Элегия-4, бардовская

Если с другом вышел в путь, то a la guerre comme a la guerre,
Не к далёкой Амазонке – на Байкал и Селигер,
Под крылом самолёта синей ниточкой река,
Ты не думай о секундах с этой жуткой высока,
Ты набей рюкзак потуже и сними лапшу с ушей,
All inclusive нам не нужен, с милым радость в шалаше,
С милым ра, с милым Ра, с милым солнышко лесное,
Только грустно – отчего ничто не вечно под луною?
Доминантный септаккорд разрешается мажорам,
От палаток чисто хор, жаль, что нету дирижёра.
Взмахи вёсел, крики чаек, вольный ветер бьёт в лицо,
Вот и стало обручальным нам Садовое кольцо,
Но Виктор Цой ещё жив, а рок-н-ролл уже помер,
По Садовому кольцу кружит трамвай девятый номер,
И Аня, шлёпая по лужам, уже бежит в гастроном,
Нет, Берлиоза я не хуже, но моя музычка говно,
Чтоб насладиться нирваной – просто скачай и послушай,
Знаю: лёжа на диване, так приятно бить баклуши,
Но только дым над водою, а огонь на небеси,
Янка Гиллан страшно воет, просто Господи спаси,
Спасибо, Боже, что родился я не негром, не арабом,
За то, что песня моя и не госпел, и не рага,
Не макам, не рок-баллада и не джазовый стандарт, 
Есть гитара, есть палатка, отчего же я не бард?
Ведь моя песенка проста, слов всего на два листа,
Но из каждого аккорда так и свищет пустота,
И не качнётся купол неба, не падёт Звезда Полынь,
Ведь я на Грушинском не был, и три аккорда мне малы,
И от такого небреженья хватает мэтров инфаркт:
Чего ты скалишься, скаженный, ты ж мажор, а не бард...
С берёз неслышен, невесом, слетает чистый нотный лист.
Но всё же здорово, что все мы здесь сегодня собрались!


Рецензии