Вечный жид

          Трагикомический фарс-фантазия.
                Действующие лица.
Иоанн, евангелист.
Енох, патриарх.
Илия Фесвитянин, пророк.
Каин, Ван-Каинсон, сын Адама.
Агасфер,  Ахасферус, Вечный жид.
Смерть.
Секретарь, новый русский.

Картина 1.
(Тихо звучит у кларнета соло медленная еврейская мелодия.
Перед занавесом на стуле сидит человек с открытым ноутбуком
что-то бормоча и жестикулируя. Наконец он поднимается, закрывает ноутбук и кладёт его на стул.  Это автор только что закончивший
пьесу. Довольный собой и результатом своей работы, он подходит
к краю сцены и доверительно, по-дружески обращается к зрителям,
представляя героев пьесы, поочерёдно выходящих на авансцену).

АВТОР:
Друзья мои, позвольте вам
Представить всех героев пьесы
С времён Адама всем известных
По их поступкам и словам,
Но в наше время подзабытых
За пеленой прошедших лет,
А прежде очень знаменитых
В веках оставивших свой след
Кто правым, кто и грешным делом -
Они и мы похожи в целом.

С кого начать? Простой вопрос!
У Евы, первенцем был Каин.
От райских кущ и до окраин
На земледельцев был там спрос.
Второй сын был животноводом -
Коровы, овцы да быки,
Как саранча вредили всходам
Сжирали корни и ростки,
Короче, -всё уничтожали
И Каина вконец достали.

Тучнели Авеля стада,
А Каин видел лишь убытки
Да брата хитрые улыбки,
Вот и пошла меж них вражда:
-<<Братан, ты б гнал стада в ложбину,
Мне ж дорог каждый колосок!>>
-<<Ты не указ! Гни дальше спину... >>
Ну,  Каин, тюк его в висок,
Потом, раскаянием мучим,
Зарыл братка в компостной куче.

Бог, проклял Каина за грех,
Обрёк на вечное скитанье
До дней последних мирозданья,
Когда судить нас будут всех.
Был Каин вечностью наказан
Впервые, но Творца пример,
Христу был вовремя подсказан
И стал вторым, - жид Агасфер,
И как гласит для нас преданье,
Несёт такое ж наказанье.

Во век ему не ускользнуть
От всенародного проклятья!
Христос, гонимый на распятье,
Споткнувшись встал, чтоб отдохнуть,
А этот пнул его: -<<Иди же!
Тебе к Голгофе путь лежит!>>
-<<И ты пойдёшь! Но мой путь ближе.>>
С тех пор презренный Вечный жид
Бредёт по миру без маршрута
И нет нигде ему приюта.

Вот двое, - те, чей приговор
Жить вечно в виде наказанья,
Услышать полнятся желаньем,
Как щёлкнет сладостно затвор.
В чём парадокс для всех нас, смертных,
С мечтой заветной вечно жить,
Взывая к Богу дней бесценных
Теченье дольше нам продлить,
Чтоб мы чего-то там успели,
Стремясь всем сердцем к высшей цели. 

Но эти: Каин, Агасфер,
Давно прониклись осознаньем,
Что нет страшнее наказанья,
Их жизни, яркий в том пример,
Как тяжело сейчас живётся
Среди теперешних людей,
Где честность, - глупостью зовётся,
Где вор, - банкир, судья, - злодей.
Конечно так и прежде было, -
И тяга к жизни в них остыла.

Но есть бессмертие, как дар.
Дар Божий редкий и бесценный!
Вот Енох, патриарх почтенный,
Аж допотопный! Очень стар.
Представить жутко, - прадед Ноя!
И Вавилон погиб при нём!
При нём бесславно пала Троя!
Господь Содом спалил огнём,
Рассадник блуда и разврата, -
Так за грехи пришла расплата.

Подслеповат, почти глухой,
С времён Христа, подагра мучит,
От современной снеди пучит
Но вид, довольно неплохой,
Для столь солидных лет, - отменный!
Да! Енох письменность нам дал
И медицину! - дар бесценный!
К тому ж открыл к Творцу портал.
Для нас вселенной бесконечность
Он описал! Награда, - вечность!

А вот и тот, кого все ждём,
К кому с надеждою взываем
Когда от зноя изнываем,
Чтоб нас порадовал дождём.
Несясь по небу в колеснице
С четвёркой огненных коней,
Где стрелы молний мечут спицы
Меж туч одна другой черней
И неба твердь под ней грохочет,
А дождь струями землю мочит.

Узнали? Да, - Илья Пророк!
Он на Руси особо чтимый,
И как никто у нас любимый,
Хотя порою больно строг.
Весною, грязь с земли смывает;
Под летний дождь грибы растут
И колос тяжесть набирает;
Осенний дождь... Всё ясно тут:
Зонты, плащи, повсюду лужи...
И жёлтый лист, предвестник стужи.

Вот Иоанн. Евангелист,
Известный всем с начала эры,
Апостол Христианской Веры,
Душой божественен и чист.
Христа сподвижник беззаветный.
Его любимый ученик
И богослов авторитетный.
Любви божественной родник,
Христа деянья описавший,
За что бессмертным тоже ставший.

Персоны эти так давно
Свою известность заслужили,
Что мы успешно их забыли
И кто они - нам всё равно.
Мы вспомним их сегодня с вами:
Посмотрим, как они живут;
Какими заняты делами,
Что эпохальными зовут;
Как жизнь в бессмертье протекает
Любой из Вас сейчас узнает.

Есть у меня ещё герой:
На фоне Вечных...  тривиален,
Хоть и проныра, хоть нахален,
Невероятно щедр порой
На кутежи и чаевые,
(Когда бывает сильно пьян.)
Ромашки любит полевые,
Под балалайку и баян
Одновременно, как напьётся,
То слёзы льёт, а то смеётся.

Сейчас судьбу свою коря,
Он ей на милость не сдаётся,
Что делать?! Вытерпеть придётся
У Вечных роль секретаря.
И так, героев я представил:
Кого подробней описал,
Кого-то менее прославил,
Кого-то глаже причесал...
Теперь вперёд! От пут причала
Туда, где повести начало.

                ПЕРВЫЙ  АКТ.
                Картина первая.
Большое помещение со сводчатым каменным потолком,
такими же каменными стенами и полами. Стол накрыт на
шесть персон с горящими свечами в старинных семисвечниках.
На стенах, чадящие факелы. В комнате человек на вид лет
сорока, но уже с явно выраженной плешью и длинными
седыми оставшимися волосами. На шее у него плейер, в
ушах гарнитура. Он делает движения в ритме звучащей из
наушников <<хавы нагилы>>. Это евангелист Иоанн.
Второй мужчина помоложе, более высок. Одет в джинсовые
бриджи, в цветастую рубаху на выпуск, с косынкой в виде
галстука на шее, щелкая пальцами, согнулся над накрытым
столом. Это Агасфер.

                Явление 1.
АГАСФЕР.            Проголодался. Что бы съесть?
                Хоть в самолёте и кормили,
                Но что за снедь! Мы только пили.
                А почему здесь стульев шесть?
                Сосед попался забулдыга -
                Такой один на миллион.
                Из новых русских, прощелыга
                Летел со мной  в  <<Бен Гурион >>.

                А разговорчив! - спасу нет.
                Глотнёт и тут же рупор включит,
                Его от слов как будто пучит
                И в ухо мне, как в туалет:
                << Пора пришла прильнуть к святому.
                Вдохнуть истории глоток.
                Впрок, так сказать, стелить солому,
                Чтоб если что!.. Вот так браток>>.

                Я прихватил его с собой,
                Чтоб протокол вести собранья.
                Хотел прильнуть? Сбылось желанье -
                Пусть будет избранным судьбой.
                Он просто клад для этой роли!
                Не перепутает, как в старь:
                Ему соломка впрок от боли, -
                Нам, на халяву, секретарь.

ИОАНН.              Ты всё такой же Агасфер.
                А этот <<писарь >> в тему въехал?
                Прикинь! Вот будет с ним потеха!
АГАСФЕР.            Куда ему до наших сфер.
                Но пусть запомнит всё. Усвоит.
                Потом по миру разнесёт -
                Нас, как никто, болтун устроит,
                Хоть в этом пользу принесёт.
 
ИОАНН.              Не стану спорить, - здесь ты прав.
                А чтобы  было всё по чести
                Ты контролируй. Сядь с ним вместе,
                Но придержи свой резкий нрав.
АГАСФЕР             Ты, Иоанн, скажи наверно,
                Чему наш саммит посвящён?
                Тревожно мне и как-то скверно,
                А вот поддержкой я польщён!

                Кто председатель в это раз?
ИОАНН.              Да как обычно, Енох будет.
                Он с Илиёй вот-вот прибудет,-
                Я в протоколе не горазд.
                Звонил недавно по смартфону -
                Проходят в Хайфе фейсконтроль.
                Ведь он педант - всё по закону,
                К тому же вжился в эту роль.

АГАФЕСТ.            А что же Каин? Будет он?
                Я с ним не виделся лет двести,
                Когда он жил в своём поместье
                Презентовал мне фаэтон.
                Добрейший малый этот Каин,
                К тому ж прекрасный семьянин;
                Любим от центра до окраин;
                Афин почётный гражданин.

               
ИОАНН.              Он перебрался в Амстердам.
                Земля - землёй, но в ней алмазы.
                Они, дружище мой, не стразы
                В колье на шейках светских дам.
                В них, Каин, толк, поверь мне, знает!
                И в  <<бриллиантики>> влюблён,
                Но шейки больше обожает -
                Я слышал, в сексе он силён!

                Явление 2.
(Входит пошатываясь секретарь-забулдыга с бутылкой в руке
, в костюме и свободно болтающемся галстуке. Ему не более 30 лет.)

СЕКРЕТАРЬ.(Запинаясь.К вам господин Ван Каинсон,
                Как будто так он доложился...
АГАСФЕР.            Проси! А ты опохмелился?
                С альта скользнул на баритон.
                Оставь бутылку, братец, рано, -
                В ней нет <<истории глотка>>.
                У Каинсона - зверь охрана,
                Не любит пьяного братка.

СЕКРЕТАРЬ.          Да то хвалённый <<Боинг>> ваш, -
                Вот и штормит меня малехо
                И мне охрана не помеха
                (Из-за спины на ремне сдвигает автомат)
                Усёк?! При мне всегда,<<калаш>>.
               


Рецензии
Здравствуйте Александр! Да, Вы были правы, это стоит почитать, начало вдохновляет на продолжение. Чтож, побегу далее по Вашей пьесе...
С уважением - Сергей.

Сергей Григорьев 6   10.05.2015 00:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Серёжа! Если нравится - читай, не нравится - брось, я не обижусь.
С искренним уважением, А.Б.

Александр Богуш   10.05.2015 08:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.