Томск, Москва, Вязьма, Болгария, далее везде

 
-  Петербург  -  Сибирь   -     дальше везде!
  (Путевые очерки)

VIII МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС ПОЭТИЧЕСКИХ ПЕРЕВОДОВ
"БОЛГАРСКИЙ ЯЗЫК: МЕСТО И ЗНАЧЕНИЕ
В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЕВРОПЫ"
http://www.stihi.ru/2013/03/29/6707
 http://www.stihi.ru/2013/08/12/6796



                ПРЕДИСЛОВИЕ

О фестивале в г. Вязьма было известно задолго до его проведения. Исподволь поэты и переводчики в переписке писали о том поедут ли они или нет. Уже сейчас, после посещения этого фестиваля, я понимаю, как много он даёт в смысле общения, набора опыта, увеличения творческого потенциала. Поэт или переводчик сидит где-то, допустим, в Томске, пишет свои вирши, что-то переводит, может даже призы получает или какие-то места, но нет живого общения. Встречу поэтов на фестивале я бы сравнил с выпуском, например, книжки своих стихов.   Меня пригласили на фестиваль  Ольга Мальцева-Арзиани, руководитель Конкурсов переводов прежде всего славяноязычных народов, Тоня Димитрова, болгарская поэтесса и переводчица, Ольга Борисова, талантливая, самобытная поэтесса и переводчица, Светлана Трагоцкая, поэтесса из Вязьмы. Но первой об этом заговорила Тоня Димитрова. Мне было лестно и приятно её приглашение. Во-первых, потому, что я считаю Тоню одной из самобытных, быстро растущих болгарских поэтов; во-вторых, потому, что я увлёкся переводами её стихов, наше общение через Интернет позволило нам сблизиться духовно, стать сподвижниками во многих вопросах.  Тоня, ведь кроме основной работы, (она работает учителем в младших классах в г. Димитровграде)  и пишет стихи, в том числе и на русском, активно занимается общественной работой. Её общественная работа заключается в пропаганде любви к России, которую она любит самозабвенно, едва ли не больше Болгарии, а также за самостоятельный путь развития Болгарии, противодействия её членству в НАТО, дружбе с Россией.
Многие её стихи имеют яркую публицистическую окраску. Это и «Должны ли мы бояться НАТО?», «С богом, Чавес!», «День гнева», «Кровь людская не водица», «Возвращение»,  «Болгария в Европе».
Я рад, что некоторые из них я перевёл на русский язык. Так же как и Тоня перевела на болгарский язык некоторые мои стихи.
Учится она, учусь и я от общения с ней. Но кроме сугубо публицистических стихов, есть у Тони и лирические стихи, навеянные её широким болгарским сердцем и душой. И это конечно её бесподобный цикл, посвящённый Шопену. Трудно сказать, как у не музыканта, но человека, любящего музыку, могли родиться такие стихи.  Что творится и происходит в душе этой и духовно и физически красивой женщины, какие процессы там идут . И здесь моя фантазия, увы, уже не помогает, так как не познаваем Человек, каждый индивидуален и неповторим, а , если его дела, творческие успехи подтверждают это, то мы можем сказать – да, это уникальный человек, талант талантлив во всём.
Я говорил об этом с Тоней. Со свойственной ей манерой, с чисто болгарским юмором, она отвечала: Я не волшебник – я только учусь! Но учится она очень хорошо и своей принципиальной позицией, как в работе и общественной жизни, так и в обычной жизни и своём творчестве она подтверждает это. В этом я ещё больше убедился после общения с ней в г. Вязьма.
Начал я заниматься переводами с болгарского языка а августе 2012 голда, первый перевод стиха А. Димитровой относится к этому же времени. Не буду долго отвлекать читателей, так как кроме Димитровой много ещё в Болгарии самобытных и талантливых поэтов, которые должны переводиться на другие языки и о которых мы должны знать. Ведь только общаясь  с человеком, тесно соприкасаясь с ним, можно узнать и чаяния его и его жизненный путь и опыт и почерпнуть самому из этого кладезя.
Мы с Тоней сделали большое дело – написали поэму о ребятишках её класса, первоклассниках из 1 д класса. О каждом ребёнке было написано своё стихотворение на русском языке (всего 24 стиха), которые потом Тоня перевела на болгарский язык и так появилась поэма «Болгарская азбука».       http://www.stihi.ru/2013/03/19/7296
Во многом это произведение уникально. Ведь в каждом стихе имеются особенности каждого отдельного ребёнка, каждое написано  в своём стиле, размере, интонации. И эти особенности сохранены талантливым, (я не боюсь этого слова) переводом, сделанным Антониной Димитровой. Тоня писала мне, как ребятишки ждали этих стихов, как они радовались, получив их на русском, а потом на болгарском языках  и, что даже родители некоторых плакали, прочитав стихи о своих детях.
Я думаю, что, может эта поэма в будущем войдёт в хрестоматию в Болгарии и дети будут читать в школе эти стихи.  Тоня Димитрова получила за эту поэму, совместное наше произведение, Грамоту «Равноапостольные Кирилл и Мефодий, учителя Словенские». 
  Я также получил Дипломы за перевод её стихов и поэму.
Пусть меня простят читатели за столь длинное предисловие, но скажу прямо -  не было бы приглашения от Антонины Димитровой, я бы не поехал в Вязьму.
 Но, как говорят: Поехали!

               ПОЕЗД

В поезде «Абакан-Москва» ехал я до Москвы двое суток. Мне некоторые задавали вопрос: как ты смог выдержать такую поездку? А как люди едут из Владивостока в Москву 5 суток? Кроме финансовой стороны, не главной в этом деле, я считаю, что общение в поезде даёт больше, как говорят и душе и телу, чем перелёт за два часа или поездка  5-6 часов в поезде. За это время узнаёшь людей, сроднишься с ними, проедешь пол страны, увидишь её просторы, посмотришь – какая она всё-таки огромная наша матушка Россия!
   Итак, в плацкартном вагоне моими попутчиками были четыре девушки, окончившие школу в г. Абакане. Они ехали до Москвы, там пересаживались на поезд  до Петербурга. С ними ехала взрослая классная дама. Конечно, таких девочек без сопровождения отпускать было опасно. В Петербурге они проведут примерно неделю, посетят достопримечательности города, прежде всего Эрмитаж, посмотрят пригороды, погуляют по Невскому проспекту, посмотрят белые ночи нашей северной столицы, её знаменитые мосты и мостики, покатаются по каналам. Да, много чего можно посмотреть в Петербурге-Ленинграде! Я сам 4 или 5 раз был в Ленинграде, влюбился в этот город, заложенный Петром Первым.
Девочек звали Лиза, Лена, Юля и Эльзита. Я называю их имена, так как за время поездки я написал 2 стихотворения и небольшую поэму, посвящённую этим девушкам.
Стихи рождаются из ничего. Сидит напротив меня Лиза, подогнув свои длинные ноги и увлечённо читает книгу. Это стихотворение было написано за 15-20 минут. И как приятно удивилась девушка, получив такой экспромт!

       ЛИЗЕ

Шутливое дорожное

На лоно выю положив,
Читаешь книгу ты свою,
А  я, дыханье затаив,
Гляжу, у бездны  на  краю.

Как интересна книги вязь,
И что нашла ты в книге той,
Урал, вершинами клубясь,
Проходит истиной простой.

И ты в окошко погляди,
Ты проживёшь лет так до ста.
Ты молода, всё впереди,
И эта истина проста.
Едем по Уралу, где-то в районе Екатеринбурга. А где горы? Гор нет, только какие-то холмы, поросшие лесом. Ещё одно быстрое стихотворение-экспромт «Урал».

         УРАЛ
Урал переехал, а гор не увидел,
Поросшие лесом бугры,
Распадки, разводья,
Речушки, угодья
И жухлые краски согры.

А где они горы,
Где кладези , норы,
И взорванный толом гранит,
И жёлтого золота, где самородки,
И  где изумруд – малахит?

Быть может, в годину тяжёлых лишений
Страна изнывала в борьбе,
Урала седины
Страну не забыли,
Оставив немного себе.

Я верю, Урал,
Ты хранишь своё злато,
И копишь его в сундуках,
И  верю, что золото это когда – то
Откроешь в своих закромах.

Из четырёх девушек только одна, Эльзита имеет интерес к стихам, стихосложению. На второй день поездки она читает мне свои стихи из тетрадки. Есть, есть у девушек, пишущих стихи свои заветные тетрадки, но не каждому они их покажут, не всем прочитают! Стихи у Эльзиты неожиданно оказались довольно интересными. Говорили мы с ней о её стихах, о технике стихосложения, как можно поправить стихи, да и много о чём! Вообще вагон был интернациональным. Ехали чета армян с двумя ребятишками, цыганка, Эльзита имела прибалтийские корни. Ехала команда тувинцев-молодых военнослужащих. Эта народность похожа на китайцев. На остановках они надевали свои ботинки- берцы, выходили из вагона на перрон и начинали маршировать и отрабатывать упражнения из боевых единоборств. Пассажиры и встречающие на перроне с увлечением наблюдали за этим действом. Неожиданно у меня родилась идея, что это не просто тувинцы едут в Москву, а едут для получения секретного задания, а потом их забросят в Китай с секретной миссией. И мои девчата -Лиза и Юля, по моей версии являются агентами спецслужб и им надо сорвать это задание тувинцев. Тувинцы пригласили Лизу и Юлю поиграть в карты, (это было на самом деле), после полутора часов игры в «дурака» Лиза и Юля выполнили задание по нейтрализации энергии тувинцев. А впрочем, почитайте эту небольшую поэмку сами, которую я посвятил Эльзите. Также я подарил девочкам свою новую книжку стихов.

Десант тувинцев в поезде «Абакан – Москва»
 или Дождь в Перми
                Эльзите
В поезде абаканском,
Что до Москвы идёт,
Едут студенты, мамы
И остальной народ.

Едут четой армяне,
Двое детей у них,
Русские и цыгане,
В общем, вагон не тих.

Юля, Эльзита, Лиза,
Лена ещё была,
Их охраняет дама -
Вот таковы дела.

Девочки после школы -
Это сплошной мандраж!
Едут надежды полны
Глянуть на Эрмитаж.

Ехал там взвод тувинцев,
Парни все, как орлы,
Лучше и за границей
Соколов не нашли.

Часто на остановках
Виден был их успех,
Люди глядели робко,
Горды за парней тех.

Изображали в драке
Парни приёмы те,
Ложный удар, замахи,
Самбо и каратэ.

Время пришло секрету:
В общем, Большой Могол
Скинул легенду эту
Парень Ордын – Оол.

Едут они в столицу,
Тайный пришёл приказ,
Скоро и заграница
Лучше узнает нас.

В страны пошлют Востока,
Скажем мы так – Китай,
Зорко пусть смотрит око,
Лишнего не болтай!

В чём же, ребята, фишка,
В чём, мне скажи, секрет,
Хватит ли нам умишка,
Чтоб получить ответ?

Всем им в Китай охота,
Вот ведь какой бульон,
Взвод превратиться в роту,
Скоро и в батальон.

Скоро тувинцев будет
Больше китайцев всех,
Родина не забудет
Подвиг героев тех!

Лет так проходит триста,
Нашу природу знай!
Много  в стране тувинцев,
А остальной Китай.

Месяца так в июле,
Бурно текла река,
Лиза  пошла  и  Юля
Скинуться в «дурака».

Парни забавы жаждут,
Тянется долго срок,
Дамы улыбки  «кажут»,
Девочки -  самый сок!

Долго они играли
В  «секу»  и в «дурака»,
Девочки цену знали,
Их  сохранят века.

Вышли они оттуда,
Девочек не узнать:
Юля слегка с испуга,
Лизочка  кличет мать.

Веришь ты, всю неделю
Юлечку тряс озноб,
Лиза всё вдаль глядела,
Раньше глядела в лоб.

Но  не  о том речь, парни,
Раз  голова цела.
Выполнено заданье,
Вот таковы дела!

Ну, а теперь ты слушай
И  не забудем мы,
Этот случился случай
Где – то  возле Перми.

Хлынул внезапно ливень,
Дерева  не видать,
Сразу дороги смыло,
Как тут не вспомнить мать!

Как  мне  закончить драму,
Критик  поднимет крик,
Смыло тувинцев в Каму,
Кончился   наш  блиц -  криг!


                ВЯЗЬМА

И вот наконец сегодня 12 июля я в Вязьме. Комфортабельный автобус Москва-Смоленск довёз меня до места назначения. Маршрутка доставила меня до жел. дорожного вокзала. Я связался с Ольгой Борисовой, её телефон у меня был, она пригласила меня присоединиться к экскурсии в Музей-заповедник «Хмелита».  Но мне нужно было определяться с местом жительства. Я приехал в Литературный салон, где меня гостеприимно встретила заведующая салоном Елена Александровна Александрова. Мне кажется, о таких женщинах сказал Н.А. Некрасов: Есть женщины в русских селеньях! Доброта и гостеприимство видно были заложены в ней самой природой. Угощая меня чаем со сливками, она одновременно занималась моим устройством. Здание Литературного салона находилось в старинном помещении, бывшей богадельне, рядом с действующим храмом. Уже потом, приехав домой, я узнал, что в августе 2011 года тогдашний президент Медведев Д. А. проводил встречу с работниками культуры города Вязьмы. И к моему приятному удивлению Елена Александровна была на этой встрече и даже сидела рядом с президентом. Встреча была долгой и Елена Александровна задала вопрос , что церковь имеет намерение изъять богадельню у библиотеки и Литературного салона, как свою собственность. Дмитрий Анатольевич обещал помочь в этом вопросе, помощь,  скорее всего, была оказана, так как библиотека  и в этом году находится в этом здании. Не могу не поместить фотографию этой удивительной женщины, которую по мере знакомства я стал уважать всё больше.
   
Салон жил напряжённой культурной жизнью: там проводились встречи с поэтами, краеведами, музыкантами, другими людьми культуры. Я познакомился С Виктором Николаевичем Захаровым, художником, выставка работ которого проходила сейчас в Литературном салоне.
Времени было много, группа должна была приехать через 3 часа и мы с Виктором Николаевичем, Максимом, внуком Елены Александровны, десятилетним молодым человеком пошли по городу. Виктор Николаевич увлекательно рассказывал о Вязьме, о своих картинах, о реставрации в храмах города, которые он проводил, о церковных служащих и смешных историях из своей жизни художника. Как-нибудь я более подробно расскажу об этом человеке, настоящем профессионале, подвижнически увлечённом своей работой.  Наконец мы вернулись в Литературный салон.
 Это было так неожиданно! Открылась дверь салона и Тоня Димитрова с радостью бросилась ко мне. Не буду говорить, как я ждал эту встречу! Об этом, наверное, лучше  скажут фотографии.   
Наконец, нас- Ольгу Борисову, финскую поэтессу Ольгу Пуссинен, её мужа Руслана, их маленького сына, меня и ещё нескольких человек поселили в школу-интернат в селе Андрейково,  недалеко от Вязьмы. Но вначале мы завезли Тоню Димитрову и её племянницу Велину на квартиру к Светлане Трагоцкой.  Велина немного приболела, я дуиаю это было результатом Крестного хода, который они шли в России. Велина – молодая девушка и может её организм не был готов к таким физическим и духовным нагрузкам, которые Тоня, как человек закалённый перенесла лучше.
А ведь они ещё поехали в Петербург, посмотреть на его красоты.

 На следующий день 13 июля мы встретились с Тоней в Литературном салоне. Нам было о чём поговорить, во-первых,  я подарил ей свою новую книгу стихов, буквально накануне поездки книжка была напечатана. В книге были переводы стихов Христо Ботева, переводы стихов Тони, её переводы моих стихов, несколько поэм, в том числе поэма «Болгарская азбука». Я уже переводил стихи 15 болгарских поэтов, понятно мне далеко до Красимира Георгиева, болгарского поэта и переводчика, на страницах которого более 100 болгарских поэтов.
Подарил я свою книжку и Велине.
Затем мы с Антониной стали работать, а зачем мы ещё приехали в Вязьму? Стихотворение Димитровой « Должны ли мы бояться НАТО?» я перевёл незадолго до поездки. Некоторые недоработки перевода мы уже устраняли в Вязьме. Тоня писала мой перевод вручную, а также нам активно помогала белорусская поэтесса Наталья Иванова, приехавшая из Гомеля.   
Я заметил одну особенность. Как заразительно смеётся Тоня! Скажешь что-то смешное – она засмеётся, ты смеёшься, а она ещё сильнее, задорнее! В её стихе про НАТО упоминается дядя Сэм.
Это расхожее понятие об американцах. По -  болгарски дядя Сэм – Чичо Сам. Мы смеялись над этим Чичо Самом минут пять.
 
После обеда подошли другие поэты, гости и приглашённые. В зале установилась дружеская, непринуждённая обстановка. Чувствовались торжественность и неповторимость момента. Мы сидели впереди: Оля Борисова, Тоня и я. В начале встречи предоставили слово Ольге Пуссинен, финской поэтессе, она подробно рассказала о себе, о своей жизни в Финляндии, в Хельсинки, читала свои стихи.  Красивая молодая женщина с нелёгкой судьбой. Позже мы уже вечером встречались в нашем общежитии в неформальной обстановке, она её муж, их маленький сын, мы с Ольгой Борисовой. Приехали они в Вязьму на джипе, за рулём муж-Руслан. Выпускает она в Хельсинки  журнал на русском языке «Иные  берега», который выходит  с финансовой помощью  финского правительства. В Финляндии живёт более 50 тысяч русскоязычных. О её жизни можно написать увлекательный роман. Лучше всего об этом говорят её стихи, которые она подарила Оле Борисовой и мне.
 
 Мы с Тоней договорились, что будем выступать вместе. Наконец, ведущая Елена Александровна предоставила нам слово. Мы читали свои стихи, пели песню на болгарском языке на стихи Христо Ботева «Хаджи Димитр».Эта песня свята для болгар и, когда мы пели её вместе с Тоней,  у меня мурашки пробегали по телу. Мне кажется об этом лучше всего расскажут фотографии.
  Наше выступление понравилось, присутствующие аплодировали.
Большим было выступление поэтов из Белоруссии. Эти поэты выступали ярко, проникновенно, чувствовалась их организованность и что такие выступления для них не в диковинку.
Ярким и запоминающимся было выступление Ольги Борисовой. Я с Олей общаюсь почти с начала моего появления на конкурсах Ольги Мальцевой=Арзиани. Её яркие  эмоциональные стихи привлекают своей искренностью и  конкретностью. Оля всего достигла сама, мы с ней много общались,  так как жили в одном общежитии. Оля человек ищущий, инициативный, ей до всего есть дело. Уже через несколько дней после возвращения она опубликовала свою статью о фестивале. Мне кажется, что такие люди, как Ольга Борисова движут большое переводческое дело, она переводит и с болгарского и с французского языков. Её стихи появляются часто после поездок и творческих встреч. Недаром Оля стала Поэтом года на конкурсе переводов Ольги Павловны Мальцевой -- Арзиани,  а совсем недавно членом Союза российских профессиональных писателей.  Попутного ветра в твои паруса, Оля!
 
    На фестивале была и определённая борьба, соперничество. Оно было не явным, но чувствовалось. Ведь были и белорусская делегация и поэты из Петербурга и финны. А наша небольшая группа: Оля Борисова, Тоня Димитрова, Мартин Динков, Светлана Трагоцкая  и я тоже выступали как бы единым строем, один за другим. И думаю, что мы выступали и представляли свои цеха совсем не плохо.
После выступления организаторы пригласили нас на фуршет. Было весело, снова продолжались выступления, спичи. Хорошо пела песни и играла на гитаре Татьяна Нестерова. Она поёт в основном  песни на свои стихи, которые ярки, интересны, часто парадоксальны.
Я полушутя за тостом сказал и пригласил следующий фестиваль провести в городе Томске. Все встретили моё приглашение дружным смехом. Но после вечера подошла ко мне поэтесса из Петербурга Татьяна Рудьковская и сказала, что с удовольствием приехала бы в Томск.
Позже, уже накануне отъезда, имел я долгую беседу с Мартином Динковым, присутствовала и Оля Борисова и он сам вернулся к этому вопросу, что фестиваль вполне реально можно  провести и в Томске.
Это было бы здорово, говорил Мартин, ведь Томск культурный город, там много студентов, а какая бы реклама была для города, сразу бы туда потекли финансы и спонсоры, так мне говорил Мартин Динков, который кроме написания стихов является отличным постановщиком, снимает документальные фильмы. Он готов сделать про город  Томск и фестиваль хороший документальный фильм. Всё дело упирается в спонсорство, в помощь властей,  в доставке поэтов самолётом из Москвы в Томск и обратно.
 А может такую встречу сделать в Самаре? Это тоже старый русский город, а таланты они есть везде! Я почти уверен, что Ольга Борисова с удовольствием приняла бы такое предложение. Подумай, Оля, а я тебе с удовольствием окажу посильную помощь!
Самара, Волга, небольшой круиз на теплоходе, уха на берегу, приготовленная из только что пойманной речной рыбы, песни у костра на берегу реки, что может быть лучше этого?!
И второй день продолжались выступления, читались стихи уже местными вяземскими поэтами, поэтами из Болгарии, Финляндии, Белоруссии, Петербурга. Эти дни пролетели как один день.
После встреч автобус развозил поэтов по трём точкам: в деревню Чепчугово (Тоня  даже шутливо пела песню: на недельку до второго я уеду в Чепчугово); других в Андрейково, в школу-интернат;  а Тоня с Велиной и петербургской поэтессой отправлялись к Светлане Трагоцкой, которая гостеприимно предоставила им свою квартиру.

                СМОЛЕНСК

   15 июля мы поехали в г. Смоленск. Ещё раньше на наших встречах в Вязьме была смоленская поэтесса Вера Суханова. Она гостеприимно пригласила нас в Смоленск.  В программе была экскурсия по городу  и встреча в Смоленской областной  писательской организации  со смоленскими поэтами. Поездка эта, как и все дни фестиваля, никогда не забудутся.
 На небольшой пассажирской «Газели»  мы заехали за поэтами, живущими в деревне Чепчугово, где нас радушная хозяйка угостила пельменями с пылу, с жару. Погода стояла отличная, солнечная. Всю дорогу до Смоленска мы пели песни. Главным запевалой была Тоня Димитрова. Слова песен она знала все. Я не говорю про голос: он у неё звучный, грудной, очень красивый. Она знает множество русских песен и даже, когда другие из-за незнания слов не пели, она продолжала петь их. Как-то она сказала мне: а я всегда смотрю русские программы и пою русские песни. Русское землячество в г. Димитровград, где живёт Тоня, когда отмечают 8 Марта, 23 феврая,9 Мая, Христианское Рождество,  всегда приглашают Антонину и там она всегда поёт песни. Любит военные, фронтовые: Синенький, скромный платочек, Катюшу, Тёмную ночь и другие.
Так мы и въехали в Смоленск, громко распевая песни. На центральной площади у памятнику Александру Твардовскому и Василию Тёркину нас встречала Вера Суханова.
 Она заботливо перепоручила нас гиду Вершининой Наталье Кирилловне и немного погодя мы стали осматривать достопримечательности Смоленска. Очень колоритными оказались фотографии у памятника Твардовскому и Тёркину. Дух захватывало, при мысли о том, что по этим улицам ходил и работал здесь великий русский и советский поэт!
   Ещё одно важное действие, из-за которого я так ждал поездку в Смоленск. Есть в г. Томске в гимназии № 24  музей памяти Марии Октябрьской. Это легендарная женщина, Герой Советского Союза, единственная женщина-танкист, водитель танка. Жизнь её необычайна и удивительна. Жена командира Красной Армии, в начале войны в 1941 году она была эвакуирована в г. Томск. Здесь она узнала о героической смерти своего мужа Ильи Октябрьского. И она решила мстить фашистам за смерть своего мужа, женщин и детей, за поруганную русскую землю.
Но в военкомате ей отказали в призыве в армию и тогда она продала всё своё имущество, ценности и несколько месяцев вместе с сестрой продавала различные рукодельные вещи, ковры, скатерти, была она удивительной рукодельницей и вышивальщицей. Затем она перечислила 50 тысяч рублей, огромные по тем временам деньги,  в фонд обороны и дала телеграмму Верховному Главнокомандующему товарищу Сталину. 
 "В боях за Родину погиб мой муж - полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в Госбанк на построение танка все свои сбережения - 50 тысяч рублей. Танк прошу назвать "Боевая подруга" и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофера, отлично владею пулеметом, являюсь Ворошиловским стрелком..."
Вскоре был получен короткий ответ:
"Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет, Иосиф Сталин".
Эта телеграмма Сталина открыла перед Марией все двери. Она окончила танковое училище в Омске, сформировала экипаж танка,  в котором была водителем-механиком, получила новый танк на Урале и прибыла с ним  эшелоном на фронт. Машину назвали «Боевая подруга». Со своим экипажем, на танке Т-34 Мария Октябрьская совершала чудеса героизма. Её экипаж ставили в пример другим танкистам. В одном из боёв она была тяжело ранена и затем умерла в госпитале в г. Смоленск. Похоронена была она возле крепостной стены в Сквере Памяти Героев в . Смоленске. В России всего два таких захоронений в крепостной стене, в Москве на Красной площади и в городе-герое Смоленске. Эта геройская женщина, её подвиг  запали мне в душу и я решил написать поэму «Мария Октябрьская». Начало поэмы уже есть, думаю, собравшись с силами и с божьей помощью,  я смогу сделать это дело.
Наталья Кирилловна, наш гид, отлично знала эту историю и место захоронения Марии Октябрьской. Её экскурсия по городу была подробной и обстоятельной, она хотела рассказать нам всю историю Смоленска, начиная со времени возведения величественной крепостной стены.
Смоленская земля, обильно политая русской кровью, а также кровью различных захватчиков : польских, французских, немецких всегда являлась форпостом защиты русского государства.

 И вот, наконец я стою у могилы М. Октябрьской. Мы сфотографировались с Антониной, и у болгар также много священных мест и событий, связанных с  борьбой за свою независимость, так же как и мы они поклоняются памятнику знаменитому «Алёше» в г. Пловдиве, прототип которого и сейчас живёт в Алтайском крае, героям Шипки, где самоотверженно боролись за освобождение Болгарии от 500-летнего османского ига  и русские солдаты и болгарские ополченцы.
 
  И вот мы уже в областной писательской организации. Нас гостеприимно встречают писатели и поэты края смоленского во главе с председателем Смоленской организации  СПР  Виктором Николаевичем Смирновым. Стол сервирован неприхотливо и разнообразно, как это и принято у русских.  И снова читаем стихи и мы и хозяева и снова звучат здравицы и пожелания плодотворного сотрудничества.  «Тамадой» избран Владимир Королёв, собственный корреспондент «Литературной газеты» по Смоленской области, член Союза писателей России, поэт и составитель сборников стихов. Ненавязчиво, но справедливо предоставляет он слово, как гостям так и хозяевам - смоленским поэтам.
Выступают белорусские поэты Олег Зайцев, Татьяна Шеина, Людмила Яськова, Наталья Иванова; представители Питера: Людмила Руденко, Маргарита Благовещенская, Татьяна Рудьковская.Особо хочу сказать о 83-летней  Татьяне Рудьковской. Её возраст не мешает ей писать актуальные, злободневные стихи, она в годы блокады Ленинграда вела блокадный дневник, она праправнучка доктора Рудьковского, который лечил ещё А. С. Пушкина от малярии на Кавказе. Скажу вам по секрету, именно она хотела приехать на фестиваль в Томск!
Ну и конечно выступают болгары – Тоня Димитрова, Мартин Динков, их стихи переводят на русский язык Светлана Трагоцкая, Александр Борисов.
   Хорошим заключением  наших выступлений были стихи Оли Борисовой о Самарском знамени.
И хозяева тоже были на высоте. Читали свои стихи Вера Суханова, Тамара Лосева, Мария Парамонова, Ольга Сергеева, Олег Дорогань, Владимир Королёв, Николай Кеженов, Александр Батюк. Олег Дорогань читал также стихи председателя писательской организации Виктора Смирнова. Больше всего мне запали в душу стихи и песня смоленской поэтессы Тамары Лосевой.
   Получив в подарок сборники стихов от смоленских поэтов, вручив им свои оставили мы этот гостеприимный город. Всю обратную дорогу до Вязьмы лил дождь, переходящий в ливень.
  Даже природа была против нашего отъезда из Смоленска.
 
                ВОЗВРАЩЕНИЕ

Последние дни нахождения в Вязьме были уже немного грустными. Уехали белорусские поэты, уехала Ольга Пуссинен с мужем и маленьким сыном на своём джипе в Финляндию. Уехала и Оля Борисова – многие бытовые, повседневные и творческие дела ждали эту беспокойную женщину, без которой я плохо представляю себе наш фестиваль. Стал собираться и Мартин Динков, с которым я подружился. В Литературном салоне ещё провели встречу с любителями музыки, о Булгакове рассказала очень интересные детали из его жизни дочь Светланы Трагоцкой – Татьяна. Оказывается, Булгаков какое-то время работал в Вязьме врачом, но краеведы не могут найти больницу, где он работал. Я шутя думаю, может много краеведов в Вязьме и версий или много  было больниц? Думаю, Татьяна должна всё-таки найти это место.
Погода испортилась. Шли дожди. Запомнилась экскурсия в мастерскую, где делают эмали, где Тоне, как самой красивой женщине фестиваля был подарен сувенир, выполненный из эмали. Выбрала она его сама. Помню, мы все сидели, слушали рассказ о технологии изготовления, а Тоня ходила и смотрела красочные изделия из эмали, развешанные по стенам, а по комнате летали бабочки, прилетевшие неизвестно откуда. Ещё один сюжет для стихотворения.
Ещё погуляли по городу, купили сувениры. Я планировал уехать вместе с Тоней и Велиной в Москву, где побродив по ней, вечером посадить их в Шереметьево на самолёт, а мой поезд был уже ночью. Но неожиданно мне позвонил из Москвы мой издатель, в московском издательстве лежит моя повесть с условным названием «Тайга угрюмо молчала» и попросил срочно приехать в Москву т. к. он уезжает в командировку. Я позвонил Тоне, извинился, дело было вечером, мы поговорили минут пять. Сделав на следующий день дела в Москве,  я уже вечером ехал в поезде.
За окном беспрерывно шёл дождь, но как всегда стихи и интересные попутчики скрашивали дорогу. Стихи были Тамары Лосевой, смоленской поэтессы, я влюбился в них и в  автора. Попутчицей оказалась чемпионка России по бегу на 100 метров, в возрастной группе до 18 лет.
Думаю, что будет стихотворение и о ней. Зовут её Юля. В Тюмени меня встречала кузина Людмила, мы проговорили все полчаса, время стоянки поезда, я подарил ей свою книжку  стихов.
Ночью меня встречал племянник Дима и на его машине поехали на мою родину, город Исилькуль, это в Омской области, где я провёл 2 дня. Запомнилась неухоженная гравийная дорога, свет фар встречных машин, взлетающие с нагретой за день дороги белые совы. 
В Исилькуле прибежала утром девчонка третьеклассница Анжелика, которой я уже посвящал стихи. Вечером ходили вместе встречать корову их стада.
Она спросила: а сколько стихов Вы мне ещё  напишите?
 Я ответил – 100,  и все они будут называться Анжелика. Она спела песню своим детским, несформировавшимся голоском. Вот это  стихотворение.

    Анжелика

Запела песню наша Лика,
Зову её я Анжелика,
И сразу красная гвоздика,
И озорная повилика
От песни той пустились в пляс.
И все ребята и зверушки,
И девочки и погремушки
Все стали танцевать тотчас.

Корова с именем Февралька,
И  в рощице пугливый зайка,
И тёлка рыжая Красуля,
Она ведь глупая  «покуля»,
Но  песню слушают они.
Та  песня речкой разольётся,
Что Волгою у нас зовётся,
Что запевают соловьи.

Ну, а девчонка,  Анжелика
Поёт ту песню очень лихо,
И песню эту повторяют
Леса и реки, и поля,
Скажу по совести - не знаю,
Мне  песня нравится такая,
И  пусть поёт девчонка эта -
Сейчас, сегодня и всегда!

Не остались без стихов и впечатления от посещения мест боёв под Вязьмой. Особо впечатлил десант, проведённый в начале 1942 года , когда за небольшой срок в тыл врага под Вязьмой был выброшен десант примерно  10 тысяч человек. Многие из них погибли, но задачу свою они выполнили, отвлекли много дивизий фашистов с московского направления.

ДЕСАНТ ПОД ВЯЗЬМОЙ

Я -  парашютист,
Десантируюсь с неба,
Нас бросают под Вязьмой,
Год сорок второй,
Мы летим в неизвестность,
И мы просим у бога:
Пусть вернётся из боя,
Хоть каждый второй.

Немец рвётся к столице,
Слышен вой самолётов,
И фашистские танки
Все в паучьих крестах,
Мы хотим уничтожить,
Истребить эту нечисть,
И не спрячутся немцы
По оврагам, в кустах.

Наш десант восемь тысяч,
Точно знает лишь Маршал,
Мы спустились на землю,
Мы врага истребим.
Знает Пётр, что приемлет
Души наши на небе,
Но пока мы здоровы,
И врага победим.

Комсомольцы, не верим
Мы ни в бога, ни в чёрта,
Мы прищучим заразу,
Враг должен понять,
Что не будет счастливой
По  России  дорога,
И пусть немец  узнает
Нашу кузькину мать!

Мы здоровы и крепки,
И смеёмся задорно,
И в любой переделке
Мы идём до конца,
Пётр – святитель, на небе
Нас не жди ты сегодня,
Много дел переделать,
Много надо свинца.

И земля пусть пылает
Под ногами фашистов,
Кавалерия скачет,
И струится кумач,
Мы исполним заданье,
Защитим свою землю,
Будут смерть и потери,
Ты, родная, не плач.

Я вернусь повзрослевший
В нашу мирную хату,
Обниму тебя крепко,
Поцелую детей.
Командир мне сегодня
Задачу поставил,
Её  только  исполню
И  вернусь  я  к  тебе!

Не могу не сказать об одном человеке, без которого не было бы этого праздника!
Это Ольга Павловна Мальцева – Арзиани. Именно она своей энергией смогла  с помощью конкурсов объединить разных  людей со всего уже мира.
Спасибо Вам, Ольга Павловна!
 
         ЭПИЛОГ

По приезде я получил от Тони стихотворение, которое перевёл. Оно написано одновременно с моим.

     ЗАВРЪЩАНЕ

Нестинарско хоро е завихрил
белокрилият наш самолет,
а среднощната София тихо
пръска искри жарава навред.

Ние идем от братска Русия.
Там славянски ехтя благослов,
той ни вдъхваше вяра и сили,
бяла нощ ни целуна с любов...

Ето, близко е вече Земята
и в прегръдките свои зове.
Тук България с трепет ни чака
в свойто нежно, любящо сърце!

20.07.2013г.

       ВОЗВРАЩЕНИЕ
В  нестинарском танце закружило
Белокрылый самолёт наш вдруг,
В тихой и полуночной Софии
Искры – угли светятся вокруг.

Мы  пришли из братской нам России,
Белая там ночь целует нас.
И  с любовью, истинно  и сильно
Нас  благословляет  церкви  Глас.

Вот  уже Земля родная рядом,
Чувствую  дыхание твоё.
Принимай,  Болгария,  награду -
Сердце  искромётное  моё!
 
Хочу сказать, что мир и люди в нём разные, но всех их объединяет тяга к новому.
Томск – Москва – Вязьма – Болгария – далее везде!


Рецензии
Уважаемый Искандер! Вы посетили мою родную Смоленщину и очень хорошо и с большой теплотой написали о своих встречах в Вязьме и Смоленске. Я с большим удовольствием будто вместе с Вами побывал на родине. Вы ехали из Вязьмы в Смоленск через Ярцево мимо моего родительского дома, что в 300 метрах от шоссе Москва-Минск. В апреле этого года я был там в своей родной 1-й средней школе и провел 2 литературные встречи. Так что Вы прикоснулись к изголовью моей малой Родины и моего детства и юности. Спасибо, заходите на мои страницы на Стихи и Прозу.ру. Жму руку, М.Ш.

Михаил Шариков   03.10.2017 23:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.