Избранные стихотворения разных лет 6

НИКТО НЕ ПОМОЖЕТ КРОМЕ БОГА

Книги на полке,
в руках горит жезл,
такой был я колкий
же.

В великом городе,
по красным кирпичным улицам
шёл,
сыт и голоден,
под носом -
пушок.

Давно бы помер, уверен я,
если бы не Ты,
бренные,
стибрив на клумбе
цветы.


  1983, 2015






ВОЛНЫ

Кануло в небытие всё, наступит декабрь,
отдуваться завтра лишь мне.
Была не была ты такая бы
в шитом, литом декабре.

Дожди льют и снега
водки - в рюмку,

Прав я, всё-таки лгав,
огурцами похрумкав.


Стихи громкие я добыв,
из великой-то бесконечности,
любовь крыльями и копытами
лечится.

   1987





МОЛНИЯ

Загремит вдруг в небе
дождь, по розовым черепицам
зашелестев,
великий на кресте ребе,
на шесте,

летел, как молния,

а потом верный друг его отступил,
перекупили они,

мол, сказал, число пи,
вы, только не я.

Двигаются танки и самолёты,
грядёт большая война,
ругаемся, мать-перемать, слёту,
получай, на!





АНГЕЛЫ

С неба прилетели,
оранжевое, синее лив,
душу теребя, тело ли,
сеяв по рангу ли.

Что ж ты, дорогая, что ж,
такая нежная и красивая,
подбоченясь, наврёшь,
пахнув псиною.

Но они, но они!
безудержная их орава,
сытных хлебов, дорог, нив,
лесов, трав,

такое расскажут,
замрёшь что,
поверит им каждый,
выглянув из-за штор.






ЛУНА ВО МГЛЕ

Город летит
подо мной,
взобрался, поди,
на самый верх...
Ковчег мчится
в волнах Ноев
навстречу
судьбе.

Брызги в лицо летят,
что сам ад,
лапой прикрыл
глаза лев.
Едва светит
луна
во
мгле.



1992






АККОРДЫ

Достал бутылку из-под стола,
всю ночь над судьбой
своей плакав,
я, а так же любой.

Правым став,
неизбежно левеешь,
сладкие целовав уста.
Делай то, что умеешь.

1987






АНГЛИЧАНЕ

Уже город
до самой небесной линии видно,
и многие люди не спят,
дорогая моя Лидия!
опять

споришь со мной,
как турок и грек,
зря,
я, имярек,
7-го то ноября,

говорю, утверждаю,
отсель и до днесь,
русскими и жидами
выстелен мир весь.

Красть легко, утверждают одни -
кра-ди!
Другим легче любить.
Господи, его, говорите, ради,

посему, поэтому,
пока не рассеялся мрак,
русскими вы поэтами
закусываете на завтрак.

  1989






В РАЕ

Почти забыл, что такое любовь,
ей-Богу,
счастье мои и боль
текут
понемногу.

К сожаленью,
ты, мы
на конях скакав, на оленях -
вну
шае
мы.

Кто-то громко в ладони хлопнет -
на минуточку став вместо Бога,
господа и холопы,
олицетворен и оболган.

Знать все аккорды ты должен,
на соло пусть дьявол играет.
Господи мой Ты Боже,
как хорошо-то в рае!






В ПАРАЛЛЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Выпив рюмку, танцую,
моя дорогая - пока,
одарив тебя поцелуями,
кулачками в бока,

пока, даёт музыка ритм: тра-та-та,
ель и дуб падают, пихта,
гром с небес прогрохотав,
и тот стихнет.

Мы, хотел бы, с тобой вечны
и вера наша,
отправив письмо по почте,
Наташа,
думаю вот что:

Спотыкаясь, бреду,
пустынь средь и льдин
правды полон и дум,
с тобою - един.

Иногда судьба даёт сбой,
дорогая, меня прости,
живём вдвоём мы с тобой
в параллельной реальности.





КУБ

Никого, Боже мой, не зарезал
и не убил,
Твоему золотому голосу вняв,
преданности посреди и любви,-
окно открывается и для меня.






НО

Разбушевался шторм
льют волны, тем паче
что
у меня есть своя
задача.

Любить,
но не любимым быв,
подбирая эпитеты
резав в кровь лбы,

губы - в любовь
твержу я:
Боже ты мой,
на кой ляд

эта вся круговерть,
в 1000 лот,
мне вы поверьте,
жизнь, смерть - вот.

Небо наверху синее,
такое пусть, но
под шумящей, грустной осиною
встретимся вновь.






РАКЕТА

Пусть неучи говорят,
что все люди равны -
пылают-горят
на теле моём ра
ны.

Пусть голубая река
станет когда-нибудь морем,
да будет, рекли, так,
и мы, дураки, вторим!

Что, говорят они,
добудет всякий простак
удачи,
береговые горят огни
тем паче,
да всё, всё - не так!

Реют закат и восход,
васильковым и красным,
любил тебя каждый год
напрасно ли я?

Устав от неудач и от пусков,
песня песен ещё не спета,
взлетает железная русская
в космос ракета.






БАЛАЛАЙКА

Ну, любимая, мы и дожились,
выставляю ладонь - стоп!
нужно быть человеку двужильным,
это выдержать чтоб.

Какой теперь, посмотри, стыд:
я и ты.

Если любишь - прости
врать, поверь мне, не гоже.
Все библейские эти древ
нос
ти
всё-таки ложь.

Если веришь - иди и пылай-ка,
играет, звенит
во тьме балалайка.






ЗНАТНЫЙ ВЫПИВОХА

Подняв рюмку, твержу:
всё хорошо, не плохо!
даже не с той ноги встав,
в этом захолустье жутком,
стих в инете сверстав,
знатный я выпивоха,

о том напишу, что все мы
пред Богом равны люди,
ноги друг другу мыв,
и рай - будет.






НА ПЕРЕХОДАХ

Помню когда-то любил
дурак и дебил,
любим был тобою,
как в кухне
содрали со стен
голубые
обои.






ПОВЕРЬТЕ

Хватит рубить колбасу,
овощи жуйте и фрукты,
не то небесный вас суд,
любви и судьбы кондуктор -

развеет на атомы,
великое вылепив из людей тесто,
я, ты и мы,
все поём вместе.

Кто-то соорудил телефоны,
я же души чиню ваши,
на фабрике душ оформлен -
Вэ Гэ Паша.

Дует в окно ветер,
колючий сыпется снег
поверьте,
есть любовь,
смерти нет.







ОДИН ЗА ВСЕХ

Сам придумываю
сочиняю стихи,
каждое утро воскрес.
Денатуратами, уммами,
деньгами, стихиями,
возлез я на крест.

Снег, мороз, бирюза
на спиртное подсев,
Один когда-то был за -
против всех.


1998






НЕДЕЛИ, ДНИ

Млечный путь,
Андромеды лакая,
теперь мы - одни.
Недели мелькают
и дни.






ЧТОБЫ ЖИТЬ

Вставать с рассветом,
ложиться спать каждый день в гроб,
это нужно уметь
чтоб.

Водка в рюмке дрожит,
дрожит жизнь,
чтобы жить -
ты держись.






ВО СНАХ

Дёргая струны гитары
натягивая колки,
молодой, да теперь старый
я кит,
о любви пою, пел,
сокол, перепел,

И то, что случится, увижу:
разорванная сталью плоть,
рубить да колоть,
бля... нах...
в прошлой судьбе, в жизни,
во снах.






КАЖДЫЙ ДЕНЬ

От себя по куску,
отрезая,
сочиняя стихи,
на кресте уксусами
дали мне заем.

Вижу: солнце заходит, гроза,
бом, бом!..
с этой грешной земли взяв
 только любовь.

Ползёт от креста,
наплывает тень,
каждую ночь я восстав
и - каждый
день.

Разве не слышишь ты,
дорогая моя,
как душа моя ноет,

построю из вишни
я, догорая,
ковчег Ноев.






НЕ ПРЕДАВАЙ!

Никто ко мне не придёт,
не скажет "спасибо",
был огонь, станет - лёд,
либо -
ах, либо.

Родная, не предавай
ты хотя бы меня!
Потанцую, давай,
с тобою, обняв.






НАД ГАЛАКТИКОЙ

Гренландия тает от льда,
пустыня горит, белей мела,
что, кому Бог дал,
тот то и делает.

И я тоже
в добрые годы, в годы лихие,
лез прочь из кожи -
лия стихи.

Зачем? Сам не знаю,-
красное, яркое
водрузив своё знамя
над миром и над
галактикой.

Наверное, чтобы мир был,
а также чтобы -
шелестенье губ, крыл,
ты и я, оба.






СКАЗАЛИ

В интернет, в интернет
стихов вылив сперму,
сказали: наверное,
ты - поэт.

Вылил да ещё не влил,
плывут издалече мои корабли.
Взойду я в таверну,
что ж, счастлив, наверное...

Выпьем за то,
чтобы нам быть -
из кошелька выужу золото -
без нужды.

За то, как бы нам не попасть
в злой капкан,
сотрут не то ластиком -
холопа и пана.

Раны бинтуя
после любви и - сабантуя.

Родная, пожалуйста
не уходи;
от любви даже тая, из жалости,
в океане плывут
сотни
льдин.

В интернет, в интернет
стихов вылив сперму,
сказали: наверное,
ты - поэт.






КЛИКУШИ

Не обижаюсь ли? нет,
давно уже вне закона,
карту небес линея,
поправив
твои
локоны.

Мой город, которого нет,
до свиданья сказав ему, бай,
надёрнув на голову плед,
засыпая,

шепчу: и ты спи, иначе,
с солнцами, по утру
слёзы твои, если плачешь,
я не утру.

А потом, когда мы проснёмся
попьём, покушаем
водки и жареного поросёнка,
кликуши мы.






ТЫ КАК?

В этом мире сказали всем врать,
сами себя порадовав.
Разве только, когда нем и раб,
дуем правду?

В городе, в городе,
стены и красные кирпичи
целовал тебя, гордая,
кричи не кричи.

Крыло заломив, отпустил я потом,
мотылька.
В Харькове в том
ты как?






РЕТРОГРАД

И кто-то с орбиты,
наяривая октавы,
не уставая любить,
голосу разума вняв,
птичку поставит,
заметив меня.

Растанцуюсь и разлюблюсь
во всю я тогда,
рокенролы играя и блюз,
ретроград.






МАЙНА, ВИРА

Будь я хоть сам Пушкин,
хоть Лев Николаич Толстой,
из кубка вина откушав,
города
Севастополя
стоив,

скажу:
спокойнее, тихо,
нет бойне, войне!
Горек крыжовник, сладка облепиха,
и мне б -

надев пилотку, служить,
лихо преодолев,
делу мира,-
пшеница и жито
косуля и лев,
майна,
вира.

Сам собою пожертвовав,
был оболган,
предала красивая, лживая,
да, слава богам,
доселе, до нового
живы мы.






ЖИЗНЬ

Хорошо бы плыть в вечности,
обыденности не зная,
ненароком, беспечно
воздев на ветру знамя.

Так мягко постелит -
сплю не насплюсь - жизнь,
яркая, горькая, спелая,
что, Боже, держись!

И потом, посреди снов,
извините,
ночью ли, днём,
будильник под ухом
вдруг зазвенит:
подъём!






ДА И НЕТ

Ещё одна рюмка водки,
ещё немного Beatles и Sade
из половинок многих я соткан,
шатен.

За руку возьму тебя,
девочка, верь мне,
ненавидев, любя,
да и нет.

  1993






ОЧАРОВАЛ

Глаза в дорогой впялив
в моих голубых
очей овал,
тебя я, признайся, -
очаровал.






МИРЫ ВСЕ ОБЪЯВ

Дурак, смеюсь, рукосуев,
миры все объяв,
выпив немного, танцую,
я.

Затем, чтобы
люди друг друга любили,
прыгнув, утешив утробы,
в автомобили.

Никто никого не пораните,
полюбив, люди,
летел, сделав па,
да в омут упал,
Иуда.






ПОКА ЖИВ Я

Не бойся, даже если тебе умирать,
отправив нас на убой,
дорогой мой брат,
что с тобой?

Восстанем, воскреснем
и ты, лживая,
пою песню,
пока жив я.






РОССИЮ ЛЮБЛЮ

Когда-нибудь да поймёте меня,
Евангелие перечитав,
зиму на лето меняя,
многие, да мне не чета.

Любил и доселе люблю,
одну только правду
атаман, который я лют,
небо порадовав.

Тоже, сказали, звезда -
Ю
пи
тер,
как Солнце, звенит блюз.
вы Америку любите?
я - Россию люблю.







ВРАТАРЬ

Удар по воротам держу,
мяч приняв в девятку,
как генерал Жуков,
чтоб победить,
резервы запрятал.

Пергаментом вянет
на руках, на лице кожа,
бля-ать...
Когда-нибудь, думаю, тоже
мне помирать.

Да не помру весь,
в тех двух небоскрёбах чудом выжив,
правда и спесь,
по снегу скользя,
с гор на лыжах.






КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН

Высок, голубоглаз,
как сам чёрт умён,
на небо вчера слазив,
в ад упал днём.
Пил, пел, жёг,
на гармошке наяривал,
так легко лететь наверху!
не доказывал, кто есть кто,
я ли вам,
быв упитан иль худ?

Всё что умею - это
налегке спорить с Богом,
всегда подыграет весной и летом
мне, недотроге;
лью, поранившись, йод,
а не простит, так убьёт.

Не обманешь и не перемудришь,
не переиначишь Его,
разве только моя ты лишь
на минуту, на год.
Был жесток с тобой я,
даже не попрощался,
ушатами лив яд,
горький ев щавель.

Колокольный услышав звон
губами ловя хлябь небес,
гроздья ев вишен
ты - не простишь,
тебя - не простят -
ах как всё интересно! -
вижу, знаю, что Он -
это и есть я.






ВОДКА И ТОНИК

Утро, город встаёт,
а я всё не сплю,
как бело-зелёный лёд
ударит в нос кораблю,-
мои мысли о борт бьют,
гремят, шелестят.
Немо построившись в ряд,
из иллюминаторов да из кают,
испуганно люди глядят.
Зачем вы немо глядите люди,
когда пропадаете, тонете?
Ел мясо на блюде,
пил водку и тоник.


   1994






ДОЯРКА

Загорается ночью звезда яркая,
среди прочих других новых звёзд,
это мы с тобою, доярка,
упруго бредём и розово.

Помнишь, было, мы, времечко,
не воды - сладкого молока,
пенять не на кого теперь, нечего -
от души полакав,

смеялись, гуляли и пели,
купались, ликуя, в шампанском,
греми, коли греметь велено,
один из тысячи шанс!

Падаем вверх, вниз мы несёмся,
дрожит, рвётся стальная цепь,
погаснет вслед за Луной и Солнце,
всё их великолепие.

Впрочем - ты ли, или любая,
светит солнце, льёт дождь, сыпет снег,
то грустя, то едва улыбаясь,
я шагаю куда-то во сне.


  1995





ГЕРОДОТ
 
Сколько на свете людей,
столько и мнений!
моё - лишь одно,
пола коснувшись коленами,
выдал семь нот.

Посреди больших городов,
хляби лили в лицо небесные,
выжив, я, Геродот,
пою песню.

О том вам спою,
о чём ещё не напелся:
на юг волна мчалась, на юг.
расчудесная.

Смыла в море нас, дураков,
новую карту мира линея,
смерть, война, кровь,
чтобы были умнее.




МОЛИТВА
 
Ну выпил, ну пьян,
слегка,
я,
теперь говорю.
лив ямб,
пив bryti.

Пьян ли тогда быв, трезв,
"Прости!"- твержу Богу.
Когда в Литве убивали,
горла ножами резали,
простить их, едва ли,
мог трезво я.

Шум, гам,
умён, усатый и рыжий,
мечом бил, резал щитом,
говорю вам о том,
да, слава великим Богам,
выжил.

1410, 2001



В НЕБЕ, ВО СНЕ
 
Когда я целуюсь с тобой,
даже электричество гас
нет,
выбив дверь лбом,
в небе, во
сне.

1982






ГОСПОДА!
 
На 117-м этаже стою,
ветер в ушах свистит,
почти что Исаак
Ньютон,
прости!

Не смей, мне не лги,
да, пожалуй, налжёшь...
Пропав за долги,
я, Боже,

вру,
заговариваю глаза
очень,
назвав главную циф
ру,
и ещё
в них горит -
ночь.

Сам себе урок пре
по
дав,
дерзкий, голубоглазый,
не попав в небо
с
первого
раза,
прыгаю во-вторых,
господа!

!897





ПЕРЦОВКА
 
Да ладно, ну его,
всё пройдёт,
как у деревни Буево
бил огнём дот.

Погасили дот залпом
артиллерийским,
взвод в землю упал,
далеко ли, близко ль.

Гимнастёрку примерял отцовскую,
на детские плечи,
выпей перцовку -
лечит.

1942, 2001




ЧОКНУТЫЙ
 
Плачу, смеюсь,
от нет и до - я,
даже если я пусть
чокаюсь со
звездой.

1992





ДЛЯ КОГО Я ПОЮ
 
Для кого я пою,
не для вас, дорогие, ли?
в платьях которые, в юбках,
отправившие корабли,

в дальние плаванья,
за ними отплыл на диване я...

Плыву тоже,
покачиваясь на волнах,
ух-ты, ох, ах...

Вслед за дальней звездой,
что во сне увидал
вот за этой, за той -
подожди же, постой!
Да-а...


1990




ВЕСНА
 
Даже после потопа выжив,
ковыляв, раненный, еле-еле,
когда одни других люди ели,-
ни грана, ни слова
не выдал я лжи!

О любви пел и о правде,
Господу Богу Великому веря,
восходу каждому рад,
я, глухая тетеря.

От треска автомата оглохнув,
русской кашей кормя Берлин,
это - весна - хорошо было ли,
или плохо?


1998




ШАХТЁР
 
Выдавай на-гора
выше да больше!
Лоб утерев, я рад,
ой-же.

Под землёй, в шахте,
в самом аду,
счастлив, небу распахнут,
иду.

Смерть в лицо так и дышит,
кистью устало взмахнув,
падаю с крыши,
ну.

Ничто камни и жизнь,
душа - всё,
режь почву, лижи,
если осёл.

Получили в кассе рубли,
мы советские,
дома - жена,
поев и выпив в кафе веско я,
любимая твержу: на!


1989





ПРОСТАК
 
Что так сильно колышется
сердце в груди,
что так было тревожно мне,
если веришь - иди,
празден и нем,

листья когда с неба валятся,
красные, жёлтые,
ожег о тебя пальцы,
летел, шёл-то я,

и тогда мне сказала,
что любишь меня,
огромными, стрекоза,
крылами своими объяв.

Потом - бежит время,
бежит время потом.
Иеремия-
то.

Я, быв на небе, простак,
разоткровенничался, поверил,
раз так,
глаза в тебя вперив.

1990, 2015



С РЮКЗАКОМ ДОМОЙ Я ПРИЕДУ
 
С рюкзаком домой я приеду,
мама - не ждёшь?
на велосипеде,
падает, льёт дождь.

Каждому будет своё,
особенно мне.
На раны лив йод,
в апреле,
да в сентябре.

И ты тоже
любишь меня,
дни подытожив.

ц2001



ЧИСЛО ПИ
 
Трезв был, был пьян
земные подвинулись плиты,
смертью и жизнью объят,
я или ты

распылили себя, разветрили,
с тобой мы.
Взошёл на Ай-Петре,
выпав из кутерьмы.

Зелень, весна, туман,
внизу горит море,
молитва моя
повторенная.

Буду учиться, о том,
как всех вас любить,
ловя воздух ртом,
выводя
число
пи.

2014




СЕРМЯЖНАЯ ПРАВДА
 
Кажется мне,
что я прав,
вынь да на стол
положь,
когда тебе
надоест моя рожа,
как назойливого
комара,
газетой меня
прибьёшь.

1991



ДАВИД
 
Из пращи бросив камень,
сразил Голиафа,
да сам упал, раненный,
до, ре, ми, фа, соль, ля, фа.

Сколько песен не пой
не изучи,
всё одно
звучит -
нота до.




МАЛО!
 
Мало судьбы,
тебя мне всегда мало,
уголь из-под земли добыв
чёрный, талый.

Не бузи,
просто об этом тебя прошу,
сев в лимузин,
поэт большой быв
и шут.

1989



ПОПЫТКА ВТОРАЯ
 
Каждый день ото сна пробуждаясь,
думаю о тебе,
невежда я,
мелкий бес.

Как бы вырасти, думаю,
медведем ли, пумою,
настоящими человеками,
бекая, мекая.

Не получается, ох,
почти что ослеп и оглох,
стараясь,
попытка - вторая.






ПОВЕРИВ ТЕБЕ

Книги на полках роем
мною, стоят, прочи
тан
ные.
Второе.
От сердца моего 
ключи-то на.

Чашу горя выпив до дна я,
семь бед.

Музыку,
Прокофьева, Глазунова!
Слушаю русских их,
снова и снова.

Спасибо за всё, родная,
верив тебе.

Теперь всё новое,
прочь - лень!
Любовь теперь жизни основа,
и терпение.






ГАГАРИН

Сколько стихов не напиши,
всё - будет мало.
белыми нитками шит,
синим и алым.
В космос взлетел,
пахнет, снижаясь, гарью,
эти потом будут ли те,
сказал я, Гагарин.






ПРОРОК

Ноты играю
на пианино,
ми, фа, соль,
ля,
бросали
не добросались вы -
мимо,
пророки все -
из Изра
и
ля.

О том, чего ещё не было,
вам расскажу,
встанет на небе
лев, жуть.

Грозами прогремят тучи,
песок и воды лия,
се говорю вам я,
великий и невезучий.

Из Израиля
да вернуться
в Россию -
вот так,
очень сильно
каяться потом,
плакать...






ОБЪЁМ БОГА

Может, когда-то тебя
не дослушал,
не долюбил, не дожал,
дорогая моя госпожа,
друг твой, Павлуша,

от трёх до семи
принадлежав не тому, но этому,
зимой ли, летом -
меня извини.

Расскажу вот о чём,
на ветке как вспыхнули почки,
между другими прочими,
тоже учтён,

что -
не нужно мне ничего, кроме любви,
тебя, Боже,
оби
дел?

Ни в чём не повинен лично я,
был вовне выгнут да внутрь вогнут,
всегда увеличивая
объём Бога.


1983, 2016







НЕ НАДО, НЕ ПЛАЧЬ

Пью взахлёб пиво
да никак не напьюсь,
пусть ты меня не любишь, пусть,
берёзы нагнулись и ивы.

Успокойся, уймись,
плакал, шёл-то я.
Бреду, подбирая листья,
красные, жёлтые.

Не надо, не плачь,
не заплачу я тоже,
топором когда ударит палач
по шее, по коже.

Жизнь будет,
будут смеяться другие,
Иисус дорогой мой и Будда,
хоть ты мне не лги!






СТРАШИЛА

Слишком тонки домов стенки,
водки слишком бывает много,
Павел я Григоренко,
ни в чёрта не верив,
ни даже в самого
Бога,

разоблачая тебя от шуб,
зима, помнишь, была, снег,
собирали вдвоём с тобой лего?
за водками в магазины я сбегав,
Горби царствовал, шут,

правду тапками, дурак,
сёрбая.

Да потом совершилось,
будь хоть лев, дровосек, хоть
страшила, -

рухнуло всё.

Твои выточенные каблучки
и сапожки,
заморские колготки твои...
Пил счастье я ложками,
и-и-и-и...

    1991







РОЗА

Смести рукавом всё,
кроме правды,
самого рогатого чёрта
сначала обрадовав.

Что бы не говорила,
как бы не молчал я,
ворочая рылом,
с конца и с начала.

Целовал тебя в клюв,
на асфальт сплюнув.

Нет, нет!
не будет этого!

Роза цвела резво,
богато, классно.
А потом её срезали
красную.






НАЕДИНЕ САМ С СОБОЙ

И компьютер даёт
иногда сбой,
правду не сдав ни на йоту -
наедине
сам
с собой,

когда вдруг всё плохо,
нежен и лют,
онемев и оглохнув -
встаю.







В АТАКУ БЕГУ

В двух строчках
пытаюсь выразить жизни суть,
среди других прочих -
несусь.

Такое вдруг я увижу,
испуган и обездвижен,

шинель на плечи надев
в атаку бегу,
враг где?
в овраге, в лагуне,

на брови льёт пот...
что даже водка меня
не берёт.





А ТАМ КАК БОГ ДАСТ

Горят поутру
листья жёлтые, красные,
главное - труд,
а там как Бог даст.

Не любишь, как жаль!
целовал осторожно,
острый кинжал
спрятав в ножны.

Полюбишь, уверен,
меня,
напополам серебренники
разменяв.

Воевать молодым легко, старым,
сложнее - любить.
И Юрий Гагарин
взлетел на орбиту.







2 20, 3 13

Слушая бесконечность
днём ли, ночью,
делать когда нечего,
смущённо и радостно очень,
воздев мир на плечи,

душу вовне выпятив,
читая Флобера, Стендаля,
от трёх часов до пяти
любви верив, страдая,

скажу: жизнь прекрасна,
друг мой, не так ли?
ныряя, шуруя в воде ластами,
окали мы да акали.

А потом,
веселясь, водку пив, ром,
ловя воздух ртом,
всё одно мы - помрём.

Помрём да не канем,
не чужие Богу мы, чай,
как десятку
в дальнем кармане
найдёшь невзначай.


1986, 2016





ИЗ ГОЛОВЫ

Веришь ты в тело,
в парчу разодета и в фетр,
над проводами летела
под ветром.

Денег, сказала,
когтями прошуровав,
мне дай!

Я ж - верю в душу,
под гитару слова выв,
любовь и музыка, слушай, -
из головы.

Посему-то, пожалуй,
красивая ты шалава,
гудбай!


    1988





ВЕРНУСЬ

Хватав тебя я за талию,
когда иисус и левит,
всегда немножечко не хватает
веры нам и любви.

Только - надежда,
так пусть,
сомкнув, умирая, я вежды,
вернусь.

Расскажу,
что увидел,
там, на руке затянув жгут,
в небесах я, Овидий.

И тебя встречу я снова,
моя девочка дорогая,
коньяками, лимонами,
как свеча, догорая.






ДЛИННОНОГ И ЛОБАСТ

Сорвавшись с ремня,
пей, вой,
любите меня,
пока я живой.

Вселенную озаряя слезами -
заплачу,
половину судьбы, что слизали,
тем паче

что завтра умру,
жми и лови,
золотой, изумрудный,
жест, миг.

Простите, прощаю вас,
лив иногда яд,
длинноног и лобаст
я.






УЧИТЬСЯ ЛЮБВИ

Когда наступит война,-
режь, жги, убивай!
штык тебе в горло - на,
вай, вай, вай...

Золото в сундуки по
те
чёт,
несчастья -
не в счёт.

Никого не зарезал и не убил,
просто на вас глупых смотрел,
ради всеобщей любви
в колчан сунув я стрелы.

На коне сидев,
на закате,
когда красное солнце
покатится.

Об стену разбив не однажды лоб,
сервизы звонко об пол бив,
родился, пожалуй, я, чтоб -
научиться любви.






СМОГ

Не можешь быть, лют,
беги со всех ног
четки ты теребя.
Знаю теперь и люблю,
я - смог
увидеть Тебя!

Просто - мир,
как сон и как бред,
на морозе и в декабре
рябина горит.






НА ПЕРЕДОВОЙ

Думаете автомат - всё? Нет.
Стонет метель, воет.
Столько, сколько мне лет -
на передовой.





ОБОЖГУ

Вы знаете, где я есть,
выверив жгут.
Ни денег не нужно, ни лести -
не трогайте -
обожгу.

Сам, когда нужно
восстану, едва жив,
из лужи,
из лжи.





ТАК ЖДИ

Со мной не здороваетесь,
всегда вы правы, пожалуй,
кабанчика и корову
на задворках держав.

Не задумывались вы о том,
нежен ли, груб,-
вам в тон -
что тоже я вру?

Ложь ради правды,
любовь ради лжи.
ты - рада?
Так жди.

На небосклоне новой взорвусь,
Исуса родив,
неспешен и нерадив
я пусть.


2000






ЖИЗНЬ, СПОРТ

Золото, серебро соберёте,
и медь,
плакав и выв,
если будете вы
терпеть.

Не ради металла,
но - ради Бога,
диск я метал,
выгнут и вогнут.

Денег не надо, направо,
налево,
дайте любви!
Нашли в Сибири белой
мамонта бивни.






РЫЦАРЬ

Горит-догорает свеча,
над строчкой рыдаю,
плед сполз на плечах,
зелен, чёрн да и

думаю о тебе,
о единственной,
белой лебеди,
ромашки рвя лепесток,

любит, не любит, бывая,
да, нет...
преодолевая
навет.

Пребуду его,
злополучный,
железный рыцарь я вот,
лучник.

Бью в щит
со звоном,
а потом - в грудь!
Ропщи,
вон на,
Брут.






МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЁЙ

Иду и иду себе я,
в этом мире и в том,
вправо, левее,
зимой, весной, ле
том.

Каждый день подвиг,
ночь каждая - век,
всё по фиг,
я, человек.






НАОБОРОТ

Сколько б стихов не сделал,
не принял сколько таблеток бы в рот,
из чёрного вырастает белое,
и - наоборот.

Так пусть же взорвутся новые,
вместе с ними несусь,
на ослице, цокающей подковами,
ехал Исус.

Сбивал лотки в Храме,
не торгуют к Богу любовью!- кричал,
на кресте ранен,
убит, величавый..
 
Сколько б стихов не сделал,
не выстроил на плацу сколько бы рот,
из чёрного вырастает белое,
и наоборот.

Говорят, я конченый,
свихнулся с ума,
до предела, до точек...
так сказала сама

ты, родная,
обижал, обижал,
прощенья прошу до дна я,
вселенную всю обежав.






ПЬЯН, УСАТ, ЧЕСТЕН

После всех этих потерь,
выпивая зелёный штоф,
не верю теперь
ни во что -

ни в Евангелие, ни в Тору,
достав на груди винчестер
верю только в добро,
пьян, усат, честен,





КРУГ

Вкруг себя
очертив его,
против я, за,
в добро верь,
егоза,
танцую,
с ума почти
спятив,

сам себе
господин,
льды океана
изведав
наветам назло
и бедам,
под Led
Zeppelin   
и под Queen.

Лжи не верь,
только - правде,
не взяв, но дав,
и тогда
стена, потолок, дверь,
открыться нам
рады.

1984, 2016







ПОХОРОННЫЕ ДОСКИ ВОЕННЫЕ

Похоронные доски военные,
на них сплошь имена русские,
не пью даже, не ем и я,
нервно семечки лузгаю.

Думаю об отце и о деде,
о матери и о бабке думаю,
которые едва, ледве
буквами выжили, рунами.

Мне тоже, поди, выживать,
ни работы теперь, ни денег,
ночь собирает жатву
неистово и кровожадно,
да нитку в иголку вдень -

после тьмы солнце пребудет,
восход так нежен и ал,
пуле подставив грудь,
упал.






ЖИЗНЬ

Доходягу меня,
выходили в госпитале.
Смерть на жизнь разменяв,
правый ли, ле
вый.

И какая-то русая девочка
со звонким голосом,
помогала мне очень как,
день - ночь,
явь - сон.

   2002






МОЙ ГОЛОС

Хоть мой не слышен
голос пока,
к вам он -
прорвётся,
звёзды и небо
лакав,
взрослел,
рос я.

В Апокалипсис
не верю,
космические корабли
и дома строя,
пала под натиском
Русской империи
Троя.


 



НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ

Не жаль мне себя,
прости, Боже, пожалуй,
верю, знаю, трудясь:
выдашь мне жалование,

Сказать пытаюсь другим,
дурак последний я, или?
алеф, бет, гимель,
чтобы - любили.

Ночь вчера, завтра - день,
можете мне не верить.
Раздуется, леденея,
ветер.

Плечами ворочая,
моя широка грудь - ишь!
Насильно мил, впрочем,
не будешь.






ОТ И ДО

Надеюсь на лучшее
пряными пастами вычистив рот,
залпами что пушечными
утро взойдёт.

Но - всё наизнанку,
о травма и шок!
Деньги выручив в банке,
будущее своё 
я сжёг.

Безумно хочу жить -
просто,
в землю посеяв жито
и просо.

Да не дают, чтоб
тырить у нас от и до.
Фуражку надену на лоб
с красной на ней
звездой.







ВЕЛИКАН

Ем только скоромное,
пью с утра водку,
на царство я коронован,
вот как.

Надо бросать пить
на пол зазвенит стакан,
из камня был лит
великан.

Не верю ни во что,
только в тебя,
задвинув я штору,
талию твою
я объяв.






КАЖДОЕ СЛОВО СКАЗАННОЕ

Каждое слово сказанное
из времён кутерьмы,
пушками у Казани
резали варево мы.

Нет лжи и рабам,
только правда пребудет!
Стены били мы лбами,
кровавыми пе
ре
путь
ями.

Тружусь, в мае, в апреле,
во правде и я,
рея,
дея.






ОДИН

Воевав среди льдин,
пусть трубили вы в роги,
один
стоив многих.

Отступил океан,
оголилась земля,
жизнь алкал
я.

Открылась потом твердь,
Анатолия и Лидия.
Ты верь
и иди.

Со мною жена
и дети,
за всё своё, пожинав,
ответим.





ЛЖЁМ

Осень горит
красная, жёлтая,
правды нам не добиться,
пока - лжём.

И ты, мы с тобой,
помнишь, как танцевали,
меня отфутболив,
чик-трик, трали-
вали.

200...?








НУЖНО ДЕЛАТЬ СТИХИ RMX

Взлетая я
из стихий,
падая вдруг на дно,
знаю одно -
нужно делать
стихи.

И ты моя рядом,
любимая,
спишь,

берёзовым виноградом
сосуля
польётся
со крыши.

1982, 2016







В ПЯТИХАТКАХ

Ты помнишь, любили мы,
верили мы друг другу
мчались - бом, бим,-
по кругу.

Не 19-ый век мы, поди,
и не 20-й даже.
Горит средь бури и льдин
Россия оранжевым.

Пистолет положив на полку,
спокойнее, ха.
В Дергачах родился я ловко
да в - Пятихатках.

Всем - ша, молчать,
любови любовее.
За что же ты, мальчик,
врезал мне в бровь?






ЛЮБЛЮ!

Всех вас,
подснежники и лютики,
даже, увы, дураков,
пив квас - люблю!
я каков?

Пленив змея, да его выпустив,
не ропщите.
За окном горят листики,
папоротники
да плющи.






ЦАРЬ

Из ножен достану меч,
резав, шия,
был вечен
и я.
 
Когда в битве меня убили,
русского рыцаря,
из праха восстав и из пыли,
став царь.

Вставай, не спи,
из последних ты жил,
стреляли стрелами-спицами,
да выжил.






МОЙ АНГЕЛ

Говорят, люди всех выше,
не так, увы, это.
Вот что услышал
я в это лето.

Шумели-то тополя
под небом белым и синим,
гремели в ушах ноты - до, ля...
а так же осины.

То, что не дотерпели,
потом нам восполнится.
С крыши лились капели,
пот вытер с лица.

Два стиха в день,
хорошо для первого раза,
строка в строку вдень,
мне ангел сказал.

Красив Петербург,
красива большая Москва.
чертил мелом круг
я.

И ты вдруг явилась мне,
о Боже!
сколько дней, сколько лет,
правда ли, ложное.






ИМПЕРИИ

Кавалер двух Георгиев,
победила-таки Москва,
только себе, гой, верь,
один плюс один - два.

Скакал на коне,
бил шашкой врагов,
проспекты линея,
рад, гой.

Деньгам ты не верь,
только - правде.
Обрушиваются Империи
лжи ради.






ИДУ

Роста я выше среднего,
царя и дочек, любви наследник,
полон песен и дум -
иду.

Стреляли, целясь, в меня,
да промахнулись.
на деньги жизнь променяв,
ну ли?

Чтоб потом были покой и жизнь,
я терпел на кресте,
кровь на запястьях лижи,
из этих, из тех.






ИЛИЯ

Что ж, омерзителен,
меня никто не любит,
глядят-то зрители
в души моей обрубок.

В ней ничего,
лишь только нервы.
болит живот,
что я не первый,

что буду весел или я...
Теперь - плевать.
встаю, как Илия
с печи, с кровати.

Прекрасен я,
теперь твержу о том,
о чём лоб бил
и грудь крестом
вдруг осеняв -
любил, любим.








МОИ МИРЫ

Слушая Клэптона,
солнцами, льдинами,
бабник и эпилептик,
судил да рядил.

Наделал делов,
нафукал, блестя,
из кедра и шишек еловых
есть я.

Во благо Тебя я танцую
в Тебя, Господь, Одного,
верую,
набитыми сумками,
всю мою подноготную
испытывал Ты галерами,
и вот -

с созвездия Вегы
землю, упав, возрыл.
Сахаром, негой
сияют мои миры.







НЕ НАДО!

Спорят о том, кто главнее,
чьё дерьмо пахнет лучше,
саблями небо насквозь разлинеив,
шапки на лоб нахлобучив.

Пусть поломали копытами розы,
ГОспода пусть поминают всуе,
а я, утерев рукавом слёзы, -
пью, веселюсь и танцую.

Будет день и будет любовь,
дышит ночь, чую, на ладан,
что ж хмуришь, родная, ты брови,
не надо!







НИЧЬЯ

Снимая тапки, иду,
чтобы не разбудить тебя,
взяв и этот редут
я.

Взяв, дав,
возвысив, низвергнув,
в итоге всегда,
вторыми быв, первыми,-

есть
ничья.






ПОЛМИРА - ПАЛЬМИРА

Что бы ты не сделала,
куда бы не смотрела - фальшь!
иду смело я
дальше!

Не день - полтора,
не яблоки, но груши,
Чтобы построить рай
нужно полмира разрушить.






СРЕДИ ПАЛЬМ И ЛИП

Сколько бы я не выпил,
куда бы не брёл, не шёл,
среди пальм и лип
было мне хорошо,

в котором построили городе,
в деревне большой ли,
усы отрастив и бороду,
душу и судьбы лив.






РЕБЕ

Нет у меня ничего,
только одно Божье,
дни, личное
подытожив.

Стоял на балконе,
гром возгремел.
Любовь,- понял
я в кутерьме.

И там на небе
горели, переливались тучи,
что ж, ребе,
я невезучий.

   2002






ПУЛИ

Рюмку водки выпив и пиво,
средь бури, грома и льдин,
на Канарах быв, на Мальдивах
этот стих народил.

Он о том - чтоб любили
друг друга мы все,
прикупив ав
то
мо
били,
постарев,
полысев.

Сколько б волос не имел,
череп твой всегда будет лыс,
чуть вправо - стреляют -
чуть влево,
ты берегись!

Ах, зачем же, зачем, хохлы,
пробили пулей мне на груди вату
кровь алая так и хлынула...
Со смертью, видно, я, русский,
посватан.






БУХ!

Будильник звенит,
перешагнув судьбу
звОнок и светел,

тех, которым не нужно
любви -
бух!

извините,
таких не заметил.


2001







ПОРОХ И ДЫМ

Снимая тапки, иду,
чтобы не разбудить тебя,
взяв и этот редут
теперь я.

Войну выиграл, проиграл,
какая, к чертям, разница?
Рулил филигранно,
вытерев пот с лица.

И там впереди,
горят два на небе огня,
горячие две звезды,
это с тобой - мы,
друг друга обняв,
порох и дым.






ТЕБЯ ЛЮБЛЮ

Пью да никак не напьюсь,
целую - не нацелуюсь
в уста твои пусть
весёлую, злую.

Сказала вчера
что не любишь меня,
конечно, наврала
сидела ты, видел я, приобняв,
сынка генерала.

Что ж, тоже наврал тебе,
вчера мы гуляли с Клавкой,
с дочкой мамы её небедной
из главка.

После всех перипетий и
падений, роста валют,
от трёх часов до пяти
сказал, что тебя люблю.



1988





КРОМАЛЬОНЕЦ

Астероид с неба упал,
обрушился,
вскипел, как вода, воздух,

да выжил я, Павел,
мастак, дорогуша,
без четверти да без двух.

Целые континенты в огне
изгорели

А потом, а потом
я, простак,
когда всё разрушилось ли
ловя воздух я ртом,
смастерил

так и так
лук и стрелы.






НЕТ, ДА

Не нужно мне ничего,
ни денег, ни твоей ласки.
Вот я весь, вот он,
любовью обласкан.

Правда нужна мне,
лишь только она одна,
нет?
Да!






ЛЮДЯМ И ЦВЕТАМ

Легче ли, чем на шахте работать,
стихи сочинять честные,
о том, как ушла навсегда рота
в част лес.

О том, как долбали навстречу ей пушками,
и миномётами,
глубокая оборона обрушилась,-
на
ча
лось,
вот оно!

И самолёты стригли пропеллерами,
не в жизнь!
коль судьба тебе в руки вверена,
то - держи.

Голодна ты ль, родная, сыта,
я не знаю...
Приняв под сердце острое, ржавое,
людям салюты шлю и цветам
и нашему красному знамени,
его сжав.







ОДИН

Средь песков и зелёных льдин,
искал веру в Бога,
горят мои щит и меч,
голова твоя с плеч,-
Ал
ла
дин.

Да сказал тихо некто,
быв высок, худощав:
бьёшь, тебя тоже убьют,
а полюбишь - полюбят,
сложен век-то.
Не поверил его обещаниям,
быв жесток и быв лют.

Да потом, молодой,
умирая,
пронзённый в висок,
падая
на песок
в ад,
умолял:
возьми, Один, меня
в рай!








АЛЬБИНА

Дурочка моя золотая,
помянув Бога всуе,
дыры свои залатав,
давай потанцуем?

В ухо тебе прошепчу,
что когда-то любил,
немного, чуть-чуть,
Альбина.

Люблю тебя до сих пор
я, пожалуй,
не гуляя на сторону,
из груди своей выдернув
жало.






ГОРОШИНЫ ГЛАЗ

Ненавидев, любя,
огорошив,
на Эверест не раз слазав,
покатились в тебя
горошины
моих глаз.






ГИПЕРОСЕКСУАЛ

Попалась ты, так держись,
ела, поди, всласть.
Это и есть жизнь -
власть.

Закуривая сигарету,
рюмки бив, пью.
Вот мой великий секрет,
ревнив я и лют.

Обожая, люблю
больше, чем ненавижу,
туз, король и валет.
по доллару, по рублю?
Нет.

Подойди ко мне, детка,
вонзил в тебя б солнца, лив луч,
сколько дней, сколько лет как
тебя мучаю и люблю.






ДЕВЧОНКИ

Люблю, особенно-то тебя,
дорогая,
торты и кулебяки
ел, лгал.

Шампанское из бутылки я пив,
из ботинка лакая водку,
пощёчину за всё мне влепила
вот как.






ЛЮБЛЮ

Люблю тебя, девочка,
целовав тебя, обнимав,
без тебя окаченев,
без ума.

Поедем с тобой в ресторан,
поедем!
Болят, ноют раны,
моя лэди!


1989, 2016






ПРИГЛЯНУЛАСЬ

Не прячь, дорогая, глаза,
что ж, не надо
пусть с небес валится снег,
снег валится пусть,
меня поутру ты обрадовав,
шалунья и егоза,
наяву ли, во сне,
ты мне - при
гля
ну
лась.


1984






   
НЕТ ЛЮБВИ, НЕТ ВЕРЫ

На грудь крест надень,
надень магендавид,
любой, любая,
само надень золото,
это не важно,
серп с молотом,
жёлтые,
режет, болит.
венами, много
этажен,
да - погибаем.

Священниками вымуштрован,
в небо глаза вперив.
нет любви, потому что,-
нет и веры.







НЕ УМЕЮ ВРАСТЬ

Что думаю - говорю,
не лгал нигде, никогда,
чинен и крут,
перцу себе задав.

Но наврал-таки
я вчера, рада?
твои плечи объяв,
плыв из Латакии
желая добиться, как правды,
тебя.

Уверял, говорил,
что - единственная,
ах, крокодил,
курив Winston.

Бороздят корабли
океан,
когда разлюбили вы,
узка ли река,
велика?


    1992

 





УЧИТЕЛЬ

Без денег, ради одной любви
многих людей учив,
хотя многие были вы -
палачи.

Твердил: пойте, любите
до невъебения,

придёте в Бога обитель,
учитель пения.







НА КОНУ

Автор песен,
да увы не известен
почти никому,
в доску тебя задолбав, -
пережил, поди, многих,
бреду и бреду по дороге,
жизнь и судьба
на кону.

И ты и тебя...
Поцеловав
в губы,
струив я слова,
грубый,
ненавидя,
любя.






НА ЭВЕРЕСТ

И когда себе закричу: надо!
затанцевав на кончике лезвия.
Без страховки я лез,-
ты рада?-
на Эверест.

    1988






ЖДУ

Что выровняется линия,
что мир в итоге един,
из-за пазухи нож вынь и я,
песков среди, льдин,

настанет конец-то
кровопийцу-жиду,
задрал который проценты,
надеюсь и жду.

А там только труд,
а там одна только правда.
Что сделал, другие берут,
ты рада?







НЕ ТА

Упёрся рогами,
в дерево-пень,
дорогая,
тебя с днём рождения!

На соло играю
я так и так,
в аду ли я в рае,
простак.

А там - рыдаю - любовь,
простор - там,
Не хмурь, поди, бровь,
не эта, не та.






ЧУВИХА, ЧУВАК

Любови и ненависти лия,
душу и руки вывихнув,
возлюбил тебя я,
чувиху.

И ты меня тоже любила,
в тебя верив, алкав,
твоё золотое либидо
задело меня, чувака.


  1990






ИЗ ПЛЕЯД

Ошибаясь я, спотыкаюсь,
два метра с лишком быв ростом,
и ты со мною - какая? -
Апостол.

С колец и литер Сатурна
соскользнув,
в море линий нырнув,
ныв, ну!

Потом вы уменьшились все,
с вами как-то и я.
Резал, рубил жёлтый свет,
из судеб да из Плеяд.







С ПЛЕЧА

Пусть я когда-то умру,
пусть правда, как ветер, носится,
мать моя, дорогая Русь,
вёсны твои да осени,

зимы да жаркие лета,
осени, веры,
в Пушкина выстрелили из пистолета,
февраля того первого...

Пусть разгорятся они,
пусть встанешь с колен, величавая.
Раздетый судьбою до нитки,
резал, рубил я с плеча.






КНИГИ

Книги на полках стоят,
которые прочитал,
да я
им не чета.

Не нужна мне слава,
деньги мне не нужны,
сверкающую саблю,
вдел в ножны.

Давай мириться, давай,
хлеб макай в соль!
Моя - да будет твоя стая,
не менее и не более.

Наверху солнце горит,
луна,
мои, прости, щёки, не брит,-
тебе на!






РАБОТАТЬ ПОЭТОМ

Не знаете вы, знаю я,
польку танцуя и вальс,
зимою и летом,

уверяю вас -
как у домны стоять -
работать поэтом.








ДАЙ ТЕБЯ ОБНИМУ

Пока алкоголь из жил выгорает,
пока наступает утро точно,
расскажу тебе, дорогая,
вот что.

Жизнь, такая она -
как не старайся, не бей,
ничтоже се муть,
патриций, плебей,-
странна.

В ней да,
в ней и нет,
добавили льда
в вращенье планет.

Себе ты поверь,
грустить - ай - не гоже,
в саду гремит дождь...
Дай тебя обниму.






ТО-ТО И ОНО

Иногда - так разленится,
разгуляются так шуты,
моя золотая пленница,
что невесёлая ты?

Аль дом не велик,
не дорог тебе ли я?
бел, красен мой лик,
Емеля.

А там уж подать рукой
в небо и в рай,
и из голубых снов,
режь и марай,
теперь наступает другое,
то-то же и оно.

В том есть сама правда,
хлеб сей, рассевай цветы!
Хохочешь в лицо мне злорадно,
ай, ты.






НЕ ПОДУМАЛ О БОГЕ

Над кустом,
над широкой ракитою,
небо синим и красным горит.
Режь, давай,
завлеки ты меня,
золотая да приторная.

Полетела к чертям голова...
и в конечном
итоге

эта, та,
пусть был глуп,

обнимав тебя, целовав,
не подумав о Боге,

из камней я глотал
сваренный суп.


    1991





МОИ ПОЭМЫ

Ещё, пожалуй, не время,
ещё не взгремела, как гром, тать,
но - скоро,
правду узнает любой,
разлетится, как споры,
любовь,
мои золотые поэмы
взахлёб будете вы читать.

Прочитаете вы
в них об этом, о том,
о жизни моей, старика,
осенью, летом
ранними,
бредут уставшие львы,
в пустыне, в саванне
как.






ОДИН ИЗ ВАС

Спасибо вам за любовь,
за ваши улыбки спасибо!
к стеклу прижавшись я лбом
заплачу, который сивый.

Увидел себя там,
на фото,
один был из них,
я вот он,
без шуток ребята,
зачем же я сник?

Не надо, Паша, не надо,
ты не грусти,
держись,
не тебе она рада,
а Константину,
и это -
жизнь.







МНОГО ЛЮБВИ

Водород как и литий,
целован и бит,
давайте, берите!
у меня ещё
много любви.






САХАРОВ И ЧЕРТОК

Пусть глаза у меня голубые,
не верил в Бога я пусть,
теперь Ему верю!
Быв, убыл,
глухая тетеря,
как Волга впадает, широкая, в устье,
вернусь!

Скажу вам, Галактики видев,
рвав глотки и нервы,
Лукреций, Овидий,
второй Павел и первый,

любови золотые что,
правят в итоге миром,
Сахаров и Черток
Россию из смерти вырвав.






ЗОЛОТОЙ ВИТЯЗЬ

Стоял за правду Иисус,
человек Божий,
врать было ему не к лицу,
да уничтожен.

Твердите: нет на земле пророка,
воздели его за правду на крест,
да ненароком
взял и воскрес.

Боитесь его, как огня,
сами себя боитесь,
и тут пришёл золотой витязь
во правду его
я.

Сказать простое успеть: любите!
проснитесь, не спите, чу!
прежде чем завтра я улечу
в обитель.






СЛИШКОМ ХОРОШИЙ

Понял я, в чём беда,
признаюсь, слегка огорошен,
вот она - да:
слишком хороший.

Слишком сини глаза,
много в груди любви слишком,
и ты вчера мне сказала
хитра, ишь,-

что устала любить,
да никогда, поди, не любила,
кушать сладко тебе бы,
пить разные вина.

А я не такой,
вижу яркие звёзды в ночи,
достал их сегодня рукой,
только ими влеком,
кричи не кричи.







НАДО КАК-ТО ЖИТЬ

Этот город слишком мал для меня,
мне б помчаться в Москву, братцы,
ненависти на любовь разменяв
да там разгуляться!

Увидеть тебя, Курелла Елена,
обнять горячо,
и, выйдя из плена,
рыдаю в плечо.

Каждую улицу здесь облизав,
стоптанными башмаками,
уже близко...
слишком...

Конечно, немного не так всё,
и даже дыша на ладан,
на камни когда несёт,
надо ведь как-то жить,
исходя из великой правды,
из лжи.






РУССКИЙ СПЕЦНАЗ

Твердил вам я правду,
не слышите и не верите,
что нужно других любить!
обожаете только себя.
Из осколков многих империй
вит
я.

Чтобы жить хорошо
в этом мире,
не вылазив голым из шорт
и футболок,
не врите!
и вас
спасёт, ради Бога,
русский спец
наз.






БЕСПАРДОННО НЕЖНА

С когтями ты пума,
ошибся, наверно,
верил я, думал,
что - первый!

Нет не так всё,
заноет под сердцем боль,
никому правда была не нужна,
и моя с тобою любовь.
Поймался я, как осётр,
беспардонно была ты
нежна.

Надумал, насочинял,
про тебя и про нас,
я,
любви асс.






ПРОДАВЕЦ ВОДКИ

Думал, душу мою погубил,
продав мне вчера поллитровку,
вне, конечно, любви
ловко.

Да не так просто всё,
дорогой поро
сёнок.

Люблю я тебя,
вас, глупцов, тоже всех,
далеко пролив  взгляд,
в счастье веря, в успех.

В доме полуразрушенном,
кирпичи перестроил,
яблоки на деревьях и груши,
падали роем.

Ах сочны были и вкусны!
Так звенят по ночам
мои сны.

В них, как в доме под сводами,
чист и светел простор,
и глоток кислороду мне,
подарил вчера вор.





ЛУГА

Лжи не хочу больше,
поэты стихи сочиняют.
Хватит тебе,
поди, лгать!

Веет ветром в степи рожь,
за плечи крепко тебя обняв,
белая лебедь -
на минус,
на плюс правду помножив,
льют и веют
луга.


1982, 1999, 2016






МОИ СНЫ

Быстро,
поправив локон
твой или,

серьёзный я, лысый,
ненароком
родились

дочь моя, сын,
один, два.

Струятся, давав,
горькое и халва,

мои золотые,
небесные
сны.

1969,
1995,
1997






ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА

Чёрные твои волосы,
голубые глаза,
на коленях перед
тобой ползал,
руки лизал.
Пил из чаш, ел с ложек
и вил,
моя золотая, хорошая,
любили, любил,
счастьем мы
огорошены.

   1988






НЕВЕРНАЯ

Поругаться так сладко,
сложнее - простить.
Падок, тоже ты падка
да льстива.

Перед компьютером полуголый сижу,
сочиняя стихи,
Боже мой, псих,-
жуть,
ох и ах,
в одних я трусах.

Сочинил вчера о любви,
наверное, я.
Меня в неверии ты обвинив,
не
вер
на
я.






БАЛДА

Все свои стихи
наперечёт знаю,
праздные и лихие,
ночевав на вокзале.

Поэты не умирают,
улетают они в вечность.

Сочинив про то и про это,
сто грамм приняв на грудь,
по судьбе и лекалу,

стану великим поэтом,
как предрекали,
когда я умру.

А можно теперь?-
Говорят, не пойму, - нет, да!
Глаза в небеса вперив,
Балда.






ПРАВДИВОЕ СЕРДЦЕ

Не врите, не надо,
а то,
сто тысяч тонн
сожрав шоколада,

истаете,
мчась с гор на лыжах,
эти и те,
лживые.

Тотс-тотс...
средь горя и белых льдин
за вас всех моё бьётся
сердце
в груди.

И ты, и та,
с Сатурна летела да в Ра,
всем вчера став,
наврала.









ФИОЛЕТОВЫЕ КИТЫ

Ступень пусть будет одна, строка,
шаг в вечность.
Красивая моя ты какая,
шальная, беспечная.

Не надо печалиться, ты не плачь,
гремят поутру трубы,
придёт, когда надо палач,
голову-то отрубит.

А пока голова на плечах,
говорю, умоляю:
ох ты, моя, и ах,
до, ре, ми, ля.

Только не лги,
пожалуйста!
Даже огромные фиолетовые киты
и те спать в море ложатся.






МАНТРЫ

Пальцы сложив так и так,
чтобы выжить,
в карманах крутив дули,
верю, знаю, иду,
невежда, простак,
а как думали вы же?

Только любовью выстелен мир,
ненавистью - война,
меня, дорогая, пойми,
возьми руку скорее мою - ах, на.







ВЕДУН

И то, что завтра уйду,
что был сегодня, вчера - истина.
скажу вам, ведун,
шуршат наверху листья:

живите вы, как цыплята, дальше,
преодолевая зимы,
или?
Сложил в мантре пальцы
невообразимо,
белые лилии.






ТО ЧТО Я ЕСТЬ

Поётся, если пою,
невзирая на лесть,
диаграмму свою выслав в Ю-тьюб,
то, что я есть.

Кулаками бью насмерть,
бутылку с горла выпив,
Это на вас ещё посмотреть,
какие вы.

Простите - такой,
кастрюлями поутру барабаня,
принципиально тапком
 не бью тараканов.

Пусть живут они, многие
живу пусть и я,
головоногие,
жизнь, смерть
лия.

   2006






КОРОЛЬ, КОРОЛЕВА

Никого, Боже мой, не убив,
пальцем даже не тронув,
в Москве-Ерусалиме я был,
сидев я на троне,
заложник судьбы.

Свергнуть хотели предатели,
и ты тоже, моя госпожа.
следила за мною внимательно,
впрочем, как жаль.

Поцеловала в губы меня,
король и вальты,
на деньги любовь променяла
ты.






СОЛНЦЕ

Не от праздности
пятна на коже моей
а от того, что ярко свечу,
столько лет, столько дней
зажигаю мир, чу.

Летел,
взрывался,
любил,
пел,
разгораясь,
красен и бел
из самого того
рая!

Не жалуясь ни на что,
шёл, двигал вперёд мир, рад,
буки, веды и аз.
Пе
ре
чер
кнёте вы правду,
когда я погасну.

Решаю не я, но Бог,
он всех нас выше,
Паш, Нин, Серёг и Валер,
переворачиваясь на бок,
аллергик,
почти что весь вышел.

Простите, cто тысяч моих
звенят ватт,
и я вас прощу,
там, где я виноват
чуть-чуть.







Я ЖДУ

Пусть опять наступила разруха,
нет ни веры и ни любви,
от двенадцати аж до двух.
Дай руку,
Вика,
я жду.

Погромче сделаю музыку,
это играют Deep Purple,
наполню водкой стакан.
Меня и подругу, обуза как,
крестил вчера поп,
правду тоже алкав.

В том она - не убий,
не кради пусть,
почитай отца своего и мать,
ты - рада?
Поп тот упитанный
на полуслове
запнулся,
от моего стального
взгляда.


   1994, 1999






В ПРОТИВОФАЗЕ

Не верил тебе разве,
тебя не любил,
в противофазе,
песок, ветер,
льдины.






ЛЮБИЛ

Барабан судьбы крутится, льётся,
тарелки из меди звенят,
брёл, падал в лёт сам
не я ли?

Не я ли любил взахлёб,
небоскрёбов быв выше,
приложив ко лбу лёд?
Не слышишь.






ПОПРОБУЙ ВОЗЬМИ!

В земле нашли великана,
пять метров который был роста,
жизнь и любовь алкал
он просто.

Планета росла - больше,
любви становилось всё меньше
дали свободу Польше,
Финляндии дали, ей же.

Растут в пышном саду
абрикосы перед зимой и сливы,
временно сдут,
но - попробуй меня
возьми.






ЧЕБУРЕКИ

Вкуснее я ничего не ел,
их в бумажке облапив,
горячих,
в Анапе,
с братом повздорив,
я, зрячий,
на Чёрном,
горячем
море..

Видел, то что вам
никогда
не увидеть
во тьме,
долю свою львиную,
кровь,
мед.

В водах медузу поймал,
пострадав,
я, мал,
да.


1972, 2016







ИТОГ

Медалей не счесть,
осень горит жёлтая.
После моего удара
в челюсть
сядешь на жопу.

Мечты, мечты...
Конечно, бить я не буду,
судьбу учитывая
и магнитуду.

Иди же ко мне,
дорогая,
да, нет,
догорая.







РАЗ, ДВА

Поровну,
вот залог счастья,
так долго были с тобой.
Ты моя, я твоя часть,
girl, boy.

Шептал тебе правду - раз.
пела мне про любовь, дева
вельветовая, два,
прекрасная.
Что сделал в ответ - то сделал
я не напрасно,
брав и давав.






ЧЕСТНЫЙ ЛЖЕЦ

Я, честный, сказал только правду,
вы, лжецы,- затвердили: нет,
Берлин взяв и Прагу,
внутри и вовне.

На восточном базаре
есть виноград и изюм,
Пылает, течёт голубое зарево,
снимаю я, zoom.

Пусть
уменьшив и увеличив,
ради правды, ради стихов
ничего, твою мать,
личного,
живым быть мне
хоть.

Получив мяч, отдав пас,
година добрая и лихая,
как бы, Боже,
в Россию
снова
попасть,
пряный запах яблок
вдыхая...






ПАША

Не предал,
Богу спасибо,
себя,
огнями,
спесивый,
объят.

Разворачиваясь,
лечу,
дальше,
наврав я
чуть-чуть,
Па
ша.






ТАКТЫ

Линею рукой такты,
подарил тебе дорогую брошь.
Ах зачем, так ты
себя ведёшь?

Не приехала, не обняла,
ждёшь чего?
орден тебе обоняния
ещё один вот.






ВЕТЕР

Дует ветер,
правду лия.
Самый великий на свете
я.

Расскажу, поведаю вам,
что быстрый, дыша ноздрями конь,
пылает, горит там
огонь.

Где пала с небес зола,
взорвались где огненные вулканы,
там, девочка нежная, злая,
любишь меня, алкая!






МОЙ ПОРТРЕТ И Я

Жёстче, честнее тебя,
пожалуй, прощай!
Верил, любя,
отощав.

Прощая
на язык острого,
сказала в сердцах,  что я -
монстр.

Пусть даже простак,
падает водоём,
тает.
Зубами и чемоданами клацая,
Ах, как
было нам классно
вдвоём.






МОРЯК

Качает-то в трюме,
начну жизнь с листа!
Яблоко сладкое, горькую рюмку
достав.

Выпив, запев,
головою встряхну.
Жизнь - только пена,
вовне и вовнутрь.

   1992






АМЕРИКАНЦЫ ЖИВУТ В ВАГОНЧИКАХ

Иду на охоту,
затарившись бутербродами в ранце,
бегут и лают русские гончие,
не в красивых домах живут американцы -
на улице и
в вагончиках.

Дай, Вилли,
скорее руку,
иначе - тебя убили
из правды, из лука.






АНГЕЛ

Небо когда воспылает,
поднимутся высоко когда горы,
моя золотая,
любимая моя, вздорная!

Верь.
Пел и летел-то,
с небес, шурша, гогоча, падал,
первый.

Меня ты полюбишь
не сейчас, но - потом,
Ангел.







ПРАВДА И ЛОЖЬ

Доколе,
Зина
мучить меня будешь, Боже.
О подоконник
синий
гремит дождь.

Не любил ли
тебя я,
не пил ли водку,
не верил тебе разве?
Из ветра и льдин,
от сель и до пят,
соткан,
празд
ный.


1991







ПОЭТ И ДЕНЬГИ

Чтобы поэтом
с большой буквы быть,
вначале займи
деньги в банке,
который гуще из душ
людей соткан,
плати за каждую строчку,
если не мот,
если нем быт,
рифма - полтинник,
две - сотка,
плюс пей из стакана вино...
Деньги есть - всё,
души и головы нам
заморочив.


2002






ПОМНИЛИ МЕНЯ ЧТОБ

Песок и ливни,
лия,
на голову вам,
якобы ни за что,
выбив из насиженных
городов и ванн,
это - помнили вы меня
чтоб.

    1984, 2016






ИТОГО

Крыльями застрекотав,
сказали,
мне
став всех нас в итоге выше,
эта, листав, и та,-
уничтожен
из зала,
я, онемев,
вышел,
что ж.

Руки помыв в туалете с мылом,
арий,
больше-то делать ничего,
Ложь впарили...
Великанов потопом смыло,
день, месяц, столетие,
год...

Прикипел к тебе,
к ненаглядной,
белая, золотая моя лебедь,
пусть недруги говорят, что ты -
*****.

Одев на рубаху жилет,
крест пролив на живот,
торжественный, пышный,
Стихи сочинять тяжело,
но не тяжелее,
чем жить.



  1982, 2016






ОДНА ИЗ ВЕРШИН

Сочиняй и пиши,
ледники из себя низвергая.
Ты станешь одной из вершин,
и я тоже другая.





ДЕСЯТЬ ДНЕЙ

В те десять дней,
не пел в которые, не сочинял,
не пал мир в тар
та
ра
ры.
На кой, скажите, мне ляд,
пил чай, ел сыр?

Если
глотая - об-ба - слюну,
обличая,
снова пою песни,
бубочку от лимона
выплюнув
нев
зна
чай?







ПРОПОВЕДНИК

Не надо людей убивать,
умоляю, не надо!
Лучше пусть будет - халва
с лимонадом.

Вчера с капустой
испёк пирожки,
надев белый передник,
шипит, крутится шкив,
про
по
вед
ник.

А не то, а не то
на голову явится вам - ом-ба! -
в тысячу мегатонн
царь-бомба.








ТЫ

Быв мощен,
точно грузовик,
ничтожен,
точно балерина,
любовь свою
в тебя излив
и многое потом
отринув,

скажу, не надо
громких песен,
разинут, слушая нас,
рты,
что хочешь,
будет интересно,-
ты.






ЭТО И ТО

Жизнь и уют,
мера из всех щелей лезет,
я тоже ведь устаю,
тоже ведь не железный.

Ладно, ладно,
прости вот, постой!
скушай возьми шоколада,
этого и 100 того.

  1988, 2016





ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ, ДУ-ДУ-ДУ

Роза и лилия,
ты, Боже, и я,
цветок, что вчера уронила,
с пола поднял...

Не верь, он к тебе не придёт,
я приду,
лови мои губы - вот,
ля-ля-ля,
ду-ду-ду...

1990, 2016






ЦИФРЫ И ЛЮБОВЬ

Цифры ничего
не значат,
значит только
любовь,
так, так
и иначе
обласкан
тобой.

Одна и -
Один,
всегда будем
мы вместе,
средь нег, бури
и льдин,
жених
и невеста.





НУ И ЧТО?

Пусть растрезвонится лето,
и сентябрь будет лют,
то я и это,
любил тебя и люблю.

Льёт поутру дождь,
из берегов выйдет начисто Обь,
пусть даже уйдёшь,
ну и что?






БЕСПЕЧНА И ГОРДА

Эра кончилась льда
плавно, культурно,
помучайся, пострадай,
взлетев от Сатурна.

Земная разрушилась твердь
в час, будет, лихой,
я тоже, Павел, ведь
ох какой!

Построили города,
на газ педали я жал.
Беспечна ты и горда,
как жаль.






БРАХМАПУТРА

Если не хочешь - не верь,
мне,
оглохнув от всех я потерь,
онемев.

Настанет завтра,
и будет утро,
течёт, льётся на запад
река Брахмапутра.






СЛОЖЕН К ПРОЧТЕНИЮ

Не ведайте и не читайте,
вращайтесь лучше на колесе чёртовом,
увидите, чай там
самого Бога
как с судна
качающегося борта.

Синий, зелёный город,
красные в нём кирпичи,
будь лучше, больше, чем тень и я,
средь многих неразличим,
выйдя на вахту,
бух-бах,
сложен к прочтению.

Вот, протяну, ладонь моя,
её крепко держи,
горизонты обозревая,
как Ленин,
Дзержинский.






БОЛЬНО

Летел в небе,
как ангел,
вчера приземлился.
Скажи мне, ребе,
правду,-
да ты мне налгал,
в пуху твоё
рыльце.

Вот тебе правда:
миром правит любовь.
Верив, рыдав,
даже завтра пусть будет
больно.







ЭРИК

Я - есть ты почти,
на гитаре тоже играю,
моря и пустыни почтив,
в небеса глаза вперив,
ты - есть из рая,
Эрик.

Утро теперь горит -
оглянулся - в окне,
тает,
до свидания, золотая моя,
и приторная,
да,
нет...


    1993






НЕ МОГУ ОСТАНОВИТЬСЯ

Слушаю и
сочиняю,
сочиняю и
слушаю.
чай выпив
с печеньем я,
суп уминая
с галушками.

О том, что,
тряся вас за грудь,
не 50 будет,
а - 100.







МУЖ И ЖЕНА

Груба пусть будешь,
нежна,
обезумев,
в объятья твои ринусь,
друг друга
мы пожинав,
плюсы наши
и минусы,

Спорить
не надо,
живите все люди
мирно,
с ветвей сорвав
виноград,
играю, брынчу я
на лире,

Всё это - тебе,
по
вель
нитель
ни
це
моих судеб
и бед,

муж и жена.






ИНТЕРЕСНО ЖИТЬ

Пусть завтра ноябрь,
с деревьев листья
сыплются пусть,
сражался я храбро,
и пел, Златоуст.

Невзирая на все года,
правдив и чуточку лжив,
ты  - не умрёшь никогда,
если
тебе
интересно
жить.






16 ЛЕТ

С чувством выполненного долга
спать сегодня ложусь,
сочинял и резал я долго,
жив, пусть.

Решил отправиться в путь,
человек, великан,
лилипут,

гремела во-всю
с алых небес
гроза.

Куст впереди возгорелся,
зазвенит ли красный трамвай
на рельсах,

16-ть лет
тому
назад.






ЧЕЛОВЕК

Погладил тебя
за ушами,
злишься, урчишь,
хозяева себя
лишь мы сами,
белые,
рыжие.

Кинул пасьянс -
одни выпадают
вальты,
бубновые,
блеклые,

Ты -
ел тебя
ложками -
всего лишь
красивая кошка,
а я всего -
человек.





ЗОНА ТУРБУЛЕНТНОСТИ

Вниз, потом резко вверх,
добавив газа чуть-чуть
серебряный стерх,
на котором
домой я лечу,

вскурлычет, вспоёт -
тор-р-р -
его дви
га
тель.
Я тоже ведь тот,
который,
пре
воз
могая,
ле
тел.

Что ни шаг, то -
к правде мы ближе,
ждёшь ли, веришь мне, мама?
По утру, в восемь, рано
приеду в пальто
Павел,
выжив.













 


 


Рецензии