Избранные стихотворения разных лет 5

АСТЕРОИД

Когда надуваются шторы
ветром,-
в окна глядь -
надев шляпу фетровую,
иду погулять.

Слышу: дождь прошумел,
вижу синие на земле лужи.
Не римляне, не шумеры,
ложью разбуженные,

но - скифы мы, русские
хлеб сеяв, металл лив,
метеорит Тунгусский
упал ли?

Нет, не то, не здесь.
А там, явился я в небе,
сбив с тебя спесь,
невъебен.

    2002






ТУМАН ЗА ОКНОМ

Целовав тебя
в губы,
света прошу,
прибыв, убыв,
я, шут  -

Не счесть
в душе ран -
no!
Танцует туман
за окном.





НА ЛЕЗВИЕ НОЖА

Зазвенев,
душу, как тряпку
отжав,
на лезвие
танцую
ножа.






МЕНЯЯ СЕБЯ

Поймите, бетонные щепки
ребёнку вонзённые в мозг
под грохот турбин
ушедшего на форсаж
самолёта,
проданные миллион
нар
ко
тичес
ких
доз,
не заставят поверить
меня, рифмоплёта,

в то, что, Господи ты прости,
измерен мир путчами,
расти нам к Тебе и расти,
меняя себя к лучшему.






ПОЙ, ВЕРЬ И ЛЮБИ

Пролетая мимо
больших витрин,
в отраженье своё
не смотрю.
Раз, два,- щёлкну пальцами,-
три,
ни подбородка,
ни брюха...

Всегда мне
будет шестнадцать,
играют,
поют Битлз.
Не поздно со дна
выбираться -
пой, верь
и люби!

2010






БОГ

Представьте:
одновременно
льётся музыка
Растрелли, Пирогова,
Шостаковича,
Чайковского,
Прокофьева,
Лед Зеппелин,
Дип Пёрпл,
Пинк Флойд,
Балакирева,
Глазунова, Баха...
Всё это -
Бог.

Мне показалось,
многое в одном услышал,
в урчанье двигателя
механического
чистильщика
улиц,
вчера
проснувшись
поутру,
и - голубое
до безумья
небо.






Я, СОЛДАТ

Перевалив автомат
за плечо,
на закат
устало иду.
Как атом
гремит, течёт -
небом я дут.

Осень гремит,
жёлтые листья горят
наодеколонен и брит,
опрятен.

Будет победа,
даже вчера
проиграв.
Судьбу свою до дна ведав
и свой поутру
прах.





ПЕРЕБОЛЕВ

Под Дип Пёрплы
танцую,
поверив в тебя.
сигаретку косую
куря.

Даже вдыхая пулю,
как нож,
на железном столе,
сдув дым на дуле,
простудами пере
болев.





ЧЁРН НЕБОСВОД

Из праны я соткан,
из кирпича да из глин,
пью только водку,
слушаю Зеппелин.

Ах холодна рука твоя,
боишься - чего?
Немножко я пьян,
чёрн небосвод.





ИТОГ

Пусть загремит музыка,
на брудершафт 300 грамм,
души как семечки лузгая
Трам-пам-парам...

Не то - ты, родная,
ты ведь - не то?
над гробом рыдая,
жизни моей понятой?

Ты тоже много старалась,
любимая, преданная,
меч бив на орала,
со вторника в среду я.

Упала - держись!
По утру весел, синь тог,
пламя пылает, горит,
этой жизни -
итог.






ТЫ РАДА?

Расскажу тебе,
то что будет,
скажешь: это
не так,
пропахав космос
грудью,
простак.

Мир в ладони моей
громче, чем

отзвуки листопада

гуляй, пей,
человек!

Ты рада?

   1991






АБИССИНИЯ

Чтоб быть профи,
вывери профиль.

Правилами задушен -
и душу!

Она такая - душа,
бредёт неспеша.

И будет потом -
стихов том.

Жёлтое, синее,
Абиссиния.


1981






ЧАСТЬ БОГА

Я не должен быть подотчётен,
я - свободен, я - птица, твержу!
Но только и делаю, рюмку выпив,
что стихи сочиняю,
да-да и нет-нет,
частью будучи Бога.

Хотел от меня, Бог, чего ты?
сняв вчера паранджу,
с криком полуденной выпи,
погоняя коня я,
как во сне
в угол дув рога.





РАДА

Поэты никому не нужны,
никому не нужна правда.
Были с тобой мы нежны -
рада?

Что повелел Господь -
то и будет.
Рыдав, верховодив,
падал тебе
на грудь.

А потом - ай, ой! -
как жёлтая пелена,
поцелуй мой -
бери, на!





МНОГО ЛЮБВИ

Пусть даже убьют, я готов,
сосредоточен и собран,
готовясь к прыжку,
исторгнув, червь, стон,
как кобра,
шикуя,

переболев Боткина,
слова попусту в ауру лив,
нет больше водки,
есть - много любви.






НА НЕБЕ

Я ведь, поди, музыкант,
аккорды на голову сыпятся,
открыт в небесах аккаунт
голому в пятьдесят.

Судьба, как её не крути,
чёрная ведь и белая,
на три четверти
по сути дела.

Никому я не буду нужен,
только Тебе,
посреди голубых кружев
на небе.







ПАЛЬЦЫ ТОММИ ЙОМИ

Мягче,
чем кошка,
стелив,
неистовствует
публика,
яблоки, груши
и сливы,
прессом
отрублены.

Я тоже играю,
пою,
правда ли,
сон,
в Господа
и в Ю-тьюб...
закусывав
огурцом.

Горячие
хотите вы калачи?
Весь в кулак
собран
поёт, плачет
Озборн.

И ты, помнишь, плыла,
под руку со мной,
love,
boy.


    2014 - 1978





РЕЛИГИИ

Другие молятся в мечетях
забыв, молились что в церквах.
Взмахнув серебряным мачете:
молитесь вы о головах!

Молюсь о том, чтоб, Боже, Боже,
Тебя взлюбивши вдруг,
и острый больно резав ножик,
я выронил из рук.

   1983






ПОПРОШУ


Алкоголя сталь вбивая в себя,
медью закусывая сухарей,
попрошу я тебя,
щёки лезвием брея,-

попрошу - будь проще со мной,
я ведь века повидал!
Снова зима ноет,
как Бог дал.

Да куда там тебе, дорогая,
ладно, прощаю.
Небеса падают, догорая...
Вина, чаю?

Злясь на тебя чуть-чуть,
окая, щёлкая,
расплачусь,
целуя тебя в щёку.


   2014






БУДУ

Бесплатно, берите,
золотые звуки нефритовые,

продавца и звёздного
дворника,
все, как один,
мои сборники,

Буду в космосе спутниками болтаться,
скрюченный кед,
не жалея о том -
из борьбы выбыв

а потом, Господи, а потом,
улыбаясь, как рыба,
дёрнусь я на крючке,
выдохнув ртом.


   1082, "013


     1984






У НЕЁ

Залежавшийся помидор -   
не спасти, он сгниёт,
Как хорошо, как здорово,
за пазухой у неё.

У неё, у которой,
взаймы я вчера брал.
Евангелие читая и Тору,
а также Коран.

Хором они говорят,
что не надо красть, убивать,
лёг спать я опрятно,
заткнув в уши вату.


1998






НА ТРАМВАЯХ

Друг не заметил меня,
мчась мимо на автомобиле,
Вчера, комнату сняв,
с ним мы весело пили.

А я не такой,
даже под дулом,
не имея чёртов покой,
грешным делом подумал:

По-моему это счастье -
как это бывает -
На троллейбусах перемещаться,
и на трамваях.


    1987






ГОРЬКО И СОЛОНО

Не нужны мне
ни бас гитара, ни соло,
ни громкие, как мир, барабаны.
Горько в душе и солоно,
встав с утра
слишком рано.

Зубы почистив, пойду,
с сумочкой наперевес,
запевая весёлую песнь:
ду-ду-ду-ду...

На заводе, ах на заводе,
женщины запоют,
о том, что, навроде,
главнее семейный уют.

О том, что: мальчик, дурак,
сам в паутину пришёл,
авансы брав
хорошо.

      1982





БУТЫЛОЧКА НА СТОЛЕ

Не Бог какой весть
не Джаггер и не Пеле
слава Ему, что есть
бутылочка на столе.

Пою, поётся пока,
о том, что люблю,
по доллару и по рублю
вселенные я лакав.






ЛЮБИ

Тыщу подняв на плечах тонн,
больше самих Роллинг Стоунз,
во все свои миллионы бит,
прошу, дорогая: люби,

не препинаясь, не врав,
я ведь тоже горд.
Континент, полуостров, страна,
город.






КАК УПАДЁТ СВЕТ

Вчера было плохо,
сегодня - нет.
пив лекарства и охая...
Главное,
как упадёт свет.


1979






ПАДШИЙ АНГЕЛ

Никому я не нужен
Господи, Боже мой!
горят поутру лужи,
восход поутру какой!

Хахалю, дорогая и милая,
размахнувшись, прицеливаясь,
висок кистенём проломил,
хрясь, лязь!..

Тучи горели как пламя,
шёл по Твоим стопам,
душою землю расплавив,
я пал.







СЕРЕБРО ВОЛОС

Давай-ка скорей губы,
моя милая и дорогая,
я был таким грубым,
сгорая.

Честен теперь я, поверь,
сама ты с собою боролась,
горит, как ясень, теперь
серебро наших волос.

И то, что немного не прав,
завтрак тебе приготовив,
буду счастлив я то ли,
ура!





ПРОФЕССИОНАЛ

Рукою взмахнув, начну
сам себя убеждать,
отпахав смену ночную,
что тоже я - да!

Лучами наполнено небо,
слава Господу Богу!
Воды требовав, хлеба,
за грудь тебя трогав.

За нею, чую, - душа,
святая, как соль, истина.
Собирал, почти не дыша,
осенние листья я.

В городе листопад,
на столе реет бликами ваза.
Проглотив я стопарик,
велик, статен, важен.


     1990






ШАГАЙ, ТОПАЙ

Когда водка вся выпита,
четвёртого в пол,
громко стучу я копытами
в пол.

Внимание, так:
повторяйте за мной -
лбом, попой,
заплатив четвертак,

не ропща и не ноя,
страна соевая,

шагай, топай!


       2004






ПОЭТЫ

Престал сиреневый закат
мне в душу радость сеять,
моя рука - твоя рука,
звезда Кассиопея.

Колышутся под ветром жита,
широкие, разгульные.
Так почему, скажите,
поэты падают под пулями?

     1992






МЕЧ

Умолял о любви,
да похерили,
слова сладкие лив,
моно и стерео.

Любовям не верите,
вас в душу и в печень,
номера и серии те.

Тогда - меч.






ЛЕЛЬ

Он не боится,
как будто помазан Богом,
Москва - мировая столица,
великая, строгая.

Когда её добывали
во тьме ночной русские,
широкие щели-то стали
узкими.

Пели ангелы, пел и лель,
поднаторев в любви.
Поэтому демоны повелели
жестоко его убить.

Тело зарезали, да душа - вон,
одного Бог рассеял во многих,
рушился Иерихон,
гремели, стонали рОги.


     2007






МОЙ ДЕД

Из пушек
убивая детей,
выстрелив
в пустоту, мол,
нам, говорите, не важно!
Посреди домов
умер кто
многоэтажных.

Как тогда лез-
виями,
в страшном 44-м
русских парней
резали вы
к чёрту.

Да мой дед стрелял из ТТ
в висок сволочей легко,
балагур и  эстэт,
44-й год.

Чтобы любви жить,
чтобы была Москва,
горят золотые ножи,
горит поутру листва.





КОЖАНЫЙ МЯЧ

Помнишь, вчера,
старательно,
что есть,
как рыба, сил,
ударил мне по воротам
ты, батя,
да я, прыгнув,
словил.

Потом мы
на бугорке сидели,
чай и водку
пив,
поднявшись с колен
еле-еле
и от
любви.

Сказал, что рады мы, если,
вдруг победим,
пели с тобой песни,
от двух до пяти.

   1988






ПОД БЛЭК СЭБОТ

Про любовь сочинив, немножечко выпив,
пока никто не заметил,
танцую я в темноте
в большой комнате,
раскидывая, как цветки,
розовые ладони,
думая о тебе...
Из окна веет ветер.






НЬЮТОН

Мой друг сочиняет стихи,
в надежде, что не умрёт,
слабые мы и плохие,
рыдав во весь рот.

Опять война, бомбы льют, падают,
дорогие дочь и жена,
так какого закон придумал Ньютон
рожна?

Вырулив авто на обочину,
перезарядив пистолет,
смертью слишком мы озабочены
тысячу и в сто лет!

Подбоченясь, прыгнув в постель,
выпив, как есть, родная.
Помнишь, как мы с тобой пели,
не орав и не
запинаясь?




ЧАДО

На вершину горы
взбираясь,
так было мне тяжело,
быв иногда, дорогая,
я жлоб.

Теперь я не такой,
прошу у тебя пощады,
обнявшись рукой,
чадо.

Чтоб - да, иногда нет,
сосав небесную выю,
пьяница и невростеник,
увы, я.





НА ОСТРОВЕ ИТУРУП

Воздух вдыхая в грудь,
на острове Итуруп,
когда-нибудь,
да умру.

А пока, а пока,
вычислив плюс,
руки вставив в бока,
я смеюсь.

Положат старца великого
в гроб,
не повадно другим
было бы чтоб.






МЕНЯ ЗВАВ

Господи, как тяжело
стихи сочинять,
голубое горит, жёлтое,
в сердце горит печаль.

Возьми хоть я строчку
самую маленькую,
очень,-
кую,

металл льётся, как золото,
жизнь про себя уча,
трону, зол, я-то
тебя невзначай.

Не плачь ты, не надо,
заплачет листва,
сиреневым листопадом
меня звав.






ИЗМЕНЯЮ СЕБЯ

Думаю почти со стыдом
о старых своих стихах,
которые в интернет запустил.
Извиняйся теперь, ой и ах,
Боже, прости.

Пел о любви, это есть главное,
когда меня бросила ты,
от предубеждения и от плана
почти я остыв.

Загорелся вдруг, когда ночь,
и люди, закрыв глаза, спят.
Пытаясь судьбу превозмочь,
изменяю себя.






МАЛЬЧИК, ДЕВОЧКА

Не по делу иногда вякаю,
солнце - лучами.
Всякая
бутылочка
да кончается.

А потом наедине с тобой,
поедем-ка в номера,
лгав, умирав,
girl, boy.







ПО КАМНЯМ

Люблю ли тебя? - нет!
Когда-нибудь в интернете
появится мой портрет.

Чтобы не лгать,
роскошен и лют,
всё-таки моя дорогая,
тебя я люблю!

И потом, по камням,
в золотой днём пустыне,
за плечи друг друга обняв,
побредём мы.






МЕЧТАТЕЛЬ

Пел под гитару, рубил стихи,
но для любви этого - мало,
всего лишь две из восьми стихий,
белое в алом.

Ушла с другим, мне сказав,
что тебе - не чета,
кивнула, мол, - завтра...
И я, мечтатель,
мечтав...

            1990






СОВЕТ НАЧИНАЮЩИМ ПОЭТАМ

Главное, не пейте с утра,
пив ночью всласть,
дорогая моя детвора,
а там - как Бог даст.

По кривым улицам Харькова
катился, шёл я,
и в Горького парке
целовал тебя,
шёлковая.







ВОКРУГ ЛЮБВИ

О том, чего не было,
пропою,
но что обязательно -
будет.
Задрав юбку твою,
целовал грудь.

Из кирпичей
состоят голубые дома.
Я - ничей,
был, имел - я,

взяв на плечо автомат,
чтобы мир был.
Крутится атом
только вокруг любви.

   1986, 2014






ПОВЕЛЕВАЮ

Мне никто не поможет,
я сам помогу себе,
об асфальт бухнув рожей,
сладкий скушав щербет.

За то, что жил я,
повелеваю,

вам всем любить.

Мыло сменив на шило,
на грамм литр.


    1982





П, Н

Проголодавшись вчера,
из холодильника ветчину брав,
ев её с куском хлеба
соуса и любви мне бы 

и - дом!

С тобою вдвоём мы 
за руки обняв
шись,

идём.

глубокими водоёмами,
от тела рвав,
от души.

Потом найдут в палеолите
под скалами и под листьями,
пэ, эн, скелета два и две литеры,
которые напрочь сплелись.


      1993







ИЗ МИЛЛИОНОЛЕТИЙ

Все деньги
потратив на водку,
встретимся мы во сне.
Из противоречий я соткан,
как снег.

Дорогая, любимая!
Проходя тебя мимо я
вот что заметил:
ты - ураган, лёгкий бриз,
исходя из
миллионолетий.

А потом - что потом?
Смерть, потоп.


   1992







КОРОТКО

Фурия как,
наганами погоняем, шут.
Есенин косил под дурика,
и я покошу.

Чтоб раствориться в вечности,
вынул, играясь, наган,
на розовый, длинный топчан лечь,
нга-нга-нга...

Из морских пышных пен,
розов, синь, ал,
пел,
пока не упал.

   2011






ЧТОБЫ БЫТЬ ВЫШЕ

Живёшь если и дышишь,
дочь, брат,
чтобы быть выше -
я врал.

Да не ври, не лукавь,
пожалеешь!
Тесто мнут только руками,
жёлтое, на столе.






АЛЁНА

И то, что пребуду,
я навсегда,
уголь, руду,
дав,

осень гремит ветрами,
вечером,
упав тебе, трам-тарарам,
на плечи,

поцеловав в губы тебя
солёные,
люди, закрыв глаза, спят,
Алёна.

Сыт, трезв, пьян,
к щеке щека,
я,
барабан
щик.








В ПОЛПЕРВОГО

Наушники вынь из ушей,
говори только правду,
кедами вон шед,
тебя я обрадовав.

Подари,
принеси цветы
я прав, вот,
Целый бросив алтын...
в полпер
вого.

   1990 - 2014







ИНАЧЕ

Не ходите лечиться к врачам,
молитесь лучше Богу и верьте.
Не то вы, иначе,
горьких лекарств пав
жертвою,

так истину и не у
зре
е
те,
что - если нет душ, увы,
нет и тел.






ЕЩЁ КОРОЧЕ

Одна рюмка осталась,
один аккорд Томи Йомми,
О, святая усталость,
о - лбом каждый день
в стену бьём мы...







СТО ТЫСЯЧ РЮМОК

Восход золотом реет,
трубы во всю гремят,
сам себя быв добрее,
ребята,

вскричу, заговорю:
пейте, любите, дерзайте!
Сто тысяч вылакав голубых рюмок,
как день и как бирюза...

Это - не важно,
важнее всего жизнь.
то есть упав ты даже,-
держись.


    2009






УДИВИВ

Над окном жёлтый месяц,
судьбе без сна вняв,

краем свесившись,
попросил он меня

пропеть о любви.

Целовал в губы ласково,
из беды сам себя я
вытаскивая,

пел, тебя удивив.


        1983










В МОНТЕВИДЕО

Спит поутру море,
тих и задумчив прибой,
ми, си, фа, до, ре,
диез и бемоль.

Аккорд на фортепиано,
возгордившись, возьму,
чуточку пьян я,
всё - муть.

Если нужно, я вру,
не ударив палец о палец,

сам себя вдруг уделав.

Жизнь это круг,
сегодня - дурак, завтра -
испанец.

Встретимся в Монте
видео.







ЛЮМПЕН

И пока я стараюсь,
пив, пев,
как и я ты стара ведь -
люм
пен.

Закат над Неаполем
рдеет,
солнцами я опа
лен,
что я,
где я?

Оборки, ев, пив, соберу,
наверх побежав.
Со мной побежишь ты, старуха,
моя госпожа.


    1993






ЭВИТА

Полчетвёртого на часах,
водки отведав,
красивая, ах
помогая ты бедным,

твердила с подиума,
что - love
да, не приведи Господь,
умерла.

Это так всегда,
юн когда и здоров,
другим отдав
свою кровь.






РАБ РИФМЫ

Полотенца на кухне
ровно вывешиваю,
как в том фильме ужасов.
Стучит сердце бешено,
тужится.

Чтобы пожить, всё успеть,
на лифте вверх лил я,
этажи гремят многие эти
как на воде
лилия.

Чтоб не прогадать, нужно одно -
верить, жить.
Падаю иногда я на дно,
этажи.

Пальцем тебя я не трону,
дорогая, не бойся.
Жёлтым позолотив кроны,
гремит осень.

Просто - поэт,
только люблю - просто,
любить так важно это
для роста.


    1994






В АРАДЕ

Месяц гремит голубой,
слушаю не наслушаюсь радио.
Золотой я бой,
пребывав в Араде.

Пальмы горят
на горизонте,
фотографирую!
Сами себя - урезоньте,
алмазами и сапфирами.

Люблю ли тебя я - да,
навечно,
голову под топор отдав,
и плечи.


     2001, 2014






НА ЛАДОНИ СВОИХ КОЖ

Виноват лишь в том,
что я - человек,

пью, ем, мечтаю,

из века в век,
томно,
себя вычитая.

Господи помилуй,
ни в чём не виноват.
Кидав сено вилами,
мой дорогой брат.

На ладони своих кож,
великий Наполеон,
насчитал тоже я
миллион.


   1983






ОДНА ПЕСНЯ

Весь мир я люблю,
его я лелею,
рвёт из колонок блюз,
налив на столе я.

Не смотри, что такой
некрасивый,
взмахну я рукой -
спасибо!

На месте моём был бы любой
и то - лестно,
одна на свете
любовь,
одна песня.

     199-0






СОБРАЛИ ЁЛКУ

Зелёные, голубые ветки,
конфеты качаясь на них,
прошёл год, сто лет как
об этом мой стих.

Вывод есть главный: люби,
из сладкого кушать - сладчайшее.
Тысячи в интернет лив бит
символ любви вручаю же!

Он - это ты,
любимая моя, дорогая.
задабривала меня, подостынув,
сливовыми пирогами.


    1991, 2014






ЧТОБЫ РОДИТЬСЯ СИЛЬНЕЕ

Войду решительно
в банк,
скажу,
махая пальцем:
не надо -
(сам часто
из луж лакав) -
поползновений
из ада!
Не стоит, выкрикну,
лгать,
гады вы,
умные сволочи,
ев свой
кусок пирога
с утра
дО ночи!
Мне скажет некто:
ты прав, прав...
иди, любезный,
домой,
пуповину жизни
порвав
ой-ой, больно!
Но это надо -
смерть,
чтобы родиться
сильнее.
Показатели жизни
проверь,
график в душе
линея.







ОСТОЛБЕНЕЛ

Увидев тебя под вечер,
и не признав,
мой дорогой человече,
со сна.

Закинув на плечи плащ
ты шёл,
едва ли дыша,
шёлковый.

Что есть, ну же,
в мире, в судьбе.
оглянувшись,
остолбенел.

   0000





НА ЗАРЕ

Родившись и жив,
лив, пев,
царь и мужик,
люмпен.

В бане помывшись,
под мыш
 ками,

вдруг на заре -
у
ме
рев.

Подняв неподъёмное,
я,
как город колоннами
приобъят.

Светятся солнце
и облака,
хочется -
то лакав.

    1987, 2013






ПИКАССО

Пусть бы премию дали
тысяч на восемьсот,
Пикассо и так далее
на стене нарисованы.

Делаю я картинку -
из ноги вырос вдруг ... нос,
и потом был любим как
Христос.

Только всех будет выше,
он, дорогой, на кресте,
вышагнув будто со крыши:
душа ведь - важнее тел.

Затвердил - люблю,
то есть - осилится,
смерть - либо-либо!
Принесла его золотая ослица.
А вы умереть молодыми
смогли бы?






НАУЧЕН

Когда поутру гаснут звёзды,
хозяин быв я и раб,
проговорю себе - это просто,
взмыв в небеса, пора!

Летев, лив над крышами,
с птицами засвистев.
Уши заткнув, не слышу я
дрожь оконцев и стен...

Отвернувшись, легла поспать,
душа моя, дорогая,
проклятия изрыгая,
в кровать.

Это - ничто, это пройдёт,
как дождь,
одеяло на плечи тёплые
я наброшу...

Упала вода из туч,
это и то измерив,
жизнью, поди, научен,
а потом всегда - смерть.






СТЕНА ПЛАЧА

Стена плача - заплачу я,
о несбывшемся - сбудется, может,
тем паче
что, подитожив,

годы свои лихие,
и тебя, красивая, лживая.
Пишу, сочиняю стихи
пока жив я.







СВЕЧА ПЕВУЧАЯ

Пожалуйста, пожалуйста,
ты не злись!
Как жаль, что над морем не стал,
берегом я скалистым.

Им ещё стану,
семечки на крыльце лузгая,
зализав в душе рану,
захлебываясь
музыкой.

Так невпопад вдруг звуча,
неуч я.
как золотая свеча,
певучая.






ОСЕНЬ ГОРИТ

Осень горит,
золотая, жёлтая,
не обижай
никого никогда всуе,
сидя на стуле жопой,
танцую.

Бога прошу,
чтобы не обижал,
золотой шут я,
ша!

Мне б из судьбы выйти -
тебя, не бойся, не трону -
как из лития
электрону.

На другой орбите, там,
будет лучше,
бив я в там-там,
судьбою научен.


    2013






СЕКРЕТ

Not bad,- good, good!
фалафелями, питами,
пока не сожгу
выпитое.

Даже это не важно - к реке,
к бьющейся вене,
к твоей белой руке
прикосновение.


    2001






ДРУГОЙ

Слов лишних не надо,
встряхну головой,
с парашютом с небес падав,
я, другой.

Опустившись до самого дна,
воскрес.

Моя ты дорогая одна,
небесная!

Расцветают берёзы,
кусты расцветают,
Голубое, синее, розовое,
довольна, сыта ли?

И потом состоится битва,
мы победим, они?
один, два...
Воин, пронзённый, поник.

   1998






ВАЛЕТ

На туз вальта кинув,
засаленного, краплёного,
победив на мякине,
да жизнь - твёрдое.

Пока дышится так - дыши,
а умер - умри.
Горят в Киеве шины,
взорвался, сгорев,
Санторин.





ЭТИ, ТЕ

Снится мне, что я царь,
сам, жив, Бог
съехав с нив и с лица,
да потом занемог.

Отравили да уничтожили,
кружились по кругу,
вынутыми жилами
сами потом поруганы.

Не ешьте мяса, не ешьте!
не убивайте!
Дураки, пешки вы,
эти, те.

Счастье жить есть какое,
Люди, коровы мы, выпи,
Возмахнув я рукою,
ну выпил...


   1994






ДУБ

Огнём небесным опален,
ангел почти,
чтобы меня не узнали,
надеваю очки.

Вижу то, что не видите,
еду, падаю и иду,
наполнен эпитетами,-
дуб.

А потом, когда солнце, весна
восторжествуют,
воспрянув от сна,
беру, Боже, любого,
любую.


   1984, 1991






ДОЛБАЕТ БЛЮЗ

Медленно и плавно,
как дождь,
в ботинки высокие взуен,
не веришь - да ладно,
с тобою я, Боже,
танцую.

Ты такая классная,
бёдра твои тиская,
родная моя, ласковая,
киска.

Прошепчешь: люблю,
Боже мой, Боже,
тобою я уничтожен,
долбает - бум-бом - блюз...





КТО ВСЁ ЭТО СОЗДАЛ

Столько раз утверждал,
что стихи сочинять я не стану,-
слишком велика затрата энергии
на единицу площади,
лучше, думалось мне, пойду
в пивную с друзьями.
Но каждый раз, сочинив,
воскресаю, что-то заставляет меня
набирать букву за буквой
на клавиатуре снова,
выстраивая их в стихи.
Тому хочу я понравиться -
Кто всё это создал,
устами будучи я Того,
без лжи
и без фальши.






ИНФЛЯЦИЯ

Когда-то
тебя любив,
всё до нитки
тебе отдав,
ворковали мы
голуби,
попросишь
больше всегда.

Теперь мы
никто с тобой,
ноль,
лицо перед
зеркалом мыв,
менее,
чем более.






ПРОДАВЕЦ КОЛБАСЫ

Человечинки нарубили ножом,
с солью и перцем,
войною когда обожжённые -
в любовь с трудом
верится.

Товар не хотите ль купить,
на огне его плавили?
Начинкою были для пит,
для фалафелей.


    Донбасс, 2015






ВЫЙДЯ ИЗ ХАТЫ

Дорогая киска!
Не целуй мне руки,
я здесь совсем не причём.
С горла пила водку, кушала Вискас,
поправляла причёску.

Посмотри, над городом
какой реет закат,
горит он нежным, красным,
и я тоже, как последний гад,
твоей добивался руки
напрасно.

Отказала мне, что ж, поделом,
вечно учащемуся.
Думаю теперь о былом
я всё чаще,

выйдя, как есть, из хаты.

О том, что
мне надо, как пить, было
скушав зелёный штоф,
запрянув в поле кобылу,

сеять да и - пахать.

Никому не верить -
только Ему, Вседержителю,
рушатся и горят империи,
нитками белыми шитые.


  1992, 2001






ЕВФРОСИНИЯ

Я в небо, как птица,
проснувшись, лечу, 
в нежное, в синее,

намедни, царица,
выпив чуть-чуть,
моя Евфросиния.

Прошу: не надо, не злись,
пожалуйста, please!
умолял и просил ли я.

А потом мы с тобой,
а потом -
твои алые губы, слова...
Поведаю, впрочем,
завтра о том,
вставав.

      1984





ПОЙМИ
 
Каждый скандал
приближает нас к раю.
выкрал невесту вандал,
жизнь у других
отбирая.

Пойми, ничего мне надо,
кроме твоей любви!
В пропасть я падав,
из ручья в ладонь пив.

Я не такой!
Не напившись, иду,
под небом жарким,
на золотую звезду,
хромая и шаркая,
махая рукой.




НАУЧИТЬСЯ ТЕРПЕТЬ
 
Крыши звенят и антенны,
птицы на солнце летят,
среди них
и я
ведь.

Не резав в ванной я вены,
далеко, далеко не свят.
Главное - научиться
терпеть.




ПЕЛА
 
Душа, тело,
под солнцем
планета.
Пела,
а теперь нет.




ФАНФАРЫ
 
Выдуманный небесами,
где минус есть плюс,
простым чудесам
я дивлюсь.

Одни говорят, что
море есть суша,
другие - наоборот.

Перейдя реку вброд,
фанфары я слушав,
в цирке Шато.

А там, за ними,
где боль,
все мы обнимемся.
все мы любовь.


1984, 2009




ПОХОТЛИВЫЙ СТАРИЧОК
 
Забрался в женскую баню,
устроив переполох,
кричали и барабанили,
подглядывать, мол, это плохо!

Согласен. И солнце благое,
сияло мне поутру.
Приснится же вдруг такое,
ещё бы чуть-чуть -
и я труп...

Впрочем, зубы почистив,
ботинки зашнуровав,
праздничный и лучистый
от пяток до самого лба,

помчался к тебе, родная,
страсти я утолять.
И выпив тебя до дна я,
поставил птичку в тетрадь.




ТАК И ТАК
 
Грохочут трамваи
звенят наверху провода.
Весна, ветер, ветер,

всего я себя отдав
тебе, дорогая,
что есть, всё на свете,

прошу об одном только:

будь без лжи,
я, простак.

Танцевав с тобой польку,
до седины дожив,

так и так
так и так...




ЭКСПРОМТ
 
Правда лучше,
чем ложь,
Горький выстрелил
себе в грудь.
чтобы проверить
себя на прочность,
да выжил.

Как выстрелом
очень быстрым
мною обожжена,
дорогая моя
жена,

немного порочная,
встав в Харькове
впервые
на лыжи.




ЛЮБВИ!
 
Лёжа каждую ночь в постели,
дёргаясь и почти умирая,
жажду я вашей любви,
дав, что мне велено,
пять для ада, восемь для рая,
взахлёб потом
воду ли пив.

Пусть даже был меньше,
чем большее,
терпеть
доколе же мне?





ИНЬ, ЯНЬ
 
Искал
да не нашёл истины,
звёздам и небу дивясь.
Летят, падают листья,
как руки и как
запястья.

Любив, ладонью взмахну,
страдая я,
к подбородку.

Создан
любовью и счастьем,
да, пьян.

Ты тоже, моя жена,
Богом соткана.
Инь, янь,
в скрижалях отражена.

1993




ПЫЛКИЙ
 
Пылкий,
танцуя,
от бутылки
и до бутылки,
до поцелуя.

Прошепчу тебе в ухо,
потом,
толстуха!
Всё дело в том,

что не такой, как другие,
я - выше.
Пока не упала -
беги!

Грудь твоя
так и пышет.


1984





ПОЧТИ АНГЕЛ

Я ведь пишу не для денег,
а чтобы понравиться Богу,
преодолев свои лени,
шагая к Его чертогу.

Скажет: пригнись! И пригнусь,
по делам и по рангу,
даже я пусть -
почти ангел.





КАДЕНЦИЯ

Непонятное слово,
нутром его понимаю
Часть от былого
от декабря и
от мая.

Оно о том,
чего не поймёте,
если всё время спать.
Стреляю из пулемёта -
точек и запятых
снегопад.





ПРЕДНЕБЕСНАЯ

Чтобы быть
настоящим поэтом,
увеличивай день ото дня
свою дозу,
да, пожалуй,
не очень -

и вдруг откроется
преднебесная.

Не случается это?
Тогда смотри
на закат розовый
во все свои
голубые очи,

сияет который
над лесом.

Он расскажет
и закричит
величественен,
нарочит,
и ещё приголубь ты,
целуй
девицу в ночи
ласковую,
незлую.

На ухо прошепчет
тебе она:
не спеши!
И это большое-большое
узнав,
ты крепко
теперь сшит.

1983, 2015







ЕСТЬ И ДРУГИЕ

Весь мир руками объяв,
печенье ев, пироги,
помимо меня
есть и другие,

танцуют ногами которые
па.
Гремит контора
взлетев,
упав.

Даже начав сначала
если,
весёлые пев
песни,

скажут не хуже
чем я
в ходу своего - ну же!-
у
вле
че
ния.

  1986, 2015






МАШИАХ

Сбив с многих спесь,
Он уже - здесь.

Не по книгам, не так,
наоборот,
океан перейдя
вброд.

Говорит: не воюйте,
не надо!
не то обрушитесь
в ады.

Убили сто тысяч детей,
сволочи,
как Маргарита летели
над городом
в полночь.

По любви летела - она,
вы же летите по ненависти.
Тех, которые ниже сна,
не навестил.




ВИШНЯ

Не пишу больше стихов - надоело!
Скучно сидеть за столом, когда ветер
помелом пышным и белым
над городом веет.

Просто гуляю по улицам,
смотрю, как падает снег,
хватит тебе, любимая, дуться,
прости, что вчера сказал "нет".

"Да", конечно же - "да!"
Просто устал, как последний чёрт,
всего до капли себя отдав,
пенется река и течёт.

От "до" живу к ноте "до",
часто быв груб и пьян,
и посреди холодов
всё-таки я

жду когда зацветёт, прогорая,
красная и голубая вишня.
Ну что ж, дорогая -
как вышло, так вышло.






Я ПЛАЧУ

Ветер, ветер, не лютуй, ты какой!
погубил ветку у пышного дерева
своею могучей рукой,
которому верим мы.

Свеж ветер, ох, ах,
алые и белы
в голубых, Боже мой, небесах
плывут облака, точно ангелы!

Изнашиваются провода,
изнашиваются батарейки.
повод только ты дай,
вина мне - налей-ка!

Целый день сегодня я плачу,
что ж, не плакать мне не горазд,
никак не добыть мне удачу,
праздному.

Никогда не увидеть мне рая,
даже душу отдав,
свечкой белой сгорая,
кажется, никогда!

Пожалуйста, помоги,
дорогая, мне грешному,
Москва или Киев,
орёл или решка?






ШЕРБЕТ

Не лучше других и не хуже,
звенящей капелью разбужен,
приходит когда весна,
воспрянув, как ель, ото сна

тёплой и пышной весною
бреду я тропою лесною.
Как скушать сладкий шербет,
все мысли мои - о тебе.


    1980, 2015





ЗАВТРА

Когда насущной работы нету,
забыв обо всём, велик над столом.
Зима, весна, осень, лето,
и то, что мной здорово спето -
увы, падает в лом.

Над полем горит звезда,
пробрал мороз до самых костей,
тебя на плечах вез?- да!
в последнее время чуть сдав,
упрашиваю себя - дей!

Но солнце взойдёт непременно,
два умножить на два - только пять.
И колесить по вселенной,
упав пред тобой на колена,
я завтра буду опять.

      1990






ТЕБЯ ЖДУ

Едва на трамваи
успели,
как выстрелив,
Кожедуб.
Раздевшись,
в холодные завалившись
постели,
тебя подож
ду.

Ярко как, Господи,
возгорится звезда.
Играя рапсодии,
мёд пив и соду,
облакам я воз
дав.


   1989





ИЩУЩИЙ ДА ОБРЯЩЕТ

Запятые летят, точки,
еду, пишу,
пока злость не кончится,
шут.

Да призванный
в красную, молодую гвардию,
шутить теперь я не буду,
тигры как, леопарды,
как - вуду.

Заплетена в волосах кость,
на голых плечах куртка,
не ел давно досыта,
господами затуркан.

С наганом, поди ты, поспорь,
с медною пулей летящей,
это - моя территория,
ищущий да обрящет.

   1918





ИЗ-ЗА ТЕБЯ

Как женщина
дитяте я рожаю -
стихи голубые
и рифмы.
Моя госпожа!
сдёрнул с тебя
лиф,

как последний
осёл
я опять.
Всё -
из-за тебя.






ЕВГЕНИЯ

Угощал тебя пирогами,
целовать тебя - лень,
моя дорогая
Евгения.

Я не такой, как все,
согласна?
В шесть часов,
приходи, в семь,
золотая, классная.

   1987





ВЕЧНОСТЬ

Ещё одна до краёв рюмка,
один, Боже мой, поцелуй,
губы твои пью, изюм как,
обнимаю тебя, злую.

О, как посмела мне ты
золотая, серебряная,
срам и стыд,
как на спине сыпи,

в мае и в сентябре -
перечить?

и за Вселенной вечность
я выпил.





НА ГИТАРЕ

Лебедя посреди
и Плеяд,
удивителен, странен,
играю я
на гитаре.

Возьму ноту "до"
рушатся горы,
это вы чтоб
помирились,
вздорные.

Возьму "ми",
снами научен,
несётся с восьми
до восьми
примиряя,
луч.






СМЕЮСЬ

Ни одного
никогда Оскара,
да мне и не важно,
сам себя покарав
я однажды.

Водка, текила -
не хило.

Не слова,
Господи, всуе,
смеюсь
и танцую.






ТАЕТ СНЕГ

Мир перестраиваем,
падая мы костьми,
только под красным
знаменем.

Душу мою возьми,
если захочешь,
тает когда снег,
голубые на ветках почки
радуются по весне.

Знаешь, в этом мире
так сложно,
остаться самим собой,
Боже,
о Боже мой!

Веришь мне ли -
я стараюсь, бреду,
и - взорвутся капели -
страсти полон
и дум.





ПРЕОДОЛЕВАЯ СЕБЯ

Гремят поутру
сосны,
берёзы гремят,
выстроились клумбы
розовые
в ряд.

Пространства и заповеди,
как мир, любя,
если хочешь, иди,
преодолевая
себя.

   1989






НЕ МОГУ ОСТАНОВИТЬСЯ

Осень давно на дворе,
без шапки ходишь, чудачка,
сегодня лучше, добрее,
башмачок свой в грязи испачкав,
поцеловала меня.

Там, за далёкой околицей,
где колокол зазвенит,
и монах Господу молится -
прости, извини -
грудь твою
до рассвета
я мял.

      1984, 2015






Я, ТЫ

Натянутою
пружиной двери
грохнул-то, выходя,
в облака глаза вперив,
матеря все на свете
империи,
я.

Пред тем как
голубым и красным
небеса загорелись, остынув,
шла ко мне не напрасно -
раз, два -
ты.

Чтобы лучше нам быть,
лбами сталкиваемся,
исходя из ненависти
и любви,
там и сям.

   1991





ПОКА НЕ ЗАКОНЧАТСЯ БАТАРЕЙКИ

В чайнике воду нагрей-ка,
кипяточку попьём.
Пляшем, танцуем вдвоём,
пока не закончатся
батарейки.





ВРЁМ, ОБМАНЫВАЕМ

Любил тебя рьяно я
на квартире, на даче.
Луна, как яблоко румяное,
над городом скачет.

И облака розовые такие,
разверзлись, как перла,
провела меня на мякине,
про-ве-ла.

Зачем ты такая красивая,
улыбка твоя зачем?
Траву на заре косил я,
слыша значение.

В том оно,
чтобы не врать
 но -
сестра моя, брат!

Врём, обманываем,
и из раскрытого ада
небесная манна
прямо в рот
падает.






ЗВЕЗДА КАССИОПЕЯ

Если есть водка - то пей,
есть кровать - спи,
и звезда Кассиопея
ткёт небо спицами.

Пальцы твои крепко сожму,
любимая, дорогая,
как на предплечье моём жгут,
падая, догорая.






КРАСИВОЕ

В этом чёртовом городе,
где, трудясь, я устал,
даже ничего такого не делав,

улицы где ножом вспороты,
целуя тебя в уста,
дорогая, пышная, белая,

прошу, умоляю,
не злись.
Падают осенью
красивые, жёлтые
листья.

1991





ВЕЛИЧЕСТВЕНЕН

Зачем ты такая грустная -
не грусти,
печален всегда пусть и я,
и мой стих.

Пью из колодца да из ведра,
величественен, весел, рад,

если не пить, то умрёшь.

И ты тоже попей
из источника,
из свитера вынув репей
точно как,

покинутая
и брошенная.






ЭМИР

На автобусе, на трамвае,
мчался к тебе,
и лил дождь.
Тучи на горизонте вставали,
как семь моих бед,
гоже ль - не гоже...

Зачем я к тебе пришёл,
не знаю, мир -
от сих и до сих.
Так было нам хорошо,
живи вечно ты,
пожелал, эмир я
и псих.


   1983







ВЕСНА

от сель до сель
есть линия
гремят весной капели 
и ледяные шишки, длинные 
гремящие приятно

весёлого и пылкого
поработить успели
и сдачу я с бутылки
в карман запрятал






ФОНАРЬ

Если хочешь - ложись,
а я попишу, пожалуй,
это есть жизнь,
безжалостная.

У тебя есть  -
от а и до я - всё,
даже корабль-авто,
у меня - только ты.
Ловись, бей же осётр-
то,
в тын.

Будут залпы, как встарь,
лжи и ракет,
горит, полыхает фонарь
у меня в руке.






КАК ЖАЛЬ

До свидания и прощай,
любимая госпожа
невзирая на обещания,
как жаль.

Обещал - выполнил,
ты великая.
Волга и Нил,
мышкой кликая






ПЬЯН

Один на лавке сижу,
начинается дождь,
это мрак, жуть!
Боже ты!

Прости меня, Господи,
может быть, я не прав,
распевая рапсодии:
трам-па-ра-рам.

И потом,
смерть когда,
воздух хватаем ртом,
да...

А пока я танцую,
танцую я,
осыпая тебя поцелуями,
пьян.






ПРОЩАЮ

Не вру, разве только чуть-чуть,
из мухи слона делав,
задёрнув на лоб чуб,
из чёрного - белое.

Горелыми шинами
жёлтое небо, копчёное
танцуй, ты иди, и пляши,
из белого - чёрное.

Стало быть, я прощаю
всех вас,
и - тебя,
из бидона пив квас,
ненавидя,
любя.







ДА И НЕТ

Потанцуем,

руку позволь, -
заслужил.

Пока не выгорит алкоголь
из жил.

Вижу
твою душу,
обездвижен,
как кит
на суше.

И потом,
когда прилив,
прокричу вам о том,
так и так
то ли -

жабрами, ртом.






РОЩА

С каждым днём музыка - тише,
тишина же - всё громче,
бегал когда-то мальчишкой,
забор раскурочив.

Прохудились наушники
песнями, стонами,
теперь уж никак
не починить - куплю
новые.

Теперь я другой,
веселее, проще,
меня - руками берите.

Звенит, как кошель дорогой,
роща,
пленительно.






БОГООБРАЗНО

Чем старше тем реже кричу,
времени - дано меньше,
На Сатурне жил я чуть-чуть,
с ангелами повенчан.

Есть у меня машина-авто,
есть ковёр-самолёт.
Но дело ведь в том,
что лёд - разный.

Что это не всё -
злато, сребро, поверьте.
а так же слава,

в морях-океанах плавал,
в огне, в круговерьти,
бо
го
об
раз
но.





ДЕТИ

Ида же еслия умру,
Богбу дет,
пожми те ру ки,
не бойте сь, де
ти.






ЛЬДА

Выглянув из окна,
считаю на небе птиц,
мчатся которые,
кстати.

Одну и вторую
догнав
сторицей,
чтобы - летать,
дышу и вдыхаю
для роста

азотом и втором я -

так
просто.

Соединимся когтями
и крыльями
навсегда,
добывали и рыли мы
золото,
ль
да.






ЗА ВСЁ ЗАПЛАТИ

С орбиты Сатурна мы прилетели,
к новому жаркому Солнцу,
поймав его пеленг
роженицами.

Оно такое великое, правда,
вы видели?
безвозмездное брав,
из тьмы себя выделив -

жму на газ танка,
за Россию, за Русь!
Прощай жена Танька,
погибаю я, не вернусь.

Жди - не дождёшься,
ливни с небес шелестят
бесплатное - дёшево,
и гром, как жестянка.

За всё заплати,
и даже за всепрощение,
монетами золотыми,
мужниными, жениными.






ОБОЕ

Голым по лесу бегав,
гортанно кричу,
Курил "Родопи" и "Вегу"
взбросив на ухо чуб.

Умерев, светел был ком,
душу за правду отдав,
остался памятником
навсегда.

О том на камне стою,
чтоб больше не было войн.
в брюках ли, в юбке -
обое.

И тебя, девочка, полюбил,
крепко когда-то.
Любовь - be, not to be,
увы, чревата.






LOVE

Ни водка, ни музыка
не пробирают,
ни да же ты, дорогая -
прости,
что это значит?
В аду побывав я и в рае,
одна из десяти,
ты чудачка.

Сказали лететь -
и полетел,
КПСС слава.
Красный, зелёный,
белый,
hate, love.





ВСЕЯДНЫЙ

Любить прОсите,
убивая,
какого же ляда?!
Кушав и ев
досыта,
вай-вай...
Но я ведь тоже -
всеядный.

Счастлив и добр,
ну и что ж?
сияет, горит
за пазухой нож.






ПРАВДА

Даже если ложку засунул
себе, сгорая от секса, в задницу,
даже если сам себя
превозмог;
перед субботой
наступит пятница,
над всеми над нами -
Бог.

И это всё такое хорошее,
такое невероятное всё!
С чела ложь, как морок я сброшу,
пастух дураков пасёт.

Врал вчера, а сегодня чист, нет,
хохочу,
нефти выпив, как нерпа,
из океана чуть-чуть.





ВРУНЬЯ

Ревность, увы, не порок,
но лишь - предосторожность,
съев в парке с тобою впрок
я мороженое.

Говорил:
Если можешь сегодня -
не делай этого завтра,
и ты и то,
рубль, гривна.
Ты такая азартная
и порывная.

Я знаю, о ком думаешь ты,
от счастья и от любви обомлев,
все твои есть мечты, -
обо мне.

Говорят, люди бессмертны,
как звёзды,
так-таки.

А сколько живут вёснами, летами
в руки розданные
галактики?


   1991






ОДИН

Ничей ученик,
ученик сам себя,
сумбур учинил,
резав, любя.

Огонь зажигаю на льдине,
пока не зачах,

я один
держу мир на плечах.






НА!

Отправил
в Интернет
писмена -
бери, говорю,
меня, на!

Они о том,
как съедены
оладьи свежие,
и в окнах -
жёлтое,
сиреневое,
бежевое.






ТАНЦУЮ

Столько волшебства
сделал,
сочинил разного
столько.

снят был вчера
с дерева спелым,
нарезан я дольками.

Фотоаппаратами снят
с разных ракурсов,
а так же был вдет -
разными суммами,

держите,
не удержите вы меня -
пою и танцую.

Не нужно мне ничего,
только б - любви.
бёдра твои и живот
коленями я обвив.







МНЕ БЫ

Птицы летят,
летят птицы на небе,
вот такой
высокой любви,
мне бы.

  2015






ГЕНИЙ И ШИЗИК

Обнял за плечи подругу мою
боевую,
гений и шизик,

в интернете я
существую,
а, значит, и в жизни.






ВЕЖЕНЕЯ

Моя милая кошка!
Прости, что, пожалуй, не прав.
Глотая жизнь ложками,
страстей будучи раб,-

нужно было быть, думаю, проще
в берёзовой голубой роще

в косоворотке гулять...
Блять!

Я не такой, сложнее
и то и другое вместе
тебе обещал, невесте,
моей Веженее,

что буду ласков и бодр,
я и такой сейчас,

бил фашистов на Одере,
любви потихоньку учась.





ЯБЛОКОМ ЗАХРУСТЕВ

Врал,
об этом поведают стены,
расскажут о том,
что потом
в путь мне пора,
яблоком захрустев.

Сказал, что ты - всё,
ладонь твою сжав,
еду, дни сёрбая,
моя госпожа!

1992






АНГЕЛ

Каждому хочется премии,
и даже мне,
стихами беременея,
в октябре

попрошу -
верьте, надейтесь, любите.
Надев парашют,
покину обитель.

Ах, хорошо, я лечу,
облаков, звёзд круговерть,
влево, вправо чуть-чуть,
а потом смерть.


1997






ОТ АПЛОДИСМЕНТОВ ОГЛОХНУВ

С днём рождения, дорогая
вместе с тобой триста лет.
к себе располагая,
нажарив котлет,

скажешь,
что не напиши я потом,-
всё слабо и плохо,
от аплодисментов
оглохнув.

От камня до камня,
когда очень больно,
врав и лукавив,
пел Оззи Озборн.

О том, что всё счастье,
свет - всё.
Твержу я, лучась,
брюки вычистив щёткою.







В СОЗВЕДЬЕ ПЛЕЯД

Знаю, как жизнь течёт,
птицы как пышные гнёзда вьют.
Никто у меня днями чётными
не брал интервью.

Да и не надо, Господь,
самодостаточен я.
Стихи продекламировав
на подиуме,
в созвездье Плеяд.

Даже наоборот сказанное
слово "любовь",
звучит одинаково.
Сказал бы, да бит в бровь
кусками лакомыми.

Пою словами и буквами я,
задав всем вам тон,
трезв был и пьян,
в 1999-ом.

    1999






ИСТРАТИВ СЕБЯ

Длинных стихов сегодня не будет,
жизнь, увы, коротка.
Предал Христа Иуда,
было, так.

Думал тот: деньги дороже
любви,
да просчи
тался.
Получив кулаками по роже
ладнонями,
паль
цами.

А этот, точно раздавленный
на пути кот,
сказал:
каждый, мол, год,
протрите
ваши
глаза...

Живу тоже,
четки в руке теребя,
ради Тебя, Господи Боже,
истратив себя.






ЖИРАФ ЖИРАФЁНКА

Муравья не обижу,
и даже червя голого,
сложил, обездвижен,
голову.

В моих венах
течёт ток - двести,
да.

Без пены,
без большой, иду, лести,
и - борода.

Стихи это ещё не всё,
жизнь - гораздо боль
шее,
жираф жирафёнка несёт
на горбу своём
и на
шее.

Может,
достанешь к вершине,
получится всё,
быть может,
беги, шагай шире -
ножками!

   1998





ДО ЛЮБВИ, ДОЧИСТА

Во храме воздев свечу,
пока любви не захочется,
загремлю, засвищу
до любви, дочиста.

Всё будет потом же
пока не умру я,
слезами и потами же -
в первую очередь
и во вторую.






БУДУ

Теперь-то что мне прятать,
что скрывать?
я весь тут,
слегка неопрятный,
представиться рад.

Закончен мной институт,
слишком многое знал,
и вуду.

К салату,
который ты приготовила,
не прикоснусь
со сна.

На троллейбусе еду,
на гитаре играю,
был, буду.


1989






ПОСЛЕДНИЙ ИЗ МОГИКАН

Нарезав помидор ломтиками,
достав из кулька огурец,
под музыку хохочу...
Блэк Сэбот, подвалы, готика,
как бешеный, диск вертится...
напившись чуть-чуть.

Обещаю - любить,
каждый день и каждую ночь тебя,
дорогую, единственную...
Учился у Битлз
гитары гриф теребя...
точно страж у  ворот
воинствую.


     1990






ПРЕВОЗМОГ

Резал я по маршруту,
рулевое крутя колесо,
как пчелы,
крылами шуруя,
летели
из сот.

Да обманули, дав денег
нас орденоносцы,
говорят, сами
с усами,

это как тень
в углу носится.

А потом, на откуп когда
дьяволу отдан,
съехал носом машины в кювет,
да, нет...
Все вы хотите мёду,
поранив в реке вчера ногу,
сам себя превоз
мог.

  1979, 2015






УПРЯМЫЙ И ВЕЛИЧАВЫЙ

Пал в войне,
готовясь жить вечно,
водрузив пулемёт
на плечи.
Завтра у изголовья 
поставите вы табличку,
что - обезличен.

Не вспомните никогда
в Израиле,
едва ли вспомните вы
в России.
Награждали когда-то меня
в зале
орденом
красно-синим.

Обещал, что -
вернусь,
и теперь возвращаюсь!
О Израиль,
о Русь!
Упрямый
и величавый.






ПОВЕЛИТЕЛИ БЕД

Когда врать надумаете -
врите, давайте,
вы, злые бестии,
но не забывайте,
что я есть.

Говорю только правду,
наврав-таки с перст.
сам себя я порадовав,
преодолев Эверест.

Там солнце, там всё,
берёт большее к себе и притягивает,
миры желаниями затрясёт,
Аврорами и Варягами.

Выключаете электричество,
но стихи мои - нет,
ваше дорогое величество
повелители бед.





СМЕРТЬ, ЖИЗНЬ

Застрял во Вселенной я,
и даже сны теперь снятся старые,
падаю на колена
под плети ударами.

В чём виноват, не пойму,
исследовав все континенты,
ложью раздутые,
плюнул и нету их.

Есть один континент неизведанный -
он правда,
не купишь его ни победами,
ни даже парадами.

В этой сплошной круговерти
ты, человече, держись,
жизнь - смерть,
смерть - жизнь.






ОРЁЛ, РЕШКА

Зачем тебе сладкий мёд
беситься зачем с жиру?
Если завтра с небес падёт
планета Небиру.

Будет ад на земле,
океаны вскипят.
Лучше, сердобольные, бледные,
ты бы и я,

подумали о душе своей,
грешной -
помоги ближнему,
Ветер рвёт, веет...
Орёл, решка...
Белому, рыжему.






ВЛЕКОМ

Далеко не пророк,
поведываю, повествую,
молниями и рокотом
двигал листву я.

Учитель лишь первый посыл,
всё остальное
только
от нас
зависимо,
мать, дочерь и сын,
брависсимо!

Что Бог-отец повелел, то и будет,
амен,

во веки веков.

пусть даже Иудами,
ломящимеся от явств столами

был я
влеком.

Теперь всё гораздо проще,
как с тонкой руки сбросив жгут,
в осенней берёзовой роще
один я
брожу.






БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЕСТЬ

Зашёл к вам,
приготовив густо лесть,
готов сказать:
что я люблю вас
в каком-то громком
сладострастье!
Куда мне
на Олимпы лезть
ах, был чудак,
ах, ловелас,
но впрочем,
здрасьте!


Сигарами пыхтя во рту, 
закусывая баклажанами,
в любви, во льду,
подвижен был, как ртуть,
судьбу на небесах
обжаловав,-
иду. 






ВОИН ОРДЫ

Мне давно уж не снятся любовницы,
только снишься мне нелюбимая ты,
так ведро из колодца наполнится,
и набухнут вдруг мёдом цветы.

Пью, пока не напьюсь, воды,
дуновения слышу волшебных трав,
той самой воин жестокой орды,
"Взять город!"- орав.

Говорите, Христос всех важнее,
ножками выдав высокое па,
мечом мне врезав по шее,
в траву с коня я упав.

И привиделось бедному мне
за Бога который, казалось, был я,
что меня есть некто главнее,
на облаке-колеснице пыля.


1991






В КОЛОКОЛ

Музыку слушаю, сочиняю
стихи,
белый ли, негр,
я, хитрый,
весь мир чувствами я наг
рел.

Чтобы были мы выше,
чтобы была - любовь,
ноги свесил я с крыши,
в колокол бил лбом.

    1988





СПОРТСМЕН

Повелел мне великий тренер:
шуруй, беги!
от этого до того дерева,
от благой, Иесус, реки.

Трава зелена, глубока на лугу,
врезан в неё сивый камень,
шуруя руками,
в лесу по тропинке бегу.

Вижу, как мир вертится,
взорвавшийся порох,
вкруг одного меня,
водке, слову, судьбе, перцу ли я
вняв,
друг 
и ворог.






БЛЮЗ

Когда-то взяв
высокую до небес планку,
желал сочинить
море стихов,
хохотал, рыдал, как конь,
плакал...
И - вот...

На одном плече -
белый ангел,
воссел на другом
сам чёрт,
сбивая колени,
пальцев ломая фаланги
глядел я,
как жизнь течёт.

Теперь, звезда яркая
Кассиопея,
на струнах звонко играя
блюз,
верю, надеюсь,
только
тебя
люблю.






ГОЛУБОГЛАЗЫЙ

Не любил я тебя разве,
реки не переходил в брод,
голубоглазый и
робкий,

разве не пал под Москвой,
с пулей в сердце,
земля, расскажи мне, провой
всё так же ли вертится?

Крепок наш
всё так же весел, жив люд?
Слюной и кровью
на ладони
плюю...

Прощай и здравствуй, моя красивая,
помнишь меня или нет,
получил вчера, спасибо я,
твой пакет.

Шарф в нём и носки нА зиму,
только - зачем?
измеряю любви азимут,
именем наречен.









МОЯ НОША

Давай до дна выпьем,
давай подведём итог:
наши с тобой улыбки
и - то.

Что мы с тобой, оба,-
пыль, ветер,
добыть любви чтобы -
лети!

Лети, дорогая,
как я летел,
свечой догорая
в пепел.

Впрочем, ты не поймёшь,
да тебе и не надо,
тяжела моя ноша,
как звук листопада.






СТАРАТЕЛЬНО

Над алым закатом знамёна реют,
вынув из ножен остр меч,
кричали: Гиперборея,
беспеченые!

Как ночь чёрные на нас падали стрелы,
пробивая щиты и панцирь,
в битвах которых поднаторели
голыми брали нас пальцами.

Кричал, погибая, темник:
ату их ребята!
Конники их, гремя, летели
проклятые.

Да пали
под натиском простых мужиков 
завоеватели.
Там был и я ли,
жив, кован,
рубив и колов
старательно.







ШАТО

Больше, чем Роллинг Стоунз,
честнее самих Битлз,
бросив к ногам твоим розы,
умоляю тебя, вернись!

Будем опять вместе резать шато,
друг на друга не наглядимся.

верить любви чтоб
собери осенние листья,
жёлтые, мягкие, разные,

и небо, как платье твоё, голубое,
не целовался в губы с тобой

разве я?


  1987, 1999







МЕССИЯ

Чтобы быть всех лучше,
вязи и рун,
жду, жизнью научен,
пока не умру.

Там, на том свете,
всё одно,
попав во лжи сети,
падаешь ты на дно.

Родившись всегда вновь
наполовину чистый,
из розовых снов,
заебись ты!

Может быть,
я теперь всё есть,
мессия,
чёрная пусть бестия,
не ле
бе
зив я.

30 дней без еды,
без воды 3 дня,
гремят Гренландии льды,
сибирским морозам
вняв.





ПОЭЗИЯ

Пока водка в бутылке есть - пою,
появляются стихи из ничего,
свернул с тебя юбку,
чёрт.

Акая, окая,
по океанам плавал я,
штормами жестокими
побольше дать перцу,
главное.

1994






ЧАСТЬ ДУШИ

Пусть толст был я и сед,
нитками белыми шит,
вы все -
часть моей души.





ВЫ ЖЕ

Разменяв на рубль трёшку,
на тормоза жав,
судьбой огорошен,
я, Жан.

Грудью в грудь ударив авто,
выжил.
О том говорю я о том,
что - вы же.

Немножечко больше,
чем надо, выпил,
я - да,
беспечно улыбки
отдав.

   1993






В ЯКУТИИ

Жил себе-поживал,
сыт да пьян, не считал потерь,
экскаватором жилу я
разрабатываю теперь.

Страна вдруг - Полутартария,
канувшая, замороженная,
сумки водкой затарив,
ну у меня - душа, ну и рожа!

На Лене замок на горе стоял
мой великий,
а теперь я глупый и пьяный,
мышкой в компьютере
кликая.

Согрешил, извините,
ренту с других брав,
загремели, сдвинулись плиты,
простите, сестра,
брат!






ПИВ РОМ

Не слышишь ты разве
песнь мою развесёлую,
Стёпки разбойника Разина,
на все города и сёла.

Правды хотел,
да пришла-те погибель,
душа ведь не тело,
либо был - либо.

Даже если сегодня сильнее,
завтра всё одно мы умрём.

на Марсе быв, на Луне, на Венере,
водку пив, ром.






ВЧЕРА

Мне шлют из банка конверты,
поверьте, поверьте,
мне на них глубоко наплевать,
на бока повернувшись
в кровати.

На груди медаль возгорит
чёрно-оранжевая,
радуюсь и скорблю,
не играл тебе разве я,
вчера блюз?

2001






БУДУЩЕЕ

Боже меня прости,
чёрта лысого,
руку в трусы запустив,
сам себя до дна высосав.

Многие говорят,
совесть - ничтоже,
выстроившись со щитом в ряд
я тоже.

Но я не такой, гляди,
я - их больше и выше,
любовь из груди
так и пышет.

Повелела мне госпожа,
слова её слушаться,
будущее я стяжав,
сжавшись от ужаса.

1981, 1991







НА КРЕСТЕ

Снятся великие мне друзья,
снилась ты тоже мне прошлой ночью.
Ложь,  сказал, делать  нельзя,
но был легко опоро
чен.

На кресте узнал я-таки,
что
почём,
в одном только  уверен:
Волга-река течёт,
широко 
отворяя
двери.

Тяжёлые баржи по ней идут
и белые кораб
ли.
Верил любви, льду,
господин я,
раб ли?


1982, 2015







ВЕРИМ В БУДУЩЕЕ

Крестя пальцами грудь,
воздух хватая ртом,
как-то мы, как-нибудь,
надеемся на потом.
И когда грянет будущее,
падая на колени,
верим вперёд идущие
в него поколения.
И из последних сил
к цели дотягиваясь,
судьба, умоляю, неси,
паяц.
Ты, которая меня выше,
простишь.
Слышишь?
Тише.






ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ

Обещаю, не выпью ни рюмки,
испытывая себя,

в противофазе.

Каждый день надеясь на лучшее,
верю и жду,

не целовал тебя, разве,
объяв,
какой же я дуб.

Нужно было цветы подарить
просто тебе,
иду

к тебе в гос
ти,
доставая деньги
 из-под,

прости Господь,
Господь
прости.






ИСПЫТАТЕЛЬ СЧАСТЬЯ

Пока я есть,
ты есть тоже,
столько лет вместе живём.
Моя золотая бестия,
твоя, надоев, рожа,
вдвоём.

Моя рожа, впрочем, не лучше,
от сих и до сих рот.
Живот газами пучит,
съев бутерброд.

А там, дальше,- мир,
мир там,
звонко бьёт и гремит
бубен, там-там.

Обнимемся же,
плохое всё в прошлом!
дорогая, не так ли?
Вытворял я и жег,
водкою огорошенный,
смеялись с тобой мы
и плакали.





ЛУНА НАД ГОРОДОМ

Луна светит над городом,
такая яркая, золотая,
седина - в бороду,
бес в ребро, тая.

Вот что хочу рассказать
над миром разрушенным,
в многоголосье быта и тем,

высок, импозантен,
атавизм, говорят, и рудимент,
я Павлуша,
как сладкая
вниз сброшенная груша:

любите,
и любимы вы будете.


1981, 2015






ЭТО - Я ЛИ

Будь хоть пророк сам,
многое даже приврав,
кажется, в небеса
мне пора!

Туда, где лёд и пламень -
одно,

Далай Лама
 молится, но.

И пяди не намолив,
уняв свою спесь,
это - я ли,
это ли здесь.

Осень горит,
пылает закат,
раз, два, три,
раз, два.





В ХРАМЕ

Ради России старюсь,
только ради одной неё,
в омуте пойман синий карась,
дно, линия.

За любовь
поднимаю я тост!

Чтобы как меня в капкан не поймали,
умоляю, ребята,
алеф, бет, далет!
Изрыгая проклятия,

повалил лотки в Храме
Христос.






ЭТОГО МАЛО

Каждый день зову я Тебя,
на колени падая,
всех на свете любя,
золотого, алого,
но этого - мало.

1980





ВО СЛАВУ ЕГО

Сложив на спине
чёрные крылья
во славу Его, живого,
копали и рыли
да не нашли ничего.

Ни того, ни этого,
ни даже щели в двери,
осенью, летом,
глаза в небеса вперив,

если правдив,
то велик, вечен,
иди,
расправив ты
плечи.

    1994






ТЕБЕ

Весь мир - ужастик,
полон страсти и дум,
за руку Твою держась,
иду.

И в мире великом,
в этом и в том,
мышкой, мечом кликая,
атом.





НИЧЕГО НЕ БОЮСЬ

Пусть ветер дует,
катятся в тартарары годы,
денег нет пусть,
великим родившись,
гордым,
ничего не боюсь.

По улицам полетев, вижу,
в порядок особенный, в ряд,

синий закат, восход рыжий,
выстроившись, горят.






МЫ

Люди куда-то едут,
куда-то мир весь бежит,
богатые, бедные
густо и жидко.

А я не такой и не этот,
средь васильков и рос,
помнишь, мы прошлым летом,
целовались с тобой взасос?

   1991













. . . . . . .





Продолжение следует...


Рецензии