Несуществующий город, который есть

Обрюхатилось небо водою,
пятый день всё висит на сносях.
Скоро рухнет на твердь пеленою,
бултыхаясь в наземных грехах.

Здесь бессолнечный смог заоконный,
распластавший законы свои.
И вороны, вороны, вороны -
бесталанные соловьи.

Снег берлог кривизной по межрядью,
друг на друге столбы и дома
и бездушной, колючею гладью -
антрацитовой пыли волна.

Да уж, тоника* тут - удавиться!
Закрутись - а вот сочности нет:
серый ветер да чёрные птицы,
чёрный воздух да серый рассвет...

Было б так, может быть, вековечно -
тусклых дней закефирная рать;
но над краем над этим беспечным
солнце всё же способно вставать.

Распестрится, разлучится, вскроет
длинной тени сквозящую скорбь -
и польёт! И зальёт! И накроет
пылью золота скромный острог!

И взбунтуется город на славу,
рассечёт сон свинцовых оков,
превращённый на божью расправу
из обычного в Город грехов.

*тоника - опорный цвет в картине, который выражает общее эмоциональное настроение произведения.
 
2016


Рецензии