Избранные стихотворения разных лет 4

ДВЕ ТЫСЯЧИ

Насочинял - 2000,
пытаясь сделать чудо,
и из гранита высечен,
кричу, да:

Ем только хлеб,
пью - воду.
охотнику на откуп, лев,
я оттдан.

Не факт, что победит
охотник.
3-ри 4-ти
твоей любви, прости,
я отнял.





ЗНОЕН И ЛЮТ

Если бы даже в жизни
только судьбу сочинил,
ночью - за рюмку держись,
с утра - мученик,

то, что было у нас с тобой,
увы, прошло.
В стену бил лбом,
и саблей - в шолом.

Вдвоём с дорогой дочкой
по городу, который сиял,
идём, золотые очень как -
короли торта и Ялт.

Я, который движение начал -
его и остановлю
тем, скажу, паче
что - зноен и лют.

Малины в саду и вишни
ах плачут, горят...
Был да весь вышел,
сам себя выстроив в ряд.

Шарфом от мороза белым
до самых бровей укутан,
знаю, что делаю,
кричу: браво!- судьбе
в
тон!


       1997







СПЕШИМ

Мы спешим, словно все вдруг сошли с ума,
словно на всех вдруг нежданно нашла чума.
Словно разлился по жилам лесной пожар,
словно мы Божий сменяли на чёртов дар.
Даже когда нас седина
посеребрит - мы не сидим!

Взять бы и птицей к небу над миром взлететь,
к чёртовой спешке всем сердцем охолодеть!
Свить бы под солнцем в тепле и покое гнездо,
чтоб саркофагом стать не спешило оно.
Чтоб в тишине при седине
над миром сидеть, мудро смотреть.

Выйду на улицу, в гомон толпы окунусь,
на дно океана страстей непременно спущусь,
умру в сумасшедшем движеньи и вновь оживу,
так выпьем, друг, за удачу - жив будь!

И перья почистив, в ночь прочь улечу -
я - так хочу!

              1980







ВОЮЮ

Он сидел ко мне спиной
и, казалось, сам с собой
вёл беседу очень странную.
Оказалось, он поёт,
словно с неба достаёт
звёздочку желанную.

Странно и печально
было слушать его
бред невнятный. Он не знал,
что стою я
рядом, пью его я вино,
вместе с ним
против всех я воюю.

Он закончил - я приник,
затаился и затих,
как хотел, чтоб свет упал -
граном на лицо его,
свету, право, всё равно,
кого славой
приласкал он.

Но как не старался
шею я потянуть
и увидеть, что собой
представляет
странный незнакомец -
он успел улизнуть,
и понял я, что он света
не знает...


           1980






ТОЛЬКО ПРАВДА

Спишь, я - работаю,
работаешь, я - сплю.
Укрою плечо: что ты?
объелась, поди, блюд?

Гремит в ушах саксофон,
тарелки звенят,
голую вчера
полюбил Сафо,
прости, дорогая,
меня,-

что я - такой,
наверное, никудышний,
умоляешь и просишь - доколе
дышишь.

Повесив пальто на крючок,
тихо вошёл,
укрою плечо,
проговорил шёпотом.

     1996





ПЕСНИ

Уселся за стол -
пиши,
выпадет - ешь.
Третий, увы,- лишний,
король - пешка.

Точка - тире,
тире - точка,
гладил рукой каре,
целовал ночью.

Не верь, не приду
завтра.
Приняв сотню на грудь,
водок и трав,

вот что скажу,
на деньги - плевать!-
Шу-шу,- в ухо,- шу-шу...
красивая, кстати.






ПРОЩАЙ

Закрыл окно
с грохотом,
водку с горла лакав.
Меня развела, как лоха,
как последнего
дурака.

А ведь верил
в любовь,
я, я,-
наполнен тобой,
тобой и разъят.

Говорю тебе да,
в смысле - нет, нет!
Твой шарф, как удав,
душит во сне.

За окном - осень,
дожди, из облака ливни.
Косари траву косят,
прощай,
извини.






ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ МУЗЫКИ

Чем старше я становлюсь,
тем легче любить,
не минус, но - плюс,
лыс пусть, пусть упитан.

С грохотом астероид
на город упал, дымясь,
тоже иногда, порою
точу с вами, горд, лясы.

Падают астероиды, да,
тоже люди - поспорим?
Горит золотая звезда
над лесом, над морем.

Это всё не по мне
мол, полезай в узкое.
Неправда боль, нет -
всё зависит от музыки.






ОТКРЫВ ЛИЦО

Сражались копьями,
рубились насмерть мечами...
пишу, пив допьяну -
не замечали?

Город ярче, виднее,
все его кирпичи,
с утра если не ел,
кричи не кричи.

За руку тебя беру,
хоть в любовь и не веришь,
не хватит,
чтобы любить, рук
и перьев.

Поднимусь утром,
не прав - да я,
течёт Брахмапутра,
в океаны впадая.






ГЛУБЖЕ

Больше всех вас,
в сотой степени как,
на оси распластан
точно Галактика.

Завтра любить буду глубже,
живут же - липа и дуб,
напившись из лужи,-
иду.

Туда, где никто ещё не был,
где буквы - пустяк.
где море нег и улыбок,
и алеет мой стяг!

Сколько бы не пропел, кстати,
не пил сколько бы,-
синего неба не хватит,
чтобы любить,
и - травы.






ЗА ЧТО?

Любимая, дорогая
я тебя часто ругал,
от страсти сгорая,
как летом стога.

Прости, что не свят,
я больше - не буду...
На кой, понял, мне ляд
кашли, простуды?

Всегда - рядом,
нальёшь до краёв штоф,
на кухне, спасибо, порядок.
Не пойму я, за что?







СИНХРОННО

Привыкайте к стихам,
ко мне - привыкайте,
без перца, пожалуй, уха -
никакая.

Сварили дожди из пуль,
а я - из любви их варил.
Выпив немного, а хули?
по крышам брёл на пари.

Да, твою мать -
поскользнулся, упал...
Хватило-таки ума,
пойти Господа по стопам.

Приснилось мне, фух,
лоб рукой мокрый утру...
Надену, готовив, фартук,
тебе поутру.

Точно жених невесте
отдав золотую корону -
с тобою живём вместе,
родная, синхронно.







СМЕЮСЬ

Пусть будет - осень,
снова пусть будешь ты.
С  небес  поморозит
жёлтые на лугу цветы.

Сколько трудов положил я
 на каждую эту строчку,
кулаками и жилами,-
пряные, которые, очень.

Тебе ж - наплевать на судьбу,
выше ты, дорогая, всех,
облапошив меня и обув,
на шею мне сев.

Упала, храпя, на бок,
смеюсь, голубой прочитав стих,
тебя б до утра, мой Бог,
как корову пасти.






ПО КАМЕ И ВОЛГЕ

Я научил
тебя всему -
петь,
на гитаре, 
играть,
зачем же,
я не пойму,
воюешь ты,
брат.

Зачем тебе
злато,
и стали -
зачем,
если взял
со стола-то,
столами
учен?

По морю я
плыв же,
по Каме и Волге,
не хватит 
улыбок
чтоб выжить,-
ночей
чёрных,
долгих.


    1991







ШИЗОФРЕНИЯ

Если бы, дорогая, не ты
не судьба, если бы,
обеспечивая тыл.
везде быв,

перетерпев
поцелуи, скажу,
что -
всё, что не жуть -
хорошо.

Во сне видел я Храм,
он страшен, чёрен, велик,
притворяясь, хромал
по количеству плит.

Их ровно две тысячи сто,
может быть, больше.
нашли динозавра остов,
играли мы роль же?

Там среди прочих,
и я, синеокий почти,
похоронен, короче...
бабача, English учив.







ОДНА ПУЛЯ

Шёл, закатав рукава,
на восток,
нежный, капризный,
тысяча у него, сто
думал, жизней.

Да какой-то курносый Иван,
в стекло прицеливаясь,
в канун Рождества
раззявил огня пасть.







САША

Саша, Саша,
было, ах, хорошо...
Меня ты
не спрашивая,
ушёл.

Достигнуть тебя
стараясь,
меня превозмог,
на гитаре играя,
как бог.

     1982






ДОМОСЕД

Рубль - за сто,
деньги - мусор.
русским быть чтоб
люби русского.

Ничто слова,
главное - действия,
тебя поцеловав,
здесь весь я.

Бьют англичане, немцы,
также евреи,
выкину я коленце,
старея.

Из ППШ-а бил, стоял,
закурить вынув кисет,
вчера я,
насмерть.






МАМА И НЕМНОГО ГРУСТНО

Мама моя, мама,
разрушены города,
воздав поутру рано,
пламени я воздав -

уповав на тебя,
дорогая моя, любимая,
четки в руке теребя,
да, кажется,
мимо всё,
мимо...







ЛЮБОВЬ БОЛЬШЕ ЧЕМ МЫ

Выставив из ладони палец,
мечтаю я доказать
не из стекла, не из стали
не против, но - за!

За то, чтобы утром
солнце сияло,
ледяная вода, жгучая пудра -
ты ли и я ли.

Любовь больше чем мы,
она - вечность,
посуду вчера помыв,
я беспечно,-

Богу не врать обещал,
не так, как тот жид,
золотом брал который,
вещами,-
то, что плохо
лежит.







ИЗМЕНЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

Охотятся за тобой
достать чтоб - меня,
в компьютере сбой,
глазам твоим вняв!

Тебя, говорю, дорогая,
перепечатали!
Летом - врагами,
зимою с перчатками.

Февраль ведь не лето,
ноги в тепло обуй.
Твои золотые котлеты
критиковать - табу.

Не поймёшь как раз - ты,
впрочем, неважно,
друг другу мы опостылев,
до колик аж.

Кажется, что я - всё,
и начнётся скоро война.
Днепр, Нева, Буг и Псёл,
раненный я, про
сто
нал...


       1999






ВЫСОТУ ПОКОРЯЯ

Упал, поскольз
нувшись,
я навзничь,
болели
телА, души,
значит,

жить буду,
будем,-
ура!
В микрофон
пели в студии,
сестра моя,
брат!

О том, что -
дун-дура-бум -
утро наступит,
весна придёт,
поменяв в окне
рупии,
на рану
лив йод.

     1983







УМОЛЯЮ ПРОШУ

Трогая пальцами клавиши,
лобзая устами уста,
Не то, чтобы давешний,
подвыпив, устав,

умоляю, прошу,
не надо скандалов!
Норковый полушубок
судьба ведь тебе дала.

Заметь, так же -
квартиру, машину,
достаток налажен,
руки и грудь
напружинив.

Всё это - деньги!
Дьяволу душу продай.
И Разин Степан, Стенька,
грудь крестил
у пруда.

   1995





ЖАРКО

Людей убивать просто,
нажми - на курок,
никого не жалея для роста,
сам себе росту впрок.

Двуглавый орёл на пуговице,
не поможет, увы, и - лесть.
Где б до пьяна напиться,
досыта мне поесть?

Пойду к шинкарям,
авось мне помогут.
Город высокий и пряный,
сам в себя вогнут.

Дом над домом,
над кирпичами кирпич.
Жил да, возьми, помер
Владимир Ильич.

Что-то немного я сник,
моя дорогая серебряная Ларка,
расстегнув воротник,
весна, жарко.

  1991








О ЖЕНЩИНА, ТЫ СПИШЬ...

О женщина, ты спишь,
я же воркую
и золотые вирши
сочиняю,
на букву
положив другую,
ни ночи для меня,
ни дня, я

о том пишу,
что надо б
любить но, впрочем, ведь -
едва ли,
и ветер лодку
моряка-Синдбада
о скалы сходу
разбивает...

Потом пойдём мы
погуляем,
бредя по берегу
проспекта
и - земляничными
полями...
Я, некто,

скажу тебе,
от солнца щурясь:
люблю что
очень как,-
Владлен,
а, может, Юра,-
красивая какая,
ла
поч
ка!


      1998






МОИ СТИХИ

Что хочешь тебе дам,
даже мою любовь.
Рушатся города,
синий цвет,
голубой.

Одно тело,
душа одна.
Любовь в губы сделав
до дна.






ЛУЧШАЯ ТЫ ИЗ ВСЕХ

Водка жжёт горло,
поцелуй твой - в уста
на поролон
прилягу, устав.

За окном - вишни,
розовым, белым горят,
Иисус и Кришна
нам говорят,

что, ради Бога, не надо,
жалеть, уча.
Моя любовь и отрада,
моя печаль!

Лучшая ты из всех,
уйми ж детвору,
их звонкий,
радостный смех.
И когда-нибудь
я умру.

    1996






ОДНО И ТО ЖЕ

Знаете, стихи ведь - ничто,
главное только правда,
до тла её уничтожив,
получите вы торнадо.

Одним хорошо, другим плохо,
обворовываемые и - воры.
В дорогую тебя я закохан,
в сладкую и отборную!

Ушла спать, меня не дослушав,
прощаю тебя, ладно,
Не надо мне ни денег, Павлуше,
ни шоколада.

Я пью, хохоча, балдея,
другие не пьют, говоря, что балдёж -
их, не моя затея,
одно и тоже.






К ТЕБЕ Я ПРИДУ

Земля -
крутится,
машины
помчат,
мужики
врут всё,
целуя
девчат.

Не я
делал стихи,
они -
меня.
Глуп,
жаден и хитр,
сам себя
оттеняв.

Словно бы
дали мне чин,
имей же
в виду,
после
полуночи
к тебе
я приду.

    2000








ПРАВО БЫТЬ ПОЭТОМ

Дома мне снились,
снились отцы,
рубил стропила,
я - сын.

Не врать, сказали,
ради Бога не ври!
взяв из колоды туза ли,
то ли вдохнув
иприт.

Жил и жили
вы, дорогие, тоже
из всех, натянув,
жилин,
из всей
кожи.

     1992





СТАРЫЕ РИФМЫ

Старые рифмы,
как друзья надоевшие,
лезут в окна
и лезут в двери.
Чёрт какой
и какой леший!-
в них почти что
поверив.

На сайте очередном
забанили,
плюя на любовь мою
и на правду.
Мылся в дУше ли,
в бане ли,
завшивев я
и дут.

Быть поэтом
невыносимо,
ах как хочется
быть простым!
Весны, осени,
так - же зимы,
на трубе
в Англетере застыв...

Когда раздавали
в раю
грехи и почти
все достоинства,-
на краю пропасти
я стою,
до неба
чистого я
восстав.

     1993, 2012






ПОКА МЫ ЖИВЁМ

Пока мы с тобою живём,
сопротивляясь смерти,
птицею пев, воробьём,
падав из круговерти.

Опять революция,
опять смерть,
режут ножами попов,
верьте в Иисуса, верьте,
не полная чаша - но пол.

По горлу острым ножом -
вот она, правда.
Много мужей, много жён,
немножко стара
ты для меня, да.







ПИШУ СТИХИ

Забросила, Бог мой, судьба
на самый край света,
крутив ручку, жару добавив,
при этом.

Всех вас готов я простить,
хоть никого не прощаете,
с деревьев жёлтые листья
льют на Крещатик.

Туда всей душой стремлюсь,
в Русь, в Россию.
Над головой небеса, плюс,
красное, синее.

Нагрянули, как ураган,
тяжкие годы, лихие,
и опрокинув до дна стакан,
пишу, наклонившись,
стихи.





РЕЗВИЛАСЬ

Теперь - нет,
ты совсем не та,
хочешь
гораздо большего,
во весь рост
я встав,
недалёк
столь же.

А небо
всё так же гремит,
облака всё так же
тщеславны.
Люблю тебя я,
пойми,-
нежно
и плавно.

Я помню,
как всё начиналось,
мы были с тобой
вровень.
Самая была нужна
малость,-
лишь
корень.


     2010






Я, ВЗДОРЕН

Горят наверху звёзды,
светит жёлтым луна.
Куда пряный завёз дым
меня, простонав?

Красным по белому - ночь,
она кончится скоро.
На твои, дорогая, впрочем,
не поддамся я уговоры.

Что бы не говорил,
что б я, дурак, не делал,
свесившись головою с перил,
от жестов и страха белый...

Главное - ты со мной,
дорогая, любимая.
Что-то грудь под рубахой ноет,
упрёки все - мимо.

Ты говоришь: я не прав!-
немного поспорю.
На боковушку, пожалуй, пора,
я, велик, вздорен.





ДРОЖУ

Стихи сочиняя,
страна, город, жуть,
выдумав себе чин и я -
дрожу.

Чин - не очень,
слушаю стерео.
Доставят в Москву почту,
на тот берег.

Снег идёт,
идёт голубой дождь.
бредут люди,
бредут лошади.

     1982, 2001




МОЛНИИ

Стихи сочиняя, поэмы,
одного только ради - любви.
Умнея, стареем мы,
зови не зови.

Я такой, о не буду
просить у других для себя,
листьев тяжёлую груду
граблями теребя.

Горят поутру костры
горькие, погребальные.
Разве молнии не быстры -
говорил аль не я?





КАНЕТ

Ещё немножко выпить есть,
ещё - немножко,
и явятся святые бестии,
танцуя ножками,

пообещают мне,
да-да, пообещают,
покушав я во сне,
мясными щами,

что поутру
как в том стакане,
глаза, проснувшись, тру,
всё это - канет.

        1991, 2001





ПТИЦЫ

Пусть, падая,
умирают летом,
смерть для всех -
тать.
Выпустите птиц
из клеток,
птицы должны
летать!





ГЛАВНОЕ

До краёв рюмку налив,
прошу, Господи, дай счастья!
Одев золотой браслет я ли
с утра на запястье.

Чтобы умнее быть,
не буду других умнее,
на мороз выкатившись из избы,
как во сне я.

Что скажут завтра - то делаю.
Жить, верить, петь.
Дружу с душой, с телом, и -
жена моя, дети.





ЛЮДИ

Не выполнил твоего задания,
я - такой, танцую, пою,
щира, дорога моя панi!
И - ненароком уснул.....

Всё снится, что я, ант,
в гимнастёрке потёртой,
немолодой лейтенант,
шью молотком и отвёрткой.

Дайте автомат,- умоляю,-
дайте скорее патронов!
не то гады, пуляя,
прорвут оборону...

Не слышат, не видят, и я
гранату к груди прижав,
немножечко пьян
под гусеницей стальной
учинил пожар.

Пойте, играйте, работайте,
рёв, смолкнув, орудий.
Точно пчёлы заботами те,
мы полны, люди!





И МЕНЯ

Не нужно
никаких премий,
и по ти-ви
репортажей,
расставит
всё по местам время,
и меня
даже.





ЛЕЧУ

То, что я виноват
не вызывает
сомнения.
Текли Тигр и Евфрат,
лень, и я.

На ухо
Богу шептал, а как же?-
забросив рукой чуб,-
всё неважно,
лечу.






ТЕ, ЭТИ

Стянули дома
проводами,
небо синее -
самолётами,
за что, Бог мой,
страдали,
лупили за что
по спине
плётками?

Неужто
за доброту вселенскую,
за то, что,
помимо судьбы, хотели
другим помочь?
Над городом озеро
жёлтое расплескав,
вытаращила
луна очи.

Нет, ни месяц
от хмеля весёлый,
ни город, ни водка,
ни даже ****ь,
не будут служить,
ни все
окрест сёла.
взасос губы
целуя,
любя.

До одного все желают -
любви,
почти ничего
для любви не делая,
голое тело
ногами обвив,
пышное,
белое.

Натерпелись,- хватит,
довольно нужду
терпеть!
С трубкой на кресле
лежу в халате,-
кхе, кхе,
думаю,- те, эти...

Стянули дома
проводами,
небо синее -
самолётами,
за что, Бог мой,
страдали,
лупили за что
по спине
плётками?






НАКОПИТЬ

Просто в губы тебя целую,
водку стаканами пью,
судьбину жестокую, злую
послав поутру в ю-тьюб.
Энергия вздохов и трав,
вольфрам, литий.
Может, чтобы любить до утра,
удастся её накопить.







БРОКГАУЗ И ЕФРОН

Врать - не подобает,
какие б не сочинял слова,
в кирпичную стену бив лбами,
до играв, ми, соль, фа, ля.

Скажут, наврав, завтра,
на страницах дорогого издания,
бордовые от азарта:
ты виноват во всём, да не я!

120 томов написали
о том, что будет успех,
только та страница засалена,
на которой Иисус выше всех.

     1988





КАРТОШКА НА КОСТРЕ

В румяную щёку
танцуя, тебя поцелую,
каблуками по полу щёлкая,
весёлую, злую.

Зачем наврала вчера,
что - любишь?
Я тоже, прости, врал,
не вылазив из рубищ.

Плевать! Новый Год!
Снова гремит праздник
Не обещал, что женюсь, тебе в тот -
я разве?

Завтра весна,
твержу ненароком я, как сестре.
Ах как вкусна,
картошечка на костре!







ТРУДИСЬ

Жизнь, увы, - проще,
давай-ка бери трудись.
И выйдя на площадь,
кланяясь, как артист, на бис,
не ропщи, что упал
с острой пулей в груди,
а там - бумс, оп-па!
льётся свет впереди.
Некто войти приглашает
в комнату с обоями вас.
И на бис Голощёкин Шая
стреляет, прищурив глаз.

    17 июля 1918 года





РАДИ НЕБА

По одному человеку,
созываю планету.
Текут в океан, ниспадая, реки,
падая в лету.

Вместе мы - сила,
вынь 100 рублей да положь!
дал тебе, когда попросила,
не правду, но ложь.

Ты одна, как месяц красивая,
руки твои ловлю.
Тебя умолял, просил я,
накладывая из блюд.

Жизнь - кровь и ругань,
ради любви танцевал на столе бы.
Умолял вчера друга,
дай копейку мне, ради неба!


             1997





НЕВЕЗУЧИЙ

Есть такой на земле город,
не слишком ярок, не слишком тёмн,
подбородки многоэтажек гордо
надулись. Иди, идём!

И в этом городе мы с тобою
 живём, пока не велят умереть.
На стенках протёрлись обои,
желая любить мы впредь.

Так ярко сияет, нахлынув, туча,
и ноет моя душа.
Невезучий я, невезучий,
холодный на голову лив ушат...

Есть такой на земле город,
не слишком ярок, не слишком тёмн,
подбородки многоэтажек гордо
надулись. Иди, идём!

        1990





РОДИНКА НА ЗАПЯСТЬЕ

Солнце и то - тусклое,
не то, что вчера я,
напрягая под свитером мускулы,
слёзы рукой утирая.
В том что весел и пьян,
до свиданья и здрасьте -
не виновата ль моя
родинка на запястье?


              1986





ОТО СНА

Кушать и любить,
за всё, Боже, - пла
ти.
тысячу тысяч бит
ел с луком в
сала
те.

Вкусен дождь был,
и ты, дорогая, вкусна.
целую твои грудь, губы,
воспрянув ото сна.

      и, у, е




ДОЛЯ ИСТИНЫ

Режиссёр отснял фильм,
грозный, великий,
как гуляли мы, пили,
меняя вдруг лики.

Сегодня одни -
завтра, увы, другие,
горят, мчатся огни
сердцами нагими.

Тебя пригласил полежать
 в моей тёплой постели,
не пришлось, ах как жаль!
и луна - еле-еле.

Поднимусь не то я,
туча как, ураганами ныв,
моя жизнь и твоя,-
лишь доля истины.

      1987





ВО СНЕ

Отодвину чашку, спасибо!
Рукавом губы утру.
Моя дорогая, красивая,
целуя тебя поутру.

И дождь когда запоёт,
и с неба посыпет снег,
бредём мы с тобою вдвоём
во сне.







ВЫШЕ ЕСЕНИНА

Голубое, как лунь, небо,
красен и жёлт октябрь.
Умоляю - любви мне бы,   
помни меня хотя б!

Душа - видите, слышите -
нами самими  посеяна.
Готовы ль лететь выше
Есенина?





НЕЛЬЗЯ

Потом, когда
свет возреет,
когда на попятную
уйдёт тьма,
прогремит опять
Гиперборея.
хамам шах
поставив и мат.

Не понимают,
увы, люди,
возникнув из ящеров,
кошек и обезьян,
что однажды
в колодец плюнув,
попить из колодца
уже нельзя.






ЛОШАДЬ ПРИШПОРИВ

В кино не снимаюсь,
в челюсть чуть что, бью,
огонь, как Майкл Тайсон,
лив пить воробью.

В окне закат ал,
отдёрнув жёлтые шторы.
Скачу Павел, Пал,
лошадь пришпорив.

Убили царей,
цариц ножами убили,
в августе, в сентябре,
жизнь: или - или.

Чёрное, синее, красное,
ударит в бубен закат.
Лечу не напрасно,
летится пока.


    м1988






ХОЧЕТСЯ НОВОГО

Музыку каждый день слушаю,
верю в твою любовь,
это может, пожалуй, любой -
бить мечом, лить пушками.

Я - не буду,
просто тебя попрошу,
преодолевая тоску и простуду,
сделай мне секс-ушу!

Это когда мы рядом,
когда нужда, горе ли.
Какого, скажи, вчера ляда
 мы, поспорили?

Жить хорошо, здорово!
по воде - как посуху,
точно гром об пол посоха,
хочется всегда нового.





ВНУТРИ И ВОВНЕ

Чтоб быть
других выше,
надейся и верь,
брюнетки,
блондинки,
рыжие,
из подушек
вытрях
нув
перья.

Учительница
моя строгая,
штаны подтянув,
в дом пришла,
пальцами
душу трогая,
битый,
перебив
шлак.

Ушли вы,
вас - нет,
дыханье,
как рог,
леденеет.
Холоден
поутру снег,
внутри
которого
и
вовне я.

   1993





ЭФИР

Слова вывернув наоборот,
последняя строчка - первая,
бутылками, шпротами,
словами и нервами.

В прицеле, увижу,- ты,
душа рвётся вдаль.
Бетонные, как жгут, плиты,
Пушкин, Стендаль.

Эфир!- умоляет Тесла,
нет его, утверждает Эйнштейн, и Эсфирь
резала голову весело,
ненависть сея в эфир.

Высокую обретаю обитель,
верю, что смерти нет,
прошу вас: друг друга любите!-
искренне.

       1989





УДАРНИК

В губы губами тебя,
целовал.
девочки и ребята,
чёрн закат,- ал!

Работал, пыхтел на заводе,
служил-дослужился в армии
и теперь, вроде, я
как ударник.

Кую огонь-сталь,
на улице протирая подошвы,
падаете, устали,
что же вы?

Гитара звенит,
вздрогну, как от испуга.
и друг, извини,
предал друга.





БЫТЬ КЕМ-ТО

Хотела очень в артистки,
да не достало денег, таланта,
декламировала, кисть кинув,
Есенина, пела Блантера.

Когда сказали ей: нет, - зарыдала,
скатилась на пол в коридоре.
Хотела есть мясо и вишни даром,
в гостинице проживать Астория.

Поднимайся, бедняжка,
твоя в волосах ярко горит лента.
Самою собой быть, ах, тяжко,
легче - быть кем-то.






НА ГИТАРЕ

Слушая музыку,
прихлопывая - ла-ла!
рулетка гремит русская,
огонь из ствола.

Любимый тобой я пока
танцевали мы в паре;
тебе - так и так -
сыграл на гитаре.

Дребезжат перепонки,
весь мир дребезжит.
Отзывчиво пел, звонко,
смерть, жизнь.


     1995





СПАСИБО!

Пой, гой, иди,
майна, вира.
Спасибо, Господи,
за этот мир!

За то, что
ярко солнце
горит-светит.
любовью душа
полнится
годы, столетия.






СНИГИРЬ

Кто это нахохлился,
кому мороз - нипочём?
и на ветке сидит он, к псам,
как Пифагор, учён.

Розовая рубашка,
чёрный, как уголь, фрак,
иногда - нараспашку,
иногда, как и я, прав.

Так и я, Господи Бог мой,
не боясь ни мороза, ни дрязг,
временами, порой
в пересудах погряз.

Что ты со мной делаешь,
елей мне на душу лив?
Марширую, как пешка,
я в короли.






СЛОВА

Твердила вчера - люби,
люблю, очи закрыв, говорю.
Святое - Библия,
и начал всё Рюрик.

Но солнце, оно больше
бриллиантов всех,
люди, доколе же,
обманы терпеть, сев,

когда говорят, что меньшее -
всех нас больше?
Восстали Язов и Пельше,
сыпет снег в Польше.

Полюбил тебя я за так,
пряник мне Бог дал.
Ты не бархат - наждак,
умирающему еда.

Удачу ловлю,- поймана будь -
с громом встал из-за стола,
тонну приняв на грудь.
Всё и, правда,- слова.

     1991





НАИГЛАВНЕЙШИЙ

Поймёт, я уверен,
мой бог
и не осудит
строго,
напалмом
деревни жёг,
непокорных сжигая
логово..

Упала страна
и тонет,
скользите
в ад вы,
крики раненых,
стоны,
и мать над ребёнком
выв.

Потому что
всех вас главнее
наиглавнейший я!
от гор,
от Пиренеев
и до - ху...

В моей
напечатано книге
убей, растли,
забери!
И глубже в неё
я вникнув,
взорвал
над городом гриб.

Что есть, спрошу,
судьба?-
скопище
бесполезного хлама.
В поминальный
бьёт барабан
Далай-Лама.






ДО ДНА

Читал со сцены стихи поэт,
покой господ боясь нарушить,
пойдёт на всё ради премий - этот,
забыв, что главное - души.

Лыс, глаза - обыденные,
завистлив вполне, наверное,
сам себя почти выдернув,
знает, из скверны.

Прижавшись с тобой висками,
его, моя девочка, слушали,
дни золотые, фискальные
теперь являются душами.

За окном - небо и ветер,
приуныли с тобой, родная.
Ах, как здорово жить на свете,
коли честен и чист до дна я.


               1996





ВЕЛИКИЙ

Пусть ты умрёшь
когда-нибудь,
на произвол судьбы брошена,
пил твою грудь,
спал -
на горошине.

Сияют со сна
жёлтые, синие блики,
мамочка моя, знай,
я - великий.






ЛЕНЬ

Много всего наделал,
попал к тебе навсегда в плен.
нужно чёрное сделать белым,
да - лень.

Лень поднять под ногами деньги,
другие поднимут пусть,
я ж с околицы, с деревеньки,
не дую и в ус.

Деньги мои - зелены поля,
да синь, красен лес...
Ну в дебри я, бля,
и влез...






ЦАРЬ

Вот мой портрет,
лоб, щёки, нос - или...
Бросили бомбу в карету,
бро
сили.

Полиция душу порвёт,
ищет преступника.
Огонь, лёд,
ну-те-ка.

Гулял я по городу,
сегодня во сне,
подняв подбородок гордо.
Зима. Снег.






ЧТО ЕЩЁ НУЖНО

Бёдра твои ногами обвив,
мной поутру разбужена.
Что ещё для любви
нужно?



 


КИРПИЧИ

Чтоб на дно не упасть -
держись,
дьяволу лил в пасть
жизнь.

Красивая очень,
горячее на плите пит.
Пил вчера
из пустой бочки?
Терпи.








ИШ

Моя дорогая, ласковая,
огни за стеклом горят,
розовыми, синими красками
небесный прядёт
шелкопряд.

То, что было у нас,
это, прости, - всерьёз?
С лиц да сорвёт маски,
ветер, сын грёз.

А там, дальше, дальше,
даже когда спишь,
без умысла и без фальши,
целуемся, иш.






НЕ КАЖДЫЙ

Я тебе - про Потоп,
про вымерших мамонтов,
о русских, о самозванцах,
и не запутаться чтоб
горячим, как огнь, ртом
поймать твои губы
старался.

Полюса - увы, это так -
убегают раз в триста лет,
мрут люди, как мухи.
Полюбил тебя я, простак,
наевшись твоих котлет,
переболев, в армии быв,
желтухой.

А ты, не устав, сериалы,
смотришь, глядишь,
как жаль, родная, что - это.
И на востоке - синее, алое,
гладь и тишь,
Пушкиным, Лермонтовым
воспето.

Армяне, евреи кричали потом,
азербайджанцы,
воды, мол, крови хотим,
изнывая в горах от жажды.
Дорогая, дай мне - полшанса,
в темноте на ощупь идти,
может не каждый.






ПАВЕЛ-ПАВЛУША

Музыку
громкую слушая,
целуя руку твою,
я Павел-Павлуша
пою

о том, что любовь
возгремит повсюду.
Это должен любой -
как себе
верить люду.





ИОН ЛОРД

Таки-так,
взял в руки вчера перо,
скерцо, стакатто,
Мальвина, Пьеро.

Насочинял я стихов
с три, поди, пуда.
энергия - хо,
берётся откуда?

Пальцы на белом,
на чёрном,
душа - в раю.
Шеей и волосами дёрнув,
пою.

   2012






ЛУНА ДА МИР

Осень горит, светит,
алым и голубым.
Целое я столетье,
на свете быв,

утверждаю:
луна да мир,
снегом растают
никогда не любив;

никогда не войти
в терем,
не поднять дом,
если нет веры,-
твёрдо уверен
в том.






КИЕВ

Из-под брезента
ноги торчат,
носы, заострившись -
в солнце.
Слёзы мам
и девчат,
поседевшие
на ветру
волосы.

Восходит
когда Юпитер,
мальчики
врут крутолобые.
Готовы снайперами
вас убить,
получить
удовольствие чтобы.





ФИЗИКА, ХИМИЯ

Поцелуй меня
в губы,
день у меня -
рождения.
Любить умолял,
убыв,
как
пень я.

Все мы родились
 когда-то,
великие,
блеклые.
Соединяются
атомы
в молекулы.





БОЛЬЮ НАУЧЕН

Каждому пусть хорошо,
отчаливают от судьбы лодки,
дайте, говорю шёпотом,
водки.

И даже пусть всегда пьян
не пил бы лучше,
не взирая на боль я,
болью научен,

о том, напою,- мир миру,
сочинил это давно Лев Толстой.
Был потом лозунг застиран
раз сто.

    2014







ЛЮБВИ

Вика, Виктория,
желала огня, шика,
все мы, которые
мужики.

Тебя целовал зря,
коня по утру пришпорив,
пылают, горят
оранжевым шторы.

Убрал со стола я,
губы твои целовав, Вит;
умоляю -
любви.






УКРАИНА

С колена стреляя,
из автомата,
прошу, умоляю,
я, атом,

быть во Вселенной хочу,
чтобы расти.
Тягают меня за чуб,
режут мой стих.

И то, о чём я,
золото, сводня,
вчера думал,
сегодня -
под дулом.

Расстреливали
с этажей меня
спасся, Бог,
еле-еле я.
голосу сердца
не вняв.





РУССКИХ ЛЮБИТЕ

Давно не кричал о любви,
любовь нынче не в моде.
переносицы на Крещатике бив,
главный я, вроде.

Не хочешь платить - умри,
терпишь, который русский.
Стреляют на поражение бриты,
шнапс выпивая кружками.

Русских лучше не трогайте,
вы русских - любите.
криками да дорогами,
вашими битами.

Поставлю, чтоб не закиснуть,
рокенрол, джаз и блюз,
Одер пал, Сена, Висла...
Тебя, дорогая, люблю.





ТЫ

Ничего я не делал,
только любил,
душу отринув и тело,
дебил.

Потому что - ты,
я - потому что.
Завтрак, остыв,
ветер, любовь, пус
тошь.





ЖЕНЩИНА

И это и то,
и даже гитара моя,
провалилось всё чтоб,
вопил пьяный я.

Вопил: ну ты, я!-
набрав воды в рот,
молчала.
Падали в Киеве майданутые
в небо отчалив.

Прощаешь из чувств,
скандалы я начинав,
кашляю, хохочу,-
о женщина.





ПРУЖИНА СЖИМАЕТСЯ

Бажаемо Львiв, Выннiця,
Рiвнэ,
Кыiв и Харкiв...
а потiм, такi
старовыннi,
кровью
отхаркиваем.

Цар руськый прыйде,
нас, дурнiв, змырыв.
I ляхiв, i злыднiв
i молодi, i стары.





ГОСПОДИ

Кошек и собак кормил,
отдавая последнее,
Господи, душу прими,
накрыв живот
пледом я...

И что с того,
что не жив и не умер.
Играет, стонет фагот,
бежит Брумель.

Не умру никогда, душу стырив.
Стой, иди.
Господи мой ты ли!
Господи!






НЕ ПОПЛЫВУТ

Христос сказал: мир есть любовь,
а по ТиВи одна ненависть.
о стенку бью, плача, я лбом,
Господа умоляя истово.

Пусть дураки дуют в рога,
нет у них никакого будущего.
Праща Давидова во врага
 выпущенная.

Сказал велик о любви,
да его на кресте распяли,
крест холодный ногами обвив
ты ли, я ли?

А потом, когда в небесах,
горят дирижабли с пропеллерами,
Какого чёрта и пса,
надеялся, верил я?






ПОЭТ

Деньги - не важно,
а так же машина
аэроплан даже,
руками маши я.

Пусть Волга
впадает в устье,
струясь долго,
пусть.

Дорогие мои друзья,
не важно всё это.
Главное, я -
поэт.

Сочинял о любви,
прости Господи,
Ты ли пел, я ли,
один.






ДРЕЗДЕН

Никто никогда
не любил так, как я,
душу отдав
счастлив и пьян.

По граду горящему
мы брели,
ищите, обрящите,
гвоздями, пери
лами.

Разрушили город,
бомбами,
Горда я, горд,
бомм, бомм...
Амен...






ВЫЖИВЕМ

Крест положив
на живот,
днём, тыжднем.
Страшного ничего -
выживем.

1983






ЗАРЕЗАЛ

Вчера, прилежный ученик,
пожар в конюшне учинив,
с ножом за пазухой ушёл.
Дождь лил, и ветер
рвал окна с петель.
Ах, Господи, как хорошо!

И несусветно широка
Твоя Вселенная вся как!
Мы  - пыль, мы - мусор.
Шёл, дождь и дым глотая -
весна цветёт какая -
длинноволосый, русый.

Истомой сладкой опьянён,
тебя я повстречал, как сон,
быв весел, трезвым.
Грудь, бёдра, скулы теребя
легко потом тебя
зарезал.

     1988




ВЕСНА

Даже когда, если
поёт Элвис Пресли,
кран в небе звенит,-
извини...

Ушла от меня,
точно пепел с окурка сняв.
Мама моя сказала
что ты - от Балтазара.

Карась жирен у шеи,
встретимся мы неужели?
Дождь, снег,
как во сне.

Прибыло, убыв,
липы, осины, дубы,
воспрянули мы ото сна -
весна.

    1979, 2012





СЕРЁГА

Когда водка вся выпита,
магнитофон шелестит,
стучу я копытом,
от трёх до шести.

Ширинку расстёгивая,
жизни учась.
Закрой двери, Серёга,
я сейчас...

     1983





СПАТЬ ЛОЖУСЬ

Весна, солнце, листья,
от счастья почти угорел.
всем я доволен, неистов,
февраль, март,
апрель.

Сына украли, крадут - дочку,
май, июнь лют,
люблю её очень,
всех вас люблю.

Поехала крыша
у меня пусть -
как ты говоришь,
спать ляжешь, и я тоже
ложусь.






НА КРАЙ СЕВ

Налево, направо падаю,-
мчась на автобусе,
к тебе, дева, - рада?
на край сев.

Все - с пистолетами,
на силу, на плеть уповав,
от меня залетела ты,
от которого только -
слова.

    1990







СМОГУ

Пусть завтра осень,
огонь времени пусть,
окурок в ведро бросив,
я, русский.

Поцеловав в губы
тебя в золотом стогу.
я всё, грубый,
смогу.

    1990







ВОЗДАЯНИЕ

Вещи собрав, ухожу
на этажи.
это есть жуть -
жизнь.

Осень мелькает,
мчась в поездах,
чай из стакана
пив, да.

Угощение - яд,
всё, есть не буду.
родом есть я
откуда?

Едва суп осилив,
плюнув в рагу,
от вас что есть силы -
бегу.







ДЕЛАТЬ СТИХИ

Легко быть поэтом,
любить когда нечего.
Судьба - пот это,
почти  вот

успеха достиг,
поставили, напечатали
мой золотой стих
в чат, алый.

Да мне теперь всё равно,
потери познав.
Рвав ноты,
со сна.

Чтобы быть шире, не уже,
разные мы, плохие,
как огонь
делать нужно,
стихи.






РАСТОРГУЕВ

Прости, что наврал,
моя девочка,
просив до утра
тебя очень я.

Твердил, что люблю
дорогую,
тебе шлёт салют
Расторгуев.

Поёт и стонет
его гитара,
сами Роллинг ему Стоунз
не пара.

И от поцелуев когда
горячо,
под музыку рая,
голову уронив
на моё
плечо,-
засыпаешь.

    1989





УМНЫЙ

Сколько б не прочитал,
не выпил сколько бы,
и лично ты та
взвенела осколками.

Катилась орда на восток
 с запада,
Был добр и жесток,
спав, да.

Люблю ли я? Нет.
Твердив про себя уммы.
Недаром Бога во сне,
видел я, умный.









ДАЛЬШЕ ИДУ

Соло играя,
на контрабасе
от до и до - края,
жизнь отколбасив.

Глухой я тетеря,
какой всё-таки дуб!
Глаза в небо вперив,
иду.

   2014






ЦВЕТОК

Неважно, подумали
разное обо мне что.
На станции, в Умани,
резал я штоф.

И мы, тоже и вы
до самых гнив пор,
на гитаре я выв,
как Гилмор.

Огонь в небесах
Боже, Господь, помилуй.
Воздел себя сам
на вилы.


    1982, 2001






СИЯВ

Ни во что теперь
я не верю,
только верю
в себя,
глаза в облака
вперив,
я.

Уйдут, как дни,
годы,
смерти уйдут.
В этой жизни
нельзя быть гордым,
сам собой
дут.

Не то - говорю,
да -
судьба в рукаве
взвоет,
холодная,
как вода,-
я,
живой.

Действуй,
жив будь,
надейся
и радуй
ся!
И разорвёт
счастье грудь,
дав,
си
яв.


1991, 2014






ВЕРЮ!

Верю, что ложь
не победит,
от берега осторожно
отчалил, да и

все мы плыли, устали,
не надо, не спорьте,
жизнь и смерть аль
есть спорт.

Руку твою
держав на весу,
верю только в хорошее,
в - суть,
на произвол судьбы
брошены.

Из металла сделанные
и из дерева,
в то, что
чёрное белое,
верю!






МЕЧТАЛ

Родившись вчера из атома,
в атом завтра уйдя,
лил мёдом в уста-то
я.

Я, который всех меньше,
да всё, всё не так.
Любил, обожал женщин
простак.

Над городом, над Вселенной,
судьбы и меры за вычетом,
сбежать я из плена
мечтал.


   1997






РЕФОРМАЦИЯ

Нет, говорят,-
любви,
нет царю
русскому,
потому что -
лев, бив,
науськивая.

На произвол
судьбы брошены,
ноги вытаскивая
из кала,
не правда теперь,
но ложь
возобла
дала.







ЕКАТЕРИНА

Говорят, жизнь - не то,
что вы думали,
играя в лото,
ширмами, уммами.

Ложь я отринув,
до, ре, ми,- пою,- фа...
Верь мне,
Екатерина,
из Харькова.

Что не всё ложь,
иногда тоже - правда.
Вынь да положь.
Ты рада?







БРАДОБРЕЙ

Дип Пёрпл слушая,
и Гилмора,
из тела и душ
мир брав.

Пора, говорю,
быть добрей,
эй вы!
Я, брадобрей,
души шив,
выв.







НА СТОЛЕ

Пожалуй,
идти пора, -
и
дрожат
плечи Гилмора,
как мои.

Струнами заиграл,
пел,
танцуя, я прав,
на
столе.


1982, 2014







ЛЯХ

От веры отцов
отрешившись,
с коня съехав
в полях,
быв многого выше,
ты, лях.

Теперь только зло
твой удел.
Огонь
в тетиву слов,
ты,
вдев.

Повелевают Москва,
и Петербург,
цвет синий и алый,
бурый.


1987, 2014







АВИЦЕННА

Гм, гм, вам слышно?
Начну, вечен.
Шуба моя лисья пышная
полетит с плеч.

Расскажу о любви вам
сегодня со сцены
в раю побывав,
Авиценна.

О том, расскажу, что надо,
верить, прощать,
и сухарь даже сладок,
я, отощав.

О том, что рада ты даже
наврав мне чуть-чуть,
жару когда поддашь.
Лечу.







АНГЕЛ

Не весть какой ангел,
котёнка не мог спасти,
в таблице о рангах
пусть первый мой стих.

Ни сладкое молочко,
ни, вдев, увещевания...
старался я очень,
да - забанили.

Гремит за окном весна,
Раздайтесь поля, ну!
Проснулся, зевнув со сна,
палочкой я взмахнув.

Молился, себя сам порадовав,
пев песен много,
да над ангелом, видно, и правда
есть Бог.







ПЛУТ

Пока, дорогая, пою,
танцуя с тобой,
я, плут,
girl, boy,

снится -
дома, кирпичи,
цветут за городом вишни.
кричи не кричи,
авось
докри
чишь
ся.

Был весел, был пьян,
за околицей солнце горит!
От алтаря
шёл, весел и брит.

Пожнут нас в лукошко,
отрезанных на столе как.
Скажу: я не кошка,
и не грибы -
человек.






КАВАЛЕР

Что я люблю,
передай маме, Валера,
пока под дождём не остыл,
ордена кавалер
красной звезды.

Два танка подбил
и пушку,
матерь еби,
я, ушлый.






ГРИГОРЕНКО

На гитаре взахлёб играл,
рубил по медной тарелке.
и всё-таки прав,
я, Григоренко.

О том, пев, что завтра будет,
что было вчера тоже,
и танк грудью я
уничтожил.

Обвязавшись гранатами,
за тебя, Лена!
Я, атом,
Вселенная.






НЕВЕРОЯТНО КРАСИВО

Господи мой, помилуй
меня,
травы, проснувшись,
косил.

Танцую,
голосу твоему вняв,
невероятно
красиво!

   1980







НА МУРАНОВА

Не нужны мне припарки
встав рано я,
в городе Харькове,
на Муранова.

Искал, да не нашёл
резав, шия,
усевшись за стол
я.

И даже когда осень,
мне много не надо.
Только б - горели росы,
только б была ты рада.

    1999






СПАСИБО ЗА ДОЖДЬ

Боже, спасибо,
за дождь,
что на теле моём -
твои руки,
стараясь себя
превозмочь
от надежд
и разлуки.

И потом
поутру,
выглянет
яркое солнце,
губы, выпив,
утру,
я, лоцман.








В ГОРОДЕ ДОЖДЬ

Сталь лил, коров пас,
по суше бив ластами,
забрали всё у меня
на ложь труды поменяв
ещё больше берут.
Прямо в лицо,
плюнув свинцом
наплевав в душу,
сокровенное кушав,
Лондон, Бейрут.

Сто выжав, тысячу,
в граните я высечен,
И то, что я рассказал -
как в поле гроза.
и любовь тоже.
Стреляли из автомата
в меня, в атом.
Конечно, промазали,
ложью бив, унитазами,
а в городе дождь.






ЗУБЫ

Говорят -
они всё,
они - само время,
плавал в пруду
осётр
беременный.
Родил таких же слабых
как и вчера,
и, стало быть,
червь я, рад.

Что, ничего
миру не дав,
выживу,
всё катись  -
к чёрту.
Шурую ластами,
лыжами,
под пальмами
в шортах.

Зубы осётра съели,
съедят и тебя.
берёзы, дубы и ели
ветр теребя.






ПОТЯГАЕМСЯ

Неразрывное мы
целое,
друг в друга глядим
в прицелы мы.

Вчера тебя целовав,
ранен теперь, убит!
Струив кровь и слова,
матерь ебит...

Наверху небеса
палевые, голубые,
жизнь преодолев сам
средствами я
любыми.

Здравствуй, мой друг,
ах - пока!
Давай потягаемся вдруг
на руках?





АТЕИСТ

Кричал:
построил я корабли,
деревья растут - коли!
всё превозмог.
А, умирая, молил:
о Бог!..

   1983





В МАРИУПОЛЕ

Воздели на крест деда,
с хрустом упав на вилы,
горького мёду отведав,
мы отступили.

И в свете солнца,
валили вперёд,
за мной судьба гонится,
кричав во весь рот.

Ноги в кадушке мыв,
атаковали нас алиены,
с разгону мы, вы
в море упали.





ЕГО ПРОФИЛЬ

Знаю, не надо,
громко стрелять,
выйдя из ада,
судьб инсталя
тор.

Бью по ногам,
как профи.
Ах крут, элегантен
мой профиль...

Мир рушив по плану,
как воду, лив яд,
разве не главный
здесь я?

Всё остальное куплю
бу
са
ми,
разбираются люди
пусть сами.

Только скоро восход
тень тает,
стакан крови - сухой,
доса
да
какая!






ЕЩЁ НЕ ВЕЧЕР

Ещё не вечер, пропою,
ещё не вечер,
смеялся и кутил,
подняв я плечи,

Был грешен, но прошу,
прости,- я
любил тебя, люблю,
Россия!

Твои поля, снега твои
так хороши,
о, счастлив буду как,
пев, жив!

И если враг придёт
в пол третьего,
уверена ты будь,
его мы встретим.





ЛЮБЛЮ

Каждому будет своё,
как не старайся.
Небо розовое встаёт,
что рай сам.

За плечи крепко обняв,
в меру весел и в меру лют,
всё-таки очень тебя я
люблю.






ДЕТИ СПЯТ

В губы губами
я целовав,
обняв твои плечи,
Пожалуй, слова
 лечат.

Обняв,
целовав я тебя -
возьми, на!
Пока - дети спят - 
не наступит
война.







ТАНЦЕВАЛ НА БАЛКОНЕ

Выпил рюмку - и
танцевал на балконе,
лгать мне ведь не с руки,
тучи ветер
нагонит.

Мой кораблик плывёт,
качается,
тащи, вынимай ты лебёдку,
отчаявшись.

И, выжив, потом
апосля ненастий и бурь,
ловлю воздух я ртом,
балагур.








В НАДЫМЕ

Люди строят небоскрёбы,
раз, два, три!
На строительстве я пробыл
щёки в зеркало побрив.

А в заоблачном Надыме
горизонт-то очень дымен.

Там, где призрачно тайга
я, одетый в робу,
жизнь по-матери ругав,
месяца два пробыл.

Режут в уши комары,
взяв мешок, пошёл в отрыв!

Обещали дать мильон,
тотас с прикупом.
И воскрес Наполеон
из могилы выкопан.

Ай бетоно ты мешалка!
Как два месяца мне жалко!

Полетел в купе домой
я без почестей.
Мой мочалка меня мой
дочиста!


    1984





КАЗАК

Оборонил,
утерев губы, стакан
и пришёл сон-то.
Как янычары
те облака
на горизонте.






ТРИ!

Три на сто
тысячелетий,
или всего-то - три века?
В губы целуя
или плетями
режь-руби
человека.

Каждый -
корми котёнка
и собаку бездомную,
между жизнью и смертью
узкая плёнка,
омы - на.

Монета попалась:
смотри!
вся в земле,
сколько русской ей лет?
Давай,
давай три.


       2000






В КОНТЕКСТЕ ЖИЗНИ

Как день
вдруг сменит ночь,
как настояние -
улыбку,
колеблются твои,
объемля, очи,
едва воспрянул
месяц зыбко.

За руку
взял тебя
столь нежную
и тонкую,
что позабылось -
жизнь, рубя,
большая
гонка.

И до сих пор
и ты, и я,
нерасторжимы.
Всё то, что мы -
история,
в контексте
жизни.


1991





ЧАСЫ

Не смог дольше врать,
измеривая Абсолют...
Сёстры мои и братья,
всех вас люблю!

Люблю так, что -
ни пить мне, ни есть,
и золотой мой жетон
престен.

О жена, дочь!
весел, не грустен
теперь очень,
и - моя Русь!

Всегда тебе сын,
быв иногда вор,
смотрю на часы,
как на
при
го
вор.







МАТЕМАТИКА

Правда - всё,
даже больше,
она - Бог.
ложь терпеть нам
доколе же,
холодом и огнём жжен,
неправедное
превозмог.

А потом была - ты,
кстати-ка,
сиганув через тын,
рвав на клумбе цветы -
математика.

   1987







ПОЭТ И БАЛАГУР

Не просто всё,
а гораздо серьёзней,
идеи, они
правят миром.

Брат мой родной,
Серёжа,
не нож,
а - сатира.

И то, что целовав   
в уста
дорогую Еву,
как, впрочем, многих,
 
за их счёт,
устав,
пив, ев,
делал ноги.

Успех всех уроков
я повторил,-
поэт и балагур,
бив, вроде.

Как живешь,
ты, старик?
Всё так же
вкалываешь
на
заводе?






НЬЮТОН

День в ночь переиначив,
пою,
не то, иначе,
сам Ньютон

прикажет
долго жить.

Включив, как день,
компьютер,

компоты в горло
лью-то,

лечу
на этажи.


   1997, 99







ЛИНИЯ ГЛАЗ

Пусть смерть
и отчаяние
нас добудут,
выпив до дна чая,
good.

За яблоками
в сарай слазав,
закурив сигарету
в рот,
линия глаз
не врёт.

Побеждаете вы,
мы побеждаем.
Адамы и Евы,
Авели, Каины.


2001





АТОМНЫЙ ПАНЦИРЬ

Бога самого слышав,
всех вас гораздо старше,
лил дождь по крышам,
плыли по Волге баржи.

Продав пеньку, потрудившись,
во благо Англий
и даже Франций.

мы,
выстроившись
по рангу,

атомный нарастили
панцирь.

Чтоб петь не мешали,
двигаясь к коммунизму -
бомба землю ужалив,
is it? it isn't.

 1988






ИЗ МАУЗЕРА

Владимир Ильич
счастье нам пообещав,
ради приличия
отощав.

Галстук под горло
и лысина.
слишком мы гордые,
сами себя
возвысили.

Вытерев вчера пыли,
пожалуй, я рад,
дроби красные вылив
из маузера.






ПРИДУМЫВАТЬ МЕЛОДИЮ

Как перст всегда один
пусть ночь, пусть - день,
Веди клубок, меня веди,
значения посереди,
и в золото одень.

Увиделось во сне,
что вымыл шваброй подиум,
и денег нет как нет.
Так нелегко, поверьте мне,
придумывать мелодию.





ДОЛБАЕТ САНТАНА

Родом с харьковского
базара,
клинически говорю
на "хэ".
Вчера, как Бог,
лучезарен,
сегодня -
скинхэд.

Но и тогда
и сейчас,
умоляю, прошу,
жизни учась,
врач и шут:

шаг вверх,
не вниз,
невесту выкрав
из стана,
так извинись!
И долбает
Сантана.






РУССКИЙ ПОЭТ

И даже когда убивали,
дуло вставив в рот,
за окном загоралось
утро палевое,
целая пала - ровняйсь, вольно! -
рота.

Красные, белые,
белые, белые, красные...
Многое сделал
не напрасно я.

Любовью ко всем объят
на излёте дыханья и лет,
потому что я -
русский поэт.





СПЕКТР ИЗЛУЧЕНИЯ

Только одна полоска - любовь,
выше и ниже другое,
фиолетовое, голубое,
разбитая кулаком бровь,
ты, я, он,- трое...

Сидим, разговариваем,
в кафе за столом.
вина на столе варево;
что только не впаривал
тебе он...

Рубил потом его в переносицу,
за то, что неповоротлив.
Та ли,- думал я,- тот ли?
До сих пор эхо носится,
в подворотне.

Стихи читал я тебе,
смеялась ты ведь же?
красивая моя лебедь,
простила меня ведь?
немножечко быв сумасшедшим.


    1989




ПОЦЕЛУЙ!

Пусть ты великая,
певица пусть,
мышкой кликая,
В Оби устье.

Гремит, как карты
клади на стол,
Маккартни,
fool Пол.

Любишь, спросила,
на край света пойдёшь?
Любовь это сила,
что ж.

Кивну головой...
Чей же я раб,
как, дорогая, не твой?
Вечереет, жара.

Этого ты хотела,
другого ль.
Сижу над компьютером
белотелый я,
голый.





ШАКИРА

Любила всех и меня,
так говорила,
и пьяная матросня
сразу - в рыло!

Любил тебя тоже
я, арий.
Сеешь, поёшь,
долбав
на гитаре.

А там, там -
будь что будет.
Веет там-там,
гремит
вуду.

Примеривая боты
средь пчёл
и злых ос,
да взойдёт
всеми
лостивейший
Христос!






ПРЕЖДЕ

Ах было мне жарко,
от пуль колко,
выжил, пригнувшись, под аркой,
товарищ
Стрелков.

Докладываю:
никого не убил, танцую,
мину в ствол
голубую сунув.

Каждый день ложусь спать
в надежде
пережить дождь, кстати,
хоть любите,
режьте.

Вычистив от меня подъезд
и весь дом,
на миллионы разрезан,
я, Дермидонт.

Имени не узнаете,
вы моего
лишь узкая
в углу тень,
бил - фагот.

Воскреснув,
каждому в дом приду,
как соль пресное,
преодолев
редут.





ПРИГОВ

Вот поэт,
вот ел салат.
Не смотря, поди,
на это
что ж ты, девонька,
так зла?

Ты устала, я устал,
зазвенит весёлый нерв,
в жёлтой будке синь и ал
милиционер.


     2007





ОГНЕН МИР, ТЕСЕН

Никому, горевал, я не нужен,
и ты никому не нужна...
Воспоём скорей песнь!

Поцелуем твоим я разбужен,
моим - ты разбужена!

И так будет всегда,
себя без остатка отдав,

огнен мир, тесен.


      1981





ЗАКОН

Болит голова,
Рр-няйсь! Рота!
Других убивав,
сами потом
умрёте.

Не убий, не укради!
пой и думай сам,
диво пред тобой из див
вдруг -
откроется...

    1981






РУССКИЙ

Борюсь за счастье людей,
вы того и не знаете,
день,
тень.

Ложью до дна сжат,
строчу, и ты - какова.
Из ППШ-а,
из -
Калаш
никова.






НА УРОВНЕ ЛЮБВИ

Пусть пьян я,
старик.
Душа-то моя -
горит.

И ты, честь и нерв
мои до дна пив,

на уровне 
плыли
любви.






СТЫРИВ

Был с тобой, может, груб,
невежлив, может,
отдав за такси рубль,
Боже мой!

Шипела,
по улице пешком шла.
Душу хотела и тело,
мои уничтожить дотла.

Сказал тебе: режь,
грудь подставив.
А ведь были мы прежде
рабами любви.

За стол сели мы, выпили,
колбаску держи,
Мою легко стырив -
всю жизнь.






МНЕ НЕ ВАЖНО

Ругал меня ажно
дым шёл,
и октябрь
синь, жёлт.
Прости,
теперь
мне - не важно.

    1999





ГОВОРИ

Это есть жизнь,
старик.
Отчаявшись,
говори.

Окно за плечами,-
изучаемы мы,-
горит.






ХОЗЯЙКА МОЕЙ ЛЮБВИ

Лето теперь в разгаре,
вот что скажу, дорогая.

Не притворяйся, что спишь,
ладони от губ убери ж!

Смеёшься, смешно... Мне - не очень,
ведь я всему верил, балда.
Нашёптывала нашей дочери,
что Ален Делон это - да!..

Конечно же ты пошутила,
ещё говорила: Боб Дилан,

не красная шаль - голубая.
И я, потихоньку спиваясь.

Сегодня мосты разрушаешь,
вчера их установив,
такая ты, очень большая,
хозяйка моей любви.


       2009






ЗОЛОТО

Копая, бив сваи,
добываете золото,
я тоже его добываю,
дорогое, жёлтое.

Горит за окном осень,
гремит блюз.
Где тебя,
дорогая, носит?
Люблю.

    1987





ЁПТ

Быть больше неба,
я не могу.
Мне б, мне бы,
петь на лугу.

О том, что красен мир
как весь я,
и ты, родная, ты посмотри,
пев, плакав, сияв.

Душа любовью наполнится.
шатёр дрожит и бьёт,
и - синее, голубое солнце,
ёпт.






ЛЕВ

И Ломоносов,
и Александр Сергеич
Пушкин,
ев от души,
досыта,
с боями выйдя
из Кушки,

то и это преодолев
прыгнув, лев,
рыки струя,

на бумаге застыл -
вправо и влево -
я.


    1990







ВСЕЛЕННАЯ

Протуберанцы
и вены лия,

ты - моё
счастье из рая.

Как Вселенная я,
расширяясь.


     2014





ЭТО ВСЁ - Я

Руку держа
на пульсе
Москвы,
Иерусалима,
даже пусть
с Силиконовой я
долины,

Превозобладаю
упорно
в мир надежду
струя,
целовав в уста
непокорных.
И это всё -
я.

Исходя
из пьяных оргий
победа носится.
Георгий
Победоносец.


1986, 2014





ОЙ!

Столько музык
послушав,
шею я гнул,
внемлю, Павлуша,
теперь тишину.

В ней всё - мир,
война,
и даже любовь.
Пулю, прицелившись,- на,
ой!

Простонав, ранен,
в руку и в грудь,
налейте стопарик,
хоть кто вы
не будь!

Бодрствовал,
как спал иже,
мама моя дорогая Валя,
до дна выжат.





37-Й

Двадцатые наступили,
рекой полилась кровь,
Или мы - вы или,
временами, порой.

Облако голубым теребя,
коклюшем рваным,
на шаг отойдя от тебя,
щёлкнул наганом.






ТАНЦЕВАЛ НА ПЕРИЛАХ

Конечно же лгал,
как сивый мерин я,
мне, наглому,
верила.

И я, о прости,-
по щекам меня била, -
от радости
танцевал на перилах.


       1992





ИСХОДЯ ИЗ СУДЬБЫ

Дёргая головой сижу,
над рюмкой голубой водки.
люблю тебя в промежутках
вроде как.

И то что не прав был,
надеясь всегда на большее,
исходя из судьбы,
прошу - поцелуй,
изволь же. 






КОТОРАЯ РАДА

Почесав,
быв, яйцо,
жил один
человек, да,

лет тому
несколько сот,
не
ког
да.

В небо поверив,
и даже в себя,

перья свои
теребя.

И вот -
наконец,
стал поэтом.
Что
скажете вы
на это?

Сочинял
про любовь,
а так же
про не
на
висть.
Бери и читай -
любой,
хоть -
остановись.

Да читать тебе
было совсем
не надо.
На небе
которая рада.






LOVE

За каждой буквой -
слова,
сменяясь шустро,
тебя целовав,
горжусь я.

Что - первый,
ты тоже не промах,
гремят нервы,
как порох.

Многим обязан тебе
ты и не знаешь, за что,
сам себе
поломав хребет,
пив штоф.

О том умоляю,
чтобы войны не было,
тля я,
love.


    1991






ДАВЛЮ НА ГАШЕТКУ

Прожив на свете
сто лет,
музыку разную
слушав,
плясав на столе,
я, Павлуша,

прошу, умоляю:
пусть ты герой, пусть,
резав ногами поля я,
к тебе доберусь.

Убив моих мать и сына,
отца и красивую дочь,
на лоб сдёрнув
голубую косынку,
падала ночь,-

Там был и я,
давлю и давлю уж это,
в осоку кровью плюя,
на гашетку.






МОИ СТАРЫЕ СТИХИ

Мне говорят: роль же,
фиолетовая загорится печать,
кругом одни идиоты,
и сдулась шина.

куплет когда спет,
ми, ля.

И я, всех вас больше,
вынужден замолчать.
Не то войной на меня пойдёте,
судьбу вы вершили,

как раны вдруг на стопе
заболят.






ИСТОРГАЯ

Месяцъ надъ городомъ
светитъ,
звёзды ярко горятъ.
Трясся в карете
с тобой я.

Погляди, увидь же меня,
пожалуйста!
Судебъ голосу внявъ,
изъ шалости.

Поцелуи мои, дорогая,
не в счётъ.
Это что, исторгая,
будетъ ещё.

Была не права, обвиняя,
восходъ бежевъ и алъ,
стегая коня я,
в поле скакалъ.


    1827






ВЛ.ВИК.ОРЛОВУ

Прочитав
твоего Шеврикуку,
это ж надо
такое сказать!
что в кашне
голубое укутан,
человечек живёт
imposant.

Ев сегодня ставриду,
пив вина,
под воздействием
алкоголей я вот -
холодильник
слегка отодвинул:
нет ли там, в темноте,
никого?

5.08.2014






КОЛЕСНИЦА

С небес льются стихи,
что один-то могу,
нежный, тихий,
у-гу.

Врать, дорогая, не надо,
говорить, что - права,
скошена вся - пора да -
трава.

За плечи тебя обниму,
ах, поцелую.
Так почему ж, почему
судьбу выбираем
мы злую?

Катится колесница,
выпадая из сна,
золотыми сверкая спицами
над миром она.







ПРЕДСТАВЬТЕ

Представьте,
всё падает с неба,
вам не о чем
больше радеть,
большой решён ребус
тоже.

Не нужно трудиться,
дерзать,
Есенин рас
стрелян,
раздет.
 
Невестка и зять -
ну и рожи...
 
Жить, веселиться
без хлеба -
ложь, бред...

Как не
высушивай сырь,
как не выделывай
ловко,
бесплатные
колбаса и сыр -
лишь в мыше
ловке.






ЛИСТЬЯ ГОРЯТ

Прости же, прости
меня,
я, Константин,
лив яд,

бив по щекам тебя,
чтоб ты ожила,
губами сосцы теребя,
Ян Жилан.

Пел и пою о том,
что - мир, вот,
микрофоны ловя ртом,
на
о
бо
рот.

Осень наступит скоро,
листья на ветках горят.
Жить всё-таки здорово,
девы, ребята.






ГИЛМОР

Жизнь, не иначе,-
виски пил, ром,-
пою, плачу я
с Гилмором.

О том, что было,
что - будет,
с жару ли с пылу
с котомкою брёл
Иуда.

Налив до краёв штоф,
есть у меня тост.
Играет, что -
приде Христос.







ХОЛОСТОЙ

Наступит, как день, ночь,
люди, наврав, лгут.
Пойдите вы все прочь,
счастья желав врагу.

Добраться бы мне к тебе,
к ясной, красивой,
как сон невъебен,
жму руку, спасибо!

Горят, зажигая, ночи,
горит, как костёр, день,

жгу - пою - тку.

И, между прочим,
нитку в иголку вдев, -

я холостой покуда.

      1990






ЗВОНКОЕ ПО ЩЕКЕ

Скажу честно,
стихи свои прошлые
открыть ах как
стыдно.

Это будто,
просив о любви,
по щеке получил.

Не поймёшь, дорогая,
меня никогда, никогда,
как видно,

Падал месяц,
быв солнцем
в ночи.






МНЕ НЕ ВАЖНО

Пусть небо
обрушится даже,
как в кисть
загремит гвоздь-то;

мне - не важно,
вдыхаю цветок
голубой, золотой
досыта.

    1979





КОЛИЧЕСТВО ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Не в том, в чём по сути дело,
а в том, что - ура!
Пуля вчера задела,
Берлин, Париж брав.

Ранены, боль,
сияет, гремит даль,
за правду и за любовь
одна на груди медаль.

   2--2






НАПАЛМ

Контролируя
Форда и Брежнева,
мир катится в пат,
выпив чарку небрежно,
лягу поспать.

Разламывается,
вдруг увижу,
планета напополам,
воды и огня жиже
пылает напалм.

Хоть на шаг вперёд
да продвинусь,
взвод за мной, рота!
Плюс, минус.

1981, 1993






СЕРЁЖА, ЮРА

Не сильны ни в ямбах
ни в дактилях,
запустив бумерангами
в птеродактиля.

Ну у нас всех и рожи,
де факто, де юре!
Серёжа,
Юра.







БАНТАМИ

Быть в этом мире поэтом,
то же, что быть музыкантом.
Подайте на блюде вот это,
оформив всё импозантно.

Не то не заплатим вам денег,
поэты и музыканты вы?
Изнемогая от лени,
одарим вас бантами.

    1988






ШЛАК

Перевожу текст,
всё - ложь,
от судьбы бегство,
и ты вдруг пришла,
дорогая.

Развернул шоколад,
никуда от тебя не деться,
семя в тебя исторгая,
как шлак.

И сладкое, и дорогое,
боль и смех, кажись,
и уехав я в Бологое,
это всё - жизнь.

    1994






ТАНЦУЮ

За руку взяв,
веду тебя я
всуе,
стоять на месте
нельзя -
танцую.

   1978





СОЛО-ГИТАРИСТ

На кончиках пальцев,
весь мир я держу
дальше, да - дальше,
выделывал, жуть...

И то, что со мной
была ты вчера,
как праведный Ной,
жене я наврал.

2004






ИЕРЕМИЯ

Чтоб поэту поэтом быть
сегодня и впредь,
нужно, наверное...
умереть.

Да мне наплевать
на все, как есть, премии!
на золото и караты,
Иеремие.

О том, что будет, плачу,
с Иерусалимом,
судьба грянет, иначе,
непреодолимая.

Если не образумимся мы,
хлеб кушать не брезгуя,
мир -
вдребезги.






ВЫРВАТЬСЯ Б

Ах хорошо жить,
здорово, ах!
на диванах расселся,
как падишах.

Поди принеси мне,
сам не знаю, что,
проиграв пять сотен
в шато.

Рву форточку, окна рву,
вырваться б
от острых мечей
и сабль!

А над землёю, там над землёй
такой сегодня туман,
разлившись он,
простонал.

Стихи писать больно,
как к горлу нож,
на блюдо золото утром
вынь да положь.






 


Рецензии