Поэт-сатирик, публицист, переводчик В. С. Курочкин

В этом году исполняется ровно 140 лет со дня смерти
          ВАСИЛИЯ СТЕПАНОВИЧА КУРОЧКИНА
              (1831  - 1875)

Это имя почти забыто современными поэтами, сатириками
и публицистами.. Он был создателем знаменитого сатирического
Журнала «Искра», поэт-сатирик, яркий публицист, переводчик
знаменитых французских поэтов таких как Беранже, де Виньи,
Огюст Барбье и, наконец, Шиллер.
    Он был активным участником революционного движения
в России средины  XIX века. Он был тайным членом партии
«Земля и воля», задачей которой  была подготовка крестьянской
революции. Так и не разоблачённый царской охранкой, он
тем не менее не раз был арестован за «Политически вредные
статьи и стихи». Журнал дважды закрывали, пока не закрыли
окончательно в самом конце 60 – х  годов  XIX века.
    Курочкин был, по словам одного из современников, «Председателем
суда общественного мнения и всероссийской  грозою всех
взяточников и казнокрадов и вообще людей с нечистой совестью».

«Тише, тише, господа,
Господин Искариотов –
Патриот из патриотов
Приближается сюда…»
 
И уже не нужно никаких объяснений, что перед нами наушник
и доносчик. Такими рефренами изобилуют многие сатирические
стихи  Курочкина. Это роднит его с поэтикой любимого им Беранже.
Не могу удержаться от цитаты из любимого мною стихотворения
Беранже в переводе Курочкина «Как яблочко румян»

«.. Забился на чердак меж небом и землёю,
Свистит себе в кулак, да ёжится зимою,
Его не устрашит, что дождь сквозь крышу льётся,
Измокнет весь , трясётся,
«Да ну их», говорит,
«Да ну их», говорит.
«Вот, говорит, потеха,
Ха-ха-ха-ха-ха-ха…
        Ей- ей, умру…
        Ей-ей умру…
Ей-ей умру от смеха».

Собрался помирать
Параличом  разбитый.
На ветхую кровать
Садится поп маститый
И бедному сулит
Чертей и ад кромешный,
А он то, многогрешный,
«Да ну их», говорит,
«Да ну их», говорит.
«Вот, говорит потеха,
Ха-ха-ха-ха-ха-ха…
    Ей-ей,  умру…
    Ей-ей, умру…
Ей-ей умру от смеха»…

Департаментом полиции Василий Степанович был охарактеризован,
как « нигилист, не подающий надежды на исправление».
Если бы охранка знала о его связях с Герценым и Огарёвым в
лондонской эмиграции, где Герцен издавал знаменитый «Колокол»,
и о том, что в партии «Земля и воля» Курочкин был одним из руководителей
и связан со многими ячейками партии по всей России. Его спасли искусство
конспирации и отсутствие провокаторов в ближайшем окружении.
Хочу напомнить очень известные стихи ,
которые по праву и сейчас могут быть понятны самым широким 
демократическим слоям российского общества.
               

         Двуглавый орёл
   ( с небольшим сокращением)               

   Я нашёл, друзья, нашёл,
   Кто виновник бестолковый
   Наших бедствий, наших зол.
   Виноват во всем гербовый,
   Двуязычный, двуголовый,
   Всероссийский наш орёл.

Оттого мы несчастливы, братья,
Оттого мы и горькую пьём,
Что у нас каждый штоф за печатью
Заклеймён двуголовым орлом.
Наш брат русский - уж если напьётся,
Нет ни связи, ни смысла в речах;
То целуется он, то дерётся -
Оттого, что о двух головах.

   Я нашёл, друзья, нашёл,
   Кто виновник бестолковый
   Наших бедствий, наших зол.
   Виноват во всем гербовый,
   Двуязычный, двуголовый,
   Всероссийский наш орёл.

Взятки - свойство гражданского мира,
Ведь у наших чиновных ребят
На обоих бортах вицмундира
По шести двуголовых орлят.
Ну! и спит идиот безголовый
Пред зерцалом, внушающим страх, -
А уж грабит, так грабит здорово
Наш чиновник о двух головах.

   Я нашёл, друзья, нашёл,
   Кто виновник бестолковый
   Наших бедствий, наших зол.
   Виноват во всем гербовый,
   Двуязычный, двуголовый,
   Всероссийский наш орёл.

Правды нет оттого в русском мире,
Недосмотры везде оттого,
Что всевидящих глаз в нем четыре,
Да не видят они ничего;
Оттого мы к шпионству привычны,
Оттого мы храбры на словах,
Что мы все, господа, двуязычны,      
Как орёл наш о двух головах.

   Я нашёл, друзья нашёл...



Но Василию Курочкину удавались и прекрасные лирические стихи,
где уживались в едином целом и трепетная любовь и гражданские мотивы.
Такова, например, "Весенняя сказка"


       Весенняя сказка

Здоровый ум дал бог ему,
     Горячую дал кровь,
Да бедность гордую к уму,
     А к бедности любовь.

А ей - подобью своему -
     Придав земную плоть,
Любовь дал,  также как ему,
     И бедность дал господь.

Обманом тайного сродства
     И лет увлечены,
Хоть и бедны  - до воровства,
     Но были влюблены.

Он видел в ней любви венец
     И ей сиял лучом,
И - наших дней концов конец -
     Стояли под венцом.

Он не согнулся от трудов,
     Но так упорно шёл,
Что стал, как истина, суров,               
     Как добродетель зол.

Она - в мороз из тёплых стран
     Заброшенный цветок -
Осталась милой - как обман
     И доброй - как порок.

Что сталось с ним, что с ней могло б
     Случиться в добрый час -
Благополучно ранний гроб
     Закрыл на век от нас.


Рецензии