Суккубара

Суккубара http://www.stihi.ru/2014/05/19/2847
Змей Горыныч3

Граница Археи. Сгущаются тени.
Убийственный зной. Пепелище пожара.
Я - дива греховных ночных сновидений,
Я - демон мятежной любви – Суккубара*.

Волнистые волосы льются туманом,
И формы пленяют своим совершенством.
Лишь облик изменчив… Святым фимиамом
Курится в мечтах лик любимой. Блаженство….

В глаза посмотрю – потеряешь рассудок.
И ты в предвкушении сладостных пыток
Услышишь – ритм сердца даёт промежуток…
Что ж, выпей до дна мой любовный напиток!

А дальше – безумие огненной страсти,
И плавится тело податливым воском.
Свет с мраком, сплетённые в резком контрасте,
На стенах колышутся дерзким наброском.

Колышутся тени, стирая границы
Реальности, кружат в любовном угаре…
И страстным знаменьем - усмешка убийцы…
- Что, сердце своё ты отдашь Суккубаре?

Но хочется верить, что это другая,
Сняв маску, желанием пылким горела…
В забвеньи ты шепчешь, глаза прикрывая:
- О, как я   люблю Вас, моя Королева!

- Моя Королева? Ты, видно забылся, -
Тебе эта фраза являлась запретом.
Нарушив его, ты блаженства лишился, -
Я сном легкокрылым исчезну с рассветом.

Весенний рассвет. Легкий запах сирени.
Не видел никто, как в туман улетала
Та дива греховных ночных сновидений,
Тот демон мятежной любви – Суккубара.


*Суккубара или Суккубус от лат. succuba "любовница"; succub(аre) "лежать под") — в средневековых легендах — демоница, посещающая ночью молодых мужчин и вызывающая у них сладострастные сны. Суккубы часто принимали облик любимой женщины. В легендах описано, что человек часто ведет с суккубом долгую и вполне счастливую жизнь и имеет благополучное потомство, однако в конце концов суккуб все же исчезает после нарушения своим смертным партнером некого запрета.


Рецензии
Поперло продолжение.

***
Колючим дождем полирует округу небо.
Вино из ушей. Заняться решил охотой.
Не думать, не жить и не чувствовать – способ ведом:
Тащить арбалет, шагами месить болото.

Беззвучная тень промелькнула по краю сопки,
На «чистик» скользнув, укрылась в густом подлеске,
Исчезла, пока добирался по кочкам топким…
Какой-то зверек, оставшийся неизвестным…

Однажды рассвет немыслимый стал последним –
Не смог удержать, чуть живой в дурноте бессилья.
Пропитана вся округа теперь сиренью,
Хоть нет ни куста той сирени вокруг на мили…

И снова осколок тьмы по сетчатке глаза…
Пытаюсь догнать, приглядеться к проворной дичи.
В расщелину скал загнал – не уйдет, зараза!
Ну, вот и тупик, а на камне стоит лисичка.

Пушистая шерсть чернобурки подобна шелку.
Облезлым быть должен вид, а у той – холеный…
Упал арбалет, а по сердцу стальной иголкой:
Нельзя не узнать чертовщинку в глазах зеленых.

Тебя королевой звал, но не той, на троне,
Моей королевой любви, что владеет сердцем.
Прости, если сможешь, все верно, опять не понят –
Язык мне не тем концом прикрепили в детстве.

Как боль без тебя каждый вдох, и покой неведом,
Ничто не влечет, не в силах ничто утешить.
Ни смерть не страшна, ни другие какие беды…
Уж лучше б и впрямь добила – все мучить меньше…

Грядущего образ наколкой набит на коже:
Немножко вина, и почти никогда – с гостями,
Немножко наличных денег и сна – немножко,
Зато одиночества вдоволь, как снег, - горстями.

О чем сожалеть и бояться, когда по жизни
Девиз «Никогда» прописан на каждом камне
Дороги судьбы, по которой бреду, как призрак,
Брусчатку благих намерений сбив ногами.

Кто выжил, побыв хоть однажды твоею дичью,
Тому кружева стальные плетет безумье.
Прошу, госпожа, возвращайся, меняй обличий,
Теперь призываю сам и приму любую.

Внимала лисичка, на бок склонив головку,
Потом я ушел, обернуться назад не смея.
Без дичи вернулся в казарму. Прощай, плутовка…
Я чем-то навек незримо повязан с нею.

***

Бесчувствия блаженство - если б так -
Сквозь лед в любое зеркало смотреться...
Вот только хмель любви и страсти мрак
Не выпит до конца еще из сердца.

И жертвенник пока еще горит -
О той ли светлой, вечно совершенной?
Как будто что-то сдвинулось внутри -
На осыпи в плену у притяженья.

Пускай на скалы - тянется полет,
Отринут страх, он длится, длится, длится...
И даже точно зная, что убьет,
Все мысли о прекрасной демонице.

Она теперь смеется надо мной -
Приходит черно-бурою лисицей.
Простая радость стала неземной -
Щекой к отливу меха прислониться.

Безумие, досада... и покой...
Она кладет мне морду на ключицу,
По шраму вдоль проводит языком -
И след железа начал расходиться.

Не знаю, что от жизни дальше ждать:
Всем кажется, что я завел зверушку,
Я даже в караулке у себя
Кладу лисе из бархата подушку.

Она порой лежит на ней, как лев,
Глядит хитро, скрестив невинно лапки,
Всех женщин превзойдя и королев
Лукавою изящностью повадки.

Привык теперь надеяться и ждать,
И мысль ее любую чуять кожей.
Смирился? Не совсем. Но ей решать.
И кажется, что жить почти возможно.

Змей Горыныч 3   05.06.2014 11:06     Заявить о нарушении
Вау! Супер!Какая романтика! Я уже второй день мучаюсь ответом Капралу. Ваше стихотворение меня окрылило. Теперь уж точно допишу!

Вилена Ладимирова   05.06.2014 12:05   Заявить о нарушении
Жду и предвкушаю. Надо еще каких нибудь событий замутить.

Змей Горыныч 3   05.06.2014 13:05   Заявить о нарушении
Евгений Горыныч! Посмотрите почту!

Вилена Ладимирова   05.06.2014 21:03   Заявить о нарушении
Мне там еще к Суккубаре 2 дописали. http://www.stihi.ru/2014/06/02/2531

Змей Горыныч 3   05.06.2014 22:51   Заявить о нарушении
Красиво дописали! Может Людмила согласится на какую - нибудь роль в нашей сказке? Было бы 2+2 (или 4+ 2, если учитывать Максимилиана и Захара)

Вилена Ладимирова   06.06.2014 00:20   Заявить о нарушении
Не знаю, она свою сказку пишет про Марью-Моревну по русской народной. Но если вдохновится.

Змей Горыныч 3   06.06.2014 00:51   Заявить о нарушении