Бравый солдат Швейк

      Пародия      
Четырнадцатый  год.
Европа,  не  Уганда.
Какой-то  псих-урод
Убил  принц-Фердинанда.
Террор  гуляет  по  Балканам.
Ликуют  террористы.
Бомбят  по  разным  странам,
Убийцы-анархисты.
Завязалась  в  мире  драка
Между  странами  Европы.
Бродит  тощая  собака,
Лежат  трупы — войны  тропы.

Австро-Венгрия  воюет,
Шлёт  живой  материал.
Мать  австрийская  горюет,
Сын  её  в  боях  пропал.
А  войне  живое  мясо
Очень  нужно  и  в  цене.
Даже  поп,  надевши  рясу
Молит  бога  о  войне.

Деревенский  парень  Швейк,
Раздолбай  и  лежебока
Запивал  пильзеньским  стейк
И  не  знал  Антанты  блока.
Он  любил  покушать  вкусно,
Подремать  на  сеновале,
Но  порою  было  грустно,
Всех  друзей  уже  призвали.
Получил  повестку  Швейк.
Сразу  две,  а  не  одну.
Доедай  свой  жирный  стейк,
Собирайся  на  войну.
Без  него,  в  ней  говорится,
Мы  не  сможем  победить.
Торопись,  не  надо  бриться.
Ты  врага  поможешь  бить.
Отвертеться  невозможно.
Могут  даже  расстрелять.
С  плоскостопием  бы  можно,
Но  его  родила  мать
Крепким,  сильным  и  здоровым
И  пригодным  для  войны.
Гнул  рога,  быкам,  коровам,
Видел  радужные  сны.
               
Мать  его  в  слезах  горюет:
,,Ой,  родимый  мой  сынок,
Пусть  себе  они  воюют,
От  тебя  какой  там  прок?
Строем  ты  ходить  не  можешь,
Не  умеешь  и  стрелять.
Убивать  людей  не  сможешь,
Говорю  тебе,  как  мать."

Но  впустую  причитанья,
У  дверей  солдат  стоит.
Начинается  прощанье,
За  порогом  смерть  не  спит.
По  полям  сражений  бродит
И  смертям  свой  счёт  ведёт.
Там  солдата  кто-то  родит,
Здесь  солдат  в  окопе  мрёт.
Мясо  пушечное  нужно,
Умирают  люди  дружно.

Швейку  форму  подобрали
И  постригли  кое-как,
И  винтовку  в  руки  дали.
На  плечо  надень  вот  так.
Форма  пугалом  висит 
На  его  фигуре.
Кланяйся  и  грязь  меси
Каждой  пуле - дуре.
При  команде  ,,шагом  марш"
Не  топчись  на  месте.
Выше  ногу,  шире  шаг
И  с  весёлой  песней.

Но  у  Швейка  слуха  нет,
Он  мычит  коровой.
Восемьнадцать  ему  лет.
Пой  и  строем  топай.
Всёравно  солдат  он  бравый.
Командир  ему  велит:
,,Шагом  влево!"  Он  направо
Повернуть  всё  норовит.
Свиду  ,,дурака  валяет",
Но  смышлён  не  по  годам,
А  гранаты  он  швыряет,
Так  осколки  тут  и  там.
За  двоих  он  кашу  ест
И  ещё  добавку  просит.
А  уборных  нет  в  окрест,
На  нейтральной  он  поносит.
               
Каша  только  из  гороха,
А  другой  здесь  каши  нет.
Для  желудка  газы — плохо,
Нужно  выпустить  на  свет.
Пусть  там  эта  немчура
Задохнётся  его  газом.
И  атакой  ,,на  ура"
В  плен  возьмут 
Всех  немцев  разом.
Вонь  пошла  на  всех  такая,
(Ветерок  на  немцев  дул),
Из  окопов  выдувая
Всех,  кто  вонь  его  вдохнул.
И  противник  отступил.
Заняли  его  окопы.
Вызвал  Швейка  командир:
,,Больше  каши  лопай."

Засияли  Швейка  глазки,
А  поесть-то  он  любил.
Кашу  брал  он  даже  в  каски.
Набирался  газов,  сил.
Грудь  украсила  медаль
,,За  смекалку  и  сноровку".
Не  нужна  ему,  не  жаль
Эту  старую  винтовку.
Ходит  он  с  противогазом,
Травит  немцев  своим  газом.

На  него  теперь  охота.
Снайпер  целит  прямо  в  зад.
Да,  не  лёгкая  работа.
Отступить  нельзя  назад.
И  однажды  он  был  ранен
Прямо  в  ягодицу.
С  поля  боя  увезли 
Прямиком  в  больницу.
Вскоре  задницу  зашили.
Может  он  садиться
И  в  комиссии  решили:
В  строй  ещё  годится.

Швейк  вернулся  в  свою  роту.
Дот,  окопы,  лазы.
Немцам  шлёт  депешей  ноту:
,,Я  вернулся",  газы.
Но  депешу  шлют  в  отказ,
Есть  у  них  противогаз.
Швейк  задумался,  присел.
В  голове  вдруг  план  созрел.
               
,,Что  придумать  мне  опять?
Нужно  тактику  менять.
Я  пойду  к  ним  без  оружья
И  попробую  брататься.
Пусть  они  все  сложат  ружья,
Перемирье  может  статься."
Немцы  всёж  не  дураки.
Ели  шмальц  и  шнапс  лакали.
Показали  кулаки
И  скрутив  его  в  плен  взяли.

Швейк  пропал.  Никак  беда?
Ну  куда  девался?
На  нейтральной  полосе 
Может  он  усрался?
Но  разведка  донесла:
Газов  нет  и  Швейка.
И  догадка  всё  росла —
Сдался  в  плен   он,  Швейка.               

Швейк  в  плену,  какой  позор.
Австро-Венгрия  смеётся.
Нет,  постойте,  это  вздор.
Никогда  Швейк  не  сдаётся.
Агитирует  солдат 
С  ним  идти  и  в  плен  сдаваться.
,,Нам,  солдаты,  по  пути.
Хватит  убивать  и  драться.
Мы  войну  не  развязали.
Это  Кайзера  бригада.
Так,  чтоб  вы,  ребята,  знали
По  домам  идти  нам  надо.
Надо  сеять  и  пахать,
И  выгуливать  скотину.
Мужиков  где  этих  взять?
Их  убито  половину".

Речь  дошла  до  их  сердец.
Немцы  тоже  мужики.
Ай,  да  Швейк,  ай,  молодец.
Надоели  нужники.
Дома,  вот,  бывало  сядешь,
И  уютно  и  тепло.
Тут  в  мороз  под  пулей  гадишь.
Жопу  снегом  замело.
А  её  в  тепле  нам  надо
До  победы  содержать.
Жена  дома  будет  рада
И  погладит,  словно  мать.
 
Как-то  раз  туманным  утром,
Приложив  к  глазам  бинокль,
Ротный  вдруг  почуял  нутром
Швейк  идёт,  в  глазу  монокль.
А  за  ним  полковник  в  каске,
С  белым  флагом  целый  полк.
Словно  витязи  из  сказки,
Но  покорны,  словно  щёлк.
Все  ему  ,,ура"  кричали.
,,Браво,  Швейк,  вот  молодец."
Касками  гремя  стучали,
Что  войне  пришёл  конец.

Швейка  в  том  была  заслуга.
В  дело  мира  лепту  внёс.
За  погибших  пьёт,  за  друга,
С  поля  боя  Швейка  нёс.
Ранен  был  в  такое  место,
Что  ни  сесть,  ни  лечь  на  спину,
Но  осколок,  интересно,
Зацепил  лишь  половину.
Главное,  лицо  не  в  шрамах.
Целы  ноги,  уши,  руки
И  не  стыдно  снять  при  дамах
Китель  свой,  пардон,  не  брюки.
Ну,  а  там  никто  не  видит
Шрам  на  правой  ягодице.
Своим  видом  не  обидит,
Нам  не  пить  с  неё  водицы.

Миллионы  полеги 
В  этой  колеснице
Удобрением  земли,
Чтоб  росла  пшеница.
Победителей  встречают
С  чувством  собственной  вины.
Девушки  детей  рожают,
Но  для  будущей  войны.
Стал  героем  бравый  Швейк.
Шрам  заметный  на  заду.
Будет  есть  опять  свой  стэйк
В  восемнадцатом  году.

История  психов  не  учит.
Не  помнят  о  жертвах  войны.
И  всёже  на  петлю  их  вздрючит.
Я  думаю  так,  а  как  вы?

Борзоф  7 Ноябрь 2014 год.


Рецензии