Сытость сытых

Если душа родилась крылатой —
Что ей хоромы и что ей хаты!
Что Чингисхан ей — и что — Орда!
Два на миру у меня врага,
Два близнеца, неразрывно-слитых:
Голод голодных — и сытость сытых!
Марина Цветаева


Снова люди, которые в творческом отношении меньше, чем ничто, пытаются навязать окружающим свое мнение о моральном облике Марины Цветаевой. История этих бесконечно вспыхивающих стычек началась с опубликования на стихире стихотворения Нины Лёзер «Напоминание об Ирине Эфрон, дочери М. Ц».
Сколько копий было сломано тогда – не пересчитать. Даю здесь ссылку на две своих статьи, написанных по горячим следам – больше года назад:
http://www.stihi.ru/2012/04/26/6380
http://www.stihi.ru/2012/08/04/2881

Как оказалось, страсти не утихли. Периодически очередной читатель натыкается на старое стихотворение и, натурально, у него глаза на лоб лезут от обвинений, которые Нина Лёзер выливает на Цветаеву, он лезет в бутылку, получает отлуп, и пошло-поехало. Даю ссылку на одну из последних статей на эту тему: http://www.stihi.ru/2013/10/01/1131 .

Любой вопрос об отношениях людей имеет психологический и философский аспекты. Если рассуждать на интересующую нас тему с точки зрения психологии, то переход на личности практически неизбежен. Хочется этого избежать, и без того взаимных оскорблений было вылито – море.
Поскольку я защищала и защищаю поэта от нападок, мою личность тоже пытались исследовать))) меня неоднократно спрашивали, имею ли я детей, как бы я поступила на месте Марины и т.п. Я подумала, что, наверно, ничего не зная о собеседнике, трудно его понять. Представляешь, что перед тобой неоперившийся птенец, ничего не знающий о жизни, ан, это почтенная матрона, просто душой еще очень молодая))) И наоборот бывает. Поэтому сообщаю о себе: мне 53 года, я вырастила двоих детей. Не одна, вместе с их родным отцом. До подросткового возраста еще помогали бабушка и прабабушка, потом сами справлялись, как могли. Не голодали, хотя в 90-е пришлось пережить тяжелые времена, как, думаю, и большинству.
Теперь я честно, как на духу, отвечу на самый трудный вопрос: о том, что бы я сделала на месте Марины.   Я  н е  з н а ю.   Я не знаю, что бы я сделала, как бы поступила. Я только очень благодарна Богу за то, что мне в жизни не пришлось пройти через такие страшные испытания, что я не была поставлена перед выбором, который достался Марине Ивановне. И молюсь, и очень надеюсь, что и в будущем эту чашу Господь пронесет мимо. На эту тему мне очень нравится стихотворение поэта Вадима Забабашкина «Проверка» http://www.stihi.ru/2007/12/12/2259
Видимо те, кто имеет смелость так однозначно обвинять МЦ в гибели своего ребенка, абсолютно уверены в себе и в своем правильном, высокоморальном поведении в тяжелых испытаниях. Мне это кажется, мягко говоря, неумным и\или неискренним. ИМХО, конечно.
Ну, хватит психологии, а то опять занесет на повороте))) Давайте пофилософствуем. На глубокий анализ не претендую, просто хочу взглянуть на ситуацию – и ту, старую, 20-х годов прошлого столетия, и нынешние страсти по ней – с позиции не обывательской, а чуть шире.

Как известно, в России две главные беды и два главных философских вопроса. Дураки и дороги нас сейчас не интересуют, поговорим о том, «кто виноват?» и «что делать?» Каждое поколение ищет ответы на эти краеугольные вопросы российского бытия. Ищет-ищет, да так и не находит. Вернее, на первый вопрос, как правило, ответы находятся в любой ситуации – стрелочника-то сыскать нетрудно. А вот на второй вопрос ответить гораздо сложнее…
Мне кажется, обвинители МЦ идут по пути наименьшего сопротивления и отвечают на вопрос «кто виноват?» Нет, чтобы усложнить задачу и попытаться ответить на вопрос «что делать?»! Что делать, чтобы не погибали от голода маленькие дети? И тогда бы им пришлось признать, что для этого необходимо детей кормить. Необходимо создать такие условия, чтобы дети нормально развивались физически и умственно. Такие условия невозможно создать в воюющей стране, в обществе, где все заняты выживанием, где у людей нет ни сил, ни возможностей помогать друг другу. В такой ситуации всегда в первую очередь страдают те, кто слабее – дети и старики… Вот истинные виновники смерти маленькой Ирины Эфрон – тяжелые исторические условия, на которые пришлось ее рождение и раннее детство (а другого у нее и не было…) – голод, разруха, гражданская война, отсутствие какой-либо помощи. Мать одна не справилась. Совершила ошибку, отдав детей в приют. Заметьте, – в приют отдала, под опеку людей, которые должны были заботиться о детях. Приют был не простой, а для детей красноармейцев, предполагалось, что детей там хорошо кормят... Это теперь мы знаем, что это было не так. Но «образцовые мамаши» представляют дело так, как будто Цветаева отвела детей в глухой лес умирать и к дереву привязала. Конечно, если бы время было мирное, последствия этой ошибки были бы совсем другими, не столь катастрофическими. Это очевидно. Казалось бы, о чем тут спорить?
Но посмотреть с этой точки зрения обвинительницы Цветаевой не хотят. Им неинтересно, когда некого пинать. Общество ставит женщину в нечеловеческие условия, и потом обвиняет ее в том, что она не смогла в этих условиях остаться идеальной матерью, не смогла сохранить ребенка, и поэтому – ату ее! Ну и что, что 72 года прошло с ее гибели? Все равно – распни!

Неспособность и нежелание антицветаевок рассуждать объективно меня сначала потрясали, потом удивляли. Сейчас я даже не удивляюсь. Просто констатирую факт – не дано. Сытый голодного не разумеет. Не хочет разуметь. Голод голодных и сытость сытых. Сытые скучают в своих благополучных жизнях и, чтобы пощекотать нервишки, рассуждают о трагедиях, причем, заметим, всегда каких-то знаменитых, выдающихся личностей. Трагедии рядовых, обычных людей им неинтересны. Сколько детей умерло от голода в Кунцевском приюте в ту ужасную зиму 1920-го года? Наверняка не одна Ирина. И у каждого ребенка была своя судьба, своя история. Но никого из пышущих «праведным» негодованием обвинителей МЦ эти дети не интересуют. Они же просто никому не известные дети. Какой с них навар. Вот дочь Цветаевой – совсем другое дело. Прекрасный повод желчь разогнать, понегодовать, и заодно и покрасоваться в тоге «справедливого» судьи.
Интересно, Нина Лёзер, публикуя свое личное, весьма спорное мнение, выраженное в стихотворной форме, выпуская джина из бутылки, рассчитывала на такой резонанс своего произведения? Ждала, что ее поддержит такая … такое количество агрессивных (а порой и откровенно неадекватных) женщин? Стоит кому-нибудь только заикнуться, что не все так просто и однозначно, как начинается настоящая вакханалия злобствующих фурий. Не могу читать ее стихи! Они пахнут мочой (вариант: Кунцевским приютом)! Злодейка! Сама читать не буду и другим отсоветую! Она мать, она должна была! Она дочь не любила! У нее инстинкт материнства был нарушен! Терпеть не могу баб без материнского инстинкта! И даже такой перл я встретила в ленте обсуждений, что Марина не ту дочь уморила (!), потому что ее старшая дочь, Ариадна Эфрон, в тюрьме под пытками, якобы, подписала показания против своего отца… А вот последний «шедевр», тут уже не знаешь, смеяться или плакать: «Я считаю, что Марина Цветаева совершила преступление в отношении своего ребёнка. И замалчивать об этом - потворствовать другим высокоинтеллектуальным людоедкам. Есть Статья УК РФ за № 125. Оставление в опасности. "Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству..."»
Нет слов, до какой степени озверения, мерзости и глупости могут договориться женщины, гордящиеся своим чистеньким, целеньким, ненарушенным материнским инстинктом... Справедливости ради, надо сказать, что мужчин среди обвинителей гораздо меньше. Может быть потому, что нереализованный материнский инстинкт у них мозги не заменяет и не отнимает способности здраво рассуждать?

Цветаевская проблема делит всех, кто интересуется этой темой, на два непримиримых лагеря. Читаю, и мурашки по спине бегут. Вспоминается Уэллс с его «Машиной времени», элои и морлоки. Такое ощущение, что человечество уже эволюционировало и разделилось на две разные расы, это пока не заметно внешне, но если знать на какие болевые точки нажимать… то разделение происходит быстро, просто и однозначно. Достучаться друг до друга у нас не получается. Каждый бьется за свои убеждения отчаянно. Выхода я не вижу. Не заставлять же, на самом деле, самодовольных, сытых людей голодать, холодать и делить кусочек хлеба между голодными детьми, чтобы на собственной шкуре они могли почувствовать, что в состоянии сильнейшего стресса человек ошибается гораздо чаще, что выползают из глубин психики какие-то любови-нелюбови, о существовании которых в себе даже не подозревал, что кроме инстинкта материнства есть еще инстинкт самосохранения, и какой из них перевесит, неизвестно…
Завершить хочу забавной историей, которую знаю, что называется, из первых рук. Дело происходило в Германии на языковых курсах, на которых обязаны обучаться все иммигранты. В коридоре плачет навзрыд пожилая женщина (70 лет). Ее начинают утешать, говорить, что всем трудно, и у всех не получается. Она, обретя способность изъясняться, говорит: «Как же мне сейчас стыдно! Мои ученики тоже мне часто говорили, что не могут понять химию, что для них это очень трудный предмет, а я им не верила, считала их лентяями, ставила двойки. А теперь понимаю, что они, действительно, просто не понимали… Как я сейчас немецкий». Она всю жизнь проработала в школе учителем химии. Вот что значит побывать в чужой шкуре. Этой женщине повезло, она успела понять что-то очень важное.

Для тех, кто в жизни руководствуется не только инстинктами, даю ссылку на объективное, взвешенное исследование темы отношений Марины Цветаевой к своим детям: Татьяна Геворкян «Пойми, как давило ее прошлое, как гудело оно, как говорило!» http://magazines.russ.ru/voplit/2007/5/ge7.html


Рецензии
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.