Сказка. Ежевика

В лугах цветущих, на просторе,
Не зная ни нужды, ни горя,
Раскинувшись между кустов,
Вся в белых россыпях цветов,
На лоне трав природы дикой
Росла привольно ежевика.

С весны до самых зимних дней
Все только восторгались ей:
Дожди ей омывали плети,
Их заплетал в косички ветер.
Днём, разгоняя летний зной,
Порхая  над её листвой,
Как в танце, бабочки кружились.
Шмели и пчёлы копошились
В раскрытых венчиках цветов,
Среди  нежнейших лепестков,
Нектар  целебный собирая,
И куст шиповника пылая,
Влюблёно на неё глядел;
Листвою робко шелестел;
Краснел нежнейшими цветами,
Склоняясь перед ней ветвями;
От счастья  бедный  замирал
И о любви своей шептал.

Её безумно обожая,
Ей пчелы о любви жужжали
И шмель когда нектар искал
Цветочек каждый целовал.

С утра, когда едва светало,
И нехотя заря  вставала
Над  полусонную землёй,
Своей, блистая, красотой;
Гляделась в небосклон бездонный;
Тот красотой её сраженный,
То от смущения  бледнел,
То, как влюблённый  паж, краснел.
Заря  невинно улыбалась
И ежевика просыпалась
От теплых, солнечных лучей.
И так приятно было ей
Среди  цветов, как в колыбели,
Качаясь, слушать птичьи трели;
О  счастье и любви мечтать;
Зарю и новый день встречать;
Их  поздравляя с добрым утром
И было славно и уютно,
Ей в милом уголке своём.
И,  нежась, солнечным теплом,
Она  соцветья распускала;
Росой  хрустальной омывала
Листочки, гибкий стебелёк,
Цветочков каждый лепесток
И расплетала косы плети.
Ей помогал игривый ветер;
Смеялся, прядями играл
И снова в косы заплетал.
Шиповник ею любовался;
Краснел и только лишь смущался,
Не зная, чем ей  угодить;
Пытался с нею говорить,
Но, наслаждаясь, красотою,
Он  только шелестел листвою;
От восхищенья замирал
И  глядя на неё, вздыхал.

Заря, румяная - девица,
По небу, словно лебедица,
Плыла в чертоги почивать.
Стояла тишь и благодать;
На небе солнышко сияло
И ежевика принимала,
Спешащих ,как на праздник, к ней
Проголодавшихся гостей.

Явившись в гости на рассвете,
Резвились целый день, как дети:
Стрекозы,  бабочки, жуки
Букашки,  шмели, мотыльки,
Заботливые  осы, пчёлы;
Водили хоровод весёлый
И поднимая, шум и гам
Спешили к нежным лепесткам,
Нектаром  насладиться сладким.
Встревожен этим беспорядком,
Её шиповник  ревновал;
Сердился бедный и  страдал,
Как, впрочем, и любой влюблённый,
Предавшись страсти потаённой,
Боготворящий, лишь её
Любви  сокровище своё.


День, словно праздник, продолжался;
У ежевики  начинался
Изысканный и пышный бал.
Оркестр кузнечиков играл
И птицы пели партитуру
Под управлением Амура;
Под арфу солнечных лучей
О счастье и любви своей.
Хозяйка и царица бала
Гостей нектаром угощала,
Забыв про отдых и покой,
Всё хлопотала  день-деньской.

До ночи   продолжался праздник
И дирижер Амур проказник,
Почти что, выбившись из сил,
В литавры счастья громко бил.
Прощальный менуэт играли;
Уже и звёзды танцевали,
С летящей грацией принцесс
В бездонной глубине небес.
Но праздник, как и день, кончался;
Принц вечер в смокинге являлся
И шумный и весёлый бал
Распорядившись, закрывал.
Уставшая, хозяйка бала
Гостей  устало  провожала
И забывалась легким  сном
В уютном уголке своём,
Под соловьев влюблённых трели
И до утра лягушки пели,
Любовь выплёскивая всю,
Ей колыбельную свою.

Но так не вечно продолжалось
И счастье в буднях растворялось
И испарялось на глазах,
Как утренний туман в лугах.

По осени к большой  печали,
Луга под дачи распахали
И как грибы из - под земли,
Заборы всюду возвели.
Кусты  кругом  рас корчевали;
Перепахали, изломали,
По выдрав  из земли сырой,
Пожгли  с корнями и листвой.

Но ежевика и шиповник
Её  единственный поклонник
Случайно, всё таки, спаслись
Каким - то чудом  прижились:
Несчастные и чуть живые,
Побеги дали молодые,
Их раны стали заживать,
Они  и зацвели опять,
После вселенского разора
Весной у самого забора.
Хозяева участок свой,
Засыпав новою землёй,
Забором  весь загородили;
Весной цветами засадили;
Разбили грядки и потом
Взялись огромный строить дом.

Посадки  быстро распустились
У ежевики появились
Непревзойденной красоты
Соседи  новые - цветы.
Средь них одна блистала роза,
Она, хоть распустилась поздно,
Была соперниц всех милей.
Бутоны нежные на ней
С утра с росою распускались;
И как, слезами наполнялись;
Благоухали, спасу  нет.
Имея ярко - алый цвет,

Она, как солнышко, сияла.
Так красотой своей пленяла,
Что, право, Господи прости,
Глаз невозможно отвести.
Шиповник на неё косился;
Заигрывал; потом влюбился;
Таился, усмиряя пыл,
И ежевике изменил,
Совсем  того не замечая.
Любовь  безумная, другая
Заворожила, завлекла;
Сразила и в полон взяла.


Хозяйка розу поливала,
Рыхлила землю, удобряла
Ходила, словно за дитём
В уютном садике своем.
Жених повадился к хозяйке.
Они сидели на лужайке,
Расшитой  жемчугами рос,
Вдыхая нежный запах роз,
И звёзды в небесах считали.
О будущем своем мечтали,
Дыханье страсти  за тая,
Внимали пенью соловья;
Обнявшись, будто бы украдкой,

В истоме замирали  сладкой.
И так сидели до утра.
Благословенная пора;

Отрада  для сердец  влюбленных,
Любовью  нежной  напоённых
И  одурманенных  весной;
Со  всею страстью неземной!

А ежевика замарашка,
Под кучей мусора бедняжка,
Садовый, о плетя, забор
Болела шибко с этих пор.
И потихоньку увядала;
Бедняжка, так она страдала,
Былой лишившись красоты
Что благородные цветы,
Её считая за дурнушку,
Жалели, как свою подружку,
По милой доброте своей
И соболезновали  ей.
Как девушки из пансиона,
Судачили  о ней смущенно,
И сплетничали, как всегда,
Но это вовсе ерунда,
Что ежевику огорчало;
Она шиповник ревновала
И это более всего
Сжигало изнутри её.

Соперница, красотка  роза
Безумной ревности заноза,
Ей заслоняя белый свет,
Была причиной её бед.
Её вздыхатель и поклонник,
Красавец, молодой шиповник
Теперь её не замечал;
О розе он теперь вздыхал ;
Ковром стелился перед нею,
Пред новой пассию своею;
От тайных мук любви страдал
И только лишь о ней мечтал.

Весна сиренью отцветала
И  лето, как пожар пылало.
Засохнув, будто от огня,
От зноя трескалась земля;
Взывая к небесам бездонным,
В бреду, жарою  воспаленном,
Она томилась без дождя.
От жажды высохли поля,
Луга и рощи пожелтели,
Едва  лишь только зеленели
В лугах  разбитые  сады;
Всё изнывало без воды.

Беда  пришла, когда не ждали;
Пожаром страшным запылали,
Поселок дачный и луга.
Огонь бесчинствовал тогда;
Всё, что попало, пожирая,
Заборы  и трава сухая,
Постройки все, за домом дом
Пылали  бешеным огнём.
Лишь ежевика уцелела;
Она, конечно, обгорела,
Но корни, стебель мусор спас
В бедовый тот недобрый час.

Сгорело всё. После пожара;
С того вселенского кошмара,
Два года времени прошло.
Травой всё  новой  заросло,
Заброшена, забыта дача;
Все деревенские  судачат,
Что  загорелось  неспроста
Что, видимо, земелька та
Явилась яблоком раздора,
Но нет уж более забора,
А ежевика разрослась;
Переболела, прижилась
И распустила косы - плети,
На прежнем, Богом данном месте;
Раскинувшись сплошным  ковром,
И зацвела весной потом
Царицею  на пепелище.
Горелое её  жилище
Вновь стали гости навещать;
Жизнь возродилась  здесь опять
И  расцветает  понемногу.
Хвала за то, и слава Богу,
За вечный праздник жития.
Имеет всё круги  своя;
Возможны в жизни перемены
Её законы  неизменны:
За горем, гостем  в свой черёд,
И счастье иногда зайдёт.


Рецензии
Очень хороший стих с уважением Марина

Марина Мальцева 6   22.09.2019 14:43     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 93 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.