О доносчиках Из несказанного

Доносчику - первый кнут, но плетью олуха не перешибешь ... "
Из несказанного Малютой Скуратовым


Несказаницы. Что это ?
http://www.stihi.ru/2011/12/23/9481


***
донос
написать донос
извет
навет
оговор
оговорить кого-то
стук
доносчик
доводчик
довести до сведения
стукач
стукнуть
настучать
сигнализировать
получить сигнал
бегать к куму
сообщить куда следует
сообщить в компетентные органы
там разберутся
у нас просто так не сажают
накатать телегу
сука ( ccученный )
ябеда
ябедничать
фискал
фискалить
сексот
агент
шпион
провокатор
предатель
иуда
государево слово и дело
КГБ закрыто на ремонт. Стучите по телефону:

(Y.S.)

***

Доносчику первый кнут

В России показания обвиняемых также проверялись на «подлинность». Во многих спорах свидетеля вешали рядом с отрицающим всё подозреваемым и лупили обоих по очереди до тех пор, пока один из них не сознается в лжи. Отсюда и пошло выражение «доносчику первый кнут». Такой способ следствия давал некоторую гарантию против клеветы и лжесвидетельства. Думаю, что многие жертвы европейского «правосудия» тех веков предпочли бы русский суд.

Иван (гость ресурса)

Ссылка по теме: Подлинная правда
Подлинная правда

Вот превосходный образец выражения, первоначальный смысл которого (теперь оно значит: сущая правда, безусловная истина) может установить только историк языка. «Подлинная правда» - такая, которую в Древней Руси вырывали у запирающегося на допросе подсудимого, избивая его «подлинниками» - особыми длинными палками или кнутами. Само собой разумеется, что возникло выражение это в языке приказных и судебных подьячих: сами подсудимые отлично знали, что измученный пыткой человек может признаться и в том, в чем он не повинен; далеко не всегда «подлинная правда» бывала правдой.

Данный способ расследования в России был запрещён в 1801-м году. Европейский набор средневековых сыщиков состоял аж из 77 подобных инструментов, после которых человек превращался в калеку. И отменены были пытки в цивилизованных странах позже, чем в России.


***
Доносчику первый кнут

Материал из ЭНЭ

Доносчику первый кнут — старая русская пословица.

Смысл пословицы в том, что донос (извет) на Руси, в целом, издавна не поощрялся народом.
Варианты поговорки находим у Даля: «Доказчику первая мука (первый кнут), коли обманет или не докажет доноса»; «Доносчику первый кнут, от товарищей, за донос, либо от начальства, за неисправность»
 
История

Государство и власть в целом всегда были заинтересованы в получении максимально полной и точной информации о положении дел. Поэтому во всех странах существовало и поощрялось правителями доносительство, когда человек, преследуя те или иные цели, сообщал «более сильной стороне» о тех или иных неблаговидных деяниях другого человека, или группы людей.

Однако нередко доносы становились способом избавиться от конкурентов, завладеть чьим-либо имуществом или его частью, просто отомстить за какие-либо обиды. Во времена инквизиции нередко доносили на соседей, как на ведьм или колдунов — и «святая инквизиция» пытками добивалась от обвиняемого признания. В те времена логика инквизиторов требовала признания, и если жертва не признавалась, её ждал костёр, за упорство в грехе и нежелание отречься от дьявола. Имущество еретиков конфисковалось в пользу церкви, половину конфискованного отдавали доносчику.

Чтобы избежать ложных доносов, власть принимала меры по проверке их истинности. Так, в России в 1649 году Земским собором было принято Соборное Уложение («Уложение» царя Алексея Михайловича), в котором, в частности, вводилась ответственность за за ложный донос

Глава II. О ГОСУДАРЬСКОЙ ЧЕСТИ, И КАК ЕГО ГОСУДАРЬСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ОБЕРЕГАТЬ

 
13. А будет учнут извещати про государьское здоровье, или какое изменное дело чьи люди на тех, у кого они служат, или крестьяне, за кем они живут во крестьянех, а в том деле ни чем их не уличат, и тому их извету не верить. И учиня им жестокое наказание, бив кнутом не щадно, отдати тем, чьи они люди и крестьяне. А опричь тех великих дел ни в каких делех таким изветчиком не верить.
14. А которые всяких чинов люди учнут за собою сказывать государево дело или слово, а после того они же учнут говорить, что за ними государева дела или слова нет, а сказывали они за собою государево дело или слово, избывая от кого побои, или пьяным обычаем, и их за то бить кнутом, и бив кнутом, отдать тому, чей он человек.

ГЛАВА XXII. УКАЗ ЗА КАКИЕ ВИНЫ КОМУ ЧИНИТИ СМЕРТНАЯ КАЗНЬ, И ЗА КАКИЕ ВИНЫ СМЕРТИЮ НЕ КАЗНИТИ, А ЧИНИТИ НАКАЗАНИЕ

5. А будет которой сын или дочь у отца или у матери животы пограбят насильством, или не почитаючи отца и матерь, и избываючи их, учнут на них извещать какия злыя дела, или которой сын или дочь отца и мать при старости не учнет почитать и кормить и ссужать их ничем не учнут, и в том на них отец или мати учнут государю бити челом, и таким детем за такия их дела чинить жестокое наказание, бить кнутом же нещадно, и приказать им быти у отца и у матери во всяком послушании безо всякого прекословия, а извету их не верить.
6. А будет которой сын или дочь учнут бити челом о суде на отца или на матерь и им на отца и на матерь ни в чем суда не давати, да их же за такое челобитье бить кнутом, и отдать их отцу и матери.
[править] Связь смысла пословицы с особенностями русского менталитета Особое отношение к доносу и доносчикам сложилось в России.

Стукачи, шпионы, агенты — эти названия всегда рассматривались, как оскорбительные или негативные. Впрочем, для «своих» предпочитали использовать слово разведчик, или на худой конец — агент.

В настоящее время многими отмечена психологическая особенность многих жителей Российского государства — они не поддерживают «власть», и способны отказаться от обещанных властью поощрений доносительства. Этим они существенно отличаются от среднестатистических жителей западноевропейских стран, которые, следуя требованию «соблюдения порядка» предпочитают «сотрудничать с более сильным» — с властью, с государством, нередко прибегая к добровольному и внешне бескорыстному доносительству.

Известная мысль о том, что ябедничать нехорошо, является понятной и близкой для большинства бывших «советских» граждан.

Некоторые философы связывают такие различия с особенностями религиозного воспитания в разных странах. Годы атеистического воспитания в СССР не смогли существенно изменить менталитет народа.

Уголовная ответственность за ложный донос в современной России Согласно Уголовному кодексу РФ ложный донос — это вид преступления, относящийся виду «Преступления против правосудия». Статья 306 УК РФ вводит ответственность за заведомо ложный донос.

В статье использованы материалы из Википедии.
См. также Поговорка
Фольклор
Фискал
Павлик Морозов
Источники Соборное Уложение 1649 года
Внешние ссылки Константин Ковалёв «Страна доносчиков»
Аргументы и факты — Доносчику — первый кнут — «Дочки-Матери», № 17 (261) от 11.09.2003
Доносы: факты, страны, века//Борис Бурда
Е. В. Анисимов «Русская пытка. Политический сыск в России XVIII века»

Категории: Источники:Википедия Пословицы Древнерусское право


***

ДОНОСЫ: ФАКТЫ, СТРАНЫ, ВЕКА
Борис Бурда

Во время раскопок в Двуречье археологи докопались до царского архива древнего владыки. Обожженные глиняные плитки - не бумага, время почти не оказало на них воздействия. Клинопись к тому времени уже читали без труда и ученый мир замер в предвкушении новых великих произведений древнего искусства, сравнимых с гениальным эпосом о Гильгамеше. Как бы не так! Практически все найденные творения оказались принадлежащими к жанру, имеющему невысокую художественную ценность, но весьма ценимому деспотами - и не только восточными. Одна из самых древних в мире библиотек оказалась практически целиком состоящей из доносов, помогавших тогдашним царям (и не только им) разделять и властвовать.

То ли потому, что в раннем детстве, услышав слово "Навуходоносор", я решил, что прозвали его именно так, что ему доносят, да еще и на ухо, то ли еще почему, распространение доносительства в древних деспотиях меня не удивляет. Совершенно в контексте этого вопринимается и рассказ Геродота о том, как знатный перс Дарий, узнав, что страной правит самозванец, потребовал у своих друзей, чтобы они немедленно приняли меры к его свержению. Они проявили нерешительность, ссылаясь на то, что царю доносят о них всех и дело их не удастся. Как же Дарий все же уговорил их на немедленные действия? Да очень просто - "Если мы немедленно не начнем восстание, я сам на вас донесу". В результате, во-первых, сменилась династия, а, во-вторых, еще раз подтвердилась очевидная истина, что от доносов больше вреда, чем пользы.

Забавней другое - в республиках доносы оказались не менее важны, чем в деспотиях. Только подоплека обычно разная. В деспотиях главная тема доносов - покушение на деспота и его власть, а в республиках - экономические злоупотребления. В Древней Греции, например, была целая профессиональная группа доносчиков, вылавливающая купцов, вывозящих из Аттики инжир - это было запрещено. Кстати, она оставила нам не только еще один синоним слова "доносчик" - "сикофант", но и жест, которым они обменивались, чтоб незаметно для других узнавать своих. Поскольку ягода инжира называется не только смоквой, но и фигой, я даже не стану объяснять, что это за жест.

Показательно еще и то, насколько больше доносов в неблагополучном государстве, чем в благополучном. Пока Афины процветали, спокойно жили и творили Фидий и Сократ. Как только Спарта стала брать вверх в изнурительной войне - сразу Фидия сгноили в тюрьме по доносу о том, что он якобы крал золото и слоновую кость, отпускаемую ему на возведение статуй, а Сократа заставили выпить цикуту по обвинению в непочитании богов, выеденного яйца не стоящему. Что здесь причина, а что следствие - судите сами.

Доносительство, по мнению многих тиранов, должно было укрепить их государства, запугать заговорщиков и лишить кого бы то не было возможности поколебать существующий строй. А выходило обычно с точностью до наоборот - бесконтрольное доносительство разносило в куски допустившее его государство и государя в кратчайшие сроки. Станислав Лем даже описал в одном из своих рассказов о Трурле и Клапауциусе государство роботов, одним из главных отраслей промышленности которого было производство доносов. Естественно, государство потряс кризис перепроизводства и было принято решение облагать сделавших слишком много доносов специальным налогом на роскошь. Но до этого не додумалась Римская империя при некоторых цезарях (Нероне, Домициане). И началось!

Тем паче сложилась великолепная тема для доносов, где оправдаться было крайне затруднительно - оскорбление величества. Например, обвинить человека побогаче в том, что он посетил туалет, не сняв перстня с изображением цезаря (как мало меняется мир - описано, как в лагерях специальные люди нарезали из газет туалетную бумагу, выстригая портреты вождей, что конечно, дешевле и разумней, чем наладить выпуск пипифакса). Дошло до того, что во времена Нерона наиболее удивившей общество смертью оказалась смерть богача Ваттия. Он умудрился, несмотря на богатство, умереть своей смертью, и римские остряки из числа еще не казненных язвили, что это и есть самая удивительная и редкая причина смерти в нероновском Риме.

Донос оказывался выгоден практически всем. Государству - часть конфискованного имущества пополняет казну, а подданные запугиваются до заикания и колик, доносчику - и ему достается награда из имущества осужденного, судебным органам - вот сколько заговоров мы разоблачаем, что бы без нас произошло, подумать страшно... В убытке оказывался только оговоренный, но он один, а прочих вон как много! Вот только рано или поздно людей удается запугать до такой степени, что становится все равно, как погибать, а сопротивление дает хотя бы ничтожный шанс. Так что своей смертью ни Нерону, ни Домициану умереть не удалось, что вполне закономерно, в отличие от приструнившего доносительство Траяна. Но маятник уже раскачали, и тормозить приходилось резко - вплоть до того, что доносы на тех, кто придерживался запрещенного тогда христианства, перестали принимать, пояснив, что казнить можно только тех, кто донесут сами на себя. И такие находились, да еще и в немалом числе - из желающих достичь райского блаженства мученичской кончиной.

Еще один неплохой тормоз - наказание за ложные доносы. Раз специально пишется, что Траян его ввел - значит, до него не было. Так чего удивляться их обилию, особенно с учетом того, что часть имущества жертвы доноса доставалась доносчику! Давайте запомним этот прием - речь о нем еще пойдет... Кстати, и меру наказания при этом придумывать недолго - древний принцип талиона, он же закон Моисеев "Око за око", вырабатывает рекомендацию автоматически. Как только за ложный донос к доносчику стали применять ту же кару, что грозила объекту доноса в случае, если бы его признали верным, число доносов быстро снизилось до приемлемого уровня. Действительно, зачем принцепсам поощрять доносы, если Цезаря донос, призывающий остерегаться мартовских ид, все равно не спас - он не поверил и отправился в сенат навстречу собственной гибели. И понятно почему - когда доносов слишком много, большинство из них явно ложны и все равно не поймешь, какому верить, а каому нет.

Кстати, страсть к доносам так глубоко проникла в сознание римлян, что они даже часть своих завещаний оформляли в форме доноса - перечисляли грехи своих врагов и просили богов поскорей призвать их на свой суд, благо и свидетель уже прибыл. Ну-ну...

А тем временем в римской колонии Иудее был сделан чуть ли не самый известный в мире донос, да еще и за денежное вознаграждение. Правда, сумма совершенно копеечная - 30 шекелей, $10 по нынешнему курсу. Почему бы Израилю не выпустить такую купюру - цены бы ей, как сувениру, не было? Впрочем, потому, очевидно, и не выпускает - слишком быстро они уйдут из денежного обращения в альбомы коллекционеров. Да и кого там изображать? Впрочем, это как раз ясно...

Кстати, в наше время масса описаний истории Иуды связана с подыскиванием оправданий его поступку или, во всяком случае, поиску причин для него. В знаменитой рок-опере "Иисус Христос - суперзвезда" Иуда, пожалуй, не менее важный герой, чем Иисус - если не более важный. Да это и понятно. С точки зрения государства доносчик Иуда прав (ты нам сообщи, а мы уж разберемся), а проповедник Иисус - нет. Как же это так?

А как же иначе? Конечно, слово "донос" имеет в наших умах практически однозначную отрицательную окраску. Назвав кого-то доносчиком, вы практически наверняка не сделаете ему комплимента. Но при всем при том государство обязывает нас доносить, более того, грозит за недонесение о целом ряде преступлений тяжкими наказаниями. Да и спорить с этим затруднительно - кто оправдает не донесшего об известном ему зверском убийстве! Какой нормальный человек посочувствует приблатненному урке, для которого отнять у ребенка деньги - "не западло", а пожаловаться на грабителя в милицию - "западло"? Так что все не так просто... Подумайте: для нас самих любой конфликт биполярен, одна его сторона - "хорошие парни", другая - "плохие". Как мы оценим того, кто донес на "плохих парней"? Как выполнившего свой долг? Или все равно нехорошо как-то?

Но вернемся в средневековье. Тогда был сделан эпохальный шаг в проблеме ложного доноса. И сделала его церковь, а кодифийцировали ныне широко известные инквизиторы Шпренгер и Инститорис в печально знаменитой книге "Молот ведьм". Для них даже возможность вымогать признание пытками казалась недостаточной - вдруг найдутся такие, что сдюжат и не признаются, а как же тогда с авторитетом церкви? Решение, предложенное ими (к нему и сводится краткое содержание "Молота ведьм"), гениально просто. Если подозреваемая в колдовстве под пытками призналась - она ведьма, потому что призналась. Если не призналась, несмотря ни на какие пытки - она ведьма, потому что только поддержка дьявола дала ей силы выдержать такое и не признаться. Настолько логично, что даже неясно, зачем вообще пытать - все равно подозреваемая виновна! А уж какой простор при этом мелким корыстолюбцам, подлым пакостникам и сексуальным маньякам - просто слов нет! Во многих городах просто не осталось красивых женщин - всех сожгли, как же она так возбуждает, если дьявол ей не помогает? А вот в Англии все было так же, но пытать при рассмотрении подобных дел не позволяли - и ведьм тоже практически не было. И уровень доносов не рос с такой сказочной скоростью.

А в коварной и изощренной Венецианской республике задолго до возникновения регулярной почтовой службы, еще в средневековье появились прообразы современных почтовых ящиков в виде бронзовых львиных пастей. Отнюдь не для писем - туда кидали анонимные доносы. Ввиду того, что разбиравший их Совет Трех был не только никому не подконтролен, но и никому персонально неизвестен (имена его членов не знали даже сенат и дож), оправдаться не удавалось почти никому - что же это такое, как это нет тайных врагов, на кого же списывать свою собственную глупость и ошибки? Результат вполне предсказуем - Венеция захирела, ослабла и исчезла с карты, как самостоятельное государство.

А как шли дела в наших краях, где долгое время словом "донос" называлась обычная служебная бумага и никакого эмоционального оттенка в это не вкладывалось? В общем, в зависимости от уровня паранойи конкретного самодержца. Но был на Руси и свой апофеоз доноса - знаменитый возглас "Слово и дело!". Выкрикнувший эти слова тем самым объявлял, что собирается донести о государственном преступлении, и с этой секунды каждый, кто мешал немедленной доставке его властям, сам становился государственным преступником. Даже выкрикнувший "Слово и дело!" по дороге на эшафот брат Степана Разина Фрол отсрочил свою казнь на несколько лет, мороча дьякам голову спрятанными сокровищами. Не раз попавшие в смертельную опасность приостанавливали угрозу себе выкриком "Слово и дело!" - каждый пытающийся им повредить оказывался под смертельной угрозой, ибо поди разбери, кто донесет? "Слово и дело!" работало, как ребячье "Замри!", приостанавливающее все прежние игры. Но потом начиналась другая игра, с еще более жестокими правилами. В том числе и ставшим пословицей "Доносчику - первый кнут!" (пытке подвергали и доносчика, и его жертву, причем доносчика - первым). В общем, когда Петр III лишил силы это волшебное слово, все вздохнули с облегчением.

Но доносы бессмертны, как мафия и неистребимы, как тараканы. Избежать их можно, только соглашаясь с ними. Когда император Павел I спросил у петербургского полицмейстера фон дер Палена: "Знаете ли вы, что против меня составлен заговор?", Пален улыбнулся и ответил: "Конечно - я ведь сам его возглавляю. Не тревожьтесь, государь, мне все известно". Император успокоился - и напрасно, Пален не врал. Он действительно был главой заговора и поэтому заговор удался. А что касается того, как Пален сумел сохранить самообладание при таком вопросе - все очень просто: он-то знал, где живет. Недаром он говорил, что тайные общества не имеют смысла, ибо из двенадцати их членов один обязательно предаст. При этом он обычно ссылался на крайне авторитетный источник, о котором мы уже говорили выше - Священное писание.

Неплохо подтвердились слова Палена и при восстании декабристов. Подготовку восстания не удалось сохранить в тайне - был донос Шервуда, получившего за это от Николая приставку к фамилии и ставшего Шервудом-Верным, донос Майбороды... А один из донесших на декабристов заслуживает особого разговора - чуть более сложного, поэтому и реже вспоминаемого советскими историками. Прапорщик Яков Ростовцев за две недели до восстания направил Николаю письмо, в котором предупреждал его, что многие не согласятся с его воцарением и выступят против него с оружием в руках. Просил отказаться от престола, а если это невозможно - чтоб сам Константин объявил публично, что передает ему власть. Не назвал ни одного имени. Предупреждал, что даже если его действия и сочтут похвальными, просит никак его не награждать. В том, что он отправил такое письмо, он признался и декабристам. Очевидно, считал, что его долг в том, чтоб поступить именно так. Кстати, оказался впоследствии одним из ведущих государственных деятелей России, готовящих и осуществивших уничтожение крепостного права. Опять-таки не все так просто...

Если кто-то считает, что все не так, и донос - всегда зло (или благо, разные мнения есть), снимите с полки Пушкина. Полковник Кочубей, доносящий на Мазепу, собирающегося переметнуться от Петра к Карлу, с точки зрения Пушкина - герой и страдалец, а Мазепа, напротив того, изменник и анафема. А с точки зрения апологетов украинской государственности, поместивших его изображение на расхожую десятигривенную купюру - кто Мазепа? Герой, патриот, борец за свободу. А кто Кочубей? Сами понимаете. Беретесь сказать, кто прав, а кто неправ?

А примерно в то же время, когда декабристы набирались во Франции революционного духа, близ Марселя чья-то левая рука вывела: "Приверженец престола и веры уведомляет..." и в результате молодой моряк буквально в день своей свадьбы был без суда и следствия брошен в каземат. Думаете, это плоды фантазии Дюма? Как бы не так - все было на самом деле, и ложный донос, и сокамерник-аббат, в благодарность коллеге по заключению завещавший ему клад, и страшная месть доносчикам. Только все было гораздо хуже и безобразней: не было романтического побега, месть была кровавой, бессмысленно жестокой и распространившейся даже на невиновных, а последний из виновных сам зверски убил мстителя. В "Графе Монте-Кристо" даже донос вплелся в романтическую историю. В жизни это невозможно.

Дальше было все веселее. Доносчики отправили на каторгу Шевченко и Достоевского, готовили материалы для всех политических процессов конца века, предупреждали жандармов о народовольцах, а народовольцев о жандармах (знаменитый Клеточников, народоволец, устроившийся на работу в III Отделение - кто он, герой или предатель? А как для кого...). Вовсю дейстовала система знаменитого Видока - ловить крупных воров при помощи мелких. Полиция прижимала мелкого жулика и ставила ему условие: или отвечаешь на наши вопросы, или сам понимаешь что. А революционеров вербовали буквально в ночь перед казнью. Расскажешь все - поживешь, как знаменитый провокатор "Народной воли" Окладский, давший согласие работать на полицию буквально перед эшафотом и сгубивший своих бывших друзей без числа, не расскажешь - что ж, твой выбор. Такое было всегда, есть сейчас и, боюсь, будет еще долго, но размах, который приняло доносительство на стыке веков, был опасным сигналом. Что, к сожалению, и оправдалось. Чехов не зря с гордостью говорил о себе, что пробовал себя во всех жанрах, кроме стихов и доносов - жанры были крайне популярные и это его как-то выделяло.

О том же, что творилось на фронте доносительства в недавние времена, когда героем, достойным подражания, считался донесший на родного отца и убитый родным дедом Павлик Морозов, сейчас и так написано слишком много. Если все равно есть план, сколько врагов народа разоблачить в текущем квартале, тут доносы только в помощь. Интересней даже не доносы, а то, как люди от них уберегались. Как, например, филолог Елена Скрябина, на дворянское происхождение которой не посмела донести родная коммуналка, жаждущая дележа чужой площади не меньше, чем "Воронья слободка" - она повесила в комнате портрет Молотова. Настоящая фамилия - Скрябин. И помогло - не осмелились донести, ибо не ясно было, на кого же при этом доносят.

Тут гораздо интересней сама система опутывания страны агентурной сетью, вербовка с помощью запугивания тайных агентов где не попадя, подсматривание и подслушивание, чтение писем, сбор компроматов, мелкие подачки особо покорным и придерживание на всякий случай независимых и самостоятельных, даже при отсутствии прямых улик. Не буду лезть в подробности того, аморально это или нет, просто спрошу - помогло?

Впрочем, даже и в этой теме бывали забавные моменты. Мой НИИ вел работы по автоматизации небольшого спиртзавода в Западной Украине. Так вот, на этом спиртзаводе, где каждый фланец опечатан, существовал отводок от главного спиртопровода, не показанный ни на каких схемах! Место сторожа на этом объекте стоило денег и по нашим понятиям немалых. А рухнуло все из-за пустяка. Непросыхавший годами стрелок ВОХР открыл ворота левой машине, помог ей залить все емкости, принял не только мзду, но и на грудь, и уснул на посту. А тут как тут и начальник караула. Увидел, что нарушается устав, забрал его берданку и ушел - прибежишь, мол. Тот проспался, увидел, что казенного ружжа нет, и к коллегам по хищениям - отдайте, хлопцы, бросьте шутки шутить. Те его с пьяных глаз послали подальше, а он с тех же пьяных глаз пошел и донес! На всех, про все, никто не забыт и ничто не забыто! Небось, сам потом жалел на показательном процессе - какую кормушку прихлопнул!

Может быть, кто-то думает, что доносы процветают в тоталитарном обществе, и в ближайшее время ввиду демократии это все отойдет в область предания? Как бы не так! В демократической Америке мой друг отписался от компьютерной телеконференции, где все желающие могут порассуждать о том о сем. В спешке и ужасе - оказывается, сказать что-то, что не понравится какому-то параноику, крайне опасно! Вроде бы демократия, говори что хочешь и никто не накажет... Ничего подобного! Найдется кто-то, кто напишет донос, скорей всего - твоему начальству, обвинит в недемократичности или отсутствии политкорректности, и пойдет писать губерния, чиновники всюду одинаковы, такой сигнал им неприятен и они будут демпфировать его, как умеют. Посадить не посадят, а уволить могут, не говоря уже о такой мелочи, как контракт не продлить - зачем чиновнику неприятности?

Опять-таки некоторые доносы государство поддерживает, и получше, чем наше. И не могу их осудить - не одна гангстерская империя рухнула именно из-за доноса, одно только "дело Валачи" чего стоит! А чтоб не боялись их делать - существует огромная и могущественная программа защиты свидетелей. Если надо будет - в другой штат переселят, пластическую операцию сделают, новыми документами снабдят... В общем, не как у нас, где даже судей запугали, уже не говоря о свидетелях - газеты, чай, читаем. Так что же, доносить - это хорошо или плохо? Отвечу проще: хорошо, когда доносить нечего. А все остальное - вопрос сложный.

А вот одна из разновидностей доносов, принятая и процветающая на Западе, только приживается у нас и, думаю, расцветет пышным цветом. Это профессия "охотника" - добровольного стукача налогового ведомства. Его работа простая - вынюхай, кто не доплатил налога и донеси куда следует, а там его обложат таким штрафом, что мало не покажется, а часть тебе, "охотнику", за праведные труды. Как не удивительно, относятся к ним в США более терпимо, чем я ожидал. Раз за разом слышал нечто вроде "и правильно доносят на этих негодяев, недоплачивающих школам графства, где учится и мой ребенок". Правда, сдается мне, что вся эта сознательность улетучивается, как дым, когда такой "охотник" доносит лично на подобного поборника социальной справедливости (а найти человека, совершенно не увиливающего от налогов, в США лишь ненамного лечге, чем у нас - там это нечто вроде национального спорта). Так что скоро мы узнаем о доносах еще много нового и интересного. Ждите - недолго осталось.

***
Доказчику (доносчику, доводчику) первый кнут

Ябедника, доносчика наказывают первым.

Станционный писарь., сообщил нам, что генерал-губернатор действительно сменился, что с тем вместе менялись все местные отношения, и теперь Степану Осиповичу не сдобровать.. Он прибавил, что, по его мнению, шушминский писаришка Замятин — большой дурак. Кто бы его ни победил в этой войне,— ему все равно придется плохо.— Известно: доказчику первый кнут. Короленко. Феодалы.
— Язык проглочу, ни словечка не вымолвлю.. Кум!.. Ей-ей, проглочу язычок!..— А ты его, кочерга, не глотай. Слово лишнее скажешь — и так тебе его палачи с корнем выдерут. Доводчику первый кнут на Руси. Иди, покричи, что ты тут у меня слыхала! — сказал Степан. Злобин, Степан Разин.

—  От старинного судебного обычая на Руси, по которому доносчика пытали первым, чтобы убедиться в истинности его показаний.

Доносчику первый кнут от товарищей за донос, либо от начальства за неисправности. См. Даль, т. 1, с. 468; Максимов, с. 92.

—  Даль: Доказчику первая мука (первый кнут) (коли обманет или не докажет доноса); Доводчику (доказчику или доносчику) первый кнут; Рыбникова: Доказчику  первый  кнут.

***

обух,m, (тупая сторона топора( cабли, cекиры, тесака и т.д.) противоположная лезвию )

1. butt,  back (топора), back edge, head (топора), head of axe
gener. Nacken (топора), Haupt (топора), Ruecken, Beilruecken (топора)
2) eng. Ruecken (топора)

mit dem Kopf gegen die Wand laufen/rennen/stossen
to ram a head against a wall   
to run one's head against a wall
one can't break through a wall with his forehead

2. мор. eye-bolt

его как обухом по голове — he was thunderstruck

плетью обуха не перешибёшь посл. — You can't chop wood with a penknife


Устойчивое сочетание (поговорка). Используется в качестве самостоятельной фразы

Значение

бесполезно что-либо делать, затраченные силы уйдут впустую

***

Против рожна не попрешь
cила солому ломит
головой стены не прошибешь
пустой номер
Артель "Напрасный труд"
головою муру не проб'єш. ( укр.)
против лома нет приема


(Y.S.)

***

Однако делать нечего, сила солому ломит, плетью обуха не перешибёшь… А. И. Эртель, «Записки Степняка», 1883 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Понял он, что уши выше лба не растут, что плетью обуха не перешибешь, и живет себе смирнехонько, весь опутанный пословицами, словно у Христа за пазушкой. М. Е. Салтыков-Щедрин, «Сказки / Коняга», 1869—1886 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы


***


Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

плетью обуха не перешибешь Перевод
плетью обуха не перешибешь
(иноск.) — слабейший должен уступать

Ср. ...Брось безумные стремленья!
Порочный мир пересоздать нельзя.
Пусть он коварной лжи опутан сетью -
Не твой картонный меч ее прорвет,
Перешибить нельзя обуха плетью:
Живи же так, как большинство живет.
А.Н. Плещеев. После чтения газет.

Ср. Зачем думать (когда сын с заплаканными глазами прибежит из школы)? все равно плетью обуха не перешибешь! Ступай, Петя, в школу — терпи!
Салтыков. Мелочи жизни. Читатель. 3.

Ср. (Спасти князя?) Да что ты, атаман, с ума что ли спятил? Аль не слыхал, где сидит князь! Аль не слыхал, что ключи днем у Малюты, а ночью у царя под изголовьем? Что тут делать? Плетью обуха не перешибешь...
Гр. А. Толстой. Кн. Серебряный. 19.

Ср. Он смалчивал по уму-разуму там, где сила не берет, потому что плетью обуха не перешибешь ...
В.Н. Даль. Небывалое в былом. 3. Темный человек.
Ср. Optimum est pati, quod emendari non possis.
Лучшее — терпеть то, чего улучшить не можешь.
The gods are on the side of the stronger

Senec. Epist. 7.
См. против рожна прати.
См. идти против течения.
См. махать картонным мечом.


Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук.. М. И. Михельсон. 1896—1912.

См. также в других словарях:
Плетью обуха не перешибешь — (иноск.) слаб;йшій долженъ уступать.

Ср. ...Брось безумныя стремленья! Порочный міръ пересоздать нельзя. Пусть онъ коварной лжи опутанъ с;тью Не твой картонный мечъ ее прорветъ, Перешибить нельзя обуха плетью: Живи же такъ, какъ большинство… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

плетью обуха не перешибешь — См …   Словарь синонимов

Плетью обуха не перешибешь. — Плеть обуха не перешибает. Плетью обуха не перешибешь. См. ВОЛЯ НЕВОЛЯ …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

плетью обуха не перешибешь — бесполезно бороться с более сильной стороной. Происхождение выражения связано со стычками ямщиков с нападавшими разбойниками …   Справочник по фразеологии

Плеть обуха не перешибает. — см. Плетью обуха не перешибешь …   В.И. Даль. Пословицы русского народа


***
олух = лох = простофиля= простак= разиня= придурок= лопух= дурак= урод= пыльным мешком пришибленный= недоумок= недотепа= недоделанный= терпила=козел;
(Y.S.)

***

Олух Царя Небесного

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Олух Царя Небесного — разговорное выражение, означающее «простофиля», «простак», «разиня», «придурок».

Происхождение слова «олух» точно не известно. Существует несколько объяснений этимологии этого слова. По мнению лингвиста А. И. Соболевского, слово «олух» произошло от «волух», то есть «пастух волов»; так называли крайне простых, бесхитростных людей. В древности на Руси было в ходу имя Олух, которое постепенно исчезло, так как слово «олух» стало нарицательным[1]. Также Олух — другое название влахов — одного из римских племен, ныне проживающих на территории Румынии. Название Влах или Олах, использовалось также для обозначения деревенщины. По этимологическому словарю русского языка (ISBN 978-5-91336-003-8) слово произошло от собственно русского «лух» — «дурак» из диалектного «лох» — «разиня, простак». Согласно другой гипотезе, прозвище Влох этимологически связано со словом «волхв», то есть жрец, звездочет, предсказатель, чародей, знахарь. В «Ономастиконе» академика С. Б. Веселовского упоминаются родственные именования: князь Владимир Дмитриевич Волох Бычков-Ростовский, начало XVI в.; Волох Суседов, 1519 г., Залешенин Никифорович Волохов, воевода, 1583 г., Двина. Позже прозвище Влох, изначально присоединённое к наследственному имени, полностью заменило его как в повседневной жизни, так и в официальных документах. В результате чего это прозвище стало основой для фамилии Влох.

Полное же сочетание «олух Царя Небесного», вероятно, является продуктом народного творчества наряду с близкими по смыслу сочетаниями, например, «божий пень». Оно указывает на приближённость наивных людей к Богу, на то, что они могут рассчитывать на божью помощь[2].

Это выражение употребляется не только в разговорной речи, но и в художественной литературе, например, в «Юношеских опытах» Гоголя.

Примечания В Викисловаре есть статья «олух царя небесного»; В. В. Виноградов. История слов. Олух
; Справочник по фразеологии // gramota.ru


***
http://www.litmir.net/br/?b=104742&p=5

Михаил Зощенко
Голубая книга


" Но вот взгляните на пресветлую фигуру тех времен — на господина Петра Толстого. Сей почтенный господин был сподвижник Петра I, наш уважаемый посол в Константинополе, крупнейший деятель того времени, человек умный и даже отмеченный многими талантами. И, скажем к слову, — прапрадед нашего Л. Н. Толстого, что не помешало ему быть изрядным арапом.

30. При отъезде его послом в Константинополь (в 1705 году) он получил на подкуп турецких сановников двести тысяч червонцев. И, как установлено, больше чем половину денег он присвоил себе.

Наверно, он подумал: "Чем я буду каким-то неизвестным туркам платить, дай-ка я возьму себе за труды".

Однако один его подьячий, Тимофеев, сделал на него донос. Этот донос Толстой успел перехватить. И, чтоб спрятать концы в воду, отравил своего этого беднягу подьячего.

И об этом отравлении лично донес в посольский приказ, мотивируя свое убийство тем, что подьячий хотел будто бы обратиться в магометанство. История сохранила этот на редкость любопытный документ — письмо П. Толстого (от 10 июня 1706 года).

Господин Толстой писал:

"…Подьячий Тимофеев намеревался было стать бусурманом, о котором его намерении бог мне помог увидеть. Позвав его к себе, тайно запер его у себя в избе, где сплю, до ночи. А в ночь он выпил рюмок вина, скоро умер и тем сохранил нас от такой беды…"

Это хитрое письмецо написано, как видите, по правилам дипломатии, без особого нажима на совершившийся факт. А факт был таков, что Толстой, заперев подьячего в комнате, дал ему бутылку отравленного вина. Дурак подьячий, хлебнув этого вина, вскоре отдал богу свою праведную душу. И тем самым, можно сказать, сохранил Толстого от беды.

31. Но пойдем дальше. Дело об убийстве подьячего заглохло, поскольку мотивировка убийства была сделана с полным знанием дела. Переход человека в иную веру для русского правительства всегда казался каким-то пределом человеческой подлости. Это обижало правительство. И вселяло в них неуверенность: дескать, они не так хороши со своей религией и хозяйством, что от них бегут.

Однако через месяц посольский секретарь также не побоялся написать донос на Толстого. Эта крупная кража червонцев, видимо, слишком подействовала на окружающих, с которыми Толстой не изволил поделиться.

Тогда Толстой отравил и этого несчастного секретаришку. И снова сам сообщил в посольский приказ, что секретарь будто бы имел секретные отношения с турецким визирем и, желая замести следы, сделал донос на него, в сущности ни в чем не повинного человека.

Дело пошло в Петербург, однако Петр I, давно уже переставший удивляться таким делам, посмотрел на все это сквозь пальцы и велел следствие прекратить.

Вероятно, на фоне других фигур Толстой был еще довольно светлой личностью. Воображаем, какие там были остальные.

В общем, госпожа история знает такое великое множество случаев преступлений, связанных с деньгами, что нет возможности пересказать все это.

32. И мы не будем этим утруждать ваше благосклонное внимание и не будем портить вам благодушного настроения перечислением всего того, что мы знаем об этом.

Все, так сказать, и так достаточно ясно. Вопросов, как говорится, не имеем. Скажем только, что стремление к деньгам — это одна из самых сильных и могучих страстей, которые потрясали и потрясают уважаемое человечество.

И эту сильную страсть государство иной раз отлично и умело использовать для достижения своих мелких нуждишек. И если, например, нужно было поймать какою-нибудь государственного преступника, первое, что делалось, — объявлялась цена за его голову.

Чуть не на каждой странице истории имеются цены за ту или иную голову.

Например, однажды римский диктатор Сулла (83 год до нашей эры), захватив власть в свои руки, приказал истребить всех приверженцев своего врага и соперника Мария. А для того чтобы никто не избег этого истребления, Сулла, будучи большим знатоком жизни и человеческих душ, назначил необычайно высокую цену за каждую голову.

Он объявил, что за каждого убитого он заплатит по двенадцать тысяч динариев (около пяти тысяч рублей золотом).

83. Эта высокая цена столь подействовала на воображение граждан, что (история рассказывает) "убийцы ежечасно входили в дом Суллы, неся в руках отрубленные головы".

Мы приблизительно представляем себе, как это было.

— Сюда, что ли?.. С головой-то… — говорил убийца, робко стуча в дверь.

Господин Сулла, сидя в кресле в легкой своей тунике и в сандалиях на босу ногу, напевая легкомысленные арийки, просматривал списки осужденных, делая там отметки и птички на полях.

Раб почтительно докладывал:

— Там опять явились… с головой… Принимать, что ли?

— Зови.

Входит убийца, бережно держа в руках драгоценную ношу.

— Позволь! — говорит Сулла. — Ты чего принес? Это что?

— Обыкновенная-с голова… Как велели приказать…

— Велели… Да этой головы у меня и в списках-то нет. Это чья голова? Господин секретарь, будьте любезны посмотреть, что это за голова.

— Какая-то, видать, посторонняя голова, — говорит секретарь, — не могу знать… Голова неизвестного происхождения, видать отрезанная у какого-нибудь мужчины.

34. Убийца робко извинялся:

— Извиняюсь… Не на того, наверно, напоролся, Бывают, конечно, ошибки, ежели спешка. Возьмите тогда вот эту головку. Вот эта головка, без сомнения, правильная. Она у меня взята у одного сенатора.

— Ну, вот это другое дело, — говорил Сулла, ставя в списках галочку против имени сенатора. — Дайте ему там двенадцать тысяч… Клади сюда голову. А эту забирай к черту. Ишь, зря отрезал у кого-то…

— Извиняюсь… подвернулся.

— Подвернулся… Это каждый настрижет у прохожих голов — денег не напасешься.

Убийца, получив деньги и захватив случайную голову, уходил, почтительно кланяясь своему патрону.

В общем, больше двух тысяч голов было доставлено Сулле в течение нескольких недель.

История бесстрастно добавляет, что никто не избег своей печальной участи.

35. Но однажды, полвека спустя (43 год до нашей эры), когда цена за голову случайно скакнула еще выше, произошла такая резня, что, кажется, мир не знал ничего подобного.

Римский консул Марк Антоний после убийства Юлия Цезаря предназначил к смерти триста сенаторов и две тысячи всадников. И, идя по стопам господина Суллы, объявил, что будет платить высокую плату, с тем чтобы объявленных в списках уничтожили в короткий срок.

Цена за голову действительно назначена была поразительно высокая двадцать пять тысяч динариев (около восьми тысяч рублей). Рабам же, чтоб понимали свое низкое положение при убийстве высоких господ, полагалось меньше — тысяча динариев.

Тут страшно представить, что произошло. История говорит, что сыновья убивали своих отцов. Жены отрубали головы спящим мужьям. Должники ловили и убивали на улице своих кредиторов. Рабы подкарауливали своих хозяев. И все улицы были буквально залиты кровью."


Рецензии