новые стихи

**
По весне уставшие пароходы
На винты которых намотаны щупальца спрутов
Возвращаются к нам в наши тихие воды
Возвращаются к нам разумеется из ниоткуда

В кабаки идут отдыхать и е б аться матросы
Но тихонько сидят и смотрят перед собою
Загорелыми пальцами мнут и крошат папиросы
Цвета неба перед большой грозою

А потом их находят – облёванных, избитых, спящих
И несут обратно, на палубы и в каюты
И сквозь гул похмелья кричит горизонт горящий..

Пароходы отчаливают отсюда




**
1
Шутя проехала машина
Из дыр глазеют постовые
Гигантский тик секундной стрелки
Пятно экрана на стене

Раздался голос в тёмном зале
Вагона дрожь утробный грохот
Рука под жёлтым одеялом
Ребёнка храп наверняка

2
Куда на зеркале отметки
Я голос комариной сетки
Я дух тряпичного кота

Шумейка роботы ночные
В ветвях струятся власяные
Их всех укроет темнота












**
когда ночью на кухне выключается свет
кот надевает маску весёлой сороки
хлебница дышит протяжно со свистом
окна потеют бегут поезда  за окном
в платьях зелёных поют за плитой мухоловки
плачут стаканы звереют остатки еды
выскоблен дом если свет вдруг включить ненароком
пахнет цингой каждый метр прохладных полов
вязкая ночь молча ходит за каждой стеною
мерзнут внизу  возле дома глухие  стрижи











**
это не важно, смотрит зеркало вверх или вниз,
не важно, клёво тебе или стыдно,
важно ночью в окно смотреть и увидеть Их,
даже если темно и почти ничего не видно

Не старайся что-то особенное в Них разглядеть,
ты не поймёшь даже во что Они будут одеты,
важно то, что звезда над тобой теперь будет гореть,
с которой, опять же, совершенно не надо света.

И если твой день как портвейн семь семь семь семь -
такой же сладенький и нихуя по шарам не бьющий
этой ночью в окно посмотри, даже если лень,
и уже возрадуйся - ты, бля, Живущий..





**
простой б л я т ь тусит народ

шипит и е б е т с я в рот

простые бля мужики

родные мои шинки

залупочные весьма

тюрьма тиливизир сума

а внатуре то на столе

ворочается во сне

какая-то бля х у й ня

во второй половине дня

девятиэтажкиным сном

слитым за пивом сынОм

шумит ёпта штучечка вся

которая Бурлакова ФросЯ

за трупом красавы Распэ

за каждым е б а н ым ИП

один лишь Серёжка сидит

красивый последний пиит

ковыряется тихо в ноге

сорока сидит в пироге

собачка в пивнухе скулит

собачкина лапка болит

тепло если сразу домой

тепло если ты "дорогой"

а так-то внатуре всегда

несутся парниши года

бурлит е б а нат стадион

пролазит вонючка шпион

нога застревает везде

всегда веселее ноге

я спрятался я виноват

я знаю нездешних ребят

кончается время п и з д ец

я спрятался я молодец













**

никто не ведает о том
как во дворе туман родится
как утро движется котом
осою рыкает страница

никто не знает как смотреть
на детский злобный мяч в кладовке
не пробует тихонько петь
в нору усталой мухоловки

пускай. мне сердце говорит
"иди по кромке тротуара
пусть белый след тебя манит
мелком начертаный у бара

забейся синим мотыльком
мальцом в оранжевой футболке
прошаркай в престарелый дом
стрижа подбрось в ушко иголке

и обернись. момент настал.
на тополях кричат галчата.
роса взошла на пьедестал
из жил шиповника и мяты













**
Видишь, как смачно во мне растворяется винт?
Видишь, как тени твои постепенно и плавно растут?
...Это бежит мимо радуги чьё-то вино,
это бормочет любимая девушка тут.

Знаешь, как дым затаился в суставах моих?
Именно так - оцарапав сосуды и ткань.
Знаешь, как выпь иногда, по ночам, говорит?
Значит, молчи - и смотреть в темноту перестань.









**
огромный кот в меня залез, огромный кот
он говорил, как я, и какал через рот
он выкаблучивался, брал себя за ум,
он пах мужчиною и ел шальной изюм
он развлекался, как просторный капитан
снимал с себя уют, сомненье и обман
он тискал девушек и шевелил хвостом
он был порядочным, порядочным котом

когда наступит середина января
когда в шикарной ванне уточки кря кря
он будет пробовать пробиться в мой живот -
огромный кот в меня залез, огромный кот









***
На компасе написано "беги"
На лампочке написано "разбей"
На девочке написано "возьми"
На мальчике написано "убей"

На бабочке написано "дави"
На косточках написано "построй"
На трусиках написано "сними"
На дверке нацарапано "закрой"








Матвею

Бесконечный рассвет целует детей в глаза;
Он пришёл оттуда, где серые спят коты -
Из глубин необъятных, в которых царит тишина,
Из древнейших дворов, чьи старинные тени густы.

Бесконечный рассвет обнимает тебя во сне -
Не найти объятий нежнее его вовек;
Слушай голос его в мягкой, облачной пелене -
Он поёт тебе - слаще песен на свете нет.

Бесконечный рассвет не уйдёт никогда, никогда,
Все весёлые сказки и детство и радость - в нём;
Погляди как идёт он сквозь сонные города,
Погляди, улыбнись и скорее уснём, уснём..








**
Если бы я был невидимкой
то непременно бы пришёл умирать
на пересечение Шелковичной и Чернышевского,
забрался на крышу кондитерского киоска
и стал ждать, наблюдая за солнцем, выглядывающим из-за
девятиэтажки;
и если бы всё было так, как я хочу,
то единственным напоминанием обо мне стали бы листья,
опавшие с тополей, похожих на кипарисы,
и укрывшие моё тело словно странное одеяло;
но и листья вскоре разметало бы ветром,
сухие кости унесло далеко от киоска
и растоптанные остатки их ещё долгие годы
лежали бы, смешанные с землёй и пылью
у детского сада № 79

или даже у самого спуска к Волге













**
Нет никакого утра. День - это тоже бред
кожа заплесневела, как поцелуя след
синий хрипящий ветер спрятался под верстак
ведают только дети что здесь сейчас не так
хрупким крылом комариным, солнце, меня коснись
ужасом пробужденья сказочно обернись
вкрадчивый тихий шёпот, снежный великий мёд
мясо моё танцует, мясо моё поёт











**
Когда ты знаешь в чём прикол но вот беда
ты не поймешь откуда волосы растут
у этих сумерек и бесится вода
в тебе и в ней и в нём и медленный салют
по сигарете пролезает и губам
но израсходовав весь свой боезапас
ты просто пиво пьешь тихонько иногда
и говоришь себе в пятьсот десятый раз
"устал." - устал как некая звезда
в губной помаде б л я д ской бледно-голубой
и слабослышащяя тётка Темнота
тебе по члену водит маленькой рукой.








**

Кот тихо вышел из зеркала, -
Старый, медлительный кот;
Дверь неожиданно скрипнула -
Стало быть, кто-то идёт

Твой силуэт - это статуя,
Твой силуэт - это сон;
Важно понять заклинание
"никто ни в кого не влюблён"

Кот - тот, что вышел из зеркала, -
Коснулся моей ноги..
Если помог себе справиться -
То и другим помоги.








**
Она уедет далеко
В корове скиснет молоко
Ребята с кошки упадут
Я с криком прыгну на батут

Она уедет далеко
Завоет месяц высоко
Дома и пена в тех домах
Прольются на девичий пах

Селитра плюнет в полисорб
Протухнет мой крылатый горб
И станет гулко и легко

Она уедет далеко








**
Эта кровь станет светлой, как бублик,
эта кровь станет светлой, как Люба.
Мы польём ею наши рассудки,
мы нальём её в нашу посуду.
Она будет струиться и пахнуть
свежевымытыми волосами -
несомненная, как отвращенье
или милая, как оригами.
А потом я спою тебе песню
о весёлых и тучных фрегатах,
закажу тебе сладкое пиво,
подарю тебе сладкую вату...
И когда ты закончишь смеяться,
как землистые лица стекляшек,
и когда замолчишь поражённо,
как забавное солнышко наше...

И когда ты завоешь от счастья,
как ребёнок над пропастью синей, -
кровь устанет бежать и прольётся,
кровь замучается и застынет








**
Не мычи на земельном участке
вылезает из дома рука
моя мебель пыхтит инвалидом
и трясётся ладонь потолка

ты рекламный ты старый и глупый
я пока ещё не молодой
на ильинской пасутся цветочки
и тихонько бранятся со мной

не смотри на дисплей телефона
я вообще блять не знаю тебя
я отсталый бегу через волны
матерясь и писюн теребя

шаурма притворилась осокой
человек притворился осой
гибко плачет кастрат одинокий
зорко смотрит петух золотой










Излом

Вы все о х у е ли и это нормально
но рыщет луна как лисица
зовёт меня стон вагинальный
и детство весёлое снится

Представьте себе перекрёсток
И виселицу и протухшую девку
вот сердце поэта
е б ать его в сраку
за песню
чудесную
эту

...Излом души моей курлыкает Москва
Скребись, гандон, не верит тебе Лёша
Я уезжаю в девятнадцать двадцать два
Закрой глаза мне риммингом хорошим.













**
Солнце вообще не взошло
Ну что же ты такой грустный?
"Время моё ушло
Как маленький лист капустный"













**
"Смотри на вещи ирреально
Смотри на вещи - и танцуй
Возьми скорее их, мой милый,
Возьми - и насади на х у й

Растут прекрасные деревья
Дома прекрасные стоят
Синицы скачут по могилам
С балконов льётся смех девчат"

Так Пан сказал. Сказал и сделал.
Чихнул в набухшие цветы.
Он нёс народу секс и серу.
Теперь всё это делай ты.









**

Пока на столике дрожат твои часы

пока повсюду жадно хлюпают носы

пока ворчливо сохнут капельки росы -

иди, не ссы

ты будешь старым и при п и зднутым, малыш,

ты будешь выше самых о х уенных крыш,

смешнее ада, глубже, чем моря..

смотри как боги аневризм и февраля

с тобой смеются - и прекрасен чёрный смех -

иди, и смейся, милый -

смейся громче всех














**
Вот и я сижу смотрю в окно
Вот и я дожил до этой ху еты
лбом уткнулся в грязное стекло
сдвинул надоевшие цветы

старый кот укрылся темнотой
спит, ублюдок - бог его прости
сны его, с лоснящейся спиной,
к улице большой на полпути

что могу сказать я в этот час?
мрачный час Терзаний и Любви?
(запиши, что изреку тебе сейчас)
"Мальчик! Волшебство не проеби!"










**
Конец последней зимы я отпраздновал мерзким паскудством
очередным пьяным безумием
а после мучился несколько дней
чувством вины и невероятной желудочной болью
от этих спазмов немели руки и выступал пот
тошнило так, будто я рожал ртом
огромного демона
было трудно дышать и снова накатила
сильнейшая паранойя
и вот, когда всё это стало совсем невыносимым,
я закрыл глаза
и представил себе, что достиг финишной прямой
точки невозврата
и теперь ничего уже не изменить
выдохнул

и внезапно со всей ясностью почувствовал весну

я ехал домой и видел, как она рождается
прямо у меня на глазах
я слышал ее запах, в котором сплелись
детство, юность, чистота и жизнь
все солнечные прохладные дни
и тихие, свежие ночи
мне давно уже не было так хорошо и легко
я давно не дышал так свободно
"о, что наколядовал ты, Кац" -
сказал я себе и улыбнулся
я подумал о своём Онейросе
подумал о своём сыне
вскоре я лёг спать
полностью готовый не проснуться

но я проснулся

и звёзды погасли


и деревья были живыми











**
...Я старый солдат
И не знаю
Слов любви
Но -
Пропади

Пропади















**
Я тебе посвящу свой орфический гимн
так ли много такого вокруг сочиняют
мы забьем на работу и тут посидим
где за всякую грязь никого не гоняют

ну а после домой добредём добредём
ты поможешь мне старому свежей рукою
если вдруг не найдешь во мне светлых сторон -
поищи между ног и за нижней губою









**
Успокой меня связь с машинистом
завяжи мне покрепче глаза
веселее меня только градус
литр пива на злых отходах

рассмеши меня Тосенька быстро
никогда я не стану другим
Мне об этом подруженька скисла
мне про это размахивал дым











***
Очередная тупая п и зда
томно поглаживает между строк..
чу! то ли Бродским потеет луна
то ли хрипит во степи пастушок;
лестница утром не ждёт никого,
кот еженощно всё ближе лежит -
он собирается прыгнуть. Его
не остановит, не остановИт
ни огнекрылый свистящий скворец,
ни барнаульской земли пирожок..
чу! то ли свадьбы звенит бубенец,
то ли оградкой гремит пастушок







**
снято обручальное кольцо.
слышишь, Пан, мой стройный, жгучий смех?
я хочу опять терять лицо
и опять позориться при всех -

свежих, сильных, мрачных, молодых...

...снится мне твой призрачный анфас...
вот клубится сизый сонный дым -
он, смеясь, облизывает нас;

деточка, смотри - блюет весна,
радостен её последний миг;
ляг со мной. налей себе вина.
май кричит. всё громче этот крик


















**
Надо любить людей
Надо варить еду
Надо иметь друзей
Надо гореть в аду

Надо сучить ногой
Надо вращать вокруг
Надо висеть звездой
И заводить подруг

Надо приятно спать
Надо не спать совсем
Надо поцеловать
Ямочки перемен

Надо остаться с ней
Пусть это будет ложь
Я же простой еврей -
Чего от меня ты ждёшь?












***
Похоже на "как-будто ты ушёл"
Похоже на "как-будто я ушла"
Летит синица булькает котёл
Сидит лягушка киска подошла

ты спросишь что такое "идиот"
смотри отвечу прямо на меня
за бледными губами поворот
Там в глубине колотится х у йня

но в этом есть резон - и он велик -
как первый поцелуй, как сон больных ,
спешит заря сквозь ужас, напрямик -
она прогонит ночь из глаз твоих












**
и вот наступил бл я ть как будто бы день
и солнце сияет, поёт
мне друг говорил умиляясь себе
"что нужно - то произойдёт"
все дыры в домах - это уши тепла
ты тоже послушай, давай
мне пальцы шептали когда я хандрил
"don't cry, идиот, don't you cry
смотри как бежит по тебе муравей
смотри как кричит дельтаплан
послушай как злится ребёнок во сне
как в горле роится туман"
и я улыбнулся и вышел во двор
и птицы шипели в окне..
смотрите ебланы как я удивлён

и как удивительно мне!









**
Маленьким колесом
в лоно к тебе скатиться..
ночь унесла тебя,
сладкая злая птица
жёлтые пальцы ждут
я улыбаюсь будто
девочка лает вновь -
и наступает утро













**
вылижи мне глаза

но и сожми в руке

то что тебе скажу

то что отдам вчера

вырежи мне Андрей

вырежи мне Любовь

вырежи и скажи

вырежи и скажи

знаешь себя как я

знаю тебя как сон

скоро не убеги

разве не лучше спать

это всегда всегда

это всё потому

что я любил тебя

что и сейчас люблю















**
В час прощанья выследи меня,
серенькой попить мне дай воды;
в области, браслетами звеня,
будем нереститься я и ты.
Всё-таки безудержно нестись
Лучше, чем копать и чем коптить;
слушать как прыг-скокает змея
слаще, чем очкасто знать и жить.
я когда то был такой, как ты,
а потом внезапно стал другим.
Видишь ли, я радуюсь. Меня
только называют молодым.











**
знаешь, как ветер маленький
в окнах твоих скребётся?
синяя мышь прикольная
строчит донос в управу;
если ты сядешь вечером
в тридцать второй автобус,
если ты не успеешь
за ночь проехать город -
где-то настанет утро,
где-то сгниёт пшеница,
где-то за горизонтом
вспыхнет пожара знамя

птица летит и движется
наискосок и вправо
птица кричит ругается
и никогда не сядет














**
Со мной неинтересно,
со мной почти нет места,
со мной переживают
и не переживут;

со мной всегда красиво
и нифига не криво,
со мной гуляют рядом
Познанье и Уют;

ругаются родные,
почёсывая выи,
я клялся им в любовях
и был весьма учтив;

осенним виноградом,
страдающим де Садом
качусь к тебе, родная,
е б альник навострив.










**
посв. Н.

Мне нос автобус задирал
и пряный утренний Горпарк
морозным воздухом вливал

настойку ада

мне говорили корабли
за ней иди
за ней иди
в лиловый сон

в конфетный нежный траур

и вот я здесь
и вот я здесь
в пустом троллейбусе пою
и ехать очень далеко

и непонятно

на тополях
на тополях
висят ночные поезда
их черноногая звезда

смеясь качает

в пурпурно-розовом окне
в холодной комнате сидит
и тихо с кошкой говорит

ночная ведьма

на стыке дня на коже змей
лежат все мерзкие слова
лежит седая голова
 
и горько плачет

я выстрел, зной
обмана слизь
пятиэтажек нервный срыв
но ты меня
но ты меня

всегда богаче









**
Следы вырождения, уличный вой -
всё это немножко зовет за собой,
всё это чуть-чуть увлажняет судьбу,
всё это всегда вытекало в трубу;

я верю - когда мы устанем тупить,
когда будет нечего маме дарить -
навек прояснится твоя голова
и очень красивыми станут слова;

пока же - молчок, или кто-то поймет
и в комнатку светлую ночь заползёт
и всё что останется с бедным тобой -
следы вырождения, уличный вой.












**
Снились раздавленные люди
лиц их было не опознать
странные звери подбегали к кровати
"мама в доме" - говорила ты.
"Это не очень страшно.
Это не очень страшно"















**
Забилось чаще в темноте моё сердечко
над сонным домом мама-ласточка летит
злым коридором пробирались человечки
в пропахший феями, далёкий, странный Дит

И было тихо и прохладно в чёрном зале.
Дышал ребёнок, трепетали поезда,
легонько двигалась рука на одеяле.
Мерцала Пензенской забытая звезда














1

Ты никогда не жалуешься
ветер тебя умоет
только бы поскорее
встретились мы с тобою

встретились мы с тобою
и закричали разом
вьюга меня укроет
пеплом и виноградом

ты никогда не жалуешься
нет в тебе зла и гнева
тает в морозной ночи
снежная королева

2

ходят твои игрушки
ищут тебя упрямо
ночью все окна чёрны
ночью все кошки пьяны

не пролетит слезинка
мимо звезды сутулой
не упадёт футболка
на пол с хромого стула

только одно и странно
в сером, спокойном мире:
ищут тебя игрушки
и их улыбки шире











**
Триста пятьдесят пять
дальше идем гулять
чёрный утробный вой
глазки свои закрой

Пятнышко у окна
Это горит весна
Нет ничего скучней
Тёплых апрельских дней












**
Когда однажды за тобой в ночи придут
из шкафа вытащи железный ржавый прут
уйми тревогу злую в стынущей крови
и сердце маленькое храбро раздави
пусть птицы мира воют в шумной вышине
пусть расплываются круги в твоей вине -
ничто не сбудется - ни тьма, ни жар, ни дым
никто не выберется в этот раз живым









**
Ты сидишь один на чьей то даче,
среди солнца, ветра и ветвей.
Грязная кошачья переноска
на главе покоится твоей.

Ты один, ты шевелишь глазами
Во дворце шикарной пустоты.
Царь Х у йни. И царскими ногами
вытоптаны дачные цветы.












**
В час, когда земля остановилась,
жаркий полдень спал в набухших травах,
солнце пело голосом цикады,
три зимы в моём резвились сердце:
первая - направленная дрёма,
светлая и чистая, как горе,
медленное имя всех влюблённых.
Саван смеха - вот зима вторая,
яростная, дикая, как праздник;
третья - стон. Великий, непрерывный.
Жаром тьмы волнующий безгласых.

Ни войны, ни песен идиотских -
ничего не слышал я в тот полдень.
Только стрекот солнца в сонных травах.
Только рёв весёлый в старом сердце.

В час, когда земля остановилась.












**
Милый мой художник - обалдуй!
Ты меня повешенным рисуй.
Полуразложившимся божком
с синеньким, распухшим язычком;
С виноградом сморщенным в перстах,
поцелуем липким на устах.
Этот удивительный портрет
дама пусть повесит в туалет
дабы выходила побыстрей
водка окаянная из ней













**
Иногда, когда ребята сладко спят,
колокольчики в мозгу моём звенят;
птицы глупенькие водят хоровод
там, за домом, где зарыт наш старый кот.

Утро тайное пылает над рекой
и тихонечко зовёт меня с собой.
И, безумные, глаза мои блестят
иногда, когда ребята сладко спят










**
На дни тупые медленно ползёт
твоя рука, священная рука;
Тень пальцев тонких движется вперёд -
напоминая чем-то облака.

Поэты спят, но я уже не сплю,
я утром тайным проклят и забыт,
сейчас появится здесь та, кого люблю -
и на меня с улыбкою нассыт.

Орут коты - им жить настоебло,
им похоть разрывает потроха;
я - сердце их. А ты - всего лишь зло,
необходимое для этого стиха.








**


...и пахнет женщиной постель,
и мальчиком - луна.
Пятно мерцает на стене,
как белая спина;

Любая ночь во мне найдёт
пристанище и сон -
Я целовал их много лет,
коленопреклонён

В их добрых маленьких глазах
цвела моя беда,
а шёпот в форточки летел
и таял без следа...

И я лежал один, как Бог.
Я весь был - тишина.

И пахла женщиной постель
и мальчиком - луна









**
И руки мои - несушка
И ноги мои - бельё
На кухне разбилась кружка
На счастье, х у ё-моё

И глазки мои - врунишки
И мозг мой - нетопыря
Я тот, кто живёт на крышке
Я тот кто живёт не зря

И в этом печаль и мука -
Когда меня моль споёт,
Подгнившее, но живое, -
Кто сердце моё возьмёт?









**
Что-то я хотел тебе сказать...
Но забыл, прикованный к окну -
Там ребята в домике тусят
И целуют девочек в десну;

Там угрюмый шарится патруль,
Там волхвы полуденные пьют...
В этот старый солнечный Кадат
я вхожу, как в женщину свою.

Всё - моё. И ты теперь - моя.
Словно лица в пятнах на стене...
То, что я хотел тебе сказать -
Пусть пока останется при мне.










**
Спи, сынок, и я
тоже буду спать
Ночь уже пришла
Звёздочки лизать
В небе далеко
Тлеет чёрный мох
Выпил молоко
Старый сонный Бог
Мы ему сейчас
Больше всех нужны
Видит он про нас
Маленькие сны
Миленьким смычком
Водит он по нам
И бежит огонь
По седым волнам
И сверкает боль
И дрожит твой вздох...

Спи, сынок, не плачь -
Это стонет Бог












**
я говорю с тобою -
я говорю ни с кем
то что тебе открою -
я открываю всем

сердце, устав от бега,
вереском зарастёт.
По голубому снегу
мальчик слепой пройдёт.















**
ты бродишь по скверам и плачешь
в предсмертной какой-то тоске
и кошки орут и клубится
чудесный обкуренный сон
машины пожарные скачут
но ближе, всё ближе к тебе
стеклянное звяканье сдачи
и осени маленький звон











**
Я говорю с тобой, Фрида,

только в тени похмелья

как говорят чекисты -

"так уж построена жизнь"...

Пойдём за кулисы, Фрида,

Туда, где гуляют тигры,

мимо цветов и стонов

глубже

и глубже

вниз












**
меня положили лицом к стене
и вечер на улице ухмыльнулся
не помню, что видел тогда во сне
но воя от ужаса я проснулся

молчали часы и молчало всё
смешной и пьяный, я стал спокоен
смотря во тьму на лицо своё
я видел череп, покрытый гноем

не помню, плевал ли в глаза судьбе
но время от времени - да, хотелось...
меня положили лицом к тебе...
И ты улыбнулась мне. И разделась.










**
Как постарело твоё лицо!
Ветер всю юность с него содрал
лучше чем сказка с плохим концом
пьесы бредовой открытый финал

листья валяются на земле
ходит по листьям погибший друг
"солнце лаская в осенней мгле
не опускай утомлённых рук"

















**
Господи, посмотри: вот я лежу с перепою,
открывая рот только чтоб захохотать,
с замиранием сердца любуюсь собою,
забывая немножечко кушать и спать;

Вот я с утра поглощаю таблетки,
вот я какую-то ёб а нь люблю...
Господи, посмотри - я упал с табуретки,
не успев даже голову сунуть в петлю













**
Я стал таким сентиментальным,
что и не снилось никому:
Когда плевком своим прощальным
я льщу е б алу твоему -

В глазу моём слеза мерцает,
А в горле стонет жирный ком...
И я люблю. И я прощаю.
И жажду счастья в каждый дом.













**
Нам было весело и пьяно,
над нами космос томно выл;
валялась шкурка от банана
среди гондонов и бахил.

Кричала птица молодая,
стонала кровушка моя,
звенела музыка простая,
не означая нихуя.










**
когда я проснулся, собака истошно выла
человек без лица мелко трясся в соседнем окне
кошечка, милая, кого ты вчера убила?
чьё осклизлое сердце в постель положила мне?

когда я проснулся, птицы вдруг петь перестали
пряный запах шампуня и рвоты с кровати поднялся моей
я - похмельная тень на стене этой маленькой спальни
в ранний час только тень - самых страстных сердечек живей;

В темноте по утру все дороги нам могут открыться
ибо сказано: "смерть и мечту не откладывают на потом"
...И дрожат на рассвете озябшие, сонные птицы -
Словно жилки на шее, что стянута чёрным жгутом









**
Сердце склевали дятлы,
печень пожрали сойки,
лёгкие съели галки,
мозгом наелся дрозд.
Только кусочек почки,
мелкий фрагмент желудка,
да языка немножко
Я своего принёс

Ты этот ливер мерзкий
нафаршируй , пожалуй,
луком и кориандром,
водкою окропи;
пусть потомится сутки,
ну а потом конечно
сорок минут в духовке -
Жаркой, как стон любви.

И на пороге утра,
тёмного и больного,
ты на алтарь похмелья
всё это возложи -
чтобы смеялись дети
и улыбалось солнце,
чтобы носились в небе
ласточки и стрижи












**

О зимний сон, предутренний и крепкий -
Пусти меня в свой дьявольский Аткарск,
Где магазины и пятиэтажки
Сквозь мглу зовут в гирляндах их пропасть,
Где хмурые работники вокзала
В каптерках тёплых начинают день
И маленьких заводов проходные
Сияют, как полярная звезда…
“Пусти, Аткарск, мы, ищущие ада,
Мы, старые, смешные мотыльки,
Всё предадим и всех, но улыбнёмся
Прильнув хоть раз к твоим родным огням!”












***


1

В угрюмой темноте чужой квартиры
Ты дышишь тихо серой и тоской
И медленные алкопассажиры
Хрипят с тобой и бесятся с тобой...

На самом деле это безмятежность!
Пойми, попробуй, всё-таки, понять
Что ступор - это вылитая нежность,
Уставшая безумию сосать

И, осознав, спеши, прими награду -
и вытащи себя во двор ночной,
где бродит Пан и в бездну снегопада
обрушивает хохот пьяный свой

2

И я ходил по барам , как придурок -
Всё это было глупо и смешно
Не потому что мне смешно с другими
А потому что мне с собою не смешно
И звёздочки бродили над Землёю
И мрачно топал Дьявол под землёй
Я расплатился и ушёл в чужой и древний
саратовский декабрь золотой
Над Оперным театром пьяный месяц
Рукою милой делал мне и выл
Что вовсе прощения на свете -
И я всю темень прошлого забыл
И сел в автобус номер девяносто
И глянул в запотевшее окно
На жизнь, в которой тупо всё и просто,
На город мой, в котором мне светло.










**
И снился мне странный сон
И в этом как-будто сне
Я чьи-то уста лобзал,
Шершавые, как мороз

И страшно кутил и спал
И в комнатах тёмных был
С друзьями и не один
Смеялся, терял ключи

А после я был в кино
И рядом сидел мой сын
И я на него смотрел
И не потерял его











**
Меня замечательно вырвало!
Тихий, уютный пи з дец...
В маленькой, старенькой спаленке
Кекает глючный скворец.

Только, б лядь, ты, моя Родина,
Сердце поэта поймёшь!
Сердце, покрытое шрамами
Что оставляет пиз дё жь...

Только, б лядь, ты. И ещё одна
Женщина, Фрида, Лилит...
Вобщем, еба ть, начинается...
Что ж, пуркуа па. Let it bleed.










МОЙ МЕТОД

В январе-феврале, покинутый сладкой Фридой,
я сидел и пил и не было мне покоя,
выла злая метель во дворе, у трамвайных линий
да луна хохотала, глумясь над земной юдолью.
Тут то всё началось - тихо скрипнули половицы
Заурчала киска на кресле моём потёртом
И возник предо мной, пламенеющий и блестящий,
Некий дядя в костюме - в серых таких разводах.
Он сказал мне "Ляксей. Я давно за тобой наблюдаю.
Хочешь выпить, детка? Вот, я принёс тебе выпить.
Дело в том, дорогой, что нет тебе здесь прощенья
И признанья тоже, увы, никогда не будет.
Посему предлагаю - заканчивай это дело.
Закругляйся, сударь, гаси, б лядь, свою лучину.
И давай за нами, в блаженную Нангиялу,
Где, вино, вакханки, музыка - ну ты понял."
"Обождите" - молвил я - "Дайте таки подумать."
И ещё подлил себе дьяволово бухлишко...

Тут альков мой старый поплыл по запретной речке
И в окно влетели чёрные, злые птицы,
Задрожала тьма и ударилось солнце в окна..
И меня разбудило. И я записал всё это.















**
Шикарный свитерок
и модный он как раз
я вешаюсь малыш
под звездами твоими
прими меня о ночь
в свой синегубый ад
как принимают яд
губами половыми
раскатистый пи здец
скользнул в мой мозжечок
помилуй я иду
с тобою, сладкий, в ногу
гремит тестостерон
на радостной земле
ты мне шептал "люблю"
и я кончал немного...











**
Я еду, я еду, малышка,
мне больше не надо вина ,
со мной интересная книжка
и дьявольский свет из окна.
Я еду, малышка, я еду,
таблетку шалфея сосу
и знамя весёлой Победы
с собою, малышка , везу.
Пусть теплится ночь молодая,
Пусть стонет твой маленький рот,
Кто страстную ложь выбирает –
Тот тысячи лет проживёт.

Я знаю, малышка, я знаю
Игры этой холод и зной…
В окно моё лето вползает
Пока ты играешь со мной















**
Держась за член обеими руками,
спускаясь в ад, к блудницам и стихам,
спой песню нам, уставшим, как по пьяни
ты пел, обняв своих довольных дам...

Спой песню нам о визге злоебучем
в бодунной мгле; о смерти, о тоске,
о том как сладок нежный лунный лучик
на затвердевшем девичьем соске...

О том как спится нам, тридцатилетним,
в домах пустых, среди долгов и грёз...
Чтоб как молитвой, выдохом последним,
Ты к небу нас, опущенных, вознёс

И прое б ал. И в страшной звёздной яме,
сходя на нет, как вечер, как свеча,
ты б крикнул нам, пронзённый си-лучами:
"Говно - к говну!" и сгинул, хохоча.











**
Танцуя в искусственной коже,
Флиртуя в изящном манто,
Целуйся с великою Бездной
Как не целовался никто.

Всех адских х уёв горячее,
По взмыленным бёдрам стекай,
Упругие груди Искусства
Как мальчик голодный кусай.

Запомни, судьба - это сцена
Под томным твоим каблуком,
Сначала была элегантность
А жизнь появилась потом

И даже у края могилы
В предсмертном бреду заходясь,
Хрипи в ебасос санитару:
"Накрась меня, слышишь?! Накрась!..."















**
Я каждому торчу по тыще денег
А мне торчит один несчастный гой...
Но в сторону раскаянье. Сегодня
я за руку прошествую с тобой

В тревожное, как тысяча метелей,
тоской посеребрённое "сейчас" -
Единственное тёплое местечко
Под небом, положившим ху й на нас.















**
Меня твои прекрасные друзья
имели честь еба ть на пустыре...
я поднял к небу мутные глаза
и небо свой покой швырнуло мне;

Смотри, как много в каждом от тебя!
Как чешется в груди клубок теней...
Люби меня, как будто бы скорбя,
Рукой работай твёрже и быстрей,

нежнее... Будь как древние рабы,
вскрывающие горлышко себе,
уставшие от радостей борьбы
И радостно погибшие в борьбе












**
Вот и новая песня
Вот и новые ады
Я простая снежинка
Ничего мне не надо

Только розовых прядей
И вина голубого
Только чтоб отъе бались
От меня дорогого

Оху енные люди
И успешные дяди
И которые сбоку
И которые сзади

Чтобы было спокойно
И немножко тревожно
С утреца до обеда
И потом тоже можно

Чтобы снег этот мокрый
Наконец прекратился
Чтобы сын не болел
Чтобы мент не родился















ДЕМОН

Я еду далеко
и сыплется мороз
на кожу юных дев
на дикие глаза
случается что я
упоротый бреду
и всюду шепчет лес
и капает роса

мешают мне друзья
свалиться и уснуть
молчит дежурный врач
цветет пародонтоз
мне снился скорпион
на маленькой руке
мне снилось что я гриб
что я в тебя пророс

куда меня ведут
куда меня влекут
родные васюки
и шорох корабля?..
я нежен и смазлив
я сладостен и юн
я плачу как Пьеро
я пахну как земля


















ТАНГЕЙЗЕР

Как здорово в вечерней комнатушке!
вот пятнышко вина ползёт на свет
по старенькой, застиранной подушке
в пещере, где тебя пока что нет;

как выстрел вдаль, как белый дом высокий,
как синий свет, как чёрное стекло -

я рад с тобой гулять по кровостоку,
я рад с тобой делить своё тепло...
Молчи, мой луч, моя младая бейби -
как пар молчит, как дым молчит и гарь,
сегодня ночь прощается со всеми,
сегодня в нас бушует киноварь -
как ты, мой прутик, бабочка, святыня,
как ты, хрустальный маленький свисток...
мой нож заснул, как я храпел доныне,
пока твой челн меня не ёб нул в бок....
Пусть. Всё прошло. Всё тщетно. Всё далёко...
Как спрут далёк в арктическом аду,
как запах дома в бездне одинокой,
как замок грёз, где я тебя найду.















**
нервная поехавшая нежность
бешено и кривенько крадётся
всё что ты когда-либо изведал
до тебя однажды доебётся
маленькая девочка сигает
в язву пробуждённую и злую
маменька сегодня отругает
и поставит в угол. не волнует
всякого кто ходит по вершинам
тихий вздор словечек осторожных:
мило невозможно совершенно
страшно совершенно невозможно
видеть как сомненье ускользает
слышать как щебечет кто-то лучший -
массовый обугленный прекрасный
пошлый утончённый отдохнувший
Бог с нас спросит, мальчик, очень скоро,
вспыхнут смерти душные лобзанья
хитрая система просвещенья
мутная система расставанья
ждёт нас после скорого затменья
доброго желанного родного
в день когда растают злые звенья
всех оков светила золотого
в день когда сотрутся запятые
и тихонько выветрятся точки
всё, что остаётся, мальчик, с нами -
простенькие, глупенькие строчки.













**
Как отведавший пикантной белены
Я зрачками по простыночке вожу,
На пушистых лапах северной страны
Словно котик престарелый возлежу;
скоро поезд нас зелёный заберёт
в упоительно печальный Казахстан,
голубой взорвётся в небе вертолёт
и омоет звёздной пылью веки нам;
будет псина долго лаять за стеной,
телевизор будет в комнате орать...

помоги мне плакать, мальчик милый мой,
помоги мне в этот мячик поиграть











**
"Мудак, вернись!" - визжала Мельпомена,
бродя во мгле саратовских дворов
а ночь в фате из полиэтилена
стучалась к нам, вымаливая кров;

наполнив ротик грязными словами,
я обнял темень, кроткую, как ты
и в шелест трав за дальними домами
Ввёл тонкие, горячие персты.

И день настал. И день мне улыбнулся,
синицы стали громче говорить,
раздался крик и я почти проснулся -
но не сумел глаза свои открыть.













**
Вечер стихов и песен
печень мою терзал,
ибо мир скуп и пресен
и недостойно мал.
Но я и сам не слишком
радужный персонаж,
Кредо моё, малышка -
"только фокстрот и пляж".
Не потому ль Геката,
сердце моё пожрав,
мне предрекла когда-то:
"All you will lose is love"?
Не потому ли, птица,
мрак этих знойных глаз
ненавистью искрится,
Осиротившей нас?
И оттого, наверно,
каждый обычный год
злобой исходит скверна,
что в волшебстве живет.
Но ты не думай, хватит,
думать и видеть - грех.
Нас ожидает пати,
лиры, вино и смех,
Томных, туманных весен
Маленький карнавал...
ибо мир скуп и пресен
и недостойно мал















**
скворцы пролетают над сном моим
и падают у виска
плывёт синеватый табачный дым
туда где бежит река

На всём проступает холодный пот
и тело моё поёт
о том как безоблачно счастлив тот
кто в зеркало не плюёт


Рецензии
Как же круто..

Даниил Гергель   25.03.2017 19:13     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.