Fire angel

Рената курила одну за другой, сплевывала, согнувшись пополам
сверлила землю упрямыми ресницами
 в этом дворе Рупрехт ее и подобрал
 щенячьи плечи закрепил под мышкой и понес. Почти побежал
               в тот вечер он в поисках бабы рыскал как голодный шакал

и, конечно, набрел на падаль, когда завернул за угол поссать
от Ренаты за версту разило «Armani»,
на все остальное ему было плевать
в кадыке плескался клубок сдерживаемого смеха
и куртка хрустела (читай: гремели доспехи)

Рупрехт, Рупрехт, осторожно, она ведьма она дрянь
она выпьет твою душу,
послушай, Рупрехт, это пока она улыбается вслед фонарям!

после
колени Ренаты, на полу лежащей клубком,
раздвинулись. Рупрехт расстегнул джинсы
и долго сопел над ней, обливаясь пОтом
(ее ноги его лопатки защищали крестом)

булькало радио ныл процессор воняло зеленым чаем
Рената открыла глаза и внятно прошептала: кончаю…
И Рупрехт вырубился, обняв ее, самый счастливый на свете…
Во сне он увидел, как в пузыре спермоприемника
роятся дети
плавают, разгрызая острыми зубками латексную ткань

(Рупрехт, Рупрехт, пока не поздно – выброси Ренату из дому, она дрянь!)

после клубками выкатываются из гондона
и пригоршнями рассыпаются, кишат по всему дому
забираются в уши ноздри, прокрадываются под одеяло
и смех у них похож на визг дьявола
в мгновенье ока распухают у гомункулов руки и ноги
и вот они уже тащат Рупрехта на перекресток дорог и
вгрызаются в сухожилия кости
Рупрехт беспомощный пытается
их с себя сбросить
вырывается
но одна тварь уже в рот заползла…

Колотится сердце, вода в стакане
Рупрехт проснулся оттого, что Рената ушла
*
ему стали видеться прокаженные люди
хотя он был зряч и здоров
Рупрехт работал банковским служащим (читай: казначеем дворов)
но цифры в его голове теперь матричным дождем ползли вниз
день ото дня Рупрехт становился все более нелюдим
его стали боятся подчиненные
в качестве каприза
он швырял в них отчеты, звал тварями, грозил уволить по статье
оскаливался зверем, рвал пуговицы с костюмов модных кутюрье
сиплый выдох становился все больше похожим на собачачий лай
Рупрехт набирал наугад номер, бормоча: отвечай, отвечай…

Рупрехт, Рупрехт, Рената пропала, Рената ушла гулять
она не вернется
она чертовка, она ****ь
она наркоманка, она давно сидит на винте…

но Рупрехту каждое утро мерещилось
татуированное солнце на ее животе
*
Эту историю даже не стоит и продолжать.
Благородный рыцарь до сих пор по городу бродит,
продолжая Ренату искать
он потерял все, во что верил, но зато обрел цель:
во что бы то ни стало вернуть Ренату и водворить обратно в постель
греть ее, греть и тискать
вытанцовывать по мятым простыням…

товарищи, Рупрехт действительно существует
и я частенько встречаю его по ночам
в том дворе, где он подобрал однажды тело из янтаря
Рупрехт прищуривается испепеляющее:
догадывается, что я появляюсь под аркой не зря
Рупрехт курит одну за другой в пьяном ревнивом бреду

он чует, что я тоже однажды нашла здесь Ренату
и тоже – теперь – ее жду 


ноябрь 2005


Рецензии