снежинка на траве

он  мачо мачо. такой мачо что голос его звучит как саксофон в ночи - слышишь и начисто левое полушарие  отключается, а вместе с ним - логика, память и точный  математический расчет. зато правое ненормально активизируется. и ты начинаешь проявлять воображение, музыкальность и прочие эмоции.

он даже сейчас сохранил свою мачевость.  медсестры игриво хотя и на бегу полуулыбаются ему, а она ревнует. все равно - даже здесь - ревнует. ревнует к каждой полуулыбке каждой медсестры. ему не понять. он ее никогда  не ревновал. мачо не ревнуют. ревнуют их.

каждое утро он  говорит ей - ты знаешь что я  люблю больше всего? - когда ты улыбаешься. улыбнись.
но она не улыбается. и думает все чаще - если у меня не получается, пусть хоть бегущие с лекарствами и клизмами медсестры ему улыбаются. пусть он будет рад.

по-дурацки как-то получилось. 31-го она позвонила ему и поздравила с новым годом. ну и что ты желаешь мне спросил он. она не задумываясь ответила почти как в мультфильме - желаю счастья в личной жизни и не умереть в новом году. спасибо ответил он. неплохое пожелание. и веселенькое такое.

а через три месяца неожиданно оказался в больнице. из которой выходить не собирается. он так и сказал ей - хватит ненужных движений перемещений и запятых в сложносочиненных предложениях. надоело жить с этой болью. так что иллюзий не питай. она и не питала. но его голос по-прежнему отключал её левое полушарие. и включал правое. поэтому каждую ночь она снила себе сон, в котором они идут под горячим синим небом по серой асфальтовой дороге.  им очень жарко и тесно вдвоем. они даже начинают отставать друг от друга.  и вдруг  видят снежинку. на траве. и эта снежинка не тает и не исчезает.  и  им становится ясно, что самое главное  друг про друга они поняли и теперь  все будет хорошо и по-новому. 
 
до окончания года остается еще много дней и  минут, но выполнять ее новогоднее пожелание  он не собирается. это понятно с первого взгляда. с первого взгляда на него. хотя здесь  столько медсестер. всё будет как всегда. будет как он решил. не выйдет он отсюда.

он  мачо мачо. такой мачо что не скажешь - я тебя люблю  не умирай. мачо они такие.  с ними сопливые нежности  превращаются в невозможность улыбнуться, заплакать или устроить сцену ревности.  я тебя люблю с ним превращается в молчание.  молчание, которое может и золото да не здесь. и не сейчас. поэтому она старается сказать что-то уместно бодрое и правильное. она говорит  - ты совершенно прав. я бы тоже отсюда не выходила. с такой болью. только без нее. и делает наивное лицо.


она подходит к окну. она видит жаркое небо и  серую  заасфальтированную площадку для больничных прогулок. он на прогулки не ходит. зачем делать ненужные перемещения. поэтому она не гуляет с ним под жарким небом.  на площадке она видит кровать.  на ней лежит  женщина с кислородной маской. у женщины лысая специфически лысая голова, когда о диагнозе уже не спрашивают. лица женщины она не видит, но чувствует его бесконечную усталость. она смотрит на эту женшину и почему-то радуется. вот - ее вывезли на свежий воздух и она сможет увидеть это жаркое но все равно синее небо. а может она еще что-нибудь увидит.

она наблюдает как  рядом стоящий мужчина снимает с женшины кислородную маску и рукой показывает ей куда-то в сторону. ей кажется - или это действительно так?  он говорит ей  - там наш дом.  женщина на кровати открывает глаза и тихо просит его о чем-то. мужчина закуривает и протягивет ей зажженную сигарету. все это происходит  в замедленной съемке и она видит как долго бесконечно долго поднимает женщина  руку, берет сигарету и медленно подносит ее к губам. она затягивается, что-то говорит мужчине  и  он  нежно улыбается ей.

она отворачивается от окна и из ее глаз наконец вытекают слезы.

что ты увидела там спрашивает он. почему ты плачешь. снежинку отвечает она. я увидела снежинку на траве.

он долго смотрит на нее. он смотрит на нее так долго как ни один мачо не смотрит ни на одну - даже самую красивую - женщину.

послушай говорит он. и его голос звучит как саксофон в ночи. я много лет живу с ужасной болью. я тебе никогда не говорил об этом.  эта боль - моя ревность к тебе.  это - как раскаленным железом по сердцу.  на моем сердце  нет живого места,  сплошной ожог третьей степени. но сейчас - я не знаю почему  -  ожог вдруг исчез. и знаешь, любую другую боль я легко. если с тобой.  поэтому пожалуй твое новогоднее пожелание в руку. я не умру.

она смотрит в окно. там уже нет  женщины со снятой кислородной маской. двое шахматистов в больничной одежде расставляют фигуры на шахматной доске. еще двое зрителей - в  креслах на колесиках - ждут начала игры.  она смотрит в горячее синее небо и говорит - как  странно. как всё странно. я никогда ничего про тебя не пойму.





 


Рецензии
Читая Ваши миниатюры получаешь с одной стороны огромное удовольствие, с др ещё раз убеждаешься, что стать писателем нельзя. Не родился - не по зубам!

Борис Эльшанский   08.12.2017 12:51     Заявить о нарушении
спасибо, Борис)

Берта Липанович   09.12.2017 01:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.