На смерть пророка Есенина...

В наступающем 2015 году будет ровно 120 лет со дня рождения и 90 лет - со дня гибели великого русского поэта "Серебрянного века" С.А.Есенина. Россия осиротела потеряв не только лирика русской души, как общепринято в отечественной литературе о нём говорить, но и пророка... Ибо затрудняюсь назвать более политического поэта, поведавшего нам правду, особенно актуальную для нашей страны сегодня, которую он написал и опубликовал для нас в своей поэме "Страна негодяев" (отрывок из которой приводится) ровно 90 лет тому назад! И кто знает, что стало истинной причиной его гибели - отчаянная любовь к женщине или к своей Родине... С искренним приветом с южного Поочья Подмосковья России, где до сир пор гуляет Есенинский серебряный ветер. Ваш Андрей Пущинский и приглашаю всех, если интересно, к прочтению моей Есенианы: http://www.stihi.ru/avtor/ustav&book=9#9      

Ах, Есенинское пророчество,
Не позволившее ему жить…
Неприкаянное одиночество
Помогло лишь петлю наложить...

Да, боялись пророков правители.
Пушкин, Лермонтов,…что говорить…
И всегда находились душители,
Чтоб за правду поэта убить.

Только истину в гроб не упрячете
И погибнете сами в аду -
Палачи, что с усмешкою «плачете»,
Принося для народа беду...

Ну а люди, под властью дрожащие,
Не удержите страхом судьбу.
Жаль мне вас, что стихов не читавшие,
Познаёте вы всё на горбу…

Дай же Боже народу прозрения
И прости за невежество нас.
А за гибель пророка - отмщения.
Просвещая людей, он угас...

Но, Есенинский ветер не стих
И свистит до сих пор над Окой!
Не задушенный гения стих
Нарушает иудам покой…

12.12.14

Из поэмы С.А.Есенина «Страна негодяев» Часть вторая (1922-1923гг., опубл.1924г., после поездки в Америку):
"Экспресс № 5. Салон-вагон. В вагоне страшно накурено. Едут комиссары и рабочие. Ведут спор.
        РАССВЕТОВ:
Чем больше гляжу я на снежную ширь,
Тем думаю всё упорнее.
Чёрт возьми!
Да ведь наша Сибирь
Богаче, чем жёлтая Калифорния.
С этими запасами руды
Нам не страшна никакая
Мировая блокада.
Только работай! Только трудись!
И в республике будет,
Что кому надо.
        РАССВЕТОВ:
Дело, друзья, не в этом.
Мой рассказ вскрывает секрет.
.............................               
Калифорния — это мечта
Всех пропойц и неумных бродяг.
Тот, кто глуп или мыслить устал,
Прозябает в её краях.
Эти люди — гнилая рыба.
Вся Америка — жадная пасть,
Но Россия… вот это глыба…
Лишь бы только Советская власть!..
Мы, конечно, во многом отстали.
Материк наш —
Лес, степь да вода.
Из железобетона и стали
Там настроены города.
Вместо наших глухих раздолий
Там, на каждой почти полосе,
Перерезано рельсами поле
С цепью каменных рек-шоссе.
И по каменным рекам без пыли,
И по рельсам без стона шпал
И экспрессы и автомобили
От разбега в бензинном мыле
Мчат, секундой считая долла;р.
Места нет здесь мечтам и химерам,
Отшумела тех лет пора.
Всё курьеры, курьеры, курьеры,
Маклера, маклера, маклера…
От еврея и до китайца,
Проходимец и джентельмен —
Все в единой графе считаются
Одинаково — bisnes men.
На цилиндры, шапо и кепи
Дождик акций свистит и льёт.
Вот где вам мировые цепи,
Вот где вам мировое жульё.
Если хочешь здесь душу выржать,
То сочтут: или глуп, или пьян.
Вот она — Мировая Биржа!
Вот они — подлецы всех стран.
         ЧАРИН:
Да, Рассветов! но всё же, однако,
Ведь и золота мы хотим.
И у нас биржевая клоака
Расстилает свой едкий дым.
Никому ведь не станет в новинки,
Что в кремлёвские буфера
Уцепились когтями с Ильинки
Маклера, маклера, маклера…
И в ответ партийной команде,
За налоги на крестьянский труд,
По стране свищет банда на банде,
Волю власти считая за кнут.
И кого упрекнуть нам можно?
Кто сумеет закрыть окно,
Чтоб не видеть, как свора острожная
И крестьянство так любят Махно?
Потому что мы очень строги,
А на строгость ту зол народ,
У нас портят железные дороги,
Гибнут озими, падает скот.
Люди с голоду бросились в бегство,
Кто в Сибирь, а кто в Туркестан,
И оскалилось людоедство
На сплошной недород у крестьян.
Их озлобили наши поборы,
И, считая весь мир за Бедлам,
Они думают, что мы воры
Иль поблажку даём ворам.
Потому им и любы бандиты,
Что всосали в себя их гнев.
Нужно прямо сказать, открыто,
Что республика наша — blef,
Мы не лучшее, друг мой, дерьмо.
        РАССВЕТОВ:
Нет, дорогой мой!
Я вижу, у вас
Нет понимания масс.
Ну кому же из нас не известно
То, что ясно как день для всех.
Вся Россия — пустое место.
Вся Россия — лишь ветер да снег.
Этот отзыв ни резкий, ни чёрствый.
Знают все, что до наших лбов
Мужики караулили вёрсты
Вместо пегих дорожных столбов.
Здесь все дохли в холере и оспе.
Не страна, а сплошной бивуак.
Для одних — золотые россыпи,
Для других — непроглядный мрак.
И кому же из нас незнакомо,
Как на теле паршивый прыщ, —
Тысчи лет из бревна да соломы
Строят здания наших жилищ.
10 тысяч в длину государство,
В ширину окло вёрст тысяч 3-х.
Здесь одно лишь нужно лекарство —
Сеть шоссе и железных дорог.
Вместо дерева нужен камень,
Черепица, бетон и жесть.
Города создаются руками,
Как поступками — слава и честь.
Подождите!
Лишь только клизму
Мы поставим стальную стране,
Вот тогда и конец бандитизму,
Вот тогда и конец резне."

Историческая справка из интернетэнциклопедии:

Осенью1921 года Есенин познакомился с танцовщицей Айседорой Дункан и через полгода, после свадьбы они ездили в Европу (Германия, Франция, Бельгия, Италия) и в США (где он находился с мая 1922 года по август 1923 года), но после возвращения из-за границы их брак распался. В 1924 году Есенин решил порвать с имажинизмом (от лат. Imagо — образ;  литературное течение в русской поэзии, для которого основным выразительным средством создания образа являлась метафора с характерными эпатажем и анархическими мотивами; в сентябре 1919 года Есенин и Мариенгоф разработали и зарегистрировали в Московском совете устав «Ассоциации вольнодумцев» — официальной структуры «Ордена имажинистов», который утвердил нарком просвещения А.Луночарский; 20 февраля 1920 года председателем «Ассоциации» был избран Есенин). В газетах стали появляться резко критические статьи о нём, обвиняющие его в пьянстве, дебошах, драках и прочих антисоциальных поступках, на него было заведено несколько уголовных дел по обвинениям в хулиганстве, а также, известно «Дело четырёх поэтов» - с обвинением Есенина и его друзей в антисемитских высказываниях. В 1923 году у Есенина платонический роман с актрисой Августой Миклашевской, которой он посвятил семь проникновенных стихов из цикла «Любовь хулигана», но она даже не целовалась с поэтом, как воспоминала 85 летняя актриса в 1976 году. 12 мая 1924 года у Есенина родился сын Александр после романа с поэтессой и переводчицей Надеждой Вольпин, впоследствии известный математик и деятель диссидентского движения. 18 сентября 1925 года Есенин женился в третий (и последний) раз — на Софье Андреевне Толстой (1900—1957), внучке Л.Н.Толстого, в ту пору заведующей библиотекой Союза писателей. Этот брак также не принёс поэту счастья и вскоре распался. Неприкаянное одиночество стало одной из главных причин трагического конца Есенина. В конце ноября 1925 года С.Толстая договорилась с директором платной психоневрологической клиники Московского университета профессором П.Б.Ганнушкиным о госпитализации поэта в его клинику.21 декабря 1925 года Есенин покинул клинику, аннулировал в Госиздате все доверенности, снял со сберкнижки почти все деньги и через день уехал в Ленинград, где остановился в № 5 гостиницы «Англетер», где его нашли мёртвым 28 декабря 1925 года. Последнее его стихотворение— «Досвиданья друг мой, до свиданья…» — по свидетельству Вольфа Эрлиха, было передано ему накануне: Есенин жаловался, что в номере нет чернил, и он вынужден был писать своей кровью. Согласно версии, которая является ныне общепринятой среди академических исследователей жизни Есенина, поэт в состоянии депрессии покончил жизнь самоубийством (повесился). После гражданской панихиды в Союзе поэтов в Ленинграде тело Есенина было доставлено на поезде в Москву, где в Доме печати также было устроено прощание с участием родственников и друзей покойного. Великий русский поэт Сергей Александрович Есенин родившийся 21 сентября 1895 года в селе Константиново, что стоит над рекой Окой в Рязанской губернии, был похоронен 31 декабря 1925 года на Ваганьковском кладбище в Москве.


Рецензии
В день, когда ты ушёл, не рифмовал.
Твой стих уже столетие нетленен.
Но в этот день тебя в тиши читал,
И ты живёшь в читающих, Есенин!

Твой посвещённый ритм страдальцу псу,
Которым ты любил и всё живое,
Я через смерть умело пронесу,
А вместе с ним и всё пережитое...

Спасибо, что назойливую мысль,
Ты в вечное талантом облекал,
И устремлял за ней идущих ввысь,
И ею никогда не надойдал.

За хулигана я благодарю,
Тогда которым стыдно, чтоб не быть.
И пусть подобного уже не сотворю,
Но научусь, пусть вздорно, но любить.

Спасибо, очень ру(с)кий человек,
Что, как сумел, ты набело прожил,
Посеребрил что очень трудный век
Словами-ритмами, которые строИл.

СтроИть - соединить в триединстве материю и информацию мерой.

Шаталов Роман   13.02.2019 11:17     Заявить о нарушении
С Далем трудно не согласиться, но титульники нас подвегнут обструкции. Ну, да ничего, ведь никто не скандирует Ро-с-си-я, а кричит в патриотическом порыве: РА-СИ-Я! Задорнов был прав.

Андрей Пущинский   13.02.2019 15:43   Заявить о нарушении
Прав Даль. Задорнов во многом ошибался.

Шаталов Роман   13.02.2019 15:46   Заявить о нарушении
Главное что мы так РАзГОвАРИвАем, а пока "Я ем" (также и у англ.: "I am"-я есть) - Я существую, тобишь живу на солнечном (Ра)пути("Go"), ну и т.д. Так, что если Михаил Николаевич и ошибался, то уж точно о многом догадывался!

Андрей Пущинский   13.02.2019 16:06   Заявить о нарушении
Может быть.

Шаталов Роман   13.02.2019 16:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.