Лжец

Натянут и неискренне радушен,
Цедит слова и смотрит свысока,
Когда подать кому-то руку нужно,
То подана лишь мертвая рука.

Он в этой жизни только тень, формальность,
Потерянный транзитный пассажир,
Его страшит циничная реальность,
Гораздо краше выдуманный мир,

В котором возомнив себя героем,
Поборет зло и в рай откроет путь,
И ангелы пушистою гурьбою
Подняв его на небо вознесут.

Реальность свежим ветром налетая,
Рассеет застоявшийся туман,
Но он, упрямо факты отрицая,
Вновь убегает в свой самообман.

Святоша горделивый и гонимый,
Блуждающий среди кривых зеркал,
Чувствительный, обидчивый, ранимый,
Уверенный, что истину познал.

Гордынею ожегшись о гордыню
Теперь на воду дует без причин,
Людскому миру предпочтя пустыню,
А свету Солнца – тление свечи.

От трудностей смятенно отрекаясь,
Захлопнул створки плотно на замок,
От страха постепенно превращаясь
В безжизненный пластмассовый цветок.

Его удел - цветистые химеры
Не может ни бороться, ни простить.
Закрылся ото всех щитом из веры
С намазанными ликами святых.

Но тщетно бьется грудью в двери рая,
Свой голос слыша в эхе куполов,
В молчании бездушном  упрекая
С себя же нарисованных богов.

Ведь тысячами способов фальшивя,
Запутавшись в своей слоистой лжи,
Он ползает, хотя имеет крылья,
Оправдывая немощность души.

июнь, 2014


Рецензии