Поэт самоуверен невзначай. Строфы о поэзии I

1989

***
Мне мало - жить. И мало - умирать.
И тесен плен людской.
Пусть слов моих безудержная рать
по'ит меня тоской.
Мне мало - быть. И мало - отпускать
на волю зимних птиц.
Мне мало - тяжкие колосья подымать
в полях, не знающих границ.

***
Раздаю! Даже мелкие клочья
не бросай! Разгляди! Сохрани!
Не пугайся! Воочью, воочью
ты под кожей увидишь - огни!..
Ослепляю! Дарю беспредельно,
коль осилишь тугие узлы...
Безраздельно владей! Безраздельно!
Обещаю спасенье от мглы!

***
Я хочу побыть сегодня странной.
Слабой и безудержно красивой...
Распрощусь со славой безымянной,
со звездой сольюсь на тёмно-синем.
А потом в глубинах поднебесья
трогать буду нервные созвездья.
Пусть моя несложенная песня
будет первой, жуткой и последней.

***
Гайдн или Брамс -
новая боль.
Старый альянс -
вечный пароль:
в лето - от вьюг,
в сон - от души.
Вечности круг
тайной круж'ит...
Бурный апломб -
прямо в зенит.
Ты - эхолот,
хищный магнит.
Обороняясь
(мглу теребя),
я отродясь
жду лишь тебя.

1990

***
Я пойду за своим крестом.
Незабудками под мостом
вспыхнет счастье вчерашней улыбкой.
Всё же помню, пошла куда -
где не падает в ночь звезда
в предвечернем тумане зыбком...
Не волнуй же теплом опять.
Не осилю вовек - терять.
И ушедшее время вспять
не согреть и скрипкой.

***
В огромном мире места нет.
И только фуги
печально проливают свет
на плечи вьюги.
Размытость одиноких лиц -
в мой круг азарта...
Не пасть перед собою ниц?
Как ляжет карта.

***
Так будет впредь: улыбкой, жестом
руки, устами
я стану всё в пространстве тесном
менять местами.

***
Нет, не могу расставаться!
Меркнет мерцающий свет.
Видно, пора признаваться:
нет мне пристанища, нет.
Бедный тоскующий странник!
Тяжестью сердце в груди.
Неба - лишь полуизбранник...
Шепчет Земля: "Уходи!"

***
Ты меня не захотел спасти.
Что ж, прости, мой ласковый, прости!
Будет 'утра свет, и будет ночь
полнозвучной... Мне нельзя помочь!
Помню всё: печальный трепет рук,
звёзд туман и ветра вечный вой...
Дай-то Бог щемящий вкус разлук
не узнать. Я всё взяла с собой.

***
Одной дорогой - к саду,
мой ласковый, веду...
И сердце бьется рядом
и вторит про беду.
Ты в суетном неверье
наивен и упрям.
А я уже у двери,
где каждый ствол (мой) - прям,
где каждую потерю
отживший мох хранит...
Когда-нибудь проверишь!
И - в сад, что так пленит.

***
Чувствуешь, снова глухая стена?
Руки устали от выстывшей пыли.
Вечность - с тобой. Ты опять не одна.
Что из того, что назавтра забыли?
Вой голосов. Одиночества вой.
Стрелки сомкнутся в указанном круге...
Полон тоски раздирающий бой.
Молит (твой ангел)... свершенья разлуки.

1991

***
"Я - светлый час твой.
Не тронь не своё.
Пей лишь Великий Покой...
Я - светлый час твой.
Призванье твоё -
слиться с Вселенской тоской!"

***
Лучше ветром захлебнуться,
чем хватать судьбу за грудь.
Лучше честно обмануться,
чтобы снова - в путь!
Лучше тесное пространство
без конца ломать
фейерверком без убранства
мыслей не в тетрадь...

***
Да, так рождаются стихи,
бесстрашно с тишиною споря...
И если эта мука - горе,
то горем искуплю грехи.

***
Не учите поэта любить:
здесь - поменьше, туда - похитрее...
Споря с Вечностью - "быть иль не быть",
от советов земных свирепеет.
Не страхуйте поэта страдать!
Всё равно он тоской захлебнется...
И сумеет вам столько отдать!!
Если только вернется.

***
Стихов моих нерв -
души в размах срыв.
От множества стерв
промытый нарыв.
И дикую власть,
в рожденье  - горя,
вберет в себя страсть.
Не знаете? Зря!

***
Ты пахнешь мёдом и полынью.
Тебе в ноч'и запрета нет,
о, напоившая светлынью,
страна признаний и побед!
И пусть другие пахнут мятой...
Проверено: (и всё равно,
где ты скитался) вероятно,
тоски её ты примешь дно.

1992

***
Попрошу никого не винить.
Светел час, но безрадостен дом.
Приходите меня хоронить.
Остальное - потом.
Непомерная ляжет вина.
Сгинет напрочь искомый покой.
И одна, неизменно - одна
боль лечу неземною рукой...

***
Мелководье. Безлюдно. Нешуточен рой
мыслей вскользь для деяний обычных...
Дверь закрыта. В стекло бьются, липнут горой.
Не сползают по стенам кирпичным.
Им, теперешним, знать, не до выбора - жить,
устремляясь к восторга пределам
(а пределов - не будет)... И свечи тушить
только нам, безнадежным и смелым.

***
Коварная, недаром
подножки ставит жизнь.
Отравленный угаром,
о, берег мой, держись!
Надеюсь, что не струшу.
До самого конца
не перестану слушать
гимн, что поют сердца.

***
Легка печаль! Для будущего
пишу. Но жжёт - куда?!
И невозможность - лучшего.
И стены - изо льда.
И непрерывность воздуха,
звенящего: "Ну как?"
Пьяняще! Сразу - большего
хочу. И душит мрак.
Небесполезность опыта.
Прошедшего - нарыв.
И так прозрачно...
хлопоты ещё манят.
Разрыв!

***
Безумство чувств, подаренное
ноябрьской пустоте,
взгляд превратило в зарево
в угрозу суете.
Блаженные ль на свете (?) -
пространств не чуя нот -
утраченные дети
в до срока сгнивший плод.
Их, кровь в прозрачных жилах
с лихвой даря, Земля
прескорбно и уныло
ещё жалеет. Зря!

1993

***
О, учителя мои ушедшие!
Непростившиеся и прощенные...
Принимаю сумасшедшею
путь душою. И влюбленною -
в несоизмеримость малого,
в недосказанность убогого.
Принимаю путь усталого,
не ища пути пологого.
Понимаю ваше бдение:
время увлечет, бегущее...
И слезами откровения
воспеваю вас, дающие!

***
Поэт самоуверен невзначай.
Природа такова.
Но коль таков - такое ж получай,
сгорая в лапах льва.
Всё, что горит, - сгорит в потоке тьмы.
Предела нет огню.
И чрез века поднимут нас псалмы,
гниющих на корню.






 


Рецензии