Рок-н-Вальс, том 2

Часть6. Москва
Мы заскочили в Ереван, в офис к Тиграну Алавердяну, одному из ведущих армянских олигархов. Команда (старшим я поставил Лёню Блюза) растащила по углам охрану, а мы с Натахой молнией влетели к Алавердяну и очень вежливо, но ультимативно предложили оплатить нам дорогу в Москву и пару-тройку дней проживания на десять персон. Когда он начал что-то бормотать типа: «А с какого это…» - я отвёл полу пиджака, показав кобуру с «береттой», а Натали ласково потрепала его по щеке. Через час мы были в аэропорту Степанавана.  С Суриком встретились тепло… он сделал нам скидку косарей этак на десять, а также  проставился  парой жбанов конины…
 Во «Внучке» сели часа через три. Сурен позвонил своим родственникам, которые жили в Коломенском проезде, и договорился, чтобы они приняли нас на одну ночь – нам этого вполне хватало. Хозяин - Карен - и его благоверная Алла встретили нас приветливо. Мы, ясная поляна, тоже не с пустыми руками пожаловали. Часов до одиннацати (законный положняк!) мы в своей манере отмачивали песни-танцы, а там я дал своим мальчикам-девочкам команду «баю-баюшки» в комнате, которую нам любезно предоставил Карен: утром подъём опять ранний. Мы вчетвером – Алла, Карен, Натали и я – где-то на часок притормаживаем на кухне.
  Карен(наливая коньяк):
  - Я догадываюсь, Стасик, о роде твоих занятий. Если не секрет, куда утром поведёшь бойцов?
 Я:
  - Я не делаю секретов из своих планов – я открыт миру, а мир открыт мне…
 Алла(восторженно):
 - Вот это политика!
  Я:
  - Как говорил Уинстон Черчилль, если вы не хотите заниматься политикой, то политика займётся вами. А мы завтра займёмся политиканами! Наш визит – в Кремль, к президенту Дорожкину!
   Алла(иронично):
  - У вас к нему пригласительный билет на приём?
  Я:
- Вы дядю Армена знаете?
Карен:
- Хозяина кафе в Дурнопрыгово?
Я:
- Так вот, он мне уже не дядя, а любезный тесть!
Алла:
- А кто же жена?
Натали (кокетливо):
- А ты ещё не догадалась?
Алла:
 - Так ты – дочь дяди Армена? А ну, молодые, горько!
Мы с Натахой сплетаемся в объятиях и поцелуях. Карен хохочет и аплодирует:
 - Ладно, молодожёны, я вам дам до утра отдельный кабинет! Но вы так и не ответили на мой, согласитесь, резонный вопрос:  как вы собираетесь проникнуть к Дорожкину?
Я:
- Ну-ка, Вальс, покажем дорогим хозяевам ксивы, которые нам справил твой батя?
 Показываю удостоверение: «Тигран Алавердян, министр здравоохранения Республики Армения».
Натали светит свой «тугамент» : «Елена Петросова, главный редактор ереванского журнала «Доброе утро».
 Карен:
- Ну, вы даёте, ребята!
Я:
-Это тестюшке спасибо. А теперь, друзья, ещё по рюмахе – и по койкам!
Следующее утро. Подъезжаем к Кремлю. Подходим к Спасским воротам. Семеро (в цыганских костюмах) расчехляют инструменты, врезают хором гимн – причём, в старом варианте: «Союз нерушимый…». Охрана недоуменно переглядывается, выходит навстречу. Подходим мы с Натахой в строгих протокольных костюмах, предъявляем охране свои ксивы. Я (столь же протокольным тоном):
 - Мы к президенту. Нам назначен приём на десять часов. Попрошу не задерживать: опаздывать на приём к главе государства – верх бестактности!
Вконец обалдевшие мусора безропотно нас пропускают (ребятки меж тем с гимна переходят на цыганочку). Мы с Натали входим в четырнадцатый корпус. Я(охране):
 - Господа, который час?
 Охранник:
 - Ровно десять.
Натали (с немецким акцентом):
 - Майн Готт, мы опаздываем на приём к президенту!
Я:
- Ах да, мы же забыли представиться. Вот, рекомендуемся: мы – руководители министерства здравоохранения Армении и прессы ФРГ. – Светим свои фуфлыжные удостоверы. – Господин Дорожкин ждёт нас. Мы бегом!
 Вваливаемся в приёмную. Я подсаживаюсь к секретарше  Дорожкина, начинаю игриво поглаживать её по спинке:
 - О, милая леди, вы – мой идеал!
О встрече с вами всю жизнь я мечтал!!!
 Натали, на всякий случай ревниво мурлыкнув, вламывается в кабинет к Дорожкину. Хуком справа нокаутирует угрюмого человека с АКСУ, подходит к президенту. Развязно, плюхаясь на стол:
 - Милый, я не хочу, чтоб при нашем свидании присутствовали посторонние. Забудь на полчасика о своей Кабанихе.
 Дорожкин, рыча, встаёт из-за стола. Натали, перепрыгивая через стол, отвешивает ему пинка с  ноги и валит его на пол:
-Это тебе не дзюдо твоё сраное! Про славяно-горскую борьбу слышал?
 Тут вхожу я, внося на руках насмерть перепуганную секретутку. Усаживаю её на стул:
 - Леди, я даю вам десять минут отдыха от вашей многотрудной деятельности. Натали, зачем же с президентом – так жёстко?
Натали(с притворной ревностью):
 - Я же тебя не спрашиваю, зачем ты с его секретаршей – так нежно!
 Секретарша (томно):
 -  Надеюсь, это вас не поссорит?
Я:
- Мы сюда не за этим пожаловали.

Охранник подаёт признаки жизни. Я отбираю у него «калаш», вынимаю из кармана мобилу и засовываю в этот карман две «штуки»:
- Парень, новую мобилу купишь себе завтра – и не дай Бог раньше, меня злить не стоит. Марш домой – у тебя нынче выходной!
Охранник:
- Но… президент…
Натали меж тем бережно поднимает Дорожкина с пола и усаживает его за стол:
 - Президент тебя отпускает, парень. Не так ли, Владислав Владиславович?
 Я на всякий случай качаю стволом «калаша». Охранник растворяется. Подхожу к столу:
 - Господин президент, перейдём к серьёзному разговору. Вы слышали о группировке «Рок-н-Вальс»?
 Секретарша( вскакивая со стула):
 - Так это вы?
 Я:
 - Успокойтесь, сударыня. Да, это мы, но мы не такие монстры, как о нас пишут продажные газетчики.
 Дорожкин( оклемавшись):
 - Да уж, наслышан о ваших «подвигах» в Армении.
 Я:
 - Надеюсь, здесь этого удастся избежать. А вот наши ПРОСЬБЫ будут неизбежными. Первое: верните пенсионерам их деньги, которые у них, как последний жулик, отнял ваша шестёра Виннипухин…
- А где прикажете деньги взять?
 - Элементарно, Ватсон! Резаните вдвое зарплату депутатов, которые и слова такого не стоят, а также тряхните ваших нефтесосов! Опыт у вас есть – Холодка опустили ниже плинтуса камеры в Матроске. Не тормозите на полпути! Второе: дайте команду Оскорбянину, чтобы вернул Москве её исконные ларьки и рынки, которые он снёс, как смерть с косой!
 Натали:
 - А иначе на каких основаниях его именем подписано: «Москва – город для людей»????
 Я:
 -  Вот-вот. Москва должна быть городом для ВСЕХ людей, не только для кремлёвских. Третье: хватит гробить наших ребят в Сирии.  Выводите оттуда войска, а я вам даю обещание(и это обещание дорогого стОит), что мы в течение пары-тройки дней уладим там все конфликты – вот вам текст соответствующего указа, извольте подписать. Помните: слово Стаса Рок-н-Ролла нерушимо. – Может быть, поэтому я не мечу в президенты.
 Дорожкин (нехотя подписывая документ):
- Да уж, на эту тему я наслушался предъяв.
Натали:
 - И уж, согласитесь, небезосновательных. Кстати, от меня – отдельная просьба: дайте команду господину Колокольчикову, начальнику ваших ментавров, чтоб он им строжайше запретил мешать уличным музыкантам и торговцам  в их благородной деятельности.
 Я:
 - На всякий случай, повторяю, Владислав свет Владиславович: отказ в наших просьбах не принимается. Я очень люблю родную столицу: надеюсь, вы не заставите меня разносить Кремль на кирпичи? Кстати, господин президент, извольте выдать нам командировочные – как пел Макаревич, бесплатно только птички поют!
 Дорожкин, чуть помявшись, достаёт из сейфа две пачки «зелени»:
- Достаточно?
Натали:
- О, Влад, вы истинный рыцарь – и патриот! Привет супруге!
Куртуазно раскланиваемся, уходим.


ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

   Я, конечно, понимаю, друже читатель, что, ознакомившись с вышеизложенным повествованием, ты немедленно взорвёшься чеховским эхом: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!» Ну-с, сие есть вопрос весьма спорный. Во всяком случае, не буду тормозить на полдороге, а поведаю тебе ещё одну историю, которая была так глубоко закопана в архивах НКВД, что её не нашли даже в 90-е годы, когда рассекречивали всё подряд – надо ли, не надо ли – а попутно ещё добавляли то, чего и вовсе не было. Так что – за что купил, за то и продаю – пересказываю то, что слышал из уст самих участников событий. Озаглавимся так:

УТРО ТЯЖЁЛОЙ НОЧИ ЛАВРЕНТИЯ БЕРИИ

Раннее июньское  утро 1940 года, около четырёх часов пополуночи. Известное всей стране мрачное здание на Лубянке. В свой кабинет входит Лаврентий Берия, пошатываясь от усталости после тяжёлой рабочей ночи во Внутренней тюрьме. Сел за стол, бросил на него папку с протоколами допросов, щёлкнул выключателем ночной лампы – и крепко выругался, поскольку ночник не проявил ни малейшего служебного рвения.
Открылась дверь. Вошли двое. Уже достаточно рассвело, чтобы Берия мог разглядеть  визитёров. Один был рослый, худощавый, в изящном клетчатом костюме, белом канотье и золочёном пенсне. Другой – ростом пониже, в чёрном смокинге, такого же цвета котелке и с изящной тростью в руке. Клетчатый, укоризненно:
- Что же это вы, Лаврентий Палыч? Интеллигентный вроде человек, строительное училище с отличием…
- А бранитесь, как босяк с окраины Кутаиси, - подхватил смокинг, - ай-яй-яй!
Берию затрясло в замесе гнева и страха:
- Да вы… почему без доклада?!! Охрана!!!
Спокойно переждав приступ наркомовской истерики, смокинг продолжил:
- Вы бы, любезный, ногу с кнопки сняли, неровен час дыру протрёте на подошве. Мне кажется, ваш ночник ясно дал вам понять, что у электричества в этом мрачном доме нынче выходной.
Клетчатый::
- Охрану раньше, чем через два часа, будить не советую – бесполезно. Вы же не даёте им отдыха ни днём, ни  ночью - вот и пришлось нам вмешаться. Надо быть очень плохим хозяином,  чтобы не беречь своих верных псов.
 Берия:
 - Да кто вы такие?!!! Могитхан!!!( ну ооочень грубое грузинское ругательство).
Смокинг:
 - Вам же сказали: «Холоднокровнее, Маня, вы не на работе».
  Берия:
 - Это какую Маню вы сюда притащили?
Клетчатый:
 -  Уймите похоть - отдохнуть ещё успеете. Мой коллега – специалист по мировой литературе. Он вам процитировал Исаака Бабеля, которого ваши кровопийцы не так давно уморили в Бутырской тюрьме. 
Берия исступлённо зарычал.
- Я всё-таки надеюсь, - продолжал клетчатый, - что мы будем общаться на человеческом языке.  Нам,пожалуй, пора представиться. Мой друг( указывает на джентльмена в смокинге) – маститый британский композитор Эндрю Ллойд Уэббер.
 - Ну, насчёт маститости ты слегка спешишь, друже Тим, всё ещё впереди, - усмехнулся  Уэббер, - Тем не менее представляю тебя: талантливый британский  драматург Тим Райс.
 - Англичане… тьфу! – злобно просопел Берия.
 - Ничего, мы не обижаемся, - снисходительно ответил  Уэббер, доставая из кармана смокинга шикарный носовой платок и картинно утираясь. – Мы уже привыкли к тому, что у вас любой иностранец – потенциальный враг народа. Вы, похоже, решили обставить Гитлера в номинации «мания величия» и создать у себя очередную «богоизбранную» страну? Если бы получше учили историю…
 - Или хотя бы на досуге почитывали Булгакова, - добавил Райс.
 - ЧИТАЛ! – взорвался Берия. – Эээх, моя бы воля, сгнил бы этот бумагомарака в моих подвалах! Кстати, вы как-то подозрительно похожи на некоторых его  персонажей…
 - Ну, тут и гадать нечего, - произнёс Райс. – Мы решили представить Коровьева и Бегемота в несколько более светском виде.
 - А насчёт того, что «воля не ваша», - развязно продолжил Уэббер, - тут всё ясно без всяких пенсне: « Хозяин» не велел. Ну, ещё бы: должен же пастух быть умнее барана! Правда, баран хитрее и подлее, но Бог всем воздаст по заслугам.

   Берия,  не  в силах что-нибудь сказать, сорвал с носа пенсне. Райс расхохотался:
 - Ну-ну, Лавропалыч, со стёклышками-то поосторожней, а то, глядишь, расколотите – и кто тогда из нас двоих будет больше похож на Коровьева??? Боюсь, «Хозяин» эту вашу шутку не оценит.
 Берия обессиленно плюхнулся на стул. Райс услужливо подскочил и налил ему воды из графина:
 - Ну что же вы, у главного палача  страны должны быть стальные нервы!
 - Что вам нужно?! – простонал Берия.
 Уэббер:
 - Тим, идея твоя – тебе и слово.
Райс:
 - Дело в том, товарищ нарком, что, при всей гениальности булгаковского романа, он не должен стать последним этапом в жизнеописании Христа. Мы решили продолжить повествование  в совершенно новом жанре – рок-опера…
Берия:
 - А я тут при чём?
Уэббер:
 - Как это «при чём»??? Возвышению Христа во многом способствовал палач Пилат. Теперь ваша очередь, товарищ палач Берия. На постановку оперы  нужны немалые деньги, И ОНИ У ВАС ЕСТЬ.
 Берия:
 - Да как вы…
Райс:
 - Смеем, и ещё как смеем! Мы не будем утруждать себя моральными доказательствами: для вас мораль – всё равно что для шакала бель-канто,  а для безногого – пуанты. Поэтому мы прибегнем к другой аргументации. Давайте-ка поиграем в угадайку. Какое сегодня число?
 Берия, как под гипнозом:
- Двадцать второе июня 1940 года.
 - Время?
- На моих – четыре утра.
Уэббер:
 - Продолжим допрос. Когда Гитлер нападёт на СССР?
Берия:
 - Вы с ума сошли!
Уэббер:
 - Да нет, похоже, что-то с памятью вашей стало. Что у вас вот  в этом ящике стола?
Берия:
 - Ну, ясно что… Дела, протоколы…
Райс:
 - Ну, насчёт ваших подвигов на этом фронте мы  и сами как-нибудь в курсе. А вот что под ними, на самом дне?.. Да ладно, перестаньте трястись!! Там шифрограммы от всей вашей загранрезидентуры: Рихарда Зорге, Ильзе Штёбе… и десятков других истинных патриотов и антифашистов. Вся информация сводится к одному: вторжение нацистов  произойдёт ровно через год, минута в минуту.  Все эти весточки давно должны лежать на столе у Сталина. Несложно понять, мерзавец, почему ты их зажал – ты ведь рассчитываешь на победу нацистов, а дальше – на тёплое местечко у их кормушки, не так ли? Ну, это не поздно изменить. Что, звоним Кобе?
 - Не-е-ет!!! – завизжал Берия.
 - Ну, на нет и суда нет,- кивнул Райс,- отчини-ка нам с Божьей помощью вот этот сейф.
 Уэббер погрузился в сомнения:
 - Тим, а  не находишь ли ты, что мы сами сейчас точим зубы на Иудины сребреники? Если бы мы сейчас разоблачили этого  подлого двурушника, мы бы предупредили об опасности не только Сталина, но и весь этот многострадальный народ. Безусловно, войны никак не избежать – двум монстрам в одной Европе не ужиться, - но жертвы могли бы быть несоизмеримо меньше.
Берия ехидно прогнусавил:
-Вот она, хвалёная христианская благотворительность – стряпаете свои делишки за счёт народа!

Райс не удостоил ответом этот выпад – он ответил Уэбберу:
- Чисто по душе, Энди, я полностью разделяю твои чувства и мысли.  Но есть такая непреодолимая в своей упёртости штука – реальность.  С твоего позволения, я изложу, в чём она в нашем случае состоит. Первое: этот гнус, конечно, от «Хозяина» огребёт полной горстью -  но, как всегда, выкрутится и представит себя жертвой «вражьих наветов». Второе, о народе: этот народ настолько зомбирован, что поверит любому их бреду, лишь бы только не оставить свои кости на «ударных стройках пятилеток» за колючей проволокой. Что, лавровый лист, глазки разгорелись, в суп захотел?  Ну что ж, наркомишка, это мы тебе обеспечим: нам хватит доводов, чтобы перевести тебя в социальный статус лишенца. А ну, живо открыл сейф!!!
  Берия трясущимися руками достаёт связку ключей. Судорожно пытается найти нужный. Райс решительно отбирает у него связку:
 - Энди, а давай поиграем в Шерлока Холмса и доктора Ватсона! Хочешь, я с первого раза угадаю, какой ключ нам нужен? Смотри!
 Райс выбирает ключ и безошибочно открывает дверцу сейфа. Уэббер восхищённо выдыхает:
 - Холмс, но КАК?..
 - Элементарно, Ватсон: утопающий цепляется за соломинку. Когда этот любимый пациент доктора Паркинсона копался в ключах, нужным был тот, до которого он добрался последним. А теперь подтвердим мои догадки.
 Райс  широким жестом распахивает дверь сейфа. Там ровными пачками лежат бесчисленные купюры. Райс, снимая канотье:
 - Сними котелок, Энди! Обнажим наши головы перед памятью жертв 58-й статьи – перед нами  цена их рабского труда. Мы не сумели спасти это поколение – порадуем хотя бы следующее.
 Берия(злорадно):
 - Интересно, как вы провезёте деньги через границу?
Уэббер:
 - Мы умеем учиться на чужих ошибках – хотя бы на промашке  Остапа Бендера. Мы поступим иначе. Мессир, мы призываем вас!
 Из пространства доносится густой подхриповатый бас:
 - Вам нужна помощь, друзья мои? Вам повезло – я как раз сейчас не очень занят. Вот обыграю Азазелло в шахматы – и к вашим услугам.
 Уэббер:
 - Вот и чудесненько, мессир. Азазелло, вероятно, захочет сменить один род отдыха на другой. Поручите ему по нашей нижайшей просьбе обратить кипу этих завтрашних фантиков в твёрдые доллары и поместите их в Манхэттен-банк на счёт…
 Бас Воланда:
- Номер счёта ясен, как равно и цель платежа. (Сейф пустеет). Я думаю, ваша миссия в Москве закончена. Возвращайтесь в Нью-Йорк в 68-й год сего двадцатого столетия от Рождества вашего героя и делайте то, что должны.
 Уэббер и Райс отвешивают  Берии изысканный поклон. Райс:
 - Мессир прав – наша миссия действительно закончена...
 Уэббер, Берии:
 - Если нам о чём и остаётся сожалеть, так это о том, что закончить ВАШУ миссию – это уже вне пределов наших возможностей. Она сама закончится, причём весьма бесславно.
  После того, как визитёры закрыли за собой дверь, Берия судорожно рванул дверцу стола, выхватил оттуда бутылку «Самтреста» и залпом выглушил половину. Голова его начала медленно, но неудержимо клониться к столешнице. Тут непонятно откуда донёсся дребезжащий тенор:
 - Мессир, не находите ли вы, что для завершения полотна не хватает одного мазка?
 Бас:
 - Ты прав, дорогой Фагот. Завершай!
 Перед неудержимо идущим вниз по синусоиде носом Берии возникла тарелка салата «Оливье». Через несколько секунд состоялась их историческая встреча. Бас:
 - Ну что ж, картина благополучно закончена. Не будем утомлять мадам Каиссу долгим ожиданием. Азазелло, ты проиграл – расставляй фигуры!

 
Вот так-то, дружище читатель – а ты  изволишь толковать  про  пятое  измерение…

Часть7. Израиль.
Берём микроавтобус, едем во «Внучку».  По пути беседуем с Марком Фрейлехсом:
-  Марк, давай-ка согласуем маршрут. Дорожкинские шавки, сто пудов, увяжутся за нами в Сирию и будут мешаться под ногами. А мы их собьём со следа – махнём  прежде на  Израиловку! Там, как я слышал, опять арабский кипеж – разрулить надобно. Наряжаю в дело тебя с Олесей и даю в поддержку Серхио и Сирануш. Справитесь вчетвером?
Марк ухмыляется:
- Обижаешь, кэп! Мы вчетвером будем в основном мозговым центром, а если не обойдётся без стволов – подтяну своих ребят из Рамат-Гана и Гиватаима.  Возможно, кстати, что кого-нибудь из них – вояк, вышколенных советским спецназом – мы потом возьмём в команду.
Натали:
- И по возможности, Фрейлехс, минимум жертв.
Марк:
- Так для того мы в это и впрягаемся, Вальс – я прекрасно помню завет твоего папы! Сирануш,у тебя, кажется, неплохо с арабским?
Сирануш:
- Командир Роки знает, кого назначать в дело! У меня мама – армянка, а папа – палестинский араб. Заодно и повидаемся с предками – в Ашкелоне живут.
Серхио:
- А я хорошо владею фарси и турецким.  Возможно, с этими ребятами тоже придётся пообщаться.
Марк:
- Ну, теперь я в успехе операции уверен на все двести!
Я:
- У меня клюнулась идея, как эту тёрку разрулить бескровно. Нам же Бог помогает, это ж просто праздник какой-то… нет, три праздника разом!  Ваш Песах, их  Ураза-Байрам  и наша Пасха в этом году падают на один день – 30-го апреля, завтра! Сегодня, кровь из жопы, мы должны быть в Тель-Авиве. А там мы уж учиним акцию «Мир без стволов»!
Я (драйверу):
 - Санёк, жги резину – перед ментами, если что, я отвечу!
Саня врезает этак за сто сорок. Как ни странно, ни одной аварии, ни одного гаишника. Подлетаем к аэропорту. Нахожу Сурена в буфете за чаем:
- Что, кардаш, скучаешь без клиентов? Ну, мы это поправим! Допивай чаёк – и на Тель-Авив! Оттуда – в Сирию, на  Алеппо. Вот твой гонорар.
Выкладываю пачку  дорожкинских стобаксовых.
Сурен:
-  Маршрут-то рискованный… добавить бы надо…
Я:
 - А ты не заметил, Сурик, что жадины всегда нищие? Через пару дней из Сирии начнётся эвакуация нашего спецназа, и твой «як-истебитель» будет даже не нарасхват, а на разрыв! Ты столько лавандоса срубишь – мне потом во всех своих армянских церквах будешь свечки во здравие ставить! Короче, Чайковского допил – погнали, время не ждёт!
Через пятнадцать минут мы были в воздухе. В аэропорту «Бен-Гурион» нас уже таки ждали родственники Марка. Они отвезли нас на ночлег в деревеньку Кфар-Маас, что неподалёку от Тель-Авива. Хозяин дома, Зив Бар-Эль, принял нас по-королевски: накормил-напоил, разложил народ по комнатам… а я, в своём стиле, остался малёху  посидеть на кухне. За столом были: Марк с Олесей,  Серхио с Сирануш, Натали, отец Зива - Дов и его мама- Бат-Я…ну, и я, на всякий случай…
Зив:
- Мы знаем, кто вы. Я служу в Моссаде и могу вам помочь. Какие у вас планы?
Я:
 - Дружище Зив, у нас планы такие, что не приснятся ни вашему Моссаду , ни нашему ФСБ. Кладу карты  - на стол…
Дов:
 -И вы так легко, с первой встречи, нам доверяетесь?
Бат-Я:
- А ты, муженёк, ещё не заметил, что это – лучший способ получить хороших друзей?
Зив:
-Мама, ты, как всегда, права!
Я:
- Верно: умная женщина нередко решает судьбы истории покруче всяких там Юлиев Цезарей! (Бат-Я расцветает в благодарной улыбке).  Так вот, планы – такие, что Наполеон на том свете обкакается от зависти. Первое. Оставляю здесь вот эти две сладких парочки (киваю на Марка с Олесей и на Серхио с Сирануш). Их задача – замять вашу очередную тёрку с арабами – с минимумом жертв, а в идеале – вообще без них. Но, как ты понимаешь, Зив, добро должно быть с кулаками ... Так что от тебя, краса и гордость Моссада, потребуется группа поддержки.
Зив улыбается:
- Как я понимаю, Роки, желательно, чтобы бойцы были олим-хадошим из России, а также хорошо чесали по-арабски?
Я:
- Первое – да, желательно. А что до второго – тут делами будет рулить в основном Сирануш. Ну-ка, Хора, покажи свои талант!
Сирануш картинно вскидывает вверх руки и взгляд:
- Ля илляху  биль-Аллах, ва Мохаммадун расул лляхи!
(Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк его!)
Дов:
- О, теперь я уверен в успехе операции! Женская красота, да ещё и ум…
Серхио:
- А я им ещё фламенко зажгу – вмиг пропадёт охота стрелять! Пушки говорят, когда молчат музы, а уж мы-то молчать не станем!
Я:
- Верно, брат! Теперь – второе. Вы, уважаемые хозяева, с утра никуда не торопитесь?
Дов:
- Ну, разве что в магазин. Завтра же пятница…
Я:
- Понятно: хозяюшка к шаббату будет готовить фаршированную рыбку (Бат-Я с улыбкой кивает). Был бы рад поучаствовать в вашем празднике, а также поездить по святым местам, столь милым моей христианской душе – но, увы, придётся все эти радости отложить до следующего визита. Я ограничусь лишь просьбой: мне не хотелось бы на этот раз устраивать ребятам ранний подъём, пусть отдохнут – особенно пилот Сурен: от его бодрости полностью зависят наши жизни.
Бат-Я поёт:
- «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат…» Не волнуйтесь, Стас, мы  вас не потревожим, спите, сколько нужно. Но вы ещё не удовлетворили моего любопытства: куда путь держите… если это, конечно, не военная тайна?
Я:
- От вас, леди Бат-Я, никаких тайн! Мы завтра летим в Сирию. У меня душа болит за наших ребят, которые там гибнут не пойми за что! Мало Дорожкину Афгана с Чечнёй! А когда эти турецкие скоты сбили нашу «сушку» - моё терпение лопнуло!
 Бат-Я:
- Надеюсь, вы не полетите в Турцию мстить?
Я:
- Нет-нет, сударыня, от этого мы воздержимся. Их рулило, этот Хердоган, это же полный параноик! Если мы там начнём разборку – они же в кровище утонут, а это – не наша цель. В Сирии мы сделаем то же самое, для чего оставляем здесь Марка & company.
Дов:
- Вшестером?
 Я:
 - А вы вспомните, папаша Дов, завет графа Суворова: воюй не числом, а умением! Мы справимся, не сомневайтесь – как и мы не сомневаемся в вашем успехе. Теперь, ребятки, раскидываемся баиньки – как я обещал, сегодня дам отдохнуть, но где-нибудь в полдень – ВРЕМЯ ЗВЕНЕТЬ БОКАЛАМИ!
Марк:
- Принято, Тиль Уленшпигель! Но прежде, кэп, скажи, где и когда мы снова соединимся?
Я:
- Отвечаю, Ламме Гудзак! После того, как мы победно – я уверен – закончим наши операции, наша цель – Штаты, Атланта, штаб-квартира CNN. Надо заткнуть пасть этой всемирной Брехляндии! Как связь держать – знаешь. Место и время стрелы забью перед вылетом из Алеппо. Дружина – по койкам!
Мы разлеглись часов этак в пять пополуночи. Сон мне не шёл, я прополудрых пару часов… меня задолбала эта дурная борьба с выпендрёжами Морфея, я аккуратно выскользнул из объятий сладко посапываюшей Натахи, накинул халат  и попёр на кухню. К моему приятному удивлению, за столом за чашкой кофе сидел Зив.
Я:
- Бокер тов!(ивр: доброе утро!) Я вижу, тебя тоже посетил режиссёр Люк Бессон?
Зив:
- Ло-ло(нет-нет), пересмотреть «Из Парижа с любовью»  я всегда успею. Просто я же должен отвезти твою команду в «Бен-Гурион», а у них, по ходу, сон покрепче, чем у капитана…
Я:
-Да уж, братан, тут с тобой не поспоришь… Слушай, а давай-ка мы реализуем мою idеe fixe… за сколько тайма ты на своей «ренохе» долетишь до Йерушалаима?
Зив:
- Понял тебя, Роки – через час будем на месте. А бойцы – пусть покочумают!
  Дорога в этот час была почти пуста, так что до Иерусалима мы домчались быстро. Если бы я захотел обойти все достопримечательности этого древнейшего города, которые сохранила его богатейшая история (это Рим-то называют «вечным городом» - да он младенец против Иерусалима!) – мне бы и трёх суток не хватило! Я ограничился тем, что прогулялся по Via Dolorosa, зашёл в Большую Ротонду и освятил свой нательный крестик на Гробе Господнем. Зив не преминул поскорбеть у Стены Плача. После этого мы двинули обратно на Кфар-Маас. Подкинули ребят. Хозяева уже не спали. Бат-Я соорудила команде кофе и бутерброды с ветчиной, мы тепло с ней попрощались – и двинули на Бен-Гурион. Ехали двумя машинами: на «Рено» Зива и на «Форде» Дова.
Марита:
- А теперь, друзья, я вас на время покину. Ни в Сирии, ни в Америке от меня особой пользы не будет, а вот в Германии – я буду вас ждать.
Я:
- В Германии? На неё у меня планов пока что…
Марита:
- Не спорь с ведуньей – будут! Там я вас и встречу. К тому же у меня есть и ещё одна веская причина: признаюсь перед Наташкой, втрескалась я в тебя, Стас. Перебегать дорогу сестре, да ещё и ссорить команду – последнее дело. Мне нужно время, чтобы побороть свои чувства.
Натали обнимает Мариту:
 - А я пока подумаю, сеструха, как соорудить твоё счастье.
Зив:
  - Но тебе же надо как-то добраться, Марита? Конечно, каких-то денег можем подкинуть…
 Марита:
 - А вот об этом не заботься, дружище. Даже без шекеля в кармане я богаче десяти Ротшильдов.
Я:
 - Уж это точно!
Марита странным образом исчезает. Я:
- Теперь  приказ группе армий «Израиль» (Марк саркастически улыбнулся). После победного (в чём я полностью уверен) завершения вашей операции в Земле Обетованной дуете на Тенерифе - там встречаемся!
 Олеся:
 - Я не сомневалась, капитан, что, спасая Сирию и Израиль, ты  не позволишь нам  обойти стороной мою многострадальную родину.
 Я:
 - Ни в коем случае! Только ты, Гопак, остаёшься в группе Фрейлехса… не смей мне тут губы дуть! Ты, Марк, насколько я помню, знаком с премьером Нетаньяху?
Марк:
- Есть такое дело.
 Я:
- Вот посему быть тебе главой израильской операции.
Марк:
-Есть, капитан!
Я:
 Твоя помощь, Леська, там будет просто неоценима. А уж мы, поверь, на твоей батькивщине не обделаемся. Я знаю Украину от Казачьей Лопани до Чопа.
Блюз:
- Вообще-то моя фамилия - Тесленко. Родом из Винницы.
Я:
 - Вот и славно. Ставлю конкретные задачи группе армий «Украина». Первая – выполнимая. Любой ценой добиться прекращения обстрелов Донбасса и Луганщины хотя бы на неделю. Второе – на грани, если не за гранью, фантастики: добиться встречи Парашютенко с руководством Новороссии и заключения федеративного договора. Как мы это сделаем, я пока не знаю: решим по обстановке. Выдадим им главный козырь: этого потребует вся пресса Соединённых Штатов. За этим мы туда и едем. Понятно, что и у них пресса такая же рабская, как и везде, а для визита к хозяевам мы пока ещё не созрели,  но будем энергично к нему готовиться. Если это не удастся, предупредим Парашютенко, что в ближайшее время вся пограничная артиллерия украинской армии будет в руках повстанцев – и постараемся это обеспечить. Во  всяком случае, прихватим для него запасные штаны – думаю, он знает, что мой банк валюту системы «отказ» не принимает. И в зтой связи – предупредим его лично от меня: не дай Бог он сдристнет, сливши власть яйценюхам, косатым и прочим параноикам – я ему напомню историю о Троцком, Мексике и ледорубе!
Натали:
 - Кстати, а не пустить ли информацию в народ о том, (наигранно-грозно), что громовержцы из группы «Рок-н-Вальс» - уже на Украине!
Я:
- О, представляю, какое это возымеет действие! Ну, погнали, братья-сёстры! 

Перед подъёмом на борт Зив показал нам пальцами «Victory»:
 - Успехов в переустройстве мира!
Я:
 - Симметрично! А также -  шалом-шаббат!




(продолжение следует)


Рецензии
Какая пааааучительная история... Если б так в жизни... Я намекаю не столько на то, как ребятки легко разделываются с политиканами, сколько на образы ребят из Рок-н-Вальс. Уж больно все герои идеальные: и красивые, и ловкие, и спортивные, и умные, и смелые... А Пурген - ролька эпизодическая, он не в счёт.

Пеппи Длинныйязык   14.07.2016 11:10     Заявить о нарушении
Да, Пеппи, мне очень захотелось в нынешнем море детективной чернухи открыть островок имени Робина Гуда! Дальше фантастика будет раскручиваться, как праща Давида - сегодня жди продолжения!
(*!*)

Слава Кайф   14.07.2016 13:49   Заявить о нарушении