Избранные стихотворения разных лет 3

ЦВЕТЫ

Извините,
что матерюсь,-
надо.
Сообщаю - любовь
это плюс -
из ада.

Все здесь
горят,
которые -
минус,
только не я,
не гнул -
спину.

Не пресмыкался,
не чревоточил,
разве только -
чуть-чуть.
Я, Чарли Чаплин
точно,-
учу.

      2003





ПРИЗНАНИЕ

Хорошо, я стрелял
в этого самого,
как его, с бакенбардами -
в Пушкина,
уняв во дворе
пса моего,
виноват - по самые
ушки я.

Первое - надел
бронежилет,
второе - из-за кустов
стреляли.
Сколько же
сотен лет
Россию вы
сохраняли?

Сохраните ли -
не знаю я,
заплатят мне,
мне - сказали,
каждый день -
сна яд,
и танцы до смерти
в зале.


          2000






ВСКОЛЬЗЬ

О многом, о чём напишу,
вы - не поймёте.
Серьёзная моя шутка,
погаснет на взлёте.

Век пройдёт, умрёте - вы,
а я, Боже,- нет.
Сгасает, выв,
вращенье планет.

И всё же - да, плюс,
тает снег на Сумской.
За счастье борюсь.
падая вскользь.

         2000





ХОТЬ В ПАРАНДЖЕ ТЫ ХОТЬ В ПАРИКЕ

Хоть в парандже ты, хоть в парике, -
не это меня привлекает!
Твой - зад, округлый, как кед,
как Герда - Кая.

Пусть льдинки, совсем холодное -
и восемь бутылок пил я -
поймали меня вы в Лондоне,
полониями мозг мой пиля.

Не умер я, так - заснул,
Москва, сказали вы, - виновата.
Предвосхитили весну,
и деньги гребли лопатой.

           2006





РАСЧЛЕНИЛ

Мне каждый день твердят с экрана -
будь смелым, режь, убей!
Вчера, поднявшись утром рано,
прогнав с балкона голубей,
сел, призадумался немного,
из пачки "Приму" закурил,
закинув ногу я за ногу.
Жизнь, думал,- вкось и вкривь.
А в небесах - звезда полярная
сияет ярко и звенит.
Я буду очень популярным!
я стану очень знаменит!
Он, Саня, проиграл в игре,
он пожалел когда-то мне чернил.
Его бутылкой по башке огрел
и в ванной ночью расчленил.






ЛЕД ЗЕППЕЛИН

Лед Зеппелин слушаем,
раздвинув ноги, сидишь,
гм, кажется, я - Павлуша
а ты - посланница Могадишо?

Слабо - проехаться на слоне?
Куришь трубку одной ноздрёй.
Великолепная, слов нет!
Считаю до трёх...

Видишь, как Пейдж выкручивает,
заливается Плант...
Никогда не падала с кручи?
не сгорала до тла?

          2004





МИКИ РУРК

Знаешь, ты - русский, парень,
у тебя есть апломб,
английским, увы, затарен,
хоть и высок твой лоб.

Играешь злодеев, понятно,
русских - всегда боялись.
На солнце чёрные пятна,
посеял их - я ли?

Мы ли войну начинали,
наша ли воля - главная?
И чёрная птица ночная
качалась над городом плавно.

И те, кого вы похитили -
как птицы ночные, летят они -
тем меньше в горней обители
душ праведных, незапятнанных.

              2009





Я НЕНАВИЖУ ВРАЖДОВАТЬ
 
Я ненавижу враждовать,
но это - нужно,
с звездой великой каждый рад
присесть на ужин.

Пусть ты велик, пусть ты - звезда,
твой дом - до неба,
решат потомки - да,
что быль, что небыль.

А у других, у нас - коморка,
всего-то - два на пять.
И молоко прогоркло
опять.

               2007





НАРКОТИКИ
 
С одной стороны - хорошо,
с другой - плохо,
густой в ложке крюшон
сварен для лоха.

Укололся - упал,
упал - укололовшись,
полёт, главное, па,
судьба что, что - жизнь?

Кажется - пишешь стихи,
или высоко летаешь...
И даже если ты хитр -
истаешь.

Пушкин недостижим,
как не  старайся,
шлангом на руке - жим,
scheisse.

        2001




СЕРЕДИНА

Я был и то и другое,
бил, был бит,
кто кого, короче, уроет...
Let it be!

Джон - Пола,
Джона - Пол,
три кэгэ толла -
взрывается тол.

Помимо рифмы скажу вам,
жизнь - середина;
ах, болит голова,
выпив, кушав сардины -

лягу спьяну поспать,
приснится мне - то же самое,
застучу рукой - хватит!
Бен-Ладен Усама

мир взорвёт и тайгу,
глаза растопырив.
Хочу выше лететь, не могу...
На ногах - гири.

           2006





ОНИ СКАЗАЛИ
 
Они сказали,
что можно врать,
чтобы добиться успеха.
Я не согласен.
У всех у нас ведь
есть дети.
Драться хочешь -
дерись
без доспехов.
К чему
пустые уловки
все эти?

       2002





БРОНЗОВЫЙ ВЕК

На каждое слово - две пули,
выйдешь - граната.
Ранен, к двери притулен,
краснеет белая вата.

Железная - медсамбат - кровать,
погиб дорогой человек.
Сложно поэту о добром кропать
в этот новый бронзовый век.

            2000






ТИТАНИК

Не купил билет на Титаник
не видел продавцов в глаза.
Чугуном вода в щели канет,
5000 душ с собой взяв.

То есть Америка - ложь,
кушают, как и всех, американцев.
Монету вынь да положь
до последнего шанса.

Тонут одни вниз - тысячи,
подсчитывают барыши - другие.
И барельеф в скале высечен,
гири.

Выпив литр, мёрзну,
а как там, Боже мой, в океане?
Потонул Титаник, серьёзно?
Железо на дно - канет.

         2002





РОЖДЁННЫЕ УБИВАТЬ

Как не противься,
война-таки будет,
падут человечества все,
от голода,
как от простуды.

Нарушу стихосложенье -
нарушат ток жизни, нарушат.
Большой я разбойник ужели,
ужели - не хватит им моря
и суши?





THE ROLLING STONES

The Rolling Stones - часть всего,
всё - часть the Rolling Stones.
Устав, сев, наконец, и вот -
прищурился от солнц.

Конечно же, все солнца - меньшее,
чем Бог большой вселенной.
Но и вселенных сонмы - пей же я -
коленопреклоненный.

Молю вселенных Бога всех,
с начала всех начал,
любовь, не ненависть, пусть се,-
мной точку означал.

И раз Собой означил Он -
пусть не умру всё ж я,-
конечно не иначе, но -
жевачку снов жуя.

           2001





НОЧЬ ОДЕНЬ

Когда помрём,
и разберут нас
на запчасти,
когда наступит
новый день,
и новое прибудет
счастье -
ты день да ночь
одень!
и все медали -
не стыдись ты,
когда ребёнка спас!
И мизеры,
и даже - висты,
не хватит порошков
и паст.

        2001






КАША В ГОЛОВЕ

Стихи - одно,
а жизнь - другое.
Упав на дно
своей рукою
выберусь,
уж будьте вы
уверены,
о велика ты, Русь -
горланю
из таверны.

       1999




ВЕКТОР

Будь ты хоть Пушкин,
хоть Эс Есенин,
хоть чёрт сам.
Серьги вдев в ушки,
посеян,
хоть даже Усама,-
не проси, не верь,
человек ты,-
земля, твердь
твой вектор.

     2002





ЗА ОРБИТОЙ ПЛУТОНА

Вот эта прозрачность стиха
достигается
очень большим
трудом.
Не то, чтобы
буквы стучать
надо было бы много -
слово за словом,
хотя это тоже
нужно -
оттачивай технику
стиль,-
нет, другое.
Надо выбраться за пределы
земной атмосферы,
за орбиту Плутона.
Попробуй.





ЗИМА КОНЧАЕТСЯ

Поехал, не помня себя,
невзирая на километры,
бодрствуя, спя,
пески, ветры.

Я без тебя мёрз, мам,
и веточка - качается.
Кончится-таки зима,
зима кончается.

  2007





ЦВЕТИ

Откуда только
оно берётся -
стихи.
Во дворе
голубая берёзка -
цвети!

А ты - такая,
переверчивая.
Люблю, таю,
мясо -
с перчиком.

  200щ





ТОЛЬКО НОТА

Да хоть
тресни ты
исходя стихами.
Звучит музыка,
сад,
не
стихая.

Ты - только нота,
на клавиатуре.
Моцарт, вот он,
отштукатурен.


2001ё





БОГУ - ЧЕСТЬ

Кому-то стихи,
а у меня -  музыка,
и 1000-ч стихий -
узко.

Сижу, пью, печатаю,
говорю, как есть.
Воздвигнут из атома,
Богу - честь.

        2001





ПУСКАЙ - ТЕ

Фашисты
наступали,
мелькали наши
пятки,
тысячи - пали,
сдались десятки.

Я сдался,
боекомплект
выбив,
ал сад,
а - вы бы?

Таскали бы
кирпичи,
как и теперь
таскаете,
умер, не различим,
теперь
пускай - те.

     2004




СЛАВА

Пушкина убили,
Лермонтова,
Гоголя,
Ломоносова.
Гумилёва, Волошина,
Белого,
Есенина
Маяковского...
Ты ещё хочешь быть
русским
поэтом?

     2001





ДОВЕРИЛ СУДЬБУ СВОЮ БОГУ

Надоело бояться,
сердце трепещет,
не жизнь - ад сам,
властвуют вещи.

Хорошее виски,
хорошая водка.
Только теперь -
от Бога зависим,
вот как.

      2004





ВОЛОДЯ

Тебе наплевать на славу,
гораздо ты больше её.
И в Магаданы плавал,
во Франции пёхом брёл.
Там, видел, - одно и тоже,
что в красной, красной Москве.
И, умерев, вдруг ожил,
прозрачен и чист на свет.
Жизнь штука сложная, да,
сосны ли, липы ли.
Насколько возможно дав -
до дна тебя выпили.





ВЕТЕР НА УЛИЦЕ

Ветер на улице,
в сердце - печаль,
небо нахмурится
невзначай.

Дом, в доме - люди,
я то есть
с тобой.
Ой, что щас будет,
дощ щас прольётся, ой!

Прищурясь,
курю сигарету -
да, надо бросать.
Целую девчоночку эту,
как Божья роса!

Она мне - пообещала...
Что обещал я ей?
Так, что там сначала?
"Открой же и - лей..."

          2000





НЕДОТРОГА

Мы - идиоты,
хотим превозмочь,
winter & autemn
очень.

Не получится, нет,
плывём, делаем.
Напишу сонет,
красное, белое.

Шляпа лежит
на диване,
на дворе 69-й.
Пришёл к бате Ваня,-
"Поджарь,
что собрал ты,-
опята!"

А в окне - жёлтое
из планет,
дорога.
Подойди же ко мне,
недотрога...

      2000






АЛЛО!

Алло,
ты дома?
Алоэ,
Ома.

И если нет,
то да - я.
Приветы,
тая...


   1999





ОДНОЙ БУКВОЙ

Я -
ё,
ё -
я.
Яд
пьём,
пью
яд.
Мы -
вы.
О!-
lo
ve


 2002






РОССИЯ

И в Англии меня -
повесили,
за то, что я
смотрел,
бродил
и улыбался.
Хотел попасть -
в Россию,
не смог,
кругом - вода...
Там все,
сказали мне,
друг друга любят,
и царь велел -
"Прощаю".

       2001




С СТАЛИНГРАДЕ

Потерять власть -
невозможно,
как это - шорты надев,
трудиться,
солнце, ожоги
кожные...
Да вышел на свет
президент
Вилсон,

которого обманули,
сказав ему - ты,
Mein Herz, всё!
Только мы - простаки,-
хули?-
обманутый -
лапу сосёт.

В аптеке,
на улице,
покупая лекарство,
нажимая волшебные
кнопки,
думал я,-
государство -
не Кернес,
не Допкин.

Потом,
когда мы помрём,
свет развергнется
в разуме.
И бил в Сталинграде
в проём -
буками, азами.





ЖЕЧЬ БЕСТИИ

И Ганнибал,
оказалось, еврей,
может, я - тоже?
Пушкин кричал в сентябре,
в феврале
 уничтожен,-

"Давайте любить друг друга,"-
кричал, любил как сам
 Бог-Христос,-
пал который, поруган,
в ту золотую осень.

Осенью, в осень,
когда гудят
провода,
милостью просим -
Да!

И даже если зима,
холодно,
пальто ты надень.
А там, на юге - Голда
посеяла день.

Даже, когда закончится
марево золотое это,
в рай очень хочется,-
подайте карету!

Евреи, и все мы -
вымученное,
как если
голодному мне - поесть.
Потом захочу я
жечь бестии.


    2000






СИГАЛИТ

Зачем ты в моём зеркале
причёсывалась?
Хоть и муж, дети есть.
Теперь власть -
весть.

Прижимаю тебя к груди,
плевав на жён и любовниц.
Всех их дорогих впереди,
не дав мне опомниться.

А когда пришёл в себя,
дорого заплатил.
И видел, бодрствуя, спя,-
пой ты, иди!





ДУБЛЬ

К Москве
добирались мы
снами, адами.
И голубые сны
падали.

Падали, падают ли,
не хотят падать.
Дав, влив,-
да, да.

Да, нет,
поцеловал в губы.
Во сне,
дубль.






ЛЕЛИ

Пили водку во снегу,
радовались,
что будущее - есть.
единственную, дорогую
мою ли,-
тёща и тесть!

А потом -
век страдания,
пока недостатки свои
не преодолели.
Отпев,
оттрубив дани,
мы, лели.





НЕ ОЦЕНИТЕ

В глазах - дай!
золото, золото!
На шею - узда,
не плюйте на пол-то

Даю - вирши,
нереальное
синим шит,
пал, привстав но я.

Жара - сандалии,
пота центнер.
Если вы не страдали -
не оцените.

  2002





НЕУГОДЕН

Самый лучший костюм надену,
галстук и жёлтые башмаки...
Ударив кое-что в вену,
поеду в Москву, в Киев.

Вижу - вам неугоден,
не то что Кэ Тарантино.
Подвластен любой погоде -
на острове Элефантина.

На острове, ах на острове,
стоял большой храм,
и башня, самая острая,
пребудет всегда, ура!

Из одного делали десять -
припрячь поглубже монету -
человек столько же весит
сколько впитал в себя
света.

Пришли с севера русские,
разрушили кайф,
И семечки у крыльца лузгая,
сижу,
вай, вай,
вай...

Говорят - люби,
по справедливости.
Десять из одного лив...
именно
об этом
мой
стих.

    2001





ИСПУГАЛАСЬ

Я тебе про любовь,
ты мне - про деньги,
это может любой -
поверь мне -
заплатив, уйти.
Я ведь - остался!
И какой-то крутится тип,
постриженный налысо.
Пошучу с тобой, с ним,
самую малость,
раз он возник.
Что, испугалась?

          1999





РЕШИЛИ ВСЁ ВЗЯТЬ

На острове
Элефантина
решили всё
взять.
Острый,
единый,
следовательно -
свят.
Все деньги
плати,
если
сможешь.
Моше,
Аладдин,
стреножен...
Всех убили?
Бокалов тост.
Товар -
в Фили,
и тут -
Христос.

    2011





НАИВНЫЕ МЫ, ДОБРЫЕ

Был поэт золотоголовый,
фуражку, шляпу носил,
селёдку кушал в столовой,
сочинял, что есть сил...
Русских надуть - в два счёта,
наивные мы, добрые...
Проглочен, что там,-
крокодилами, кобрами.
Летел, пока свеж,
над атмосферами,
посреди невежд,
вторыми, первыми.
Спасибо вам, длани Бога,-
волною всех уничтожили.
До самого сердца растроган,
сердцем ли, кожей ли?
Сочинил я премного,
рассказал про любовь.
Подрежу в ванной я ноготь,
подправлю пинцетом бровь.
Был поэт золотоголовый,
стыдно ему за нас...
Покушал узбекского плова,
смотрел "Фантомас".

           2003






БАРАБАНЫ

Вечер такой
голубой,
и тебя
в сердце ранив,
поеду домой.
Гремят
барабаны.

    1998





ТОВАРИЩ СТАЛИН

Хватит крови и сись,
блин - достали!
Скорей поднимись,
товарищ Сталин.

Насупив брови, скажи,
сощурив глаза свои
узкие,-
"За правду, за жизнь,
за русских!"





Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ

Я тебя люблю,
хоть этого не знаешь,
В душе, будучи лют,
таешь...

Прижимаю кулак к груди,
сокровенное,
Дорогая, приди!
Схожу с ума совсем я!

Машины по городу ехали,
клаксоня.
Столбами, вехами
люби, соня.

Проснись, не обещаю,
что буду любить
Выпив водки и чаю,
лют, бит.


      1980, 2001






ПИВ КРЮШОН

Трогал рюмочку на весу,
в твои вглядываясь глаза,
провожая лето, весну,
ах - какие они бирюза!

Ах, как весело ты
вспоминала, что было тогда,
утекло очень много воды,
да, пожалуй, года...

Но рука твоя горяча,
значит - веришь и ждёшь!
И как будто бы невзначай,
снимем путы одёж.

А в окне, а в окне -
снег, туман, хорошо.
Что ж, пожалуй что - нет,
пив крюшон.

           2004





НАДОЕЛИ!

Не вы - нам,
мы - вам,
луна,
синева.

Летел самолёт,
гудел.
Уйти клёво
от дел.

А там - небо,
ангелы...
Мне бы
путан белых...





ХОЧЕТСЯ БОЛЬШЕГО

Хочется - большего,
даже когда неба достиг,
ад - в голову, боль - в живот,
карандашом выбил стих.

О том, как прекрасны просторы,
но красивей ещё - Бог,
мне помогал который
не скопытиться с ног.

И над околицей солнце
разлило весёлый пожар,
небоскрёбов дороже и цен.
Жил, не боясь, не тужа.

И даже упав на дно,
золото из дерьма вив,
понял я только одно -
люби!

Однако ж, постой!
в этой жизни осталось
немеркнущей стать звездой -
такая малость.






НЕ СКАЖУ

Вот вечер, синь и ал,
тебя, Бог мой,
я в губы целовал,
пришёл домой.

К перу - рука,
ад, рай, мёд, жуть.
спросите - как?-
вам не скажу.


        1983





ПУСТЬ

И даже если
музыку слушаю,
я тебе
повинуюсь,
аурами,
душами,
из двух половин
мы пусть.





БЫТЬ ПОЭТОМ

Утром встал,
небрит, ладно...
Развергнув уста,
прокашлялся
шоколадно.

Не курю, бросил,
закурил а то б,
изо всех своих сил
потянул, в мать
и в лоб.

Надел кольсоны -
зимой, слава те,
холодно.
Крутя баранку,
клаксоня,
выехал. Полдник -

булочка и чай,
намекнул тебе,
локоток, огрубев,
ущипнув невзначай.





СКАЗАЛИ

Они, подбоченясь, сказали,
ничего не поделать - плати,
в огромном сверкающем зале.
И длинноногий тип
надел мне на шею ливрею...
Проснулся, фух...
То ль на флагштоке рея,
то ли я - Винни Пух.

           1998






БУЯН

Сам себя сфотографировал,
а что оставалось делать?
Глотал йогурты, кефиры я,
судьба моя белая!
Наплевать на размеры,
снова ем, пью я!
Из тысячи - первый,
разбитной буян.
Из миллионов - один,
и вы, захотите, такие же,
с саблями Аладдин,
подпоручик Киже.





АВТОМОБИЛИ ПОМЧАТ

Если я сегодня вам ничего не скажу,
вы обо мне напрочь забудете,
развяжу на плече тугой жгут
меж разным быв этим и тем.

Автомобили, гремя утробой, помчат,
на Тверскую и гораздо её выше,
все мы с вами быв - сообща,
только, ахнув, ветер в грудь дышит.

И звонок подполковника всё решит,-
нет по лестнице продвижению!
Главное это хлеб, жито,
не прав неужели я?

Нет, не полью на грудь крест,
хотя это есть бога знамение.
Что, голубой Эверест
всех религий на свете менее?

Оделся, пошёл себе, а носки -
что они для эстета?-
забыл их надеть да и - сгинь!
Жизнь, судьба это.





ЕВА

Меня читают слабые,
а так же очень сильные,
и осенью была бы я
большая относительно.

Да, женщина приличная,
приличная я женщина,
перебираю лично я,
с самой собой обвенчана.

Нет, не хочу теперь сказать,
что выбор был неправильный.
Ах эти - синь-вода - глаза,
и Каин выбил Авеля.

Затем, чтобы воды попить,
но пей и так - дано тебе!
Фалафелей горячих, пит,
пребудется в судьбе.

А поутру, а поутру,
дом полон новосёлами,
Россия золотая, точка, ру,
дома стоят весёлые.


     2000





АДАМ

Что скажешь,
то, дорогая, сделаю,
и вот эти твои
высокие бёдра...
Сползал змей с дерева,
от адов отодран.

За грудь
хватал себя,
кричал,
"нет-нет,
не виноват я!"
и на высокий
налетел причал,
маячивший
невнятно.

Потом впотьмах стояли,
стоял, задумчив, я.
А впрочем - я ли?
Бля...

Солнце жарко светит,
провода звенят,
и я такой на свете -
не свят.

Святы те, которые,
выходя из тьмы
дождями криво порванной,
поют, сны мыв.

В них - любовь, свет, алое,
и я, и я.
Пишу сонеты, балуясь,
клубок вия.


    2001




1926

Всенародно
любимый поэт
убит.

Я пе
ре
крес
тил
ся,

и взмокрела
моя
рубаш
ка!

Сам виноват,
говорю,
Вит,-

слишком
взлетел
в небе
са,-

губки
твои -
про
ма
каш
ка.




 19267








ВЫ И НЕ ЗНАЕТЕ

Вы и не знаете,
того, что знаю я.
И в суете,
на всё плюя,

на большее претендую,
едва покушав,
уйду я,
кликуша!

Если у тебя нож,
у меня - два.
Пьян, что ж,
летит голова.

Несмотря ни на что,
выучу роль,
как в цирке том Шапито,
порой.


     19988






ПОДУМАЙ

П ой
Мик,
по й
и вече
р
тако
й
голубой,
Ру
би
Тьюс
ди.

Подумай
своей голово й -
ев
груз
ди,

Люб
лю
ли те бя -
да!
И ве тер
на улице
сти х,

П рости!
всё -
во
да.



    1990








ХАРЬКОВСКИЕ ДОМА

Кирпичики моют
вновь,
И твоё личико -
бровь.
Я тебя просил,
умолял
что есть сил,
Ляль!
Жёлтое, красное,
чёрное.
Не напрасно
меня,
в лоб -
дёрном.
И дома -
ад.


    1989





Я

Я!

По
ля.

  1978






ВОЗЬМИ

Если нужна моя душа,
если тело моё тоже -
нужно,
подойду к тебе,
не дыша,
приглашая на ужин...

А потом грянет, а потом -
точно плов сладких востоков ...
Дело всё, дорогая, в том
 что я под небесным током.

Удар - поднялась рука,
удар - нога тоже.
И если я последний гад,
то - уничтожен.

Только одно -
душу не отдать,
она - Богова.
Хочешь ли, кстати,
ко мне в логово?


          2002






СЕРВАНТЕС

Один какой-то господин,
очень и очень богатый,
сказал другому,
попив воды,
воткнув в уши
вату,

глядя на убогого калеку,
скакал который, прося
милостыню,
десяткой в кармане влеком.
Спросил,-
воистину

се есть - Сервантес,
Дон Ки Хота создавший
Ламанчского?
"Хо, хо, улыбайтесь!"
тем более, что - богаты,
тем паче.

А потом плакал
над страницею,
и денег бы, говорил,
не жаль,
только б её,
золотую царицу,
в руках своих жать!

Смеялся, пил, ел,
кот, кит...
Как имя, спрошу я, его?
Богатый, успешный и вот -
в потасовке
ночной убит.


       1988





РУССКИЕ

Мне кажется,
меня боятся,
за то, что
правду скажу.
И курице - яйца,
как мне -
жгут.

Иду по площади,
ветер, синь.
Господи, пощади!
Го
во
ри
те - "еси",

воззвав - к палачу.
Пусть хоть теперь беда,
и женщины навзрыд
плачут.
Русские -
победят.

      2003






ВОШЬ И Я

Пусть хоть играю я
на гитаре,
пусть хоть пою я,
бутылкою себя затарив,
молод и юн,

обращаюсь к поколениям
будущим,
упав, молю, на колени я,
женщин, мужчин -

Пойте, любите,
пейте.
Холодно. Надев свитер,
выйду на ветер...

Сжигаю, пив, ев, прошлое,
в своей халабуде.
Пока живы вошь и я,
живы будем.







МЕСЯЦ ЗОЛОТОЙ

Бас-гитара,
ударник,
и саксофон.
Иль я - не пара
тебе на Гамарника?
И месяц
золотой в окне -
вон.

      1988






ДЕНЬ ТАК ЯРОК

Больше, чем другие,
но это - не важно.
Мои дорогие!
Вода, пролившись даже,

стает на асфальте лужей,
и день так ярок, Боже!
Давай, дорогой, ну же,
ты тоже можешь!

Ну не стихи, так другое,
стихи - очень трудно.
Отдают с трудом, ой,
металлы руды.

Особенно - золото,
и воды гремят весенние.
Дверьми хлопнув,
поплыл в сени я,
подняв цветы с пола-то.


    1996






ЗНАЮ ЕСТЬ

Ветрам теперь
не позволено
заунывную петь песнь.
Весна, ах больно,
ах в душе -
тесно!

Мимо тебя проплыл,
Сатана,
мыв, наклоняясь, полы.
Правда - вот она,

на груди моей бестии
танцевали из ада.
Знаю есть
на свете отрада.

Она - музыка,
она - когда дети
приголубят Тузика,
вот те и - эти.


      2000






ПОРЫБАЧИМ?

Заметил тебя на уроке
английского,
подсел взял, кент,
близко я.

Что шептал в ухо -
не помню.
Приглашаю, толстуха
в каменоломню.

Пришла, дорогая,
а как же иначе?
Красивая, Боже мой,
ты какая...
Побьём,
порыбачим?


     1997





СИНЕЕ, АЛОЕ

Синее, алое,
поёт Пугачёва
Алла.

Я в автобусе,
слаб, бел.
Ах, сколько
бусен
в судьбе?

    1978





СВЯТОСЛАВ

Они, думают, сочинили
жизнь для нас,
нет - мы повелели,   
в лёт для них.
Пусть профиль,
и пусть в анфас,
жизнь, как тетрадь -
лени!

А потом, если
осталось что-то,
наклоняя бутылку -
лей!
И какая-то
сука в ботах
растворилась
в лоне полей.

Я говорил ей -
останься!
Исправлюсь,
уверена будь.
Но она записалась
в дансинг.
Другую,
вскинув ноги,
е...

Не - материальное,
понял я,
Сына в Орду послав,
благоволя, но -
не пив, не ев,
Святослав.

       1998






МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ

Застрелил философа этого Леннона,
пять раз на курок нажав,
вправо,  чуть влево - на,
захлестнула под хвост вожжа.

Знал, что  схватят, но - не убьют,
плохих здесь, в аду, не убивают.
На нарах сидя, глядя ю-тьюб,
полюбит меня - любая.

О слава - о здравствуй! Вот это - да!
Выбив кому-то мозги - возвеличен,
только душу Врмрлангу отдав,
но это, пожалуй, - личное.

Ещё в 66-м я его заприметил
остроносого и очень дерзкого.
Слова его - как зонды метео,
как удары по небу перстами.

Я бы тоже так смог - любить!
не получается, нет...
Хочу, сожрав  огромную питу,
изваляться в говне...

Кто-то ко мне приходил,
совал револьвер - не помню...
Я - диво из див,
я - огромный.


                2006






ТЁМЕН

Вот на бутылке -
листики,
мол, пейте,
дорогие.
И о судьба,
о мистика!
Мои Москва
и Киев!
Нет водки,
скушал мухомор,
без этого,
увы, никак.
И, ластясь к двери,
умный вор -
не дрогнула
рука -
услышит
звон небес,
потом прижмёт
ногтём.
Одно - Господь,
пусть тёмн,
другое ярко -
бес.


         2000





ДИКОБРИСТЫ

Я завишу от вас,
зависимы вы от меня -
поймите,
в Сан-Педро
взвенело,
тот час
зазвенят
и Москва
и Питер.

Точнее -
наоборот,
уверяю вас.
Построенные
роты,
как дикобраз.






ЕМЕЛЯ

Если слишком захочешь -
убавят,
если король -
оботрут.
А меня -
устроит любая,
не вру.






ПОДБРАСЫВАЯ ПОЛЕНЬЯ

Я спорю, и это важно,
закат над городом погас.
Дома многоэтажные,
люблю - вас

таких разных
и себя тоже.
Умерев вчера разве,
завтра я - ожил.

Умирая понарошку,
благославил,
хочешь - окрошку,
а хочешь - вил?

Выбери второе, не то,-
апчхи!-
в мать и в тон,
и, надев очки,

шурую по - Сумской,
падая на колени,
подбрасывая
в костёр поленья,
я - какой?

     1998






СТИХОТВОРЕНИЕ

Разодрав себе грудь,
выдам ещё одно
стихотворение, я, Цезарь, Брут,
и опускаясь на дно,

пробурчу, видя во тьме ангелов,
обращаясь к ним,
скоро, там, где вы,
прорастёт и мой нимб.

Не пророчествую,
не хочу - бумс - умирать.
Просто, выпив, твою
кобра мать...

Ах высоко, высоко - день!
Кремль, Москва,
Нитку в иголку вдень,
100 миллионов ватт.

И где-то рядом - я,
безусый.
Рассыпались, гля,
из рук бусы.

       1991






СПЕЛ

Роллинг Стоунз
играют,
я - пью,
им повезло больше,
мне - чуть
меньше.
Выдирая себя из рая,
вжат, из
кают,-
Польша,
Китай,
жен-шень.

Но мы-то -
в России,
в матушке,
летела пуля
синяя,
и упал Пушкин.
Упал,
поднялся,
да ещё как спел,
розов, ал сам,
тяжёл фрукт,
что спел.







ПОВЕЛИТЕЛЬ КОШЕК

Надо, значит,- приду,
что ж, не свят.
Ещё один, кажется, редут
взят.

Красит листья жёлтым осень
качаются провода.
Вернуться сама попросишь,
да.

Тихо часы тикают,
спишь, вот,
красивая ты какая!
Я, кот.

         2002





ЦЕЛОВАЛ

Неземная моя, приди,
где ты, что ты?
Трудился - каков тип!
не жалея крови и пота.

Кольцо на запястье,
в салат - лука!
И всё-таки, наклонясь,
целовал твою руку.

    1998




ФЛАГИ

Шумели флаги
за окном,
шумели,
рубили хворост,
хохоча,
солдаты.
и в солнечном
в Шумере,
сто тысяч лет,
когда-то

в плащ тело
завернув,
скользил
с пригорка.
Придёшь,
любимая ты,
ну?
смотрю я
зорко.

Потом я в губы
целовал,
тебя, надеясь.
И письмена,
цена и гвалт,
Гипер
борея.

Снега блестят,
стекло.
Нарубишь
хвороста -
тепло.


         2001






ТЫСЯЧЕВАТНЫЙ

Поднатужившись,
сочинил,
что буду лучше,
прямее.
и из моих
голубых чернил
выпало -
время.

Оно никого
не ждёт,
восходы,
закаты.
Вот он я,
вот,
тысяче
ватный.

И, музыку
слушав,
анализирую.
Павлуша,
визирь.


       1990






БАРАБАНЫ

Подгоняю себя водкой,
твоими закусывая губами.
Не хочешь любить, вот как.
Любую, любая!

Пусть я - ноль, шут,
и зазвучат барабаны.
Пожалуй, себе скажу,-
слишком мы рано.

По старому городу шествуя,-
небо, стекло, кирпичи,-
пусть будет воля, Боже, твоя,
невелик мой чин.

            2002





КОНЕЧНО

Горю, как свеча,
и ты - тоже,
тебя невзначай
уничтожив.

Нет, нет, не надо
ничего лишнего,
и, падав,
ев вишни,

согрею лик,
дрова, печка.
Люблю ли?-
конечно.

     1994






САМА ВИНОВАТА

И то что я
оторвался,
как электрон
от атома,
прости,
сама в этом
ты виновата.

    1991






ПРОВОДА

Когда-то ты мне сказала:
"Наверное - да."
Телефонирую с вокзала,
дрожат провода,-

"Я,- даю, - здесь,
скоро у тебя буду."
Тычинка и пестик,
вуду.

А потом ляжем в постель,
неужели?
Дёргаю, проводив гостей,
гантели.

       1989






ПОДУМАЙТЕ

Музыка, осень,
машины гремят.
И вдруг милостиво попросят
причалить у пня.

Торможу,
думая о тебе.
Это - жуть,
танцевать, петь.

Лучше не высовываться,
целее будешь.
Так какого пса
лев - Иуда?


       2001





ЗВОН УЛИЦЫ

Звон голубой улицы
кому принадлежит?
Съев курицу,
испив жит,

пропою - пора,
давай же бери!
Я - рад,
не два, но три.

Это надо, встать,
пусть падая.
Шаг - верста
адова.






УМА ТУРМАН

Эта веточка у окна
так трепещет.
Хочешь - на
вещи!

Только не это главное -
материя.
Плыв но я
через тернии,

говорил - да,
не подумав.
Всё - вода,
Ума Турман.








МАШИНЫ

Как пушинки
в ряд,
едут, едут машины,
еду я.

     1979






НАШЁЛ

Слушая музыку, паря,
под утро особенно,
выстроив себя в ряд,
сказал в полосатой робе я -

не музыка, не гемоглобин,
не секс, в конце концов-то,-
и я, поклонницами горячо любим,
нервами соткан,

засыпая, точно пулю ловя
на вздохе,
когда, проснувшись, остыл,
попив горячего кофе,
понял я, только - ты.






НАДО

Немножечко
быть красивее,
чем есть, надо.
Кровью осеян,
падав -

кричал - да!
А вы - нет.
И душу отдав
во вне.

     2002






СОЛНЦЕ ВОСХОДИТ

Даже открыв
бумажник,
промчась сквозь
годы,
это, поверь,
неважно -
солнце
восходит!






ВЕСНА

Изгибы моего пиджака,
переливы моей души -
поверь, тебя уж я как
любил, жил.

И, упав костьми,
воскреснув от сна,
улыбаюсь, простив,
солнце, весна.






ПЬЮ ЧАЙ

Делав стихи
невзначай,
устав,
пью кипяток-чай.

И ты где-то рядом,
спишь,
Разбудите,
тише!






ИСТРЕБИТЕЛЬ

Гремит истребитель...
Подбородок в окно вздёрнув,-
смотрите, кричу, ловите!-
дёргая флагом проворно.

Смотрите - красные звёзды,
кажется, побеждаем!
На плечах к тебе вёз дым,
дорогая, да и

сама ты в том виновата,
что не послушала.
Танцевали мы в такт,
я, Павлуша.

Господи, как я люблю,
как возвеличиваю!
И месяц второй - лют,
щебечем по-птичьему...

Истребители загремят,
значит, опять - война.
Равняяясь... Строоось в ряд,
винтовочку - на.






ТАКОЙ-ТО

Есть имя,
фамилия - есть,
сосав вымя,
благую дав
весть,

воды, молю, хлеба!-
хоть пой, хоть вой ты,
и - небо.
Я, такой-то.






ТЕРМОЯДЕРНЫЕ ОГУРЦЫ

Звёзды блестят эти,
и, выйдя вдруг из огня,
пытаюсь уразуметь,
голосу свыше вняв,

сентенцию - Отец и Сын.
Неужто я такой вздорный?
Термоядерные огурцы,
чёрные помидоры.

И тут понимаю Отца,
иметь - Сына.
Я - такой сам,
душу наружу вынув.



                2001






ПОГОНЯЯ КОНЯ

Читаю свои стихи -
слабо, пошло.
Осоавиахим -
самолёты, лошадь.

Я тоже хочу полететь,
поймите меня!
Седло, стремена, плеть,
подрезав коня.

А потом, а потом - рай,
ей-Богу,
и когда полететь пора -
встали
на ногу.






СТО ТЫСЯЧ

Сто тысяч слов написав,
опамятовал.
На камень нашла коса
проклятая!

Целуя в губы тебя,
нахваливал -
сделанная будто из мяты -
нахал и я.

Звезда наверху сияет,
волну море льёт.
Дорогие мои россияне!
Любовь, а не
кошелёк.






ПОЧЁМ МИР?

Читать других
тяжело,
себя -
тяжелее.
Ладонью огрев
в лоб,
сколько же,- думал,-
лет

на то,
чтобы встать,
кану
ло?
Отец дорогой мой
и мать,
я -
грану
ла...

Воркуют
над пробирками
дорогие
учёные.
По небу
золотом чиркнув
спросят -
почём мир?

Мне кажется,
мир един,
разъединить -
нельзя. 
Встав -
иди,
в охапку
себя взяв.


     1988






СЧАСТЬЕ

Глубоки, зелены моря,
и хорош Овидий!
Встав с вами в ряд,
увидел.

Постигнув вдруг мир
 резинку жуя,
и ты, и мы,
и даже я,

поменяв Ватиканы -
одежду смени любой -
вдруг без остатка канув
в любовь -

прошу, умоляю,
в ваших машинах несясь,-
ты ли, он,
я ли,-
сны - не есть
счастье.




УКРАЛИ

Делал, сочинял Пушкин,
делаю я с утра ли.
Потому что - души
у нас украли.

Музыка - ложь,
от ноты зависим.
Кушаю ложкой
волчье и лисье.

Подарки, кстати, 
давать не надо.
Высок, горд я
и статен,
в губной весь
помаде.

  1999






ОСИНЬ

Цэ ни,
що нэ понэволю,
У курэни
дав соби волю.

Ах, люба,
пан атаман казав...
У лыпы, у дуба,
дэ коза

соби гуляе,
и сонэчко лье,
блакытни поля е,
та я, лэв

тэбэ пиймав -
о ты! -
за косы.
Збожэволиты -
осинь.






ХОЧУ

Хочу, чтоб был
всегда праздник,
льются -
Роллинг Стоунз,
я и такой разный
из меди и бронз,
из золота,
сижу, курю,
Вот я, вот он,
и ноябрь лют.
Дождь, ветер,
роса,
падаем,
бери - сам.
Тому
рады мы.






МОСКВА

Солнце над городом реет,
синеет листва.
Родина, Гиперборея
целовав - в уста.

Твои голубые проспекты
готов отмерять я,
точно на север вектор
если взять.

А там дети родятся -
чёрные, белые,
какая разница!
Повелел и я...
Раз - Москва,
раз - Ницца.

      1991






МИР

Знаете, когда душу обжёг,
и девушка вдруг пришла,
всё бы, да нет, хорошо,
и делать бы - love,

самое большое, высокое,-
не поглучается, нет,
ах, если бы - под осокою,
ах, из скафандра б - вовне.

Такие с носами, с ушами,
почти что мы,-
чёрными рисовали
карандашами
мир.






РИМ

Хорошо, что нет астероида,
обнаглели ведь мы.
Временами, порою, да,
рожу помыв.

Тайна в том,
что большее - меньшее,
бери и кидай дальше.
И, выйдя на пенсию,
задрожат мои пальцы.

Вселенных дух неизмерим,
дождались мы и,
теперь - Рим,
а раньше был - Мир.






ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА

Два пополуночи,
что - сказать?
Почти всем будучи,
и в глаза

ночи глядя,
избив ледяной котлован,
быв с нами - дядя,
перевал Дятлова.

Холодно, холодно,
замерзаем,
опускаясь на дно,
жизнь -
в наём...

Куда не просят,
не плыть, не идти,
выпадут голубые росы,
без четверти,
без пяти.






ДЗИНЬ!

Есть кто здесь?
Воды!
Сбив с себя спесь,
буду, быв.

Сняв штаны в комнате,
улыбаясь,
крестик нательный
сниму -
любая!

Переплачу,
только слёз не надо,
чу!
Гремит
канонада.






ВСЁ РАВНО

Теперь мне, ангелу,
всё равно,
и автомобили урчат,
пожаловавшись в районо
на тебя, лучшую
из девчат,

что - когда ты ушла,
моя благодетельница,
бив из ушей шлак
верив, как в себя,
в Ельцина,

сказала, мол, -
шуруй себе, иди,
партия, комсомол,
эсэсэр, идиш.

Резать глотки - риски,
особенно русским,
Уничтожен Урицкий,
влазя в узкое.

Снимали кино потом,
как молот ударит в ноготь,
Я, раб, дядя Том,
захочу рассказать
о многом.


      1991






ГОГОЛЬ

Крив нос,
да пряма душа,
есть - тост
не дыша,

за русских,
то есть - не болеть!
Метеорит Тунгусский
во сто лет

которого больше
не бывало,
ни в Уругвае, ни в Польше
алого.

А потом революция грянула
великая,
терция, гранула,
ликами.

Миллионы мёртвых как,
сто тысяч тонн.
Шинель, Акакий,
Битлз,
Роллинг Стоунз.






ДОСТОЕВСКИЙ

Что говорил,
то и стало.
Господи,
люди - сало.

Ан - нет,
вращение планет?

Миллиарды миллиардов,
и какой-то хрен
Ардов

попить хотел
из миллионов тел.

Не выйдет и -
внимание,
де
ти!






ТЫСЯЧА ТЫСЯЧ МЕГАТОНН

Новая земля
горела,
почва расплавилась,
Сахаров сошёл с ума,-
сами виноваты,
мы ещё и не то можем,
русские.


1961






КОЛЛИЗЕЙ

Это вначале -
страшно,
а потом - ничего.
В микрофон
шандорахнув,
скажу - вот,
эсэсэр мы
построили,
построим и -
рай.
Только,
порой ли
Сапун-гора,
рвутся к сердцу
колонны на марше,
в Лондоне -
Герцен,
В России -
Гаршин.

    1987






НА ВОЛНАХ ИНТЕРНЕТА

Любил да не долюбил,
и огненный хвост твой горячий,
неужто моя судьбина 
припрячет?

Раскатами море шумело,
и, моя госпожа,
так ласково, неумело
руку твою пожал.

Лизал бёдра,
звёзды вылизывал,
До свиданья, пора!
Лун и звёзд вал...

Приснилось неужто?
Отрываю голову
 от подушки,
от себя, голого...

Дорогая моя, где ты?
На золотых волнах,
на волнах интернета,
плыву, ах!..







ПОД УТРО


Саксофон дует,
тарелки гремят,
и улицу пустую
ветер построит
в ряд.

Фиолетовые небеса,
вот-вот солнце наддаст,
и с крылами бес сам
чернее всех вакс

потупится.
Да ладно тебе, скажу.
И ну солнце литься,
красное, белое,
жуть.



 


Я - ВСЁ


Город спит, я - нет,
и ради потехи
вращенье планет
и вехи

приостанавливаю.
Приснюсь вам я,
золотая и палевая
ты моя!

По городу красному я иду
стуча каблуками,
имей дорогая ты ввиду
я ведь - не камень.

Приснилось мне,
что я - всё
Нет-нет-нет...
Ах, как под сердцем
сосёт.






У БОГА ЗА ПАЗУХОЙ

Послушаю музыку,
и ничего теперь больше,
недаром пускай
моя звенит боль же.

А вы у которых,
влачат премии,
и ваши все Торы -
временно.

И никаких отношений
к вам Евангелие.
Другие, уже не я -
ангелы.

Доказывать надоело,
надоело доказывать,
что не чёрный я - белый,
у Бога за пазухой.

   2003






НА ГИТАРЕ


Кот гремит об пол
шариком,
кошка, мурлыча,
спит,
и я - далеко,
далеко
от числа
золотого пи.

Прогудел
наверху самолёт,
в чёрных, как смоль,
небесах,
Ах, зачем мои
слёзы и пот,
если всё кончится,
ах!

Тепло наших
глаз и рук,
ты и не знаешь,
где был я,
ладонь губами
беру
захлёбываясь.

Люблю, поверь,
любовью твоей
себя затарив,
и даже если завтра
смерть,
сыграю тебе
на гитаре.






БУДУ

Не хочу быть пророком,
хочу просто жить.
Прозвенят рокотом
этажи.

Поднимаешься, падаешь,
молниями научен.
Посреди невежд
я - лучший.

И на самом верху - свет,
и его дорогой мотив,
который спет
до полночи без пяти.

Хочу жить и - буду,
любви круговерть.
Сегодня - простуда,
завтра смерть.






ТАНЦЕВАЛ

Потому что лучшие мы -
неистово злитесь.
Руки в воде помыв
после элиты,

восхода алого после -
потрудился я, ах,
золотой ослик,
ворот мокрый рубах.

И ты рядом такая, особенная,
луны и солнца вал.
Помнишь, с тобою я
танцевал?






СПРОШУ

Пусть будет поздно,
пусть - вчера,
с лихвой нам воздано,
летим же, пора.

Бросив к ногам твоим
ворохи шуб,
гнёзда под небом свив,
Ты любишь?- спрошу.

   2002






ЕДИНИЦА

Единица и -
полечу,
насколько
к полёту годны!
Исходя
из чувств,
и условий
погодных.

Дождь
во-всю льёт,
трубы стальные
звенят.
И даже
в небе полёт
не
свят.

Потому что
Гагарин упал,
Боже
ты мой!
Молвил глас
из куста -
мол,-

выйдем,
пойдём.
Не
верю!
Глаза в вас я,
утёнок,-
впе
рив.


   1982, 1991






ВСЁ

Зачем, что любишь,
сказала,
надеялся я, ждал.
Кружились по залу...
Тебе, моей госпоже -
да!

Навечно мы, а потом,
восстав
из душного ада,
ловил твои губы ртом,
падал.

Спасская башня гремит
громче Биг-Бена.
репринт -
в вену.

Ветер поутру горяч,
как твои губы.
Держи мяч,
год -
на убыль.

  1998






ЦЕНЗУРА - ОБЯЗАТЕЛЬНО

Сорвавшись с петель я,
ай, отчебучу!
Вот тебе моя пятерня,
пятернями научен.

Научен о том я,
многими паденьями,-
бросали в меня комья,
их, как в иголку вдень я!

Устав говорить, плюю,
на слова, в ипостаси.
Ах сегодня сентябрь лют,
ах, красен.

На минуточку сбившись
 с петель, с ног,
и какой-то там Лившиц...
Цензура - да - обязательно.






МЫ НЕ УМЕЕМ ЛЮБИТЬ

Мы не умеем любить,
любить мы не умеем!
Точно острый в мозг вбит,
гвоздь... Явится фея,

взтрезвонят колокола,
и выпив взяв на дорожку,
в постель, оглянувшись, легла,
как будто бы понарошку.

Ничего не бывает - так,
уверяю тебя я,
Верил, любил - да!
Проверяя...

А потом не на шутку ополоумел,
целовал шею, грудь.
Мне бы, который не умер,
шеей, крылом взмахнуть.

Тысячу лет жил,
тысячу лет - буду.
Дорогая, скажи,
ты - откуда?





ВИРТУАЛЬНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ

Руки-ноги - есть,
голова - тоже.
Пев песнь,
взял и - ожил.

Барабаню в клавиши,
ничего не происходит,
новый, давешний,
месяцы, годы,

Пишу "а" - а,
"б" - б. И что?
Закружилась голова,
выпив штоф.

        1999






ЖИВЁШЬ - ДЕЛАЙ

Живёшь -
делай,
из одёжи
и тела.

А потом,
ладно,
когда
постареешь,
помада
на шее.

  1982





Я ОДИН НА СВЕТЕ

Огонёк светит,
музыка долбает,
что ещё надо?
Я один на свете,
подойдёт - любая,
хоть из ада.

        2000






ПАРАМИ

Роллинг Стоунз
слушая,
в на
уш
ни
ках,
обожааю Буша я,
и уж никак

не повернусь лицом
к старому.
Снится сон -
идём парами.

Впрочем,
старое - новое,
до корней
разворочен,
снова я.


      1990





ИДУ Я

Никому не завидуя,
всё подряд читая,
в коммуну иду я,
и ты - золотая.

Ты замечательная,
ни о чём не спрашиваешь,
задаю вопросы но я,
тебя ошарашивая.

         1982





ИОВ

Пятна меня покрыли,
где же ребёнок мой,
жду, когда крылья
взмахнут над моей
головой.

Нет, не происходит
почти ничего,
приплыли на теплоходе
мы - вот.

Везде поднялись заборы,
и - ненависть.
Победа - весьма спорна,
копейка за три вист.

Играем по крупному,
тузы в ад канули.
Должен я всё кому,
себя обнулив?

Не поменяю я ни на что
свою в дырках нужду,
и выпив зелёный штоф
надеюсь и жду.


       2003






ХРУЩУ ОГУРЦОМ

Мы вместе опять,
вздрогнули!
Дай мне пять,
ты - догма ли?
Обнимаю,
лифты летят!
моя дорогая Мая,
дитя...

    1984





ДО УТРА ТАНЦЕВАТЬ

Слушая музыку,
сочиняя стихи -
я пускай 
далеко не хит!-

буду радоваться,
буду грустить.
До дна золотого адова,
до твоих
розовых тить.

И когда утро грянет,
усталые, но счастливые,
скатимся на кровать прямо,
и сны - голубыми
ливнями.


      1990






ОДНА ПЕСНЯ

Наелся,
замазав рот,
красных вишен,
я, весел.
Ценится лишь -
одна песня.

   1988







СВЕТ

Любили, любил,
в тебя верил и верю!
или, Господи, я -
тетеря?

Мчались мы на такси,
помнишь, когда-то?
И город был синий,
любови солдаты.

И хотя
излучили из пистолета,-
май, июнь и октябрь,
голубой лил
впереди
свет.

     1989






МОЙ УМ

Вчера
мне
сказали -
вы, вам, вас!
Вымазан алой,
золотой
пастой.

Гремят барабаны -
бум-бум-бум!
Плывёт, выбирая,
ум.

Не больше других,
но и не меньше.
Люблю вас (тс-с, тихо),
особенно
женщин.





ОБИДЕЛАСЬ

Клёны шумят голубые,
Болит, Боже мой, зуб.
На небе с тобой были
были внизу.

Да потом полетели,
только не падай!
Восстав еле-еле
из ада.

Наши танки немцы жгли,
как семечки.
война, неужели -
вечная?

Не верю, нет,
губами губы ловлю.
Вращенье планет,
и январь - лют.

Наговорил тебе всласть,
извини - простуда.
Обиделась?
Больше не буду.

         2009





НЕ ЗНАЛ

Ловил я губами губы,
да-таки не поймал,
глядя в ю-тьюбы,
велик, но не мал.

И то что ты цаца такая -
взошёл, улыбаясь, я в зал -
прости, дорогая,
не знал.

    2006





ПОЦЕЛУЮ

Танцуем мы в ряд
под дудочку злую.
Дай-ка тебя
поцелую.

Ты ведь не вспомнишь
вкус моих губ.
Марина, как Мнишек,
как лыко в строку.







ЭТО ВСЁ ЧТО МНЕ НУЖНО

Тобою разбужен,
поцелуй в губы, в бровь.
Это всё, что мне нужно -
любовь.

     1987






ТАК НЕЛЬЗЯ!

Мир людям велен,
невестка и зять.
Войной добиваться
цели -
нельзя!

    1990






КТО ГЛАВНЕЕ

Не в этом ведь дело,
кто завтра главнее,
я или - ты.
Как на небе звезда,
пламенеет
Хатынь.

Резали, жгли, били,
дайте, сказали, землю.
Или, Кощей ты злой, или -
как я - Емеля.

Свиреп, зноен, красив,
но и я не дурак.
Господи, всех нас спаси
если спасаться пора!

Бог, творя, одинок, один я.
Вчера мне, что делать, сказали.
Болота кругом и тина,
спиртным свою совесть
зАлив.

      2004






ТЕРРОРИСТ

Не надо аплодисментов,
слишком не тужьтесь,
как пулемётная лента,
падают тушки.

Один патрон - человек,
бомба - целая дюжина.
Гремит в колокол некто,
неким страна разбужена.

Переливается и звенит
моя голубая гитара.
Вошли войска в Питер,
поутру, рано-рано.

Напали, затворами щёлкая - эти,
гороховый, медный шут.
Простите, я только ведь -
о любви пишу.

      2004






ПЛАЗМА

Надев фартук и варежки,
начну-таки действо.
Бей, круши, врежь ты,
но уйти
не надейся.

Впрочем, денег не надо
за издержки платить,
хорошо, ладно,
друг Вить?

Объясняю тебе,- убавь тон!-
до сна, до оргазама.
Потому, говорю, что
всё - плазма.


        1991






МОСКВА

Курили на Горького,
Попили мёд на Тверской-Ямской.
Вставала белёсая зорька,
и губы твои - вскользь.

Кольцо Садовое, как стальное,
Вчера вам, друзья, соврав,
всё остальное -
есть куча мусора.

       1983






ЭНЕРГИЮ ДАВ

Карабкаясь
высоко в гору,
падая вниз,
путь вам проторив
без виз,

говорю - да
иногда - нет,
энергию дав
вовне.





ВЫШЕ!

Энергия так и пышет,
Казбек, Эверест,
иду выше,
положив на грудь
крест.

    1990






ГИТАРА ЗВЕНЯ

Тебя возлюбив,
падал,
голубое ли -
алое.

Гитару мою
сняв с гвоздя,
я пою
и она, дав
звеня.






ХИРОСИМА

Второе солнце ярко зажглось,
башмаки я просто чинил,
точно в мозг вбили гвоздь,
разлили море чернил.

Ах, как бежал от огня я
да не смог убежать,
с головы до ног им объят,
прости, моя госпожа...

Перед Богом отчитывался потом,
держа в руках каблуки,
будут, твердил мне в тон,
гореть - Москва, Киев...

         1984






ДРЕЗДЕН, ВЬЕТНАМ

Дорогая, целовать не надо,
нацеловались, поди.
Одевая винтовку, ладно,
я брав Пловдив.

Завтра врага победим навряд,
лучше попей воды - на.
Плавятся города, горят,
Дрезден, Вьетнам.






ГЛАВНОЕ

Слова зазвучат пусть,
только бы не во вред.
Всё равно я вернусь,
одев кеды.

Главное - жить,
хоть и наврав очень,
а потом пляши,
выпив рюмочку.

      
       200ё1






ПРЕОДОЛЕВАЯ ПЕЧАЛЬ

Рюмочку держа на весу,
обожая твои глаза,
проглядел я весну,
кило по рублю взяв.

А потом к чёртовой матери
страна рухнула.
Люблю тебя, верь я,
старик белый - старуху.

Красные города русские
из кирпича.
Семечки лузгаю,
преодолевая печаль.

      1993





ДОМОЙ!

Всё, хватит,
душа ноет, ой!
Хоть и живу в патио,-
домой!

Туда, трамваи где,
наклоняясь, звенят,
в брюки и пиджак одет,
бреду я.

Где гремят громы,
подчиняться велят,
где я - дома,
я.

    2003






СЛУШАЮ

Часы на стене,
как хлеба горбушка,
нет да нет
их слушаю.






ПОЧЕМУ?

Посмотри -
розовые и голубые дали,
щёки по утрам брив,
страдаем.
Придя в корчму,
и не видать удачи.

Так почему
мы иногда плачем?






ПОКА НЕ УПАДУ

А вы думали как?
Во все дырки дув,
до вечера, пока -
не упаду.

В губы тебя целуя,
в горячие, алые,
немножечко злую,
утро настало.








И

И вчера
и даже сегодня,
себя поправ
и всю сводню,

клокочет которая
и звенит,
из цинка и фтора,
из ниток

сделанная
до дна белых,
поцелуи слав но я,
ехав на вело,

что-то гундосив,
выпив ли, бив,
весна пусть и осень -
всегда я тебя любил.


      1998





ТУЧИ

Никакой правды нет,
я, танцевав.
Зима, солнце, лето
и рукава.

Воспрянули ото сна,
Тухманова слушав,
такая есть вкусная
груша.

И - ты, моя дорогая,
в рожу я получив,
упершись рогами,
ливни, тучи...







ТОЖЕ ЭТО

Голоса высоко зазвучат
так же и - низко,
губами почти не почат,
пирамиды Гизы.

Говорил Фараон,
упав из России,
не куб, но - ромб
 есть сила!

И, путешествуя,
рюмку с хлебом выпив,
возлез на шест я,
Столыпин.

В чёрное, голубое небо,
высоко запустив ракету,
ев кусок хлеба,
тоже - это.






СОЛНЦЕ

Да - да,
нет - нет,
и иногда,
раз во сто лет,

скажу,
воспарив,
целовав тебя,
госпожу
на пари,

что звенит солнце,
и даже - луна,
люблю тебя очень,
поцелую - на!







РОДИНА

Не хулите родину,
а то
благополучные
вроде бы
вы потом

погибнете,
своими же устами
себя бив, и тень -
ваша растает.







БУДДЕ И МОИСЕЮ

И даже - читая меня,
водку с утра пив,
Будде и Моисею вняв,
и золотой любви,-

увещеваю вас:
дураками не будьте,
одев панцирь на грудь,
на ноги, пусть,- ласты,

идите смелее,
пока - не стоп.
Танцевал на столе я
бастон.







ЕГИПЕТ

Пирамиды построили,
ну и что с того?
Даже пчёлы роями
сокрушат небосвод.

Бомбами убивали -
это, пожалуй, главное.
Ты ли, он ли, я ли,
сеяли планами...

Кубок большой
до дна нами выпит,
во тьме голубой шёл,
и - Египет.







ЯБЛОКИ

Ах, Боже ты мой, любимая,
в ту, в которую всегда верил,
промазал, мимо,
не моно - стерео.

Чуть-чуть вправо, влево,
из нерв и из волокит,
девять помножив на девять,
ев яблоки.







ЛЮДИ

Стихи делать легко,
только - живи.
даже если ты кот,
и из жил свит.

Даже если крыльями смят,
на самое дно упаду,
сахаров и из мят,
попугай какаду.

Посвящаю камню и лире,
ужалила в брюхо оса.
и в моей до утра квартире,
вентилятор крутится.

Есть, как гвоздь, славный,
подарок иудин,
не стихи главное -
главное - люди.






ХРИСТОС, БИТЛЗ

Слушая музыку,
целуя иконостас,
вдеть себя
в узкое,
пытаясь,

скажу дорогим вам:
строя, живите,
Днепрогэс и - тоже Бам,
добывая из недр
литий.

И тот на кресте и те -
сладко играли.
В перчатки и шлемы одеты,
жарив на ралли.







РУССКИЕ

Русские все - поэты,
даже скользя на дно.
Из пучины спасти планету -
не каждому се дано.

И вчера, едва не с порога,
улыбаясь и не спеша,
выпил водку я с Богом
на брудершафт.






ЗАПАД, ВОСТОК

Все говорят - Запад, Запад...
там жизнь, мол, не стоит труда,
гуляешь в пальто из драпа...
Но я не могу предать!

Не тех мужиков, что прогоркли,
ни женщин, платочек зажав.
И на голубом пригорке
лес - красный разлил пожар.

И в разное время суток,
десятку меняя на сто,
с надеждою почему-то
всё время смотрю на Восток...






ЕВА

Достигнув многого, почти рая,
вчера я - Спас - выбыл.
От страсти глубокой сгорая,
вам говорю - спасибо!

В фиолетовые дома мы вселились,
мой город, он так велик.
Идём же со мной - или
другое что повели!

Решая большие проблемы,
не выпрыгнув сутки из брюк,
мою дорогую Еву -
благодарю!

Выпили с ней вместе штоф,
я - золотой витязь...
Спасибо вам также за то,
что вы мне снитесь.







ВОДКА

Поправив в печке
золу,
не смотря на
большую мою
усталость,
в губы меня
поцелуй!
Потому что
водка
в стакане 
осталась.






ИГЛА

Аккорд возьму на гитаре,
взяв - целый век.
И город, меня состарив,
я, некто.

Дождь прошуршал жёлтый,
в небеса глубоко вдет,
шурую в ботах
по голубой воде.

И даже когда легла,
а утром - встала,
между нами игла
алая.







ЭЛЕКТРИЧЕСТВО

Толстые книги читая,
пив с утра водку,
И даже, гремя,
волчья стая
из атомов
соткана.

Родился, дыши,
подбоченясь, вот.
И, говорят, ещё выше -
электричество.

Все - йоги,
правду зажали.
И в конечном итоге -
Мик Джаггер.






ОЧЕНЬ

Даже если стихи
есть ничто,-
бегут годы
лихие,
выпив я
штоф.

На гору с утра влазив,
как нож острый отточен,
не люблю безобразий
очень.

Впрочем - утро,
и это - почти всё,
под ложечкой будто
вдруг засосёт.

И немцы когда наступали,
я - пал,
закат бежевый, алый,
до смерти был ал.






ПОД УТРО

Пусть буду я сумасшедшим,
но мои голубые глаза
в пустоту упершись,
боли, вскричат, познав,

горькую вонь пороха,
позабыли которую мы,
да - припомним скоро,
щёки и лоб умыв...

И когда танки попёрли
на нас,
увидел розовый в горло
иконостас.

Господи!- выбил рукой письмо,
пусть буду жив, или -
отрастёт у меня восемь ног.
А под утро
меня убили.






ЛЬДИНЫ

Льдины растаяли,
простонав.
И я, Павел,
выпил горе до дна.

Преподавав вчера
в школе,
чёрная вы дыра,
что ли?

И возьми я тебя
поцеловав с плеча
в губы,
муж, осерчав,
Гекубы.






ЖУРАВЛИ

Поутру, едва рассвело
точно мир из олова лит,
дав тысячу вам слов,
летят - журавли.

Голоса - человечьи,
ткут будущее.
И я, сойдя с печки,
их слушаю.

А ты, дорогая,- спи,
пусть хлеб на столе бы,
говоришь, что я - аспид,
глядев в небо.






БУДУ

И вчера, и завтра -
почти что всегда,
жав золото трав
попить тебе дав,

золото в уши
рукой вдев,
исповедуя вуду,
обещаю тебе,
я - буду!

Солнцами зазвучит
вселенная,
ты - солнце почти,
Лена.







ЯВЬ

За то, что ты
у меня есть,
и дорогие мои дети,
поклон вам до земли
отвесил.

На улице вот говорят -
воюем скоро,
построившись мы в ряд.
Победим,
спорим?







Я И МЫ

Не приняли меня вот,
возлез даже когда на крест.
По Иртышу бежит лодка
по пресному.

Позор с себя
душем смыв
иудин,
всё-таки я и мы -
будем.







ЛЮБЛЮ

Пусть заболит у меня живот,
на гитаре играя блюз,
не боюсь ничего,
потому что - люблю.






В ИТОГЕ

Разрывая конверты,
в ответ тебе напишу,
дорогая, поверь - ты
шут.

Ты - больше,
чем я,
и в пургу шед
повеля,

розовое, голубое,
алое,
и, быв я с тобою,-
упал.

Загремела река, пороги,
не взирая на пост,
а в итоге -
Христос.






ТАКОГО ЕЩЁ НЕ БЫЛО

Сквозь стекло туч голубое
гляжу,
распрощавшись с тобою,
се - жуть!

Брысь с моих щёк,
пылав!
Такого на Руси ещё
не было.

Вынув, зазвенев, меч,
иду,
голубые свечи
задув.







ВСЕГО ДОРОЖЕ

Закат - ал,
Боже!
И ветер
тож.
Не знал,
что всего дороже
на свете
дождь.






БАРАБАНЮ
 
Всё то, что я расточал,
яркое, как огонь,
взмахом стелил меча
именем Его.

Господи Боже ты мой,-
я плачу!
Чудаки золото моют
и чудачки.

Я сам - да, да - такой
с сумасшедшинкой,
небо рвёт подо мной
вошед и конь.

Покинул потом раненый я
поле брани,
за вас кровь роняв,
барабаню.






ПОКА МОЛОД

Пока молод - дерзай, не то потом,
когда постареешь,
ловя широко воздух ртом,
ветром вскочает на рее.

Денег - не бери взаём,
сам на себя паши, брат,
и путь, устеленный хрусталём,
взвенит во сто крат.






ОНА

Уверены, что вертится планета,
но вертится-то - жизнь!
Закончив танцы на столе ты,
себя вяжи.

Устроив дней переполохи,
разбив булыжником тиви,
почувствуешь себя ты плохо,
гнездо не свив.

И, Боже мой, когда снуют
друзья с утра и допоздна,
вдруг в комнату с окном твою
войдёт - она.


1987






МИЛЛИАРДЕР

Есть дома, острова и яхта
и гарем из шестнадцати жён...
Но вчера по тиви я вякул
что, наверное, Клинтон лжёт,

что - достопочтенный в шляпе
Голденберг, мой знакомый рав
выдавал он сплошные ляпы,
и, возможно, Иисус был прав.

А сегодня с утра мне сказали,
я как раз поедал винегрет,
что судить меня будут в зале,
не позднее чем - в октябре.

Счёт немедленно обнулили...
В нищету сам себя я вверг!
О прости, всемогущий Билли,
о товарищ мой, Голденберг!


1998






БОМЖ

Выпил палёную водку,
не видеть бы ваших рож!
Страстям отдан на откуп,
я, бомж.

Когда-то был инженером,
строил крылатый Буран
вставлял провода-нервы
в железо и краны.

Орудовал я отвёрткой,
с друзьями, как есть, шутил.
Я и они теперь стёрты,
сон, штиль.

Нашёл вчера на помойке
просроченную козью ногу,
накушался, Господи, ой как!
Бери, только не много!


             1998






ЧТО ТЫ ДЕВОЧКА ГРУСТНАЯ?

Что ты, девочка, грустная?
Иди же ко мне!
заноет тоска пусть
в рукаве,

Пусть был сам не свой
ночью вчера,
заплачет, поди, любой
раб.

Магнитофон выключил,
эту кассету.
Покурил бы - нет спичек!-
как чёрт на судьбу
сетовав.

Вот и всё, слёзы утёрла,
любишь? я тоже тебя люблю.
Ах, окна напротив - свёрла,
ах октябрь - лют.

         1989




ОГОНЬ

С неба огонь падал,
не замечал его
жёлтый, голубой, алый,
и вот -

мой прост и звонок быт,
узнала бы - жуть.
Тебя поцеловал бы,
да кошки
на улице
ждут.




НЕЖ ТЫ

В поезде, в России,
пахнет огурцами,
кабачками синими...-
разбирайтесь сами.

Тепловоз даёт - чух-чух!-
я курю в окошко.
Маяковского учу
по годам дотошно.

Вот он в жёлтом, в розовом,
вот он - в голубом,
бьёт судьбу, о Боже мой,
колокольным лбом.

Красивей, умней, неж ты -
обману жестоко!
От Москвы когда поедешь ты
до Владивостока.

      1987





МОГИЛА БОЙЦА

Не говорите мне ничего,
я всё давно и так понял,
от щекотки изжав живот,
резав ладонями.

Воевал, воевали,
а кое-кто, было, нет,
которые навязали палевый
молот и серп.

Да не учли, как всегда,
самую малость:
крошечку дуракам дав,
много осталось.

Дома голубые, многоэтажные.
Ох и, Боже мой, ах,-
и это, скажу, очень важно
могила бойца в кустах.






ТРАКТОРА

Гусеницами трактора,
во ржи, и танки, грохочут.
Скажу, до неги охочий,-
пора.

Пожалуй, скажу, пора,
лаврами вит,
и на закате в сердце вчера
пулей  убит.

Печалей не надо, не жги,
бери веселись,
командоровы как шаги,
как рёв виселиц!

С утра в прорубь уди,
потерял на морозе варежку,
слава тебе, Господи,
хоть кому-то - нравишься.






GOLDEN BOY

Что бы я не сказал,
что бы не сделал
разыгрываю туза,
душу и тело.

Пойми, пожалуйста,
я, улыбаясь,- твой,
один из ста,
golden boy.






АТОМЫ

Чувствую, как зазвенят
троллейбусы поутру и трамваи,
посреди миллионов один -
так тоже бывает.

И в городе большом N
на плёнку вчера заснят,
когда загремел Биг Бен,
спал и пил
пусть я.

Дорогие мои человеки!
Убудет драться вам и бузить,
не хватит что ли ста лет
и зим?

И если завтра война,
к чёрту её - войну,
назад стрелки хотя бы на час
поверну.

Певица, дрожа, запоёт,
потому что - атомы,
чтобы, конечно, наврать
уста даны.


        1987







ХРИСТОС

Их всех гораздо больше,
громко пев про любовь.
вдоль же
реки голубой По.

Понёс на спине крест
как вино мехами,
а потом взял и воскрес,
слыхали?


      1987






ПЕЛ

Вчера - о любви и о том
наступит что в будущем,
метелицу в тысячу тонн
да осилит идущий.
Круизёр поролонового мира,
невзирая на тело,
больше - майна, чем вира,
я говорил, пел.

    1990





В ЛУЧАХ ЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА

Самолёты в небе летают,
значит, завтра опять война.
Журавлиная голубая стая -
над полями, лесами над.

Расстегнув рубахи ворот,
в траву, побежав, упаду,-
о хорошо как, как здорово!-
страстей полон и дум.

Задрожит синий в лесу прудок,
в котором плескались русалки,
столько плакал, страдал столько...
кем был и стал кем?

И, тебя, мою госпожу
так поцеловать в губы хочется!
С рюмками и пером сижу
в лучах заходящего солнца.






В ПОЛДЕНЬ

Не слова рифма - жизнь,
особенно я,
оступился - держись!-
паутины вия.

И помчась на автобусе,
к тебе на Салтовку,
от водок и вин окосев,
строю овал, куб,

в котором не только сыт,
но и голоден.
Все мои, Боже, пасы,
растаяли в полдень.

В кресле, камин зажжён,
по ти-ви - Исинбаева.
Без дураков и без жён,
улыбаюсь...






ПРОДАВЕЦ МАТЕМАТИКИ

На спине нёс крест,
вино жав мехами,
вода - пил - пресная,
шил - уголь - Стаханов.

Под рёбра который дурак
мне пику воткнул,
пожалуй был прав,
спасая страну.

На многие объективы снят,
нуте!
не посмеете вы меня
упрекнуть.

Глаза закрыл,
тьма жёлтая, белая,
ресниц шелест, крыл,
что могу - делаю.

И так все мы  - рабы,
журавлей летит стая,
зачем под собой сук рубить,
если летаем?






ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ

Ленин сказал - ГОЭРЛО
Троцкий, ев сальце,
рвал русское горло
пальцами.

Есенин - много,
Маяковскими - кое-что.
Изжал тапкам ноготь,
в пробку вонзив штопор.

Ев перец, как пожары,
из тарелок и блюд.
Я тебя, дорогая, пожалуй,
люблю.






ВЫПИЛ

Перепечатав сонм рифм,
литры спиртного выпив,
любовью душу затарив,
говорю я, Столыпин:

не убивайте, не надо,
любите - чтоб жить.
поцелуями радовав,
в ели втыкая ножи.

И бомба, брошенная,
со спинки стула...
Принцесса моя на горошине,
немножко сутулая,-

руками тебя обняв,
бородатый великий Столыпин,
прости, дорогая, меня,
ну выпил...






В НЕБО

Высоко в небо
музыку слушав,
делав стихи, ев хлеба,
сорвавшись с катушек,

негой, плешив, объят,
поломав ноготь,
Господу помолившись я,-
взял и
полетел легко.





ПОМОГУ

Не зря, думаю, всё,-
намаявшись, ушла спать,-
катится за осёлок
солнышко - хватит.
Снятся - леса и поля,
Боженька смутно...
Может, бив лбами, и я
помогу, став, кому.






НАПРОПОЛУЮ

Господи меня прости -
аллилуйя!
есть ведь Ты на свете?
Действовав напропалую,
расставив сети.

Молюсь, к груди руку прижав,
судьбу кляня злую.
Кто-то достоин ножа,
а кто-то лишь - поцелуя.

Побеждать - не легко,
хребет человечий сломать,
и как мартовский кот
лез на тебя без ума.

Горькое ел блюдо,
врагам не оставив ни шанса.
Зачем же, скажи, эти люди
в мусорном баке там
копошатся?

     1998





СЛОВА

Любишь, думал, меня,
но, увы, - нет,
грохоту судьбы вняв,
звону монет.

Тебе бы - ангела,
но я - не тот,
запылав,
полюбить чтоб.

Не пиано - стаккато,
устал тебя целовать,
с утра до заката,
слова, слова...






ДЕВЧОНКА

 Знаешь, любить это - давать,
и ничего другого,
вчера упав на кровать,
приснилось такое:

что я - един,
не разделён надвое,
не из холодных был льдин,
и навзнич не падаю.

А в космосе - в космосе,
горят надо мной вселенные,
от водки вчера окосев
 сказал, бледный я:

так просто, так хорошо -
любить и верить,
к Тебе долго я шёл,
стучал во многие двери.

Да в главную не постучал,
я каюсь...-
стучу теперь,
И ты, девчонка моя, какая...
что Бог есть - верю!


       1990






ПОИГРАЙ

Горит осень - опять,
ветер с севера тучи нагонит,
собрав поутру опят,
махну, выпив, на всё рукою.

Приснился вчера отец,
сказал - нужна жалость,
ах как горячо моё сердце,
от любви сжалось.

И небо над лесом - чёрное, синее,
прохудилась наша с тобой лавка
 под жёлто-красной осиною,
и - славой давно я обласкан.

Столько не виделись лет и зим,
говоришь, спать нам пора,
вот та гитара - возьми,
пожалуйста, поиграй!






К БЕСКОНЕЧНОСТИ

Пусть я - старик,
от времени подотстал,
на лоб натянув парик,
пою, Ринго Старр.

Под звон рюмок и люстр,
Ален Делон почти,
всё равно стремлюсь -
к бесконечности.





ОЧЕНЬ

Поиграем вдвоём?
играть я, увы, привык.
Выпив, споём,
не вязав ни лыка.

Стонут в окне провода,
ветер, осень.
Люблю ли - да, да,
очень!





СТОПТАННЫЕ САПОГИ

Устал я,
взлетев почти
не видно, увы,
ни зги,
на коленях
твоих почив,
сняв
стоптанные
сапоги.





ЖИТЬ

Взмахну плавно рукою,
кобры вокруг, ужи,
счастье, Боже ты мой, какое -
жить!

Ветер рвёт, солнце, луна,
весна, лето,
выпадаю из сна
при этом.

Есть водка в стакане ещё?
Нету, ах.
Предъявите, пожалуй, счёт
в пах.

Поймалась ты как осётр
в мои сети, кстати,
так всё -
спать, спать...







НАСКОЛЬКО ХВАТАЕТ ЧУВСТВ


Оттолкнувшись пальцами

от букв и клавиш - лечу!

этот пышный бал оцени,

насколько хватает чувств.

Лес, горы внизу, облака,

и мы такие большие!

Крылья-паруса руки как,

и ноги - колёса и шины.







ПОРА!

Закрыв лицо руками,
сижу перед экраном,
всё, Боже, муть какая!
увидеться пора нам.

Взлететь, забыв печали,
пора, смеясь, по лестнице,
на лодочке, отчалив,
плывёт по небу месяц,

И звёздочка стаккатто
горит, как ангел в рае,
за стенкой, ранив сладко, 
блюз мартовский играет.

   
     1999







ПОВЕЛЕВАЮ

Дорогая моя, дорогая!
дав по дороге - сто,
меня вечерами ругая,
постой!

Зачем ты такая грубая,
такая - зачем?
Не видела Врубеля,
Бальмонта меньше чем,-

половником сделав стихи,
музыку тоже...
Подсыпанный выпив
стрихнин,
я ожил.

Поцеловав тебя в щёку,
ев рыбу из бдюд,
повелеваю ещё:
люблю.







37 ГРАДУСОВ

Мама моя, не проси,
не буду молчать,
лыс уже, сив,
всех своих позабыв
девчат,

одного молю - правды!
пожалуйста, вот -
в Рамадан,
шарфами обмотан:

Христосе когда придёт,
Сталиным ли быв, Путиным,
лив дел громадьё,
37 когда градусов ртути -

заклинаю - не нужно
детей убивать.
С утра, наутюжен,
поднявшись с кровати,

по улицам города
большого иду,
мыслей полон вроде бы
и дум.







И ЭТО ВСЁ Я

Стреляя из автомата
я наступал,
распавшись на атомы,
Павел, Пал.

Губы взахлёб твои -
сгущённое как молоко.
Поставив строго на вид,
ничком таскав,
волоком.

На войне убивают,
в шею и в грудь,
но я, паинька,
хочу всё вернуть.

Невзирая на падаль,
вселенные грудью объяв,
вставал, падал,
и это всё - я.






ДУГА КУРСКАЯ

Умолял вчера рава,
пока звезду видно...
Вы, которые правят,
как вам не стыдно!

Хорошие, да, хорошие,
сами того не зная,
на произвол судьбы брошены,
как в бою знамя.

Пока не наткнётесь
на русских.
Весна, лето, осень,
дуга Курская.

Дед голубой Мороз
трясёт бородой...
Говорил же себе - брось дурить,
брось,
пока молодой.

  2002







В ПЕРВОМ БОЮ

Убили в первом бою,
на солнце едва поглядев,
Падая навзничь, пою,
мама моя, дева...

По весне много проталин,
что не забыла, спасибо.
Помнишь, с тобой играли,
моя красивая?





ДЕЛАЛ СТИХИ

Мир быв, а зачем?
завтра война - будет.
Из   
прозвучавших значений,
разорвав себе
грудь,

В щёку поцеловав,
отчалил,
говорив, говорив слова,
отринув печали.

Господу,-
во век слава!
Года, воды лихие...
И, вчера  с утра встав,
делал стихи.

     1994






ВСЕНОЩНАЯ

У меня всенощная,
иди, дорогая, спать,
люблю тебя очень я,
отпад.

Загорятся вселенные,
отступает чудь,
соления на столе -
лечу.

Напился пусть,-
пусть пьян,
впадая в устье,
я,

жизнью отстиран,
острее, чем лезвие,
на крышу, вот, мира,
вчера возлез.






ПОЛБУТЫЛКИ

Осень, спят,
засыпают деревья.
Увижу звезду опять,
старея.

Музыку погромче поставлю,
пусть многие - слушают.
Отдаём лесами, полями
души.

В 5 часов, рано,
раздувая костра огарки,
пью с утра воду из крана,
отхаркивая.

Воздух вдыхаю в грудь,
умоляю, дав.
Пусть моя девушка будет
как на экране та.

Как та - вот такую бы,
прочь к чёрту усталость,
целуя тебя в губы!
Полбутылки ещё осталось.


    1996






ВЕТЕР

Домик
подняв мой
бедный, дощатый,-
ветер судьбу моет.
Еду, Господь,-
дальше.

Туда, где,
в укор золотому жиду,
нитку в иголку вдев,
второго пришествия
жду.






БЛОК

Всех победив, одичали,
только - не нас,
господа англичане,
эт ласт.

В Крыму, в Балаклаве
высадили десант,
Ду ю, дураки, лав ит?
И - синь, небеса.

А я, задёрнув гардины,
стал с тобой целоваться.
Шли в ряд, как один -
двенадцать.

Воспротивясь судьбе,
не пив и не ев,
умер, Боже мой, Блок,
на 30 кило похудев,
эт фор энд э хаф
оклок.






К ГУБАМ ПРИНИКНУВ

Один человек продаёт,
другой - дырки латает,
любови хочу я порой,
как лёд, тая.

И снег поутру
насыпет вот-вот.
Бутылку от льда - ототру,
вот стакан,
я - вот.

Как лёд, как вода,
люблю тебя, дорогую, очень,
до капли себя отдав,
обесточен.

Помолился, впрочем, вчера,
сегодня ругался опять.
Всё-таки был я прав,
и дети в постелях спят.

Ночные когда блики,
и Марс зазвенят, как стих,
умоляю, к губам приникнув:
прости!





ВПРЕДЬ

Как дурак, верил в Бога,
вижу теперь, Бог - вы,
следовательно,- ложь.
Через каждые сто лет строго,
правдой глаза выев,
которую вынь да положь,

участь наша - знаю - смотреть,
сама придёт потом вера,-
обещаю любить тебя впредь,
глаза в облака вперив.






СТРОЧКИ

И даже когда трезв,
над городом развернув
парашют,
кусок от души отрезав
тебя попрошу:

дорогая, прости!
прощаю я потому что.
Напишу - стих,
выпью я - полон штоф.

Переродится вселенная
с Анной, с Глафирою.
Исходя из судьбы и из плена,
фотографирую.

Люблю дорогую
целуя в губы, я очень,
печатая - ля, до - поутру
строчки.


    1991





128 ЛЕТ

Камень не пальцы прижал -
тело,
знать, лил воды прибой,
рикошетом задело,
Господи Боже мой...

Не найду - солнце светит -
изъян,
пьян ли, трезв,
пока себе душу я
глубоко не взрезал.





КРАСИВЫЙ КАКОЙ

Жить хорошо, чу,
вышла на поле рать.
Я просто, Боже ты мой,
не хочу
умирать.

И лошадь идёт,
и ведёт её - конь.
тяну на себя, чертыхаясь,
лебёдку,
красивый какой.

     1982





ДОБИРАЯЯСЬ

Наши с тобой
талии изгибались,
предречены мы судьбой,
но - судьба ли?

Губы взасос целовал,
и, нашед, ты - вот,
не означают слова -
ничего.

Говорил, говорили
от ля и - в до.
Вылетела эскадрилья,
осиное разбомбить
гнездо.

К правде я добираясь,
посуду каждый день мыв,
попрошу всё-таки: рая,
а не тьмы.






РУССКАЯ ДЕВОЧКА

Люблю тебя, слёзы ли,
души ль ронял - поверь,
Вселенные до дна расстелив,
клёнов тень,
лип и верб.

Верю в то, Боже ты мой,
вернёшься что завтра,
рука руку моет,
звон небес,
шелест трав.

Выпив - шучу - поутру яд,-
дорогую очень как,
обожаю тебя,
русская девочка.






ПОЖАР

Сочинять - просто,
пей, хохочи.
Только, исходя из роста,
явится ангел в ночи.

Этот его железный прищур
навсегда запомню.
Конечно, тебя прощу,
Тома.

Сияют розовые огни,
орёт в трубу зазывала.
Меня, дорогая, пойми -
не ты ли сама звала?

Скоро приду,
только зубы почищу,
полон любви и дум,
Христа самого чище.

Ангел - терпи - сказал,
что может он-то?
И разгорелся пожар
над горизонтом.






ЧТО?

Не гадал и не чаял,
горят поутру луга.
Водки ли, чая
тебе предлагал?

И ты соглашалась,
кивая, со мной,
да острое жало -
как сталь под луной.

Голову во сне
не отрежешь,
не та ты, не та.
Дождик зарядит реже,
грудь мял,
целовал уста.

И поднесла поутру
полн до краёв штоф.
Губы, шатаясь, утру.
Что?






ГОРОДА И КРЫШИ

Не веришь - не надо
меня целовать.
Стерев со щеки помаду,
упал, хохоча,
на кровать.

Я - космонавт,
шёпот небес услышав,
руку подав из окна,-
города и крыши.

     1987






БЛЮЗ

Пока в углу
не расстреляли,
как Николая
Гумилёва,
прошу тебя я,
умоляю,
жить -
клёво!

Ешь,
если хочешь есть,
пить -
тоже пей!
Что значит:
была лесть
в судьбе?

Скажу вам - вы!
не потому что
вас люблю,
а - синева,
муж, дом,
играет
блюз.


Рецензии
Богатая у тебя жизнь, товарищ...Богатая эмоциями и мыслями поэзия..Я получил настоящее удовольствие от возникновения потребности понять, что человек хотел сказать, что пытался передать, что утаить..не знаю, насколько я способен такой сложный материал переваривать, но почувствовал мощь, силу и многое другое... Причем практически во всех прочитанных вещах..а читал долго - минут 30...Удачи.

Андрий Кущ   28.07.2013 22:13     Заявить о нарушении