Выход из литклуба -Возрождение-

                (ПИСЬМО – ЗАЯВЛЕНИЕ)
 
     Я, Александр Жаворонков, официально, перед лицом всех, заявляю о выходе из литературного клуба «Возрождение». Потому что изначально, когда я совместно с Гульсарой Туктаровой создавал этот клуб, планировалось действительно проповедовать истину, бороться за справедливость, поднимать правду, возрождать потерянные культурные и духовные ценности России. Хочется пробудить уснувшие души, отогреть заледеневшие равнодушием сердца. Были Великие планы и проекты на будущее. Теперь же это стало похоже на обыденную мирскую гонку. Лидерство. Конкуренция. Пиар. И прочая гнусность, которой мне стало заниматься неинтересно. Вопрос: Что мы возрождали всё это время? Если рок-группу «Ветер» носило по стране с крышу срывающими концертами, то тогда и название оправдано. Здесь же пустышка, нет никакого возрождения! И цели изначальные этого клуба, а если быть точнее – его руководителя, только сейчас для меня открылись.
     То, что хотел сделать я, никто из вышеназванного литклуба мне в этом не поможет, и никто не разделит мою непосильную ношу, может единицы, которых не хочу озвучивать, дабы сами догадались. Остальных устраивает то, что делает их руководитель г-жа Туктарова. Хотя слово «делает» тут неуместно. Она привыкла, что делают за неё. Потому что идея выхода клуба из библиотечного подполья на широкую аудиторию – моя идея. И немало сил приложено, чтобы со мной сперва согласились, а затем и предприняли попытки шевеления. Доказать, что поэзия и эстрада как две составляющие, и художественное слово нужно уметь донести до слушателя, а не пробубнить что-то невнятное и никому непонятное себе под нос, - тоже работа моя. А то бы и продолжали сидеть сейчас «возрождать» что-то по библиотекам, попивая чаёк с конфетками. Журнал я предложил издавать. Сначала не поверили, что это реально и легче, чем кажется. Глаза боятся, руки делают. В Москву к Наташе и Елене я предложил поехать, хотя мог бы и сам. Взять большую высоту, которую ни один литературный клуб до этого не брал, шаг в драматургию, поставить спектакль – опять я. Написали сценарий, начали ставить, но тут-то и выдался удобный случай от меня избавиться. Долго его ждала, наверное.
     Не знаю, с какого момента, а может и с самого начала, просто не замечал раньше, я Гульсаре Туктаровой стал поперёк горла. А скорее всего, после приезда из столицы. Тут ветка разными ягодами облеплена. Именно тогда я и заметил поменявшееся отношение к себе не только с её стороны, но и со стороны всего коллектива. Тут понятно, ведь коллектив на 90% женский, а о женской солидарности думаю рассказывать не надо. Итак всё понятно. Понятно то, как происходили всякие науськивания и прочая дребедень. Дабы выгородить себя Д'Артаньяном, а меня притушить в глазах всех. Я это не придумываю. Есть люди, которые знают правду и открыли мне на неё глаза. Слишком ярко я горю для Вас, Гульсара, не так ли? Глаза слепит. А так быть не должно. Ведь Вы единовластный и незаменимый руководитель, пытающийся доказать кому-то своё превосходство. Кому? Тут что-то личное, лезть не буду.
     Но факт остаётся фактом, какие нахрен культурные и духовные ценности, если Вы настолько заняты собой, вернее своим возрождением. Да ловко у Вас получается, прям диву даюсь. Заездить мозги окружению, а потом хитро переработать все мои идеи под себя. Тут как у Агаты Кристи, убийца первым говорит об убийстве, тем самым ставя себя вне подозрения. И вот он успех! Можно получать награды и восхищения. Чем вы последнее время и занимаетесь. Нашли дурачка, которым можно пользоваться и вперёд. Мне можно дальше лапшу на уши вешать, а потом говорить: «Ой, о тебе так мало на презентации журнала говорили. Только обо мне и чуть-чуть о Люде. Но мне это надо сейчас было». Мало? Да обо мне и слова не сказали. Ха… Зачем?
     А Люда Липатова наверное поняла свою значимость (она же великое дело сделала, нарисовала все иллюстрации к рубрикам в журнале!) и обвинила меня в замечаниях на рецензию, где я написал об ошибках в журнале, грубых ошибках, которые мне не дали досмотреть из-за моей загруженности, а потом видите ли и у Гули времени не было, и журнал нужно было срочно подавать в печать. Так вот, меня обвинили в том, что я якобы специально озвучил эти ошибки, в наезде на Гульсару, а далее слова: «Что он вообще для этого номера сделал? Только ругать может… Гуля сама на себе весь журнал тащит». Так вот отвечаю. Не надорвитесь! Аккуратней! Во-первых: я никого не ругал, а призывал, чтобы в следующий раз данного казуса не повторилось. Для этого нужно тщательно проверять всё, а не делать наобум. Я перечитывал и исправлял первый номер двадцать с лишним раз и всё равно две ошибки потом нашёл. Недоглядел одну. Вторую типографы накосячили, в оглавлении название стихотворения с номером страницы не раздвинули. На второй номер меня просто физически не хватило, а за меня никто по двадцать раз его перепроверять не будет. Во-вторых: что от меня, как от исполнительного директора требовалось, я сделал, и даже больше. Кстати, насчёт рубрик, чтобы журнал стал журналом, а не альманахом, тоже моя идея. И мы, вместе с Гульсарой сидели и придумывали им названия, тематику и порядок размещения. Потом просили Вас, Людмила их обрисовать, если сможете, что Вы и сделали.
     Здесь нужно отдать должное Гульсаре, что она тщательно перерабатывала материал авторов, исправляла, вносила коррективы, добавляла, заменяла. Работа проведена колоссальная, но спрашивается, не должен ли сам автор делать это со своими произведениями? Конечно, после этого некоторые могут сказать, что Гуля весь журнал на себе тащит. Сам-то работать никто не хочет, хочет только награды получать. А так там и тащить нечего, повставлять стихи в готовые рамки и переправить макет в типографию, много ума на это не требуется.
     Только вот беда! Правду в журнале говорить не хотят, боятся чего-то, видите ли, она не гармонирует с остальными авторами журнала. Ха… Интересный каламбур получается. Именно поэтому из номеров были выкинуты некоторые из моих произведений, в частности анализ Людей, людей и людишек. Заменено главным редактором на более мягкое «Случай известный», и то с боями. Здесь всё просто объяснимо, литклуб с таким громким названием «Возрождение» превращается, а если быть точнее уже превратился в муниципальную оболочку, пустую скорлупу, ничем не отличающийся от остальных серенький объект, в котором я всегда буду лишним и нежелательным элементом, субъектом.
     Далее спектакль. Мне вообще кажется, а может и не кажется вовсе, я единственный кто по-настоящему болел этим делом. Это вообще из ряда вон выходящее, новое направление. ПОЭЗИКЛ на стихи авторов, совершенно не писанные специально для этого спектакля, но, тем не менее, так подобраны и склеены в единую пьесу, которую сами авторы и будут играть. Кто до этого делал что-либо подобное? Я что-то не припомню. Но не тут-то было! Г-жу Туктарову прямо-таки коробить начало. Как так, меня и на первый план. Нет! Это недопустимо! Ведь она так привыкла получать награды и похвалы сама, что прям и не знает, как это допустить. Когда я специально предложил финальную песню «Ссылка», как-никак гимн литклуба. Её аж затрясло, через телефон почувствовал, к гадалке ходить не надо. Опять этот Жаворонков вперёд лезет. Да не лезу, просто маленькая проверка на вшивость. Я до этих медалей не жадный. Не избалован. Получайте вы их, сколько душе вашей угодно. Только и делайте тогда всё сами, дабы они по заслугам вам пришлись.
     И вот он удобный случай! Несогласовка на репетиции. Монолог мой не устроил, слишком жёсткий. Я психанул, всё бросил, но тогда нельзя было перед людьми… нужно было меня вернуть. Нервы не выдержали! Сорвался с друзьями из группы в ДК на следующий день. Дурак? Знаю, что дурак. Оскорбил её по телефону. Накипело! Простите. Самому тошно. Не выдержал. Ещё раз приношу прощения.
     Наконец-то выдался удобный случай спектакль захапать. Да? Или я не прав? Думаю, что прав на 100%! И не надо мне говорить, что вы мне там не доверяете, что я могу вас подвести. Вы прекрасно знаете, как я болел этой пьесой и до сих пор болею. Доверяйте тем, кто разбежался и кому это не нужно. И продолжайте лицемерить и льстить всем сотрудникам ДК и всяк к нему прилегающим. У Вас и это неплохо получается. Вижу, вы метите и выше. Что там у вас в планах? Дайте угадаю. Правительство Саратовской области, Москва, в частности Лена Сукачёва. Угадал? Видите как всё просто. Знайте всегда - всё тайное рано или поздно становится явным.
     А насчёт спектакля, ведь лучше неумеючи залезть и попытаться сделать полное г… А дураки, которые там будут бегать всё делать всегда найдутся. Мир не без добрых людей. А затем получать похвалы и награды, без которых вы уже жить, наверное, не можете. Бывает. Подсели. И ни с кем же ведь не поделитесь:) Так всё умно расставите. Вам всегда это удавалось. Признаться, у вас на это настоящий талант. Чем делать со мной. Опять затмеваю. Ха… Делайте как хотите. Вы не имели, конечно же, никакого права мне запрещать участвовать в моём же спектакле. Я считаю это подлым предательством. Если бы вы были другом, как я считал вас, то никогда бы так не поступили. Но я не буду лезть. Умываю руки. Я займусь наконец-то группой и действительно делом, а не этой пустой бессмыслицей. Знаю, вы, Гульсара Туктарова, всегда были недовольны, что я занимаюсь группой. Вам нужно было только то, чтобы я исполнял ваши прихоти в «Возрождении». Но не тут-то было. И поэзикл я поставлю настоящий, только уже с другими и не здесь.
     Ну как? Вы, Гульсара, теперь рады? Удалось вам меня опрокинуть. Правильно мне изначально говорили, что она за счёт тебя хочет только вылезти. Я тогда только отмахивался, не верил. Люди с посторонним взглядом намного вперёд пророчат. Ну что ж, вылезла? Довольна?
     Да и ещё. Я ЗАПРЕЩАЮ ВАМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВСЕ МАТЕРИАЛЫ, КОТОРЫЕ Я ДЕЛАЛ ДЛЯ ЭТОГО СПЕКТАКЛЯ!!! Я не для того ночами сидел, чтобы мои труды были использованы в какой-то подделке. Ни монтированную музыку, ни клипы, ВКЛЮЧАЯ КЛИП НА ВАШУ ПЕСНЮ «ПАДАЕТ НЕБО». Обращайтесь к специалистам, клипмейстерам или ещё к кому. Пускай вам и делают. Люди на этом неплохие деньги зарабатывают. А мои труды использовать, ещё раз вам говорю: ЗАПРЕЩАЮ! Тем более мою музыку и мои песни. Я ПРОВЕРЮ!!!
     А потом вы ещё и говорите, что этот спектакль вы делаете сами, но дальше мы будем работать, Саша. В частности, в апреле сделать вечер на двоих. Только вы одного не учли: дурачку рано или поздно надоедает быть дурачком. Понятно, вас никто слушать не станет два часа, а тут есть этот доверчивый дурачок. Так вот, дурачка для вас больше нет. Ищите другого, их полно, особого труда не составит. Вот так вот. Теперь вы ВЕЗДЕ, а я в НИГДЕ! Может, вам этого и надо было. Ну да ладно, есть Люди, с которыми я буду действительно работать и что-то делать. Удачи! Всех Благ!               


Рецензии
Как всё знакомо...

Ирина Никитина 23   04.03.2016 21:34     Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.