Рок-н-Вальс, том 1

Рок’н’Вальс
(Политический роман-фантазия).

ОГЛАВЛЕНИЕ

Том I
Часть 1. У дяди Армена.
Часть 2. Рок-клуб «Уэмбли».
Часть 3. У Натали.
Часть 4. Я становлюсь мафиозо.
Часть 5. Армения.

Том II.
Часть 6. Москва.
Лирическое отступление.
Часть 7. Израиль.

Том III.
Часть 8. Сирия.
Часть 9. Снова Израиль.

Том IV.
Часть 10. Украина.
Часть 11. Америка.

Том V.
Часть 12. Klabauterleute.

Том VI.
Часть 13. Возвращение в Европу.
Часть 14. Гамбург.
Часть 15. Засланка.

Том VII.
Часть 16. Венгрия.
Часть 17. Снова Украина.
Часть 18. Орёл.

Том VIII.
Часть 19. Опять-таки Москва.

Том IX.
Часть 20. Рио.

Том X.
Часть 21. В Кейптаунском порту.

Том XI. P.S. Сердечное объяснение Харальда Густавссона с Полин Штробель.

Часть 1. У дяди Армена.
   Окраина Москвы. Какая именно? Отстаньте с вопросами - всё равно не скажу! Да нет, не секрет... просто есть такая назойливая категория читателей:  скушают роман – и давай елозить по картам, да рыться по всяческим учебникам-словарям-справочникам: а всё ли тут соответствует историко-географико- политико-кухонносплетенным реалиям? Не дай Бог что-нибудь не срастётся - ой! собирай, автор, чемодан, рви когти подальше – а то ведь загрызут предъявами: ОПЯТЬ НАС ОБМАНУЛИ!!! (Помните у Райкина-старшего: «Внутре срен-д-невекового рыцаря – наши опилки! Ох и дурют нас, братцы, ох и дурют!» А уж если случится чудо и всё смажется, как хлеб маслом – дык, енто ж ещё хужей! Как это так – везде дурют – а тут нет? нее, братцы, чавой-то тут не чисто!.. Эту бы занудную братию в кучу сгрести – да всем гуртом в ФСБ на службу… ой, нет-нет, не надо! они ж весь честной народ на законопослушание подсадят – прикиньте, какая тощища будет! Ладно, неугомонные, раз уж оно вам так далось – пущай окраина зовётся, скажем,  Ново-Дурнопрыгово . Довольны?
…В общем, на обочине федеральной трассы М-…блин, забыл… да отстаньте же, черти полосатые!.. уютная такая кафешка «У дяди Армена». Я здесь халдействую уже четвёртый месяц( для непосвященных: халдей на кабацком языке – официант). В общем-то, меня устраивает здесь всё. Вкусный хавчик – это, конечно, тоже здОрово, да и баблом не обижают… Но для меня хорошая работа – это прежде всего тёплый коллектив. Балом здесь правят два армянина – хозяин, собственно, дядя Армен, и шеф-повар, дядя Арам. Мы их между собой называем просто: господа А-А. Походил я по другим кабакам – там в основном человеческие отношения строятся по принципу весов:  на одной чаше – халдеи( я уже объяснил – официанты), на другой – лабухи( музыканты). Как правило, меж ними взаимная нелюбовь, и, чтобы они друг друга не сожрали, и тех и других кормят повара. Поваров любят все. У нас как-то всё не так, как у других: лабухи с халдеями и без поваров неплохо ладят, а с поварами – ещё лучше. Иногда я дерзновенно приписываю эту заслугу собственной персоне: сам пою, сам гитарю, сам песни пишу. Так что время от времени господа А-А освобождают меня от халдейства и  внедряют в команду лабухов аж на целый вечер.
   Расскажу малёк о себе. Во мне с детства кипело и пенилось море всяческого творчества. Помню, как-то ещё мелким шпендриком я улизнул с уроков и пришёл смотреть представление в цирке  на Цветном бульваре. Ну, предки об этом, конечно, не знали, будучи наивно уверенными, что я грызу гранит науки.
 
 В антракте я хитрым партизаном стал красться к кулисе. Ко мне идёт такой кряжистый усатый униформист и суровым басом: «Мальчик, сюда нельзя!»   Я делаю такие глаза, что они чуть не вылезают из орбит, и показываю  пальцем на левое плечо его красной ливреи: «Ой, дяденька, гляньте, у вас там цветок растёт!» Обалдевший дяденька внимательно изучает своё левое плечо, я тем временем проныриваю под его правой подмышкой и – шнырк под занавес. Смотрю, куда это я попал… ой! Это был первый случай, когда я, как Алиса в стране чудес, нырнул из одного мира  в другой. Туда-сюда расхаживают очень непривычные для меня люди( наверное, благодаря их непривычным одеяниям), какие-то ящики там и сям, где-то вдалеке в клетках зверушки всякие бесятся… Вижу, идёт мимо походкой статуи Командора серьёзный дядя в чёрном фраке и таком же чёрном цилиндре. Я его узнал, подбегаю:  «Дядь Игорь, а дядь Игорь, а вы правда можете посадить меня в ящик, чтоб потом меня там не было?» Ну, Кио всегда был человеком простым -  широко улыбается: «Да конечно, малыш, могу!» Я его подначиваю: «А я не верю!» Он: «Ну-ну… Прыгай-ка сюда.» Я залезаю в какой-то пёстрый ящик и слышу: «А теперь вылезай!» Я вылезаю… ой, мама, я же вылез совсем из другого ящика! Тот, в который я влез, стоит закрытый где-то метрах в двадцати от меня, а волшебник в цилиндре, помахав мне рукой, скрывается за горизонтом. Ну, дальше – больше. Иду по какому-то коридору, приоткрываю первую попавшуюся дверь, вижу сидящего около зеркала человека в клетчатой кепке… а перед ним на столике – рассыпанные карты. Человек поворачивается ко мне и показывает язык. Я воспринял это как сигнал к действию: «Дядя Олег, а научите меня, как вот этот пиковый туз превратить в бубнового короля!» Попов скроил суровую мину: «Я своими секретами не делюсь ни с кем!» Но от меня так просто не отвяжешься!  Я ему: «А мне мама сказала, что туз пик – это нехорошая карта! Если его не превратить в бубнового короля, может случится несчастье! Вы ж не хотите, чтоб с вами случилось несчастье?» Обезоруженный Попов показал мне фокус. Но творческий человек, он же так не остановится – и давай меня обучать! Неизвестно, сколько бы я от него всяких полезностей нахватался, но тут – влетает запыхавшийся шпрехшталмейстер и выпаливает:  «Олег Константинович, вы же опаздываете на выход!» Попов вскакивает, оглядывается по сторонам: куда же это делся негодный мальчишка, чуть не сорвавший ему выход… а я такой же мышкой – шнырк у него под ногами – и наутёк…

 Лет с двенадцати я начал бегать по массовкам на Мосфильме. Обычно массовка, пока не вызовут на площадку, сидит в комнатушке и треплется о том, где что дешевле  купить – в «Ашане» египетскую картошку или в «Пятёре» резиновые польские помидоры. Меня, уж извините, интересовали совсем другие темы – я всё время лазил по территории и частенько опаздывал на выход, за что, понятно, огребал люлей от бригадиров. Как-то раз смотрю – каскадёры тренируются. Хорошо накачанный дядя вываливается с третьего этажа и пикирует головой вниз! Ну и что, что там три мата лежат! А если он в них головой воткнётся – ведь точно шею сломает! А он возьми,  да метрах в двух от приземления( или приматения, не знаю) перевернись ВНИЗ тормашками – и пришёл чётко на ноги!( Это потом я уже узнал, что каскадёры не говорят «приземлился» - только «пришёл».) Так вот, я к этому летучему богатырю опять пристал, как банный лист – научи да научи! Достал его до того, что он начал оставаться после смен и гонять меня по корде...

   Потом была армейка. Не буду рассказывать всех перипетий: и скучно, и грустно… Скажу только, что научили профессионально работать руками и ногами (а в этом процессе – также и головой) и отлично стрелять из всех видов оружия. Ты ещё узнаешь, читатель, как мне это потом пригодилось.

   В ГИТИС после дембеля поступил сразу. Наигрался, напелся, наплясался. А вот после выпуска впервые узнал все прелести безработицы. Многие мои однокурсники ушли в запой и исчезли за горизонтом жизни. Я поступил иначе -  быстренько, разгрузивши пару вагонов, прикупил себе с рук неплохую гитару – это дело я освоил ещё в армии. Тогда Арбат был ещё в полном расцвете. Я довольно быстро доказал – сначала себе, а потом и публике – что я и здесь кое-чего стою. Как-то раз прохладным ноябрьским днём это оценил проходящий мимо некий вальяжный господин с благородным кавказским лицом. Вот это и был дядя Армен.
   Итак, стою я на кухне, травлю анекдоты  дяде Араму… нынче народу не густо, хоть уже и вечереет – можно слегка расслабиться. Слышу из зала мурлыкающее меццо-сопрано: «Могу ли я видеть официанта Станислава?» Так-так, интересно… не выношу визга несмазанных дверей и таких же визжащих женских голосов – а вот такие бархатные… ну-ну, глянем. Подхожу к открытой двери в зал. За столик у окна присаживается светская львица в платье цвета южного неба, плечи окутаны отдавшим свою жизнь где-нибудь в Заполярье песцом… отсюда видно, что не кошка. Ну вот, послал Господь мадам Фу-ты Ну- ты! Сейчас начнётся: то не этак, это не так, стулья не гамбсовские, фарфор не майсенский… и чего это ИМЕННО Я ей запонадобился? Другие чем ей хуже? Тут в кухню торжественно вплывает моя коллега по смене, маленькая полненькая шатеночка Любаша. Неся  с видом сотрудника колумбария, транспортирующего урну со свежим прахом, поднос с грязной посудой, она, со свойственным только ей похоронно-надменным видом, изрекает: « Иди, благоверный, тут к тебе некая фифа пожаловала, изволь ублажить графиню!» Тут надо внести некоторые пояснения: случалось мне несколько раз после смены проводить Любашу до дому, что даже заканчивалось поцелуями. Дальше этого дело не заходило, но Любаша явно возымела на меня гораздо бОльшие виды, хотя я ей к этому повода не давал. Тут мефистофельской походкой входит дядя Армен. «Стасик, это можно поручить только тебе! Тут ко мне дорогие гости: мой старый приятель и коллега по ремеслу Гамлет со своей ненаглядной Офелией( вот армяне! Как же они любят своим детям давать шекспировские имена!)Заказ: фирменное, три пива и бутылку водочки. Арамчик, сооруди! Стасик, доставь так, как только ты это умеешь – за что тебя тут все готовы чуть ли не на руках носить!» - Тут дядя Армен расплылся в своей очаровательной улыбке. Дядя Арам  подает мне наше фирменное блюдо( его я подробно опишу чуть позже), ставит мне на голову бутылку водки, в свободную правую я загребаю три бокала «Будвайзера» - и в таком виде броненосцем «Потёмкин» вплываю в зал. Подхожу к столику, где восседает августейшая пара, становлюсь на одно колено, ставлю на стол суперблюдо с пивом – и резко встаю на обе ноги. Бутылка подлетает вверх где-то на метр, делает несколько пируэтов в воздухе – и завершает свой полёт у меня в руке, после чего я триумфально водружаю её на стол. Зал взрывается аплодисментами( к тому времени он уже почти наполнился). Гамлет жестом предлагает мне к нему наклониться( типа хочет что-то тайное шепнуть) и, когда я исполняю приказанное, внедряет мне в карман какую-то очень серьёзную купюру.
  А вот теперь очередь Леди в синем. Направляюсь к ней. На несколько секунд останавливаюсь на полпути – да уж, этой картиной стоит полюбоваться издалека! Вот, что природа иногда наворочает, того никакому художнику не придумать. Ну как вот может сочетаться этот буйный хайр цвета пшеничных зёрен с глазищами цвета спелой смородины? Вспомнилась избитая, как боксёр на ринге, обсосанная всеми романистами гипербола: «Искра напряжением  в сто тысяч вольт пробежала между их глазами и их сердцами!»  А вот, хоть сдохни, а так оно и есть!  Подхожу:
   -Вы к нам писали?
   Она плавно отвела взор вверх-влево, также плавно отвела (не откинула, не плебейка!)  за правое плечо свой богатый урожай пшеницы:
    -Не отпираюсь. Хотя в данном случае она звалась не Татьяной  (по-львиному смотрит поверх моей головы), а Натали.
    -И чем же может служить скромный Рыцарь Серебряного Подноса царственной музе Нашего Всего?
    -Ну, НАШЕ Всё – это в прошлом. А вот МОИМ Всем будет тот, кто в щедрости своей жертвы превзойдёт Иродиаду и Саломею вместе взятых…
    -И какова же должна быть жертва?
    -Тот, кто на своём серебряном подносе принесёт мне… своё сердце!
    Тут я почувствовал синхронный дуплетный удар с двух сторон. Натали смотрела уже не поверх моей головы – её орудия били своими смородинами прямо мне в глаза. А сзади по моей многострадальной черепушке работали батареи разъярённой Любаши. Я этого не видел… ну, нет у меня глаз на затылке!.. но я точно чувствовал, что она стоит за спиной… ещё немного – и в меня полетит поднос с грязной посудой. Тоже мне, Теодоро из «Собаки на сене» - попал между госпожой и субреткой! Ну ладно, проверю свои догадки, а заодно поставлю их лицом к лицу. Отдав смородинам реверанс лёгким поклоном, делаю изящный шаг влево и кидаю боковой взгляд вправо. Ну какие тут гадалки! Вот она, голуба, застыла у входа в кухню, держа поднос на трёх пальцах(долго я её этому учил), только поднос занесён как-то уж больно недвусмысленно.
   Львица,  ничуть не смутившись, ослепительно улыбнулась  Любаше, подкрепив улыбку едва ощутимым наклоном головы. Затем повернула ко мне своё пшеничное поле:
 - Однако, рыцарь, мы заболтались, а дама проголодалась (да уж, Воландесса та ещё!). Чем изволите порадовать? Только, ради Бога, не надо меню. Я бы хотела, чтобы меня угощало не заведение, а лично вы.
   Я сделал вид, что призадумался, хотя ответ уже давно был у меня в голове.
 - Ну, раз так, то я постараюсь восхитить вас блюдом, которое изобрёл здесь лично я(ну, прилгнул, конечно, но ради этих смородин я сейчас готов буду поклясться на Библии, что вот только-только вчера изобрёл вечный двигатель… ну, атомная бомба была только разминкой). Это блюдо называется… - «Старинные Часы»!
   Натали изогнула дугой левую бровь(вот мимика-то! …и это я еще считал себя актёром!).
- Заинтригована. Хочу немедленно услышать их бой.
- Немедленно иду к часовщику.
   Эх, как хотелось рвануть бегом! Нет-нет, дорогая, мужем-слугой я тебе не буду! С королевой – только королём. Беру поднос на три пальчика, небрежно перебрасываю его на  другие три, делаю это три раза, каждый раз с большей амплитудой, а потом – и с переворотами в воздухе. Натали сначала царственно улыбается, затем начинает безудержно хохотать и аплодировать. Добившись нужного эффекта, я опускаюсь на одно колено – и из этой позы развязной походкой юного повесы направляюсь к кухне. Я уже примерно предвкушал ту сцену, которую я там увижу. Господа А-А наперебой пытались унять разбушевавшуюся Любашу.  Ревнивая фурия брызгала слюной и слезами во все стороны:
 - Да увольняйте на здоровье! Не выношу, когда мне обещают и не выполняют!.. Да нет, я не о вас, а об этом…
     Вхожу. Увидев меня, Любаша осеклась на полуслове. Изрекаю – с холодной вежливостью:
 - Во-первых, Любаша, я тебе ничего не обещал. Если пару раз поцеловались, то чисто по-братски. Во-вторых: ты же знаешь, что  одним из главных козырей, которыми наше заведение посылает в нокаут всех наших конкурентов, являются:  мир, согласие и отсутствие коммунальных склок  (господа А-А благодарно улыбнулись).-  Так что предлагаю тебе прекратить истерику, порочащую Благородное семейство (господа А-А восторженно хлопнули друг друга по рукам, после чего каждый из них пожал руку мне) - и сохранить со мной братско- сестринские отношения.
    Выдав эту напыщенную тираду, я обратился к поварам, которые вовсю потешались, глядя на эту сцену:
 - Господа рыцари кухонной плиты, прибывшая к нам высокая гостья желает…
 Самый старший и опытный из поваров, дядя Самвел, лукаво улыбнувшись, закончил фразу:
 - … Посмотреть на время? Ну что ж,  Стасик, предъяви ей наши куранты!
 Через минуту я поставил перед заинтересованной Натальей её заказ – и давай разливаться соловьём:
  - Итак, блистательная донна, начнем нашу экскурсию.  В центре экспозиции, ну, то есть циферблата – Эверест из тонких ломтиков ветчины, копчёной телятины, копчёной крольчатины, свиных почек вперемежку с солёными огурчиками… всё это сцементировано нежнейшим паштетом, который нам  поставляет непосредственно из Франции наш постоянный клиент Роже ле Руа( кстати, ученик самого Оливье) и… сверху всё это залакировано сметанным соусом, которым равномерно полита вся поверхность циферблата. Тесто, из которого изготовлен циферблат, является нашим особым достоянием. Это патентованное изобретение самого мсьё Роже – его я не могу выдать даже вам.
    Меня несло покруче Остапа Бендера. Мне доставляло несказанное удовольствие смотреть на реакцию Натали. Нет, женский взгляд – это не то что запатентовать – это вообще понять невозможно. Мы-то можем смотреть глазами в разные стороны(то, что я это умею – об этом мы, читатель, ещё поговорим). Но смотреть одним глазом вверх, а другим – вниз! Я взирал на это как на восьмое чудо света: один смородинный прожектор Натали был направлен вниз, на «часы», а второй готов был проглотить меня.
  - Но, с одной стороны, чтобы продолжить нашу экскурсию, а с другой – чтобы не морить вас голодом,я предлагаю такой сценарий: я презентую вам очередной экспонат, а вы его дегустируете. Итак…
 Натали зацепила вилкой кусочек «эвереста» и попробовала. Её личико озарилось улыбкой – и я ясно чувствовал, что улыбка предназначалась значительно больше мне – «эверест» был лишь предлогом. Теперь меня уже понесло на крещендо:
  - Перейдём к цифрам. По краю циферблата, как и положено, располагаются двенадцать  мини-эверестиков. Начнём… а какая разница! Давайте с цифры  10 .Это маринованные маслята. Отведайте, а то ведь голодной останетесь. Цифра 11 – картошечка, приготовленная особым способом, который тоже является тайной. Цифра 12…
 - Постойте-постойте, Станислав, - перебила Натали. –А где же стрелки?
  Я прикусил язык. Такого вопроса мне ещё никто не задавал за все мои четыре месяца работы. Эта умная женщина поставила меня в тупик. Мозг лихорадочно работал в поисках ответа. Словно угадав мои мысли, Натали взяла вилку и положила её от центрального «эвереста» к цифре 12.
  - Но позвольте, Натали, это только половина ответа. Большая стрелка найдена. Давайте вместе искать маленькую.
  Натали загадочно улыбнулась:
  -Зачем искать то, что уже найдено? Они совпали: на часах -  двенадцать. Если я не ошибаюсь, это время окончания  вашего рабочего дня? Сколько сейчас в реальности?
 Я взглянул на мобильник:
 - Половина десятого.
 - Ничего, - кивнула она. – Два с половиной часа я подожду. Не такое уж и время для…
 - Для того, чтобы не заставлять вас ждать, - прогудел своим знаменитым басом неизвестно откуда появившийся дядя Армен, - я сегодня отпускаю Станислава на два с половиной часа раньше. За него есть кому поработать. – Тут он очаровательно улыбнулся стоящей поодаль Любаше. У этой бедняги аж слёзы высохли. Я уже всерьёз испугался, что она схватит вилку и кинется на дядю Армена.
 Натали величаво встала и царственно протянула дяде Армену свою очаровательную лапку, которую он с удовольствием облобызал. Я обернул плечи Натали её песцом. Она взяла меня под руку, и мы направились к выходу. В спину мне яростно били ядра ревнивых взглядов Любаши.

Часть 2. Рок-клуб «Уэмбли»

   Из тёплого царства дяди Армена мы вышли в вечернюю апрельскую прохладу – как будто из раскалённой парной бултыхнулись в ледяной бассейн. Долго мёрзнуть не пришлось: королева подошла к роскошной серебристой карете марки «лексус», щёлкнула дистанционным ключиком-замочком и взглядом указала мне на переднюю правую дверь. Сели.
- Рыцарю явно нужен отдых, - прищурила смородины Натали. – А не погонять ли нам шары в боулинге?
- Фи, ваше величество! – я укоризненно нахмурил брови, - боулинг - забава для черни… вы бы мне ещё женский бокс предложили! – Натали слегка опешила от такой проповеди, а я развил наступление – благородной донне пристало отдыхать душой и разумом.  Есть тут неподалёку рок-клуб «Уэмбли». Сегодня там большая программа, ребятки в основном малоизвестные – а значит: свежие, ещё не обструганные шоу-бизнесом. Не махнуть ли нам туда? Кстати, там я преподнесу вам маленький сюрприз.
   Натали призадумалась:
 - Сюрприз – это, конечно, интересно. Только рок-музыка и я – на несколько разных волнах. Мой конёк – классический танец…
 - Что ж, в вальсе и танго я тоже не дилетант, и у меня ещё будет возможность доказать это моей прелестной балерине. – Мне ужасно хотелось в очередной раз осветить улыбкой небесный лик моей Мадонны, и мне это удалось!  - А что касается рок-музыки, то вы, вероятно, судите о ней по репертуару «Нашего радио».
 - Признаться… да. – Натали слегка смутилась.
 - А вот это зря. То, что сейчас крутит шарманка Миши Козырева, гораздо больше отдаёт попсой. Настоящий русский рок, как ему и положено, пребывает в андеграунде.  Иногда бывает полезно из заоблачных чертогов Штрауса и Чайковского спуститься в полумрак подвалов. Тёмные тона неплохо оттеняют светлые – иначе мир станет плоским –Булгакова вспомните! Кстати, уместно напомнить, что и сам Штраус начинал в венских подвалах.
 - Ну что ж, мистер Рок-н-Ролл…
- Поразительная проницательность! Именно так меня и зовут в клубе.
 - Несложно увидеть то, что лежит на поверхности. Перед вашими аргументами трудно устоять. А уж ожидание сюрприза – это и вовсе неотразимая приманка для женского любопытства. Едем!
 Мы ехали минут двадцать. Перемахнув через МКАД, мы остановились около небольшого здания под переливающейся неоновой вывеской «Уэмбли».   
   
  - Ну, сэр, если вы меня разочаруете…!!! (нет, надо же побрыкаться, прежде чем выкинуть белый флаг!)
    - Вперёд, императрица, ваши легионы уже еле сдерживают коней! – решительно извлекаю Натали  из-за руля, присаживаю её к себе на правое плечо, свободной левой захлопываю обе двери – и этаким триумфатором вхожу в сказку рок-андеграунда...
    Зал был спланирован в прямую противоположность общепринятым стандартам. Столики встречали гостей от входа – и дальше вниз, с наклоном где-то градусов под двадцать. От перил пространство резко обрывалось в трюм-преисподнюю, в недрах которой сияла   огнями рампы и прочих прожекторов – сцена.На сцене выдавали симпатичные менестрельские баллады ребята из Новосиба (я с ними познакомился чуть попозже).  Подходит Гарик, распорядитель бала:
   -Ого, Стас, тебя можно поздравить с очередной победой?(выразительно глядя на восседающую на моём плече Натали)
   -Hе до фига лишних вопросов, Гарик? Вот тебе за любопытство аж две епитимьи (Гарик раскрывает рот в комическом ужасе). Во-первых, предоставь нам столик у бордюра. Во-вторых…
   - Дать  тебе с твоим “Королём Восклицаний” минут пять…десять…пятнадцать выступить? Сделаем, готовься!
   - Да ладно тебе…пионер всегда готов!
   Приземлились. Натали моментально обратилась в слух и зрение –ага, киска, расти! Даже перешла на «ты»:
   - Ты прав, Стас – я действительно что-то упустила…
   - Ну, догоняй!
   Потом на сцену вышла пермская «Джамахирия». В поклон заведению врезали свой суперхит: «Назад в Уэмбли». Королева аплодировала стоя. Что ж, настал мой час!
   -Натальюшка, я отлучусь на минутку…
   -Послушать трель ручейка? – Натали под музыку и шампань пробило на вальяжности.
    -Нет, леди, поднимайте выше: устроить Ниагару! И этим – исполнить обещанный сюрприз!
Иду вниз, за кулисы. Подхожу к Гарику:
   -Брателло, я не знаю, кто будет играть после «Джамахирии», но пусть они минут пять… десять… пятнадцать покурят!
   Гарик растекается улыбкой:
    -Хочешь порадовать свою красавицу?
    -Тащи цветы себе в машину – угадал на раз!
    Ребятки раскланиваются. Выходит Гарик:
      - Ну, что вам сказать, люди добрые… Пермяки – оно, конечно, солёны уши, а вас всё же порадовали. Разовьём успех! Приглашаю на сцену Стаса Рок-н-Ролла с его вечно неунывающей командой (да вот она, перед вами) «Король Восклицаний»!
 Выхожу… Нет, вылетаю двойным сальто. Подхожу к микрофону.
 - Господа, простите за эгоизм. Моё коротенькое выступление будет посвящено одной даме, которую я полюбил за сегодняшний вечер – и, надеюсь, надолго. Порадуем вас наступившей весной! Пиплы, ready, steady, go!
  -Открой окно – да выбей раму ногой!
    Иначе это сделает кто-то другой –
    Увидишь юную леди – спроси, кто она?
    Я подскажу: да это ж сама весна!
Минкайф предупреждает: Не проспи, дорогой!
   Ну, врезал вот такой весенний рок-н-ролл. Наташка уже просто под потолок скачет – все стулья порасшвыряла, и ведь никто не обижается! Ладно,
поддержим настрой!
   - Друзья, я отдал долг весне. А чем хуже другие времена года? С какого продолжим?
    Из зала:
    - За весной обычно лето настаёт!
    Я:
     - Что ж, не будем нарушать законов природы – это единственные законы, которые стоит соблюдать!
    Затягиваю ритм-н-блюз:
   - Ты откроешь мне дверь – я усталый ввалюсь,
Мы вместе споём шелестящий блюз…
   Ребята сзади подхватывают:
    - Шуба дуба – это кора,
Шуры-муры – это игра,
Шутка вора – в сумке дыра,
Шум мотора – значит, пора!
Это… это… это… это – лето!
  Натали присаживает свою милую попку, устремляет взгляд в небеси (ну, ясно, через потолок), а я уж – ну, завернул «Времена года» (и что, что не Чайковский и не Вивальди – за заяву мужчина всегда ответит!) итак, «Осень» я забабахал в ритме вальса:
   - Лето устало всех нас любить,
Страсти исполнив  меру,
Тихие омуты моря слёз
Взбаламучены ливнем небесных гроз !
Ты сказала: - Вот осень, время грустить!
- Прости, my fair lady, не верю!
К воде подойди, загляни в глубину –
Ах, как хочется прыгнуть? Давай, подтолкну !
   Натали вскакивает, спускается вниз, выбегает на сцену с непонятно откуда взявшимся стулом и начинает с ним вальсировать… ну, здрасьте-приехали, чтобы девушка моей мечты танцевала со стулом! Заканчиваю куплет, подбегаю к гитаристу:
  - Вадик, жарь соло!
  Подхожу к Натали, отбираю у неё стул – и занимаю его место. Вот сто пудов, такого вальса «Уэмбли» ещё не видывал! А тут Вадик ещё и добавил «Delilah» из Тома Джонса…
    И вот тут:
    - Наташка, я пока что богаче тебя: я вальсировать, как видишь, умею, а вот ты, по ходу, рок-н-ролл пока не танцуешь…
    Натали:
    - Так давай учи!
    - Сделаем!
     Подхожу к микрофону:
     - А вот сейчас, уважаемые гости, мы проведём эксперимент. – Из зала крики:
 - Давай, Стас! Зажигай!!!
 - Моя красавица чудесно танцует классику, а вот рок-н-роллом пока ещё не владеет.  Вы не будете возражать, если я сейчас преподам ей мастер-класс?
 Из зала:
 - Преподай! Мы будем приёмной комиссией!
  Иду  к Вадику:
 - Братан, я сейчас спою первый куплет из «Пса по кличке Кайф», а после куплета вы с Андрюхой, - кивая на клавишника,  - врежете очень-Очень- ОЧЕНЬ большой соляк!
 Тут подходит Жека Фанни-Бой со своим харпом(для непосвящённых «харп» - губная гармошка):
 - Роки, а мне можно присоединиться?
 - Нужно!!! – Возвращаюсь к микрофону и взрываюсь:– «Боже!
Я так любил его – и что же?
Сбежал в весенний день погожий
Мой верный пёс по кличке Кайф!
Боже!
Сейчас я выскочу из кожи.
Ничто теперь мне не поможет:
Ни аспирин, ни «Гербалайф»! –
Поворачиваюсь к своей восторженной леди и начинаю вести её в ритме классического рок-н-ролла. Натали ловит движения на раз – (Господи, откуда ж такая спортивная подготовка!)
   Наш рок-н-ролл передаётся в зал. Я не знаю, сколько пар мы с Наташкой влюбили друг в дружку в эту ночь – мы-то священнодействовали только для each other!
И вот, заканчивая танец, я нахожу своими воспаленными губами её милые вишенки. Из зала:
 - БРАВО!!! ГОРЬКО!!!
 - Пью за союз Вальса и Рок-н-ролла!
 С трудом отрываюсь от вишенок:
 - Ну вот, Наташ, ты и получила свою партийную кличку: Леди Вальс.
 Натали преподносит мне ассорти из смородины и вишни:
 - И вот после всего этого ты халдейничаешь в кабаке? Твоё место – на лучших сценах!
 - Там все места уже до меня раскуплены.
 - Ну… эту ошибку мы исправим. Поехали!
 - И куда же моя валькирия меня хочет унести на своих крылышках?
 - Ну, уж точно не на тот свет…
 - Да с тобой – хоть бы и на тот! Едем!

   Часть 3. У Натали
Я с трудом помню, как мы с Натали вышли из «Уэмбли», сели в её «лексус» и доехали до её дома. Я в очередной раз убедился, что любовь отшибает мозги покруче любого алкоголя. Когда мы вошли в её загородный подмосковный дом, единственное, что я мог вымолвить, было:
 - Умоляю… дай мне что-нибудь попить.
Она:
 - Шампанское устроит?
Я:
 - Из твоих пальчиков я приму даже цианистый калий!
Она:
 - Ты мне пока ещё живой нужен. – Достаёт из холодильника бутыль шампани и картинным движением его вскрывает. – Я, конечно, не работаю официанткой, но, как видишь, кое-что ещё умею.
 - Ну, давай,  ещё поприкалывайся… - Жадно проглатываю полбокала.
  - А вот тут ты не угадал, Стас. Я не прикалываюсь, а хочу поговорить с тобой всерьёз… Не надо этих ироничных взглядов,  повторяю: ВСЕРЬЁЗ. Хотя подожди : чтобы перейти к серьёзному разговору, мне нужно чуть-чуть опомниться от того праздника, который ты на меня сегодня обрушил… Сейчас отхлебну и перейду к делу. – Делает большой глоток. – Вот теперь слушай. Я обещала вывести тебя на большую сцену, а я слов на ветер не бросаю.
   -Что ж, окунусь в твой чёртов омут – будь это хоть Мёртвое море!
  - Не спеши, туда скататься ещё успеем. Начнём  отсюда… я тебе много чего интересного сегодня порасскажу… Нет, постой! Давай-ка для настроения запустим какую-нибудь милую киношку. Кино какой страны ты предпочитаешь в это время суток?
 - Ну… пусть будет добрая старая Америка. Ты любишь джаз сороковых годов?
 - Кажется, я тебя поняла. Вероятно, ты имел в виду «Серенаду Солнечной Долины»?
 - Сто баллов из десяти!
 Натали запускает фильм. Я расслабляюсь в кресле:
 - Леди Вальс, пока я ещё не растёкся по вашему паркету от столь прелестной ночи, извольте перейти к обещанному «сурьёзу»!
 Натали:
 - Поехали. Ты ведь понимаешь, Стас, что кафешка, в которой ты служишь – не единственный способ заработка для дяди Армена.
 - Кое о чём догадываюсь, только стараюсь в чужие дела не мешаться.
 - Разумная позиция… Да вот теперь придётся вмешаться, ибо теперь для тебя эти дела уже не чужие… Нет, ты, бесспорно, можешь отказаться…если, конечно, я для тебя ничего не значу…
 - Так-так… Интрига начинает меня захватывать! Хорэ темнить, моя радость.  Выкладывай карты на стол!
 - Выкладываю… то, что знаю. Дяде Армену… для тебя он уже не дядя, а может быть, и будущий тесть…
 - Так ты хочешь сказать…
 - Да тебе ничего и договаривать не надо. Да, он мне отец. Он долго думал, как лучше устроить мою жизнь. Он сосватал меня некоему своему дружку по имени Гурген, но при этом ему были важны и мои чувства. А я этого Пургена… ну, то есть Гургена… сразу ВОЗНЕНАВИДЕЛА. Вот папа  и познакомил меня с тобой… А на тебя я запала по полной! Ты же не будешь говорить, что ты ко мне равнодушен?
   Я вскакиваю и поднимаю её на руки.
  - Натаха, как ты можешь такое говорить?
 Она:
 - Ну, помиловаться мы с тобой ещё успеем. Сейчас мне важно понять(да и тебе это будет не лишним), какую роль тебе уготовил папаша в своих планах. Я думаю, что это разрешится в ближайшие пару дней. Боюсь, что Гурген-Пурген меня так просто не отпустит.
 - Ничего, я ему помогу.
 - А я помогу тебе. Ты ещё увидишь, что я умею не только вальсировать.
 - А какие ты ещё умеешь исполнять танцы, кроме вальса и (теперь уже) рок-н-ролла?
 - Ты хочешь получить ответ прямо сейчас?
 - Немедленно!
    Я надеюсь, что почтенному читателю не надо объяснять, какой танец мы с Натали исполняли в остаток этой ночи на её двуспальном танцполе…

Часть 4. Я становлюсь мафиозо.

    Просыпаюсь от нежного поглаживания Наташиной лапки:
   - Я тебе сварила кофе, милый. Не подумай, что я горю желанием тебя спровадить – просто через час припрётся Пурген-Гурген, и мне надо будет с ним жёстко объясниться. Я не хотела бы, чтобы ты при этом присутствовал – ты же его башкой разнесёшь по камешкам весь этот дом – а домик нам с тобой ещё пригодится: папашка этот дом Пургену задарил (наивно думая, что я тут с ним буду жить),  а теперь я топну ножкой – и в этом доме будем жить мы с тобой!
   - Да, но если ты не дай Бог с этим гадом ляжешь…
   - Успокойся, Отелло! И до тебя-то под него не стелилась, а уж теперь-то… В общем, встречаемся сегодня в три часа на опушке… ты знаешь, неподалёку от папкиной кафешки растёт такой БА-А-Алшой дуб…
    - Как же, знаю! Я зову сие древо: Андрей…
    - Болконский?
    - Угадала с первого раза!
      - Так вот, в три – и не смей опаздывать!
      - А ты?
      - Я тебе не какая-нибудь гламурнюшка, чтоб заставлять себя ждать до темноты. Во-первых, я с сегодняшней ночи – твоя благоверная жена… ну, если ты, конечно, не против…
      Я заткнул поцелуем её  милые вишенки. С трудом оторвавшись, Натали продолжила:
      - Во-вторых, я – твоя боевая соратница. Больше  пока говорить не буду – всё узнаешь после трёх. Лети, мой степной орёл, Стас Рок-н-Ролл!
       - Пусть портрет пишут с вас Фрагонар и Франс Хальс, Натали, что на небе увидел Стас под созвездьем по имени Вальс!
      Откланиваюсь, ухожу. Мотаюсь пол-дня по  Дурнопрыгову. В пол-третьего подхожу к Дубу с початым жбаном «Аревика» . Смородинно-вишнёвое варенье уже меня ждёт. Подходит, начинает одарять меня объятьями:
     -Ну, и не стыдно бухать в одиночку?
     - А вот ведь как я мучительно задумался: а кого бы угостить?
     Мы пошли по аллейке лесопарка в обнимку, прихлёбывая вино и почти ничего не говоря. Вдруг Наташкино тело судорожно напряглось.
    - Наташ, что случилось?
    - Смотри вперёд. Вон они, суки!
    Смотрю вперёд. На аллейке стоит кресло. В нём сидит достаточно пожилой мужик в шляпе и пристально смотрит на нас. Вокруг него тусуются четверо качков. Оцениваю угрозу, разминаю мышцы.
  Я –им:
  - Ребята, вы сидите на нашем пути, а я этого не люблю. Рекомендую подвинуться.
 Мэн в шляпе:
 - Он, панимаещь, нэ любит?! Ай, рэбята, пайдите его паааалюбИте!
  Двое крайних разбегаются. Ладно, сейчас примем. Я-то уже знаю по своему боевому опыту, что сейчас они мне синхронно отвесят йоко-тоби-гари( ну, кто не знает, это – пинок в прыжке). Я уже оценил их ошибку: как раз в синхронности она и заключалась. Я подсел на левую ногу, и эти придурки столкнулись между собой.
 - Так, дурачьё, я лежачих не бью. Предлагаю встать и свалить, пока не вывели меня из терпения. А с вашим шефом я буду разбираться лично.
  Слышу слева вопль:
 - Кийяяя!  - Резко разворачиваюсь, ставлю блок. И – становлюсь свидетелем прелестной картины: я не вижу очередного нападающего на меня жлоба, а наслаждаюсь очаровательной спинкой моей Натали. Слышу грохот падающего тела и вопль:
 - Ты, скотина, меня наследников лишила!!!
  Я быстро понял, что произошло. Этот дебил решил на меня напасть с фланга, а Наташка дала ему блок и, прежде чем он рухнул на землю, уписала ему с ноги по причинному месту, да так, что оно стало беспричинным.
 Натали:
 - А не хрена таким, как ты, плодиться!
 Я:
 - Браво, Наташка!  А теперь прикрой мне спину - мало ли чего от этих гадёнышей ожидать -? а я пойду завершу эксперимент.  – Направляюсь к Пургену( вы, конечно, уже поняли, что мэн в шляпе – это был именно он). – Ну и на кого ты тут, чудила на букву «м», письку дрочишь?
 Гурген:
 - Рэбята, аааабъяснитэ таварищу палитику партии! – На меня надвигаются последние два жлоба.
 Вот тут я вспомнил науку ГИТИСа, где учат смотреть в разные стороны. Ловлю их обоих в своё поле зрения и одновременно броском двумя руками хватаю их средним и указательным пальцем каждого за кадык.
 - Детки, настал момент, когда вам надо выбирать между жизнью и смертью. Два моих синхронных движения – и ваши гортанные трубки уже никакой авторемонт не починит. Поэтому предлагаю мировую: я оставляю вас в покое, а вы отсюда немедленно сваливаете.  С этим хером в шляпе я без вас разберусь. Не бойтесь его мести: он вам уже не опасен. А вот со мной у вас ещё есть шанс поработать. Вас надо только подучить. Завтра придёте в кафе дяди Армена – вы, конечно, знаете, где это находится. Досвидос!
  Гурген:
 - Да дядя Армэн из тэбя такое сдэлает…
 Я отпускаю пацанов. Подхожу к Гургену и выдаю ему пинка в рожу.
 - Ты можешь, конечно, стукануть дяде, а точнее – моему тестю Армену, как я тебя отделал. Но себе же хуже сделаешь. Лучше свали с моей дороги и больше на ней не появляйся – это единственное, что я тебе могу посоветовать.
 Подходит Натали:
 - Стас, мы, кажется, здесь закончили наши дела. А вот теперь надо пойти к папаше: он тебя уже ждёт.
  Идём  в кафе. На входе нас встречает – угадайте, кто? Ну конечно же, Любаша.
 - Ооо, сладкая парочка! Хоть на свадьбу-то пригласите? 
 Натали:
 - Любашенька, я буду рада видеть вас свидетельницей.
 Я:
 - Ладно, а свидетелем приглашу дядю Арама: дядя Армен всё-таки тесть.
 Любаша:
 - А вот дядя Армен вас давно ждёт. Пошли, новобрачные!
 Поднимаемся на второй этаж. Заходим в кабинет. Дядя Армен:
 - Я уже всё знаю, Стасик. Хорошо ты наподдал этим негодяям!
Я:
- И, кстати, не без поддержки Натали!
 - А вот теперь мне очень важно знать, так ли профессионально ты стреляешь, как дерёшься. Вот возьми-ка ствол. – Протягивает мне беретту. – Видишь, там на ветке синичка сидит? Снимешь её с одного выстрела?
 - Нет, дядя Армен. Снять-то мне несложно, но эта птаха не сделала мне ничего плохого. Я не буду её убивать.
  Дядя Армен расплылся в улыбке:
 - Другого ответа я от тебя не ждал. Вот ты выдержал и второе испытание. Давай поменяем цель. Видишь, там на столбе висит череп и надпись: «Не влезай, убьёт!»? А ну-ка, продырявь ему глазницу – он и так уже мёртвый!
 Натали:
 - Папа, ты несправедлив. В одну глазницу зрачок вставить, а другую слепой оставить? Дай-ка мне другую пушку: сейчас ему дуплетом зрение вернём!
 - Ну, держи, дочка.
 Я вхожу в кураж:
 - Ну, что, Натах, убьём смерть?
   Она:
   - Нет, Стасик, воскресим жизнь!
  Делаем синхронный выстрел. Я – дяде Армену:
 - Ну что, папань, пойдём убедимся?
 Спускаемся вниз, выходим во двор. Нашим взорам предстоит череп с двумя аккуратными дырками по центру глазниц.
  - Ну, вот он и прозрел!
 Дядя Армен:
- А теперь пошли наверх и будем уже говорить по делу.
  Поднимаемся в кабинет. Дядя Армен:
 - Я, Станислав, потратил много лет, чтобы в этой маме-Расее(она реально мама для нашей Армении) попытаться привести закон человеческий в соответствие с законом государственным. Мне пришлось для этого идти на серьёзные преступления. Но я в этом не раскаиваюсь. Люди, которых я убивал, только этого и стоили. А вот дальше произошло то, чего я не смог удержать под контролем. Мои вчерашние друзья стали придавать слишком большое значение деньгам и собственной власти( и, кстати, забыли, что и тем и другим они обязаны мне). С одним из них ты сегодня переведался. Так вот, ты больше не официант в моём кафе. Я отдал тебе в жёны свою любимую дочку по двум причинам: во-первых, потому, что она тебя полюбила. Во-вторых, потому что моему благому делу нужен надёжный наследник. Ты же знаешь историю – как ваш князь Гостомысл призвал в правители своего внука, славянина-ободрита Рюрика…
Я:
-Как же, знаю! Эти бироновские немцы, учёные-из-говна-толчёные долго нам впиндюривали, что Рюрик сотоварищи были то ли шведами, то ли норвегами. Но я-то знаю, откель тут ноги растут!
Армен:
  -Вот, и славно. Мне сейчас тоже нужен наследник.Я выбрал тебя. Посвящаю тебя в чин армянского мафиозо. Ты, как, хорошо владеешь языками?
   Я:
 - Я тебя понял, папа. Нужно освоить армянский – сделаем! Но этого мало. Я должен изучить историю твоей страны, объехать все её сокровенные места… ну, в общем, понимаешь. Чтобы ни один армянин не считал меня чужаком.
  Папа Армен:
 - Я в тебе не ошибся. Ты взялся за дело всерьёз – и получишь от меня любую необходимую помощь. Ты поедешь в Армению, поживёшь там месяц-два…
 Натали картинно-обиженно надула губки:
 - Без меня?
Армен:
 - Ну, что ты, дочка! Конечно, с тобой! А вот дальше тебе, сынок, придётся пострелять. Сначала - обезглавить мою мафию, которая уже давно стала обычной бандитской шайкой помимо моей воли. Затем наберёшь свою команду. Неважно, какого возраста и каких наций будут твои ребята. Важнее другое: сочетание профессионализма и душевной чистоты. Я, вот сколько живу, столько наблюдаю за политикой – и в России, и в других странах. Я вижу, что все эти политиканы давно уже стоят того, чтобы прижать их к ногтю. Они все служат денежным мешкам. А я всегда презирал деньги, хотя, не будем лицемерить, без них трудно… принципиальный вопрос: кто кому служит – они тебе или ты им.
Я:
- Да, бать, пушкинского «Скупого рыцаря» напомнил…
Армен:
- Так вот, цель тебе поставлена. Теперь – средства. Старайся проливать как можно меньше крови – только по крайней необходимости.
    Я:
  - Пап, я,  кажется, понимаю, как этого достичь.
   Папа Армен:
 - Вот и хорошо, сынок. Что делать, я тебе сказал, а уж как делать – это  в твоих руках.

Часть 5. Армения.

     Да, я хорошо проехался по этому древнему краю. Джавахет, Арзни, Раздан… в Ереване не задерживался: как мне посоветовала моя умная Натали – хочешь узнать страну, так не зависай в её столице! И вот тут-то я и начал подбирать команду. Понадобилось слетать в Москву, малёк пострелять – надо же было исполнить завет дяди… пардон, папы Армена! Я выполнил своё обещание и перед бывшими гургеновцами, которым я предлагал войти в мою команду. Устроил им несколько жёстких спаррингов, результатами которых остался доволен, заодно подучил стрельбе. Больше всего ребятишек поражало, как машет ручками-ножками в драке Натаха… да уж, папа Армен хорошо с ней поработал!
   Так вот, мы с Натали собрали ребят в Москве, доехали до «Внучки» (уточняю: Внуковский  аэропорт), нашли  там некоего пилота по имени Сурен, который на своём «Як-42» по чартеру готов был катать кого угодно куда угодно – и говорю: «Сурик, а давай к тебе в Степанаван слетаем!» Он мне выставил такой счёт, что я рявкнул: «Кларис гелох!» (Ну, очень грубое армянское ругательство). Сурик всё понял и скинул цену вдвое.
    В Армении мы с Натулей начали с того, что сыграли свадьбу. Папка Армен сначала хотел, чтобы мы отгуляли в ереванском ресторане «Ануш». Я возразил: «Пап, во-первых, твою дочку – и мою невесту – зовут не Ануш, а Наташа. Во-вторых: а давай-ка сделаем красоту в ваших горах, на Лорийском плато! Вот где ваша история – а теперь уже и моя. К тому же мне крайне важно, чтобы наутро, протрезвевши на горном воздухе, мои гости были готовы к серьёзному разговору. Ты предложил мне собрать команду бойцов – я это сделал. Именно эти ребята – вместе со своими барышнями…»
  Натали:
- А про свою барышню не забудешь?
 Я:
- Да брось ты, леди Вальс, ты уже не барышня – ты боевая подруга. И я добьюсь, чтобы у моих ребят их барышни тоже стали такими же!. На твою помощь тоже рассчитываю.
Папа Армен:
- Ну что ж, сынок, едем на Лорийское плато.
  Мы едем. По пути, естественно, затариваемся всем, чем нужно… развели костёр, забабахали шашлык… Звучат спичи и тосты… и вот тут один из бывших гургеновцев, Лёня Блюз:
 - Слушай, Кинг Роки, ты хотел завтра провозгласить свою тронную речь? А стоит ли тянуть? Мне кажется, что все сейчас готовы тебя выслушать.
Я:
 - Ну что ж, почему бы нет? Я надеюсь, что ни моя новобрачная, ни мой уважаемый тесть не будут ничего иметь против того, что я вам сейчас имею сказать.
Лёня Блюз:
 - Роки, ты нам уже начал давать имена танцев. Насколько я знаю, тебя зовут Стас Рок-н-Ролл, твою красавицу – Натали Вальс, меня ты не без оснований нарёк Лёней Блюзом, но и остальных наших друзей, я думаю, тоже надо назвать именами танцев.
Я:
 - Справедливая идея. Кто что предпочитает?
Камиль, татарин :
 - Мы с тобой встретились в Казани, Стас. Ты тогда оценил, как я на Бауманской отплясывал регги. Поэтому, если уж мы решили так станцеваться, выбираю себе имя - Камиль Регги. Но, как ты видишь, я пришёл сюда не один. Моя милая Дина прекрасно танцует танго.
Я:
 - А стрелять она умеет?
 Дина достаёт пистолет:
 - Роки, видишь, стоит дерево? Какой мне снять листик?
 Я:
 - Ну, попробуй вон тот, на нижней ветке.
Дина стреляет, листик слетает.
Я:
 - Ну что ж… ты нынче… Наташ, Камиль, позвольте мне пригласить леди Ди  на танго: проверим, как она это умеет.
(Камиль – ну, так уж и быть -  кивает).
Натали:
 - Ну ладно, хозяин бала, на один танец позволю. Более того, подыграю.
 Натали берёт гитару. Поёт не хуже Мирей Матье «Der Pariser Tango». Танец вызывает общие бурные аплодисменты.
 Я:
- Ты принята в команду, Дина Танго!
Папа Армен:
 - А ты не сильно ей увлечёшься?
Я:
- Папа Армен, она – подруга Камиля Регги, а я муж твоей дочки. Я тебе всё сказал.
Папа Армен:
 - Больше вопросов не имею.
 Тут снизу горы восходит, неся на руках свою красавицу, рослый чернявый парень. Красавица, восхищённо глядя на благородное собрание, изрекает:
 - Я тоже умею стрелять, а мой малыш это делает ещё лучше. Ну что, Серхио, давай жахнем по этому дереву?
 Серхио бережно опускает её на землю, после чего синхронным выстрелом из двух пистолетов они сбивают два нижних листика с дерева.
  Я:
  - Наташ, а они сейчас грохнули по деревцу не хуже, чем мы тогда в кафешке – по черепушке.
  Папа Армен:
  - Я предлагаю принять их в команду.
  Натали:
  -Я – за .
  Я:
  - Папа, познакомься с моими друзьями. Они – уже в команде. Это – Серхио, это – его подруга Сирануш.  Вот мой дорогой тесть – папа Армен…
Папа Армен:
- Ты ещё не придумал,  какими танцами их назвать?
    Я:
    - Сейчас придумаем. Свадьба есть свадьба – тут и пострелять можно, но танцы уместней.
   Папа Армен:
- А каким танцем, сынок, ты меня назовёшь?
  Я:
  - А вот тут, папань, есть у меня идея. Ты же уважаешь своего земляка и тёзку, Армена Борисовича Джигарханяна?
- Да как же можно не уважать такого мастера!
-Вот ты, папка, и ответил на свой вопрос. Какой же тебе танец нужен лучше ирландской ДЖИГИ?
Папа Армен-
-Твоя логика, Стасик, даже Юлия Цезаря обезоружит…
 Я:
- Благодарен за комплимент, пап, но тонуть в лучах собственной славы не намерен – рановато. Так что, с твоего позволения, я вернусь к общению с моей боевой командой.
Вот это – мои друзья…рекомендую: Лёня Блюз,  Дина Танго, Камиль Регги… а вот и ещё милая парочка – Сирануш … она отлично танцует армянскую хору, а значит,  и имя ей будет – Сирануш Хора!
Сирануш с улыбкой кивает.
  Серхио:
  -  А я Серхио де Бержерак?
Я:
- Да уж повыше бери – Серхио де Гуантанамеро, ты же кубинец!
  Серхио:
  - Cuba - si, yankee - no!!!
  Я:
  - Я тебе ещё предоставлю шанс это доказать, Сергуха! Ну-ка, Наталёк, дай-ка по струнам, а вы, мои хорошие, не оплошайте!
  Натаха зажигает на гитаре кубинскую Guantanamera в ритме «хора», а Сирануш и Серхио начинают отчаянно отплясывать. В танец включаются все – и папа Армен не удерживается.
   Когда гости слегка приустают, инициативу перехватывает сидящий у костра рослый рыжий еврей Марк:
  - ЗдОрово, друзья… а видели ли вы, как танцуется  настоящий фрейлехс?
   Я беру у Наташки гитару:
   - «Хава Нагила» тебе в аккомпанемент пойдёт?
   - Таки давай, жарь!
    Ох, вжарили! Марик со своей Олесей еле каблуки не растеряли! Но Олеська-то только лишь раздухарилась! Захлебнула махом полстакана «Ани»:
  - Это кто придумал, что у нас в Хохляндии гопак только мужики танцевать умеют? А ну, музыку!
   Я вдарил на гитаре гопака. Что творила Леська, какие коленца выкидывала – это надо было видеть! Марик уже за ней не угонялся, и тут на помощь пришла Натали! Вы видели, почтенные зрители, как две профессиональные танцовщицы вызывают друг дружку  на турнир? Не видели? Скорблю о вас – как мало вы успели! У меня уже гитара из рук валилась, а эти две оторвы только в кураж вошли…  Не знаю, чем бы сие действо закончилось,  если бы не…
   Тут я услышал сзади, со стороны города Ташира, приближающиеся звуки другой гитары, к которой затем присоединился очаровательный дамский вокал. Все обернулись. К нам шла изящная брюнетка (слегка напоминающая Оливию Харрисон) и наяривала кантри (что-то из Бака Оуэнса).
  Все привстали, дали гостье место у костра. Она приземлилась:
     - Позвольте представиться,сеньоры. Я – Маританна!
    Я не удержался:
  - О, я уже это заметил! И, вероятно, испанка?
   Маританна:
  - Ну, разве что по языку. Я – соседка вашему другу Серхио: он – кубинец, я – мексиканка.
   Серхио (ошарашено)
   - Сеньорита Маританна, я, конечно, польщён, но… откуда вы меня знаете?
    Маританна:
   - Не торопите меня с ответом, дон Серхио: я удивила вас – так дайте же ради справедливости удивить и других… бойцов вашей команды!
   Лёня Блюз (помрачнев):
   - Вы и это знаете?
   Маританна (сквозь смех):
  - О-о, я понимаю ваши опасения, сеньор Блюз (Лёню передёрнуло). Вы считаете, что я – засланный казачок? А зачем бы тогда я так легко себя сливала? А ты что на это скажешь, папа Армен?
  Папа Армен:
  - Ну, что сказать… повезло мне с дочками!
  Натали:
  - С дочкаМИ?!!!
  Папа Армен:
   - Ну, Наташа, поздоровайся с сестрой!
    Маританна:
    - Ну вот, Натэлла, мы и увиделись. Прилетела из Монтерея, всю Москву облазила, чтоб тебя найти, а ты вот где!
   Наталья:
  - Сестрёнка, милая!
  Пока новообретённые сёстры жарко обнимаются, я пытаюсь очухаться от впечатлений. Наконец изрекаю первое, что пришло в остатки ума:
  - Ну, папань, даёшь – ты ещё и мексиканок любовью порадовал… а до индианок ещё не добрался? Мне же надо знать, сколько ещё у моей жены сестёр и братьев?
   Папа Армен:
  - А ты не спеши, сынок. Вот как помирать буду, так и оглашу тебе весь список…
  Я:
  - Нет, пап, это ты не спеши. Туда – всегда успеешь. А здесь – спеши ублажать красавиц!
   Маританна(отрываясь от объятий с Натали):
   -Ну, сеньор жених, а теперь спешите ублажить вашу красавицу!
  Пока я под общее «Горько!» целую вишенки Натали, Маританна заводит речь, не совсем связанную с брачным церемониалом:
  - Amigos, я пришла сюда с тремя целями. Первые две вам понятны: найти свою сестру и восславить её союз с достойным её мужчиной. Третья: я хочу войти в вашу команду. Нет, вы, конечно, можете меня послать по домашнему адресу, но я полагаю, что это будет ошибкой… а в вашем деле ошибка, как у сапёра, бывает первой и последней. Я войду в ваше танцевальное сообщество – если вы мне это позволите – под именем Марита-Кантри. ..
  Я:
- А ты, Марита, владеешь только этой музыкой?
Марита:
- Стас, а ты сам-то разве ещё не заметил, что – НЕ ТОЛЬКО? Ну, не умею я палить из ствола в подкинутую копейку! А ты не подумал, откуда я знаю все ваши имена: и твоё, и папы Армена, и твоё, Натуля… прости, не сразу только догнала, кто ты мне…
   Натали (обнимая Мариту):
  - Забей, сестрёна, проехали!
   Марита:
   - А вот теперь – слово… нет, не жениху, а отцу команды… папа, ты согласен?
    Папа Армен:
   - Ну, так сам я ему пост сдал – пусть говорит!
    Я:
   - Пост принял! И ты, Марита Кантри, тоже принята! А теперь, бойцы, приказ по команде: завтра подрываемся на Москву. У  Сурена в Степанаване на завтра в 12.20 чартер. Часиков в девять подкатим к господину Алавердяну… надеюсь, пап, ты не против?
   Папа Армен:
  - Не против, Стасик. Щипни этого жлоба за бок!
  Я:
   - Щипнём! Примем у него бабла для трудового народа… дай Бог, чтобы это обошлось без пальбы!
   Папа Армен:
  - Вот, этого всегда и держитесь.
    Я:
   - А вот теперь, друзья мои, слушайте то, что мне заповедал мой дорогой тесть… нет, я лучше сошлюсь на любимого всеми армянами – и не только ими -   Шекспира:
«Старайся беречься драк,
А сцепишься – берись за дело так,
Чтоб береглись другие!»
Итак, коль я – ваш капитан и веду корабль, то уж будьте любезны довериться законам, которые установлю я (кстати, по рекомендации папы Армена – не хочу казаться вам узурпатором!)
 Первое – и главное: мы боремся с властями, но не с народом…
  Серхио:
   -И надеюсь, не только в России?
    Я:
   - А что, мы, русские, твою Кубу когда-то предавали?
    Серхио:
   - Primo hermano, всё понял!
    Я:
  - Так вот, второе: мы будем ставить на уши власти не только в России, но и по всему Земному шарику… пока я не знаю, на какой планете власти так хамят своим народам, как здесь…
   Третье: всем, кто надеется на нашем деле срубить столько бабла, чтоб их внуки поплёвывали в потолок – выкушайте фигу с маслом, вот Бог, а вот порог - и лучше валите сразу!
    Лёня Блюз:
    - Роки, извини что перебиваю, тут всё понятно, и, я надеюсь, в команде  возражений не будет?
     Натали:
 - А вот теперь сделаем, как в армии: проведём перекличку! Кто согласен со Стасом – скажет: Я!
Кто против – не держим, выход открыт! Итак, начнём! Лёня Блюз!
Лёня:
   - Я! Всеми шестью конечностями –до гроба и дальше!
    Натали:
  - Шестью конечностями? Allright! Следующий: Марк Фрейлехс!
   Марк:
   - Я! Только закажу тебе, Стас, с твоей милой немедленно опять бабахнуть «Хава Нагила!»
  Я:
  - Ну, берседер, держи!
  Врезаем на троих (мы с Маритой – в две гитары, а  Натаха – на третьем вокале, да ещё и с подтанцовкой со мной) « Хава Нагилу».
   Тут буйно взрывается Олеся:
   - А вот теперь оттяните гопака – и Олеся Гопак – в команде! Я!
   Оттянули. Натали продолжает перекличку:
   - Серхио Гуантанамера!
   Серхио:
  -Soi ahi!(вот он я!)
   Cирануш Хора:
  - Надеюсь, ко мне вопросов нет?
   Марита Кантри:
    - А я на все вопросы ответила раньше, чем они были заданы!
   Подвожу итог:
  - Стало быть, станцевалась великолепная десятка: Блюз, Регги, Танго, Фрейлехс, Гопак, Гуантанамеро, Кантри, Хора, Вальс и Рок-н-Ролл?
   Папа Армен:
  - Ай-мэ, сынок, я и не знал, что ты в школе был двоечником по арифметике…
   Я(на секунду призадумавшись):
   - Ой, бать, прости, лажанулся, повинную голову меч не сечёт… итак, вразумлением мира будут заниматься великолепные  ОДИННАДЦАТЬ – и её вдохновителем будет ирландско-армянская ДЖИГА! А теперь – марш все по палаткам: утром подъём в семь!

(продолжение следует)


Рецензии
Слава, ты оправдываешь свой ник. Замечательно изложено! Увлекательно, легко, с такой ненавязчивой подоплёкой личного мировоззрения.

Очень мило, что главный герой имеет черты твоего характера и, похоже, некоторые вехи твоей биографии наряду с художественным вымыслом.

Постепенно я продолжу погружение в этот роман. Спасибо за удовольствие от прочтения.

Маргарита Преображенская   10.02.2018 22:16     Заявить о нарушении
Абсолюменто-натуралиссимо, Ритуся! Погружайся глубже, посрами мусью Кусто! Там у меня, как в знаменитой сказке: чем дальше - тем страньше!
А Стихиру - не смей покидать - не заслужила она такой кары!
(*!*)

Слава Кайф   11.02.2018 07:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.