Улыбка Бога

Время от времени я убегаю из дома.
В воображении, конечно.
Наяву я не могу себе позволить такую «роскошь».
А в воображении - можно: не причиню никакой боли и тревоги никому.
Никто и  не обнаружит моё отсутствие на… несколько часов.

Для чего мне это надо?
Хм.   Нет иной возможности выбраться... и остаться наедине с собой.
Вот и… убегаю.

Да, конечно, в том же воображении можно было бы не убегать, а сказать: « Я пошла!» И пойти.
Но даже в воображении я не могу «наглеть», зная, что пары  глаз  любимых будут смотреть на меня в полном отчаянии  и вопрошать: «КАК ЖЕ МЫ?»
ЧТО я им отвечу? -  «Вы – как хотите!»?
Нет, не смогу. И в воображении не смогу. Как это?  – КАК ХОТИТЕ! Они МЕНЯ хотят! СО МНОЙ хотят!
(Мне же, необходимо…  уединиться!  Как воздух,  необходимо!)
«Убежать», не спросив, не доложив, намного легче.
На вопрос: «КАК ЖЕ МЫ?» - ответить не придется. 

Итак,  убегаю…
Нет, не бегу, сломя голову, спокойно выхожу, спокойно отворяю калитку, спокойно шагаю.  Не наряжаюсь, не переодеваюсь, иду,  в чем была: в халате, в  домашних тапочках, без денег,  без телефона…
Почему  налегке?
А, кто его знает?  Это же воображение! Сегодня ему взбрело голову именно так, налегке «убегать».
И цели никакой нет. Иду и всё. Куда ноги в тапках поведут. Меня же никто не видит! Это я всех встречных и прохожих вижу, а они меня – нет.


Шаги меня приводят к маленькой часовне.
И, так как цели приходить в церковь у меня  не было,   с собой нет ни головного платка, ни свечей.
А почему всё же меня шаги привели именно сюда?
Тоже не знаю: я своим воображением руковожу только до осуществления «побега». Дальше – оно само меня ведет куда хочет.

Я замужняя женщина. В храм Божий без платка заходить… неуважение к чувствам верующих. К тому же… без свечек, без денег…
Но, если ноги меня привели сюда, а не в другое место, значит,  НАДО заходить в часовню.

Решаю… подождать кого-нибудь и попросить платок «напрокат». Не вижу в этом неудобств. Люди, приходящие в Храм Божий, думаю, не откажут мне в такой малости.
А свечки… так, молиться и без свечек можно…

Жду. Никого нет. Ни входящих, ни выходящих. Вообще никого нет вблизи.  Странно.  Точнее, странно моё воображение.  Почему оно не «привело» людей в Храм, что было бы резонно для выходного дня? Сегодня же выходной. В выходные люди ходят в Храмы Божьи.
Ах, поняла.  Воображение моё знает, ЧТО я хочу  наяву. Уединения! Вот и исключило оно людей! с Даже в Храме! Даже в выходной день!
Жду еще немного.
Решаю… заходить без платка.

С Богом у меня свои отношения. Мы с Ним без условностей общаемся, без посредников.
И платок-то я хотела надеть не для Него. Ему всё равно, в чем я. Он меня насквозь видит. И платком ли я докажу моё отношение к Нему?

Захожу вовнутрь часовни.  Тепло здесь и умиротворяющая тишина.
Справа под стеной огарки свечей. Видно давно догорели. Остывшие. В центре, прямо передо мной  лик Мадонны с Младенцем. Перед образом – открытая священная книга. Какая-то утварь под левой стеной, а над ними лики святых и  образ Христа на кресте.
Есть несколько стульев.

Странное освещение привлекает моё внимание. 
Замечаю маленькое оконце на левой стене, между иконами Христа и Богоматери. Но это оконце слишком мало для такого освещения.
Внимательно смотрю на иконы-образа. Они такие, как и везде.
Здесь должна сказать, что меня всегда интересовал вопрос: почему лики Христа, Богоматери и всех святых  иконописцы   изображают такими хмурыми? 
Кто-то мне сказал, что иконопись имеет определенные каноны и обязательно  надо  придерживаться их, чтобы лики получились… святыми.
Честно говоря, я всё равно не поняла: святые, значит… хмурые? Улыбка бы…  убавила их святость?

И обо всем этом я думаю, в Храме Божьем!
При этом, в сердце нет ни страха, ни чувства святотатства.
Говорю же(?) с Господом Богом у меня свои отношения.  И какая разница, ГДЕ я задаюсь такого рода, вопросами?
Я ХОЧУ ПОНЯТЬ! – Вот в чем суть моя. А о моей сути Бог знает лучше меня…

Никого нет. Но я ощущаю ЧЬЁ-ТО физическое присутствие.
Не сажусь. Не подхожу близко к иконам, как обычно делала, при входе в церковь.

Сама себя  призываю к достойному МЕСТУ, поведению: не в музей пришла! - В действующую часовню.  Здесь молятся!
Но, продолжаю стоять  в середине часовни и… ничего не делаю. О ликах на образах размышляю. Об отсутствии улыбок, на них…

Таинственный свет усиливается…
Поднимаю голову наверх, к куполу.   Матового цвета, купол…

И вдруг замечаю маленькое оконце на самом верху купола…
Оно около десяти-двенадцати метров  высоты от меня.
Так, вот, откуда этот умиротворяющий свет!

Больше никуда не могу смотреть. Только на свет.
И вижу… улыбку. Да, да. Не ЛИК, не ОБРАЗ! Только улыбку!
И   в тотчас до меня доходит:  это УЛЫБКА БОГА!

- Боже, это Ты?
- Да, дочь моя!
- Ты улыбаешься? Мне?
- Я ВСЕМ УЛЫБАЮСЬ, дочь моя!
- Боже, Ты меня не поругаешь?
- За что?
- За дерзость!
- То свобода, дочь моя. Я ВСЕХ СОЗДАЛ СВОБОДНЫМИ!
- Я спросить хочу, Боже!
- Спрашивай!
- Почему в «Отче наш» говорится: «…И не веди нас в искушение…?» Разве Ты водишь в искушение?  Надо: «Убереги нас от искушения!»
- Вся жизнь искушение, дитя моё.
- Почему Тебя нет, когда Ты нужен?
- Я ВСЕГДА есть!
- Почему мы, люди не чувствуем это?
 Чтобы тебя чувствовать, в Храмы надо ходить?
- Я везде, дитя моё. И Я во всех! Люди  СЕБЯ не чувствуют!
- Но…
- Да, да! Во всех!  Но многие не замечают меня. Потому что не смотрят…
- В небеса?
- Нет, не в небеса. В СЕБЯ! Чтобы меня увидеть, надо смотреть в себя!
И если кто не найдет меня в себе, тот закрыл меня на сто замков в себе, пленил в темнице своей.
- Почему?
- Потому что боится себя!
- Но Ты же всесилен? КАК и КТО может тебя пленить?
- Я есть Любовь, дитя моё. Любовь долготерпит. 
- Боже, я слаба. Я убегаю…
- От себя, а значит, от Меня. Не убежишь, дитя моё.
- Я не знаю молитв, Боже!
- Молитва – от сердца идущее слово.
- Я не выполняю некоторые заповеди.
- Заповедь всего одна, дитя моё: ЛЮБИТЬ!
- Всех и каждого?
- Да, всех и каждого!
- Это же невозможно!
- Возможно, дитя моё! Это вы, люди исказили значение слова ЛЮБОВЬ! Говорю: Я ЕСМЬ ЛЮБОВЬ! А Я – в каждом из вас! Любовь – Бог – в каждом из вас. КАК ЖЕ НЕ ЛЮБИТЬ КАЖДОГО!

-Я поняла! – ликую я! ТЫ ЕСТЬ ДУША! Ты – в каждом из нас!  Говорим же  мы, люди: «Бог дал Душу, Бог взял Душу…»
Это Ты СЕБЯ отдаешь, частицу Свою, и… забираешь…
- Не отбираю, дитя моё. Беру, чтобы очистить и вернуть! Люди пачкают Душу,  а значит, – Меня, а значит, - Любовь, часто не понимая того…
- Знаешь, Бог? Не зная всего этого, я слово «Душа»  всегда пишу  заглавной буквой, как и Бог…
- Знаю, дитя моё, и  не только пишешь, но и произносишь слово «Душа» с заглавной… - улыбнулся мне Бог божественно.

- Пойду я, Боже! Не ругай меня! Я к своим любимым пойду! Трудно им без меня…  Мое воображение путешествует… иногда. Знаю, грешу…
- Нет, дитя моё, не грешишь. Твоя Душа, а значит,  Я, - с твоими любимыми всегда!
- Бог, но…ведь… я… с Тобой… сейчас… в воображении говорю…  это же… не реальный мир?
- Дитя моё, мир ЕДИН! Нет разных миров!  Есть ОДИН мир. Мир Бога и людей.
- Значит,  я  правильно живу?
На этот вопрос Бог мне не ответил…
Он продолжал улыбаться…

… Я вышла из часовни,  чувствуя на своей макушке улыбку Бога, а в себе – Душу, частицу Его.
Я несу в себе ЛЮБОВЬ…


Рецензии
Волнующе очень и восхитительно, возвышает души. Спасибо Вам. Всем бы так:

"Я вышла из часовни, чувствуя на своей макушке улыбку Бога, а в себе – Душу, частицу Его.
Я несу в себе ЛЮБОВЬ… любимым своим."

С теплом

Кнарик Хартавакян Виктория-Кнари   28.10.2013 19:50     Заявить о нарушении
Спасибо, Кнарик джан.
Ваше мнение авторитетно для меня.

С БОЛЬШОЙ симпатией, Р.Х.

Роза Хастян   28.10.2013 21:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.