История одной любви

В молитвах, устремленных к богу,
Молчите, люди, про любовь!
Она сама придет к порогу,
И в жилах заиграет кровь!
Но если вдруг богов коснется,
То вмиг несчастьем обернется,
То слово, что зовем "любовь",
Вернуть желая вновь и вновь...
Быть может, добрый мой читатель,
Уже познал сей страстный пыл,
Горел, страдал, рыдал, любил...
И пожалел его создатель...
И я таким когда-то был,
Но мой любовный пыл остыл...

Предвижу Ваши возраженья:
Мол, бог добро и свет несет,
Он дарит счастье и терпенье,
В сердцах злодеев топит лед!
О да! Я тоже слышал это!
Но, люди, песнь моя не спета,
Я не успел поведать Вам
Сюжет одной из наших драм.
Позвольте мне продолжить все же
Печальный, грустный мой рассказ,
В попытке сделать перефраз
Я буду очень осторожен.
Читатель, если ты готов,
Добро пожаловать в мир строф!

Да, в жизни часто так бывает:
Любовь приходит невпопад...
Ее не ждешь. Бах! Вдруг пылает
На сердце пламенный снаряд!
К тебе приходит вдохновенье,
Несет с собой стихотворенья,
И ты их пишешь день за днем,
Горя Амуровым огнем.
И день за днем одна картина
Перед глазами у тебя:
Она... гулять лишь с ней, любя!
А остальное все - рутина!
И крылья за твоей спиной
Несут к любимой и родной.

Любовь... Как много в этом слове
Переплелось тепла и слез!
Как часто слышим в разговоре:
Любовь глупа и не всерьез...
Но полно всяких размышлений!
Знакомьтесь! Наш герой Арсений!
Хотя и прожигал свой век,
Он был достойный человек!
Он утро начинал с "кареты"
(шутя, так называл такси),
Его кумиром был Месси,
Ну а привычкой - сигареты.
На утро - кофе, ночью клуб.
Не гений был, но и не глуп.

Он жил тихонько, безучастно,
В кабак в неделю раз ходил,
Тогда не знал, что значит счастье,
Тогда он вовсе не любил.
Нет, нет, конечно, он встречался,
Ходил по клубам, развлекался...
Но счастье ль это? Он не знал...
И просто жизнь прожигал.
Он думал, что случится чудо:
И счастье вдруг само придет,
И грусть, и скуку разобьет,
Прогонит, как тепло простуду.
Но что есть счастье? Невдомек.
Ну что ж, наивность не порок.

Вот так сумбурно, очень кратко
Арсений мной описан был.
И хоть в душе жила загадка,
Он размышлять вслух не любил.
Вокруг него друзья, подруги
Гуляют вместе по округе,
Друг другу томный дарят взгляд,
Встречая пламенный закат.
А наш герой сидит в мансарде,
Глядит на это свысока
И им завидует слегка,
Потягивая ром Баккарди.
Признаться он себе не мог:
Арсений наш был одинок.

Однажды, в негу погружаясь,
Он к богу обратил слова:
"Всевышний, Боже, преклоняюсь!
Перед тобой моя глава!
Быть может, я никчемен даже,
Однажды уличен был в краже,
Но в целом праведен путь мой!
Позволь мне обрести покой!
Моя душа к любви взывает!
Мой дух трепещет без любви!
И пыл мой пламенный в крови
С каждой минутой угасает!
О Боже мой, пошли любовь,
Чтоб заиграла в сердце кровь!"

В желаньях будьте осторожны,
Они ведь могут сбыться вмиг.
Назад вернуть их невозможно,
Моли хоть сколько светлый лик.
Арсений отдыхал в деревне,
Где дух славянский, очень древний,
Царил и правил бал досель,
Встречая праздненством апрель.
Арсений наш гостил у бабки,
Он часто в детстве тут бывал
И временами навещал
Кренящий кров родимой хатки.
Там временами был и я,
Хоть Юг и скучен для меня.

Они знакомы были с детства,
Она в деревне той жила,
В домишке рядом, по соседству,
Она приют себе нашла.
Знакомьтесь! Это наша Верна!
(ребенок по таблицам Берна)
Она красива и умна,
Вполне изящна и стройна.
Вокруг нее бродили стаи
Парней, желавших завладеть,
Гулять ночами, песни петь,
Блистать пред ней своим рубаи...
И вечерами к ней одной
Спешили целою гурьбой.

Арсений тоже шел с друзьями
Украсить час мадмуазель.
К двору девицы - все с цветами!
..Но вдруг корабль сел на мель.
"Больна она," - сказала мама,
Все разошлись, но он упрямо
Хотел проведать Верны взгляд,
Что не видал лет пять подряд.
Прошел к кровати наш Арсений,
Цветы над головой сложил,
Взглянул... И сразу полюбил
Сей образ, сей чистейший гений!
Ну что ж, желание сбылось -
С любовью перестал жить врозь.

И в жизни часто так бывает,
Забота дарит нам любовь.
И чувства искрой возникают,
И радость дарит вновь и вновь!
Да, Верна тоже полюбила,
И всем подружкам говорила:
"Я так люблю его, он мой!
Мой Сеня! Чуткий и родной!
Я без него одной минуты
Прожить спокойно не могу!
Лишь отойдет - к нему бегу,
Как будто Змий меня попутал!
Я счастлива лишь с ним одним,
Он бесконечно мной любим!"

С усердьем вывожу все строчки...
Чудесный выдался сюжет!
На этом я б поставил точку,
Да только точке места нет...
Любовь... загадывать не стоит,
Она придет и успокоит,
И сердце снова застучит,
Души расколется гранит!
И будут вновь сиять рассветы,
Надежда ослепит глаза,
А виноградная лоза
Свернется в эпилог сюжета...
Мечты, мечты... где вас найти
В суровом праведном пути?

Но наше время беспощадно:
Минута - смех, для слез же - час.
Все получается нескладно,
Как получилось в этот раз.
Настал тот миг: пора прощаться
И всем любимым расставаться.
Арсений держит путь домой,
К Москве великой, дорогой.
А Верна же на самом деле
Одна живет теперь в глуши...
"Мой друг, пожалуйста, пиши
Мне по сто писем на неделе!
Я буду ждать, когда придешь
И в жены ты меня возьмешь!"

Хандра Арсения накрыла,
Писал он Верне и звонил.
Душа терзалась, билась, выла,
Он в руки взял тогда акрил,
И все волненья на бумаге
В порыве творчества отваги
Он стал для Верны излагать
И красками холсты марать.
Увидев это наш Малевич,
Быть может, поседел слегка
Пунктир тяжел, а кисть мягка!
А это кто?! Иван-Царевич?!
Что ж, не художник, но творец!
Все чувства изливал малец.

По телефонным разговорам,
Да и по смайлам в смс
Арсений замечать стал скоро,
Что чувств закончился прогресс.
Чуть меньше стало поцелуев,
Сосед же, Костя Волобуев,
Вдруг зачастил в стенах писать,
Стихи для Верны сочинять.
Но та клялась - никто не нужен!
Арсений - вот ее любовь!
И только поднимала бровь,
Когда в часы душевной стужи
Арсений с ревностью кричал,
Ее в измене обвинял.

Верна ли Верна? Мы не знаем,
Да только вот друзья звонят
И громким и жестоким лаем
В душе у Сени копят яд:
"Она гуляла с парнем этим
На площади, да при рассвете!"
"Да нет! Была она с другим!
Атлетом школы молодым!"
Арсений верить в то боялся
И часто при ночной луне
Молился богу в тишине
И в верности для Верны клялся...
"Пусть будет Верна лишь моей,
Мой Бог, спаси меня скорей!"

Прекрасный праздник - День Рожденья!
Конфеты, торты и шары!
Часы для счастья и веселья
Для чистой светлой детворы!
У Верны наступил тот праздник,
И младший брат смельчак-проказник
Спешит сестренку разбудить,
Чтоб первым в поздравленьях быть.
Внизу уже собрались гости,
Родители накрыли стол,
Фужеры, бархат, рок-н-ролл!
"Не нужно, что Вы, бросьте-бросьте!
Спасибо Вам, что Вы пришли
И время для меня нашли!"

Прекрасна дева в платье белом!
Вокруг все выдают восторг!
"Она, как ягодка, поспела!" -
Мальчишки в этом знают толк!
Арсений ищет вдохновенье,
Творит стихи он в День Рожденья,
Чтобы любимой подарить
И душу ей свою излить!
Ну, полно, все уже готово!
Пора! Звонок. Гудок. Другой.
Уже и пятый, и шестой...
Пожалуй, позвоню ей снова...
Но трубку Верна не брала,
Видать, зарядка подвела.

Проходит день, но нет ответа.
Арсений вдруг позвал меня.
Создатель странного сюжета,
Зачем сюда вмешал, кляня?
Сидим и говорим в квартире,
Глядь на часы - уже четыре!
"Арсений, мне уже пора -
Меня заждалась детвора."
Вдруг тишина и звук печальный.
Звонит устало телефон.
И вдруг как будто слышу стон,
Что раздается в темной спальне...
Арсений трубку тихо взял.
Молчанье. Друг навзрыд рыдал.

Того не передать словами,
И видеть Вам не пожелал -
Умытый горькими слезами
Мой друг склонился и упал.
В конвульсиях забилось тело -
"Арсений, друг мой, в чем же дело?"
Напрасны были все слова.
Ведь он даже дышал едва...
Он плакал, кто ему поможет?
Что с ним? Быть может, умер брат?
Иль он чему безумно рад?
Что душу друга кровью гложет?
Без остановки он рыдал,
А я сидел и просто ждал.

Когда же слезы отступили,
Он смог рывками говорить.
"Был праздник. Люди ели. Пили.
Их друг решил к себе свозить.
И Верна. Со своей сестрою
(девчонкой тихой, молодою)
Веселью сразу поддались.
И в путь с друзьями подались.
Машина быстро за ветрами
Летит, свободу всем даря.
Водитель (с духом бунтаря)
Хотел понравиться сей даме.
Вжимая в пол свою педаль,
Они все мчались в темну даль.

Приехали. И вновь веселье.
"Эгей! Шампанского скорей!
Пусть завтра мучает похмелье,
Сегодня будет - веселей!"
Ну что ж, пора. Пора вернуться.
"Домчу! Успейте оглянуться!"
И вновь в авто, и вновь педаль.
А впереди светлеет даль.
Дорога вверх. Слепая зона.
"О боже! Это грузовик!"
Мгновенья боль, секундный крик.
И все. Не слышно больше стона.
Там памятник теперь стоит,
"Будь осторожен" говорит.

Арсений порывался ехать,
Я удержать его не смог.
Уехал. Было не до смеха.
Жестокий и слепой урок...
Стоял он долго на могиле,
Вокруг стояли. Ели. Пили.
Но никого не замечал.
Не плакал. Просто он молчал.
"Любовь моя, прекрасна Верна,
Я не забуду никогда
Твою любовь и навсегда
Тебя запомню самой верной...
Пусть желчь льет вокруг молва,
Я верю, ты была права..."

В молитвах, устремленных к богу,
Молчите люди про любовь.
Она сама придет к порогу,
И в жилах заиграет кровь.
Но если вдруг богов коснется,
То непременно обернется
Несчастьем добрая любовь,
Страданья порождая вновь.
На этом мой рассказ окончен.
А верить, нет? Тебе решать.
Спеши скорее исправлять
Ошибки слов и многоточий...
В молитвах бога не гневи.
Молчи в молитвах о любви.


Рецензии
В молитвах бога не гневи.
Молчи в молитвах о любви!!

Душа не пишет по наводке,
душа изложит тот момент,
когда для смеха есть мгновенья,
а для слезы пройдет не год!!

Остро душу зацепили, про молитву помолчу.
Благодарю.

Татьяна Тимощенко   27.12.2016 12:57     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.