Песни Виктора Банева

Как лист увядший падает на душу

Как лист увядший, падает на душу
Предчувствие мучительной зимы.
Моей судьбы израненную тушу
Коптят горящей родины дымы.

Располовинен, точно червь безглазый,
Бессильно корчусь на обломках слов.
Здесь царствует духовная проказа,
Здесь книги жгут и травят за любовь,

Которая, увы, не вышла рылом.
Иконами забит калашный ряд.
Оглохни, онемей и стань бескрылым!
Гляди, как ярко грешники горят!

Мне больно с ней, вдали — еще больней,
Но я не лекарь родине моей.

***

Я жив, он мертв, о чем нам говорить?

Я знал, что будет плохо. Я не знал,
Что мир наш станет филиалом ада.
Гражданская война. Полуфинал.
Статисты покидают баррикады.

Мы друг напротив друга. Друг — и друг,
А между нами — смерть и вера в чудо.
Испуга нет. Какой, к чертям, испуг,
Когда мы оба — каины, иуды,

Пророки обезумевших небес.
Как будем зерна отделять от плевел?
И вот — секунда набирает вес,
Срывается со стрелки прямо к цели:

Вдох, выдох, плавно движется крючок,
Кусок металла вспарывает грубо
Чужую плоть, отдачей бьет в плечо,
И киноварь окрашивает губы.

Глаза в глаза… вот-вот порвется нить.
Я жив, он мертв, о чем нам говорить?

Моя ли правота теперь правей,
Укрытая плащом в кровавых пятнах?
Спускаюсь в Тартар, проклятый Орфей,
За тенью, уходящей безвозвратно,

За жизнью той, где все напополам:
Остановить, вернуть, переупрямить…
«Ты не пройдешь!» — мне шепчут зеркала
И на осколки разбивают память.

Я, слеп и наг, стою с дырой в груди,
В ладони тает незаметным следом
Тепло его руки. Я победил?
Но почему так тошно от победы?

Оборвана связующая нить.
Он жив, я мертв, о чем нам говорить?

***

Беда приходит ночью

Беда приходит ночью. По ночам
Ее шаги особенно бесспорны.
Льнет автомат к фундаменту плеча,
Сейчас же становясь столбом опорным

Для неба, перекрашенного в масть
Свинца и алюминиевой миски.
Твоя задача — в яблочко попасть
Одной строкой без права переписки.

Последний стих в обойме сбереги.
Когда петля покажется за благо,
Отдай друзьям кисет и сапоги
И падай в снег, как рифма на бумагу.

Тогда поймешь: на свете смерти нет,
И света нет, и тьма — обман сознанья…
А бог сидит у входа в лазарет
С простреленным навылет мирозданьем.


Рецензии
Да, третье потрясающее...

Эльвира Юрасова   31.03.2016 09:07     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.