал и в море зашагал,
И неожиданную просьбу излагал;
"-Если Ты есть на Свете Бог,
Да взял бы да и помог."

Вдруг сразу, в тот же миг,
В море послышался визг.
Со дна холодных синь,
Вынырнул верный дельфин.
Он так сильно завизжал,
Он так сильно задрожал,
Что Алексей онемел,
Ничего не уразумел.
Следом выплыл дельфинёнок,
Такой миленький, малый ребёнок.
Они подняли крики, визги,
В воде сверкали брызги.
Алексей обо всём забыл на Свете,
В таком объятии, привете,
Он о болезни забыл,
Будто только-что в Раю был.
Есть у него на Свете друзья,
А иначе как? Нельзя!

Алексей с ними поделился,
И всё им рассказал.
Он начал рыдать, прослезился,
И на себя показал.
А дельфины как знак свыше
Неожиданно пришли.
Бездушное сердце колышив,
Так же обернулись и ушли.
Капитан стал неудержим,
В льющихся горьких слезах.
Весь мир стал быть чужим,
В его бессонных глазах.

Он молвил дикой волне;
-Теперь можно и умереть,
Я согласен со смертью вполне,
Готов калитку жизни запереть.

Все от меня отвернулись;
Семья, друзья и даже Бог.
И дельфины свернулись,
Что? Подошёл мой срок?

Море, что прежде казалось утешением,
Стало в глазах неблагородным пятном.
С волнующимся движением,
Вдуло в грудь хладным ветром,
Туда, где под грудной клеткой
Лёгкие были в цепях рака,
И болезнь пустилась веткой,
С корнями могильного мрака,
Поступил моря воздух привычный,
Дав толчок надежде первичный.
Алексей полной грудью дыхнул,
И от желания, чтобы жить, охнул.
Море, ведая тайны глубин,
В красное оделось, словно рубин.
Оставив мерцание кровавое,
В знак раны дня ушедшего,
На восход утра багровое,
Солнце уходя звало его.

И тут всё обернулось мигом,
Бог услышал молитвы капитана.
То ли громом, то ли жалостным криком,
Из густого над водой тумана,
Послышался гул бездонных глубин,
И вынырнул рядом верный дельфин.
Очень зелёной, только не мирской,
Во тру принёс травы морской.
Перед ним дельфин будто поклонился,
Траву к ногам, а сам удалился.
Не поверил глазам Алексей,
Посланную Богом помощь сей
Он мгновенно поднял,
И рассудок потерял.

Он не знал уже мёртв или жив ещё он,
В ушах зазвеневший, море трезвон,
Той тоски, той печали, надежды той,
И шепот,  сонной волны,таинственной
Концентрировались в мощных брызгах,
И лопнули в его воспалённых мозгах.
Что эта за трава была, он не знал,
В этом слабость свою осознал.
Как только от шока отошёл,
Быстро собрался, и к Семёну пошёл.

Придя к Семёну Алексей,
С тревогой рассказал случай сей.
Обсудили так и сяк,
Разгадать тайну не могли никак.
Алексей остался у сына ночевать,
А загадка в сердце, куда её девать?
Ночью в испуге проснулся он,
И рассказал Семёну виденный сон;
"- Слушай сынок,  у нас шанс появился,
Только, что дельфин во сне явился
И говорит языком человечьим;
-Твой недуг прост и излечим.
Это-плоды благодарности в знак,
Способны остановить болезнь рака.
Возьми-говорит- и вскипяти,
И пей в течении дней пяти"
Ну! Если,выберусь из беды моей,
Разберусь с матерью твоей,
И друзей бывших накажу,
Кто я был и есть, им покажу.
Ну, ладно Фёдор в Сирии,а Петя? Подлец!
Впрочем, всех к черту!- сказал отец.

Взял тотчас отца под руку Семён,
Что отчаявшись, горем был утомлён,
Сказал;"-Ты ведь отважный моряк,
Жизнь тебе светит словно маяк,
Не держи злобу ни на кого из них,
Ты победишь смерть без помощи их!
В их груди пустыня весьма,
Там царит студёная тьма.
А в твоём сердце и взоре,
Отражено благородное море.
Сердце щедростью широко,
И мыслей предвидением глубоко.
Конечно, мы приготовим настой,
Ты попьёшь пять дней , а на шестой,
Поглядишь и дела пойдут на лад,
Иной будет тогда твой взгляд
На Бога, на мир, на людей,
И на истуканы сердец-вещей.
Развеселись отец, не грусти,
И перед недугом руки не опусти.
А те пусть молятся шальным деньгам,
А ты вернёшься к морским берегам.

И вот Семён в доме своём,
Вместе с отцом вдвоём
Приготовили чудодейственный настой,
Из травы чудесной, морской.

Алексей начал его принимать,
И ночами стал лучше дремать.
После приёма на третий день,
Облегчилась работа шейных вен.
Действию настоя удивился Алексей,
Боли удалились по плоти всей.
Алексей выздоровел на шестой день,
Отошла от него смерти тень.
На рассвете дня того же,
С благословением Божьим,
Он встал, и Богу помолился,
Не стал будить сына, и удалился.
Пришёл к морю, спасителю,
Таинственному жизни носителю.

Он стоял на берегу и был одинок,
И взор его был раскрыт и широк.

Он ждал в море спасения,
Встречу с дельфинами жаждой.
И воскресшей жизни отражения,
Ощущал на голубой волне каждой.

Он пришёл дельфинам на поклон,
Ведь когда гасло жизни пламя,
Ночью снившийся ему сон,
Подбодрил его как Победы знамя.

И в смертельном бою,
Он вышел победителем.
Вот и признание своё,
Принёс спасителям.

Уступала рассвету ночная тень,
Море улыбалось движением.
Восход рожал долгожданный, лазурный день,
Чуя встречи приближения.

И вот оно, завершилось большое ожидание,
Родился день из неба вершины.
Под розовым лучей сиянием,
Всплыли к берегу дельфины.
О! какой шум, какой крик!
Какие слёзы радости!
В море веселья пик,
Плоды любви, сладости.

Алексей обнялся с дельфинами,
С восторженными глазами.
Волны поклонились вершинами,
Побрызгав их радости слезами.

С моря пел ветер песню,
И наступил день полон жизни.
И город накрывал веселья размах,
и море качалось на волнах. 

   
 

 
























   





 
 
 



 


Рецензии
Спасибо за поэму,целая трагеэдия.С уважением

Забина   05.08.2018 18:21     Заявить о нарушении
На этот стих написано 25 рецензий остальные отображаются в полном списке.

Забина   05.08.2018 18:23   Заявить о нарушении
Спасибо Забина! Благодарю за прочтение и рецензию! Добро вернулось к моряку словно бумерангом!
Надо делать добро не только людям, в Природе всё устроено так, что имеется не разрывная связь между существующими в ней всех и всего. Мы часто ошибаемся в своих поступках, делая не верные шаги. а потом сожалеем. Предвидеть всё заранее нам не подвластно. Это- главный недостаток человеческого подсознания!

С уважением Ильгар Сахратов!

Ильгар Сахратов   06.08.2018 09:36   Заявить о нарушении