Дневник незнакомки. Лист 1. Сама о себе,.. Детдом

В моей жизни, как и у всех людей, были дни и годы счастливые и трудные, встречались в жизни добрые и умные, отзывчивые друзья, были и грубые. Однако хороших, отзывчивых и преданных было намного больше. А помогала ли я сама людям, живущим трудно? Да, помогала. Помогала всем чем могла и как умела.
В сиротстве повидала я немало
печали, слез и бед в конце концов!
Но всё прошло. Прошли десятилетия.
Без голода прошли и без войны. Спасибо
добрым людям, что спасли нас в те годы первые…
Спасли для всей нашей страны…

Родилась я в г.Надеждинске, ныне гор. Серов, Свердловской  области. В самом центре Урала 22 августа 1916 года. Родители умерли рано, даже не знаю сколько мне было лет. Осталось нас четверо – взрослые - брат Максим или Серафим- не знаю, я звала его Сима и сестра Ольга, и брат Петр младше меня. Нас с Петей отдали в детский дом, тут же – в Серове. Сколько мы там прожили, не знаю, но в каком-то году увезли нас в другой дет.дом в гор. Верхотурье тоже Свердловской области.

О городе и дет.доме помню всю жизнь. Да и как не помнить?! Тут был мой дом, мои подружки, река с огромными камнями по берегам её, на которых, купаясь летом в реке Туре – мутно-желтоватой воде –мы грелись, лежали голыми на горячих, ровных их (камней) площадках. Я сейчас, вернее всю жизнь, вспоминаю те камни. Ведь на них лежали мы 8-12 летние! Так какой же величины они были?И сколько их разбросано по берегам реки Туры? Почему они были у реки? Почему их небыло на земле возле домов? О мутной, почти желтой воде реки нам объясняли, что где-то в её верховьях моют платину. Однако было на реке чистое место, с пологим берегом, с горячим-горячим желтым песком, камней там не было. Но туда одних, без воспитателей, нас не пускали. Всю жизнь я удивлялась, уже став взрослой, почему-то не помню, чтобы были в дет. доме воспитатели –женщины. Только учительница с первого класса была женщина – милая, любимая всеми нами Екатерина Георгиевна Коченгина, а воспитателя или пионервожатого запомнила одного – Алёшу.

О них напишу отдельно. И о поварихе – тете Кате тоже надо написать. О подружке Маше Кореньковой, О «царице» - Аге Смольниковой.

В Верхотурье нас поселили в домах бывшего женского монастыря, вероятно в 1922-1923гг. Дома расположены на берегу р.Туры, обнесены-окружены кирпичной стеной.

Постепенно. понемножку привозили в наш, как назвали- пионерский городок – детей из других городов, заселяя пустующие дома маленькими жителями. Чем же мы были заняты, ведь в школу еще не ходили, не было 8-ми, даже 7-ми лет?. Ну, дожив до лета – купались, А еще? Игрушек не было, книг со сказками – не было, игрушек – никаких. Значит всё свободное время – на реке. А зимой ? Сообразили мальчишки, а может подсказал кто-то из воспитателей – взяли досочки, нарастили льда с одной стороны и – катайся, пока не замерзнешь, или пока лёд не отобьется. Тут уж не до холода было. А одеты мы были так:
летом и зимой полагалось два платья – коричневое и синее, пальто без мехового воротника, сапоги, две пары чулок, шапка и по две пары нижнего белья. Кровать с постельными принадлежностями по две штуки для каждого. Баня – каждую субботу. Питание трехразовое. Всё по порции. И, как в песне поется, а мы говорили: «Наши бедные желудки были вечно голодны и считали мы минутки до обеденной поры»…

А потом… А потом, в каком-то году на 1-е Мая, нам сказали, что после демонстрации нас будут встречать в столовой с большими подносами белого хлеба. Конечно же – НИКТО не поверил в такое чудо-сказку. А по приходу с демонстрации, переоделись и все сбежались к окнам столовой, благо она была на первом этаже. Смеются, кричат, радуются…. Пошла первая смена в столовую. а там… темно. Окна-то заслонены со двора смотрящими на такое чудо-радость. Дошла очередь и до нас. И снова на столах горы хлеба белого, мягкого – сожмешь, а корки сойдутся и похрустывают. Ой! Всю жизнь помню тот хлеб белый-белый и мягкий-мягкий! Подносы быстро освобождались от хлеба. Дежурные на кухне надавив на ладошках мозоли, менялись. Попробуй-ка накорми такую семейку – 400 человек! Ну, думаем, да и говорим о своих предположениях – а завтра? столько ли дадут хлеба, да и дадут ли снова белый? И придумали – на перекладины под столом столбиками до столешницы наложили нарезанного хлеба. Под всем столом! Да!, головы и ум детский! Ведь уборка будет, пол будут мыть да и так всё просматривается… Но, мы – дети… До этого ли додумаемся? Запас был сделан - это главное!

Но радость чуда-праздника не окончилась ни после 1-го Мая, ни позже. Стали выбирать кусочки поподжаристее, потоньше. И как говорили воспитатели – через некоторое время дети стали съедать почти столько же хлеба, как и раньше по норме.
*******************************
(продолжение будет)
Июль, 2015г.


Рецензии
Здравствуйте, Ларисочка!
Вот теперь стало понятнее - автор повествования 1916 г.р.
Уже интереснее и понятнее)))
Действительно, чем могли заниматься дети в долгие зимние вечера?
Наверное, все-таки им сказки рассказывали! Ни бумаги, ни карандашей... Но лепить ведь и из глины можно было! И такую красоту... Вот только кто-то научить детей сначала был должен...
Сколько же было лет рассказчице, в том 1-м мая?
Действительно Ваш дневник даёт пищу для размышления!
С уважением и душевным теплом,

Шведова Наталья Анатольевна   03.09.2015 14:41     Заявить о нарушении
Наташенька, какая глина? на Урале?- она ведь пишет- "камни, валуны"...а сколько лет было в том мае?= в дневнике не указано, наверное и сама автор уже не помнила.

Лариса Геращенко   04.09.2015 17:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.