ЧГ в натуре - больше, чем ЧГ

___________________ содержание __________________

1.   О Монике Беллуччи, Халли Берри и Чжан Цзыи
2.   трансмутации аллитераций
3.   баснописецкое
4.   I spy with my little eye...
5.   основы совмещаемости
6.   Согласование времён
7.   дистиллируя Сведенборга
8.   всё о том же
9.   эллиническое
10. не спать за рулём
11. corrigendum
12. в мире без тебя
13. скиповник
14. паллиативное
15. о бессмертных патриархах дзен
16. лепестки огня
17. устремляясь к горе Кармель со св. Иоанном Креста
18. весьма на пороге
19. The deathly hallows
20. от Чизна до Рогая
21. дым отечества
22. recuperando el silencio
23. враг Питиримов
24. Ghоst Ridеrs in thе Sky
25. 299 декабря
_______________________________________________




 __ О Монике Беллуччи, Халли Берри и Чжан Цзыи __

Ты можешь в эволюцию не верить.

Но в пятницу, отправившись за спичками,
мы к Монике Беллуччи с Халли Берри
причалим, спутав с бабами типичными.
Бессмысленно очаровавшись нами
в отделе между ВОДАМИ и СОКАМИ,
они решат, что мы напоминаем
брутальных и лихих   п о д п о л ь н ы х   скоколов.
Не нам они, а мы им будем сниться:
вассалы не господ и не товарищей,
наперсники бесперспективных принцев,
привычно водку пивом запивающих...

К ботаникам в смирительных погонах
наш путь ведёт, окольными дорогами.
Чем встретят паладинов пеларгоний,
любителей маньчжурской мифологии? –
Варганами? Обрывками киртанов,
потомкам Маккавеев не завещанных?..
А может, азиатскими чертами
на Чжан Цзыи похожей русской женщины,
что спросит нас (на местном суахили),
бредущих меж обветренными сопками:
“Не вы ли – наши скоколы лихие?”

И мы ответим: “ЙЙЕС! Мы эти скоколы!”




 ___ трансмутации аллитераций ___

                Если же служение смертоносным буквам,
                начертанное на камнях, было так славно...
                (2 Кор. 3, 7)

муравьиные чёрные буквы

то сливались, толкались, спеша,
то неслись на экран ноутбука,
закрутясь в паутиновый шар.
а послушник Игнатий неспешно
юзал Web, оправляя свечу,
не сдавался под натиском – тех, что
апеллируют к органам чувств,
изнурённым святыми постами...
вдруг отвлёкся от них – и прочёл:
«на какой-то из внутренних стадий

муравьи превращаются в пчёл.»




 ______ баснописецкое ______

смотри, какая простенькая басня:
И.А. Крылов, лиса, ворона, сыр...
“ты б лучше не учил отца ст***ться,” –
птенца безусый ворон попросил.

сыр вывалился, – Господи, помилуй! –
из лап, из рук, из клюва, из зубов...
а вместе с ним пошли гулять по миру
лесть, зависть, скупость, головная боль,
поток предметов, падающих сверху,
увесистость сыров, опасность травм,
охрана производства, тех. проверки,
амбивалентность социальных прав...

вредят ли предрассудки глупым птицам?
оценит ли благой урок лиса?..
читателю – угадывать и злиться,
нам – басни бестолковые писать.
про льва с лисицей – это у Эзопа;
у Апулея – что-то про осла...
а из каких таких, простите, опер
тот сыр, который птице Бог послал?

но погоди, – приходит час морали,
и пусть нам объясняет сам Крылов:
зачем мы жили-были, умирали,
почто и с кем делили отчий кров?
где сыр, где блудный сын ошибок трудных,
где парадоксов друг и Божий дар?
а главное – в каком из книжных трупов
и что мы почерпнули, господа?

лисе – лысеть хвостом, вороне – каркать
о том, что Бога нет, и сыра нет...
нам – знать: за все бесплатные подарки
приходится всегда платить  в д в о й н е.




 __________ I spy with my little eye... __________

у кого выпадает 14 чёрных подряд?
кто похож на орла, чей полёт обрывает поребрик?
в чьём дворе не снеслась никакая из курочек ряб?
в чьём саду не растёт ни травы, ни шпалерных деревьев?
как проверить: а вдруг ты давно уже впал в коматоз?.. –
продолжаешь выращивать спаржу, кататься на пони
и лежать под каким-нибудь Богом забытым кустом,
наблюдая стрекоз, – но при этом ни разу не вспомнив
непосаженный сад и листы ненаписанных пьес,
и кошмары всесильных монархов – о браках бездетных...
это только иллюзия, – чувство, что ты   г д е - т о   е с т ь.
а фактически – нет ни тебя, ни вот этого   г д е - т о.




 ____ основы совмещаемости ____

стакан с водой,
и в нём лежит звезда.
большая.
настоящая.
и светит...
и человек, который "Аз воздам",
становится "Одним" и "навсегда",
поскольку смертен
и за всё в ответе.

покой.
и нет ни мысли под рукой.
и вещи обретают свой порядок.
и человек,
по сути – дырОкОл,
утрачивает стержневую кость,
приобретая свойство _з_в_у_к_о_р_я_д_а...

он совмещён, отчасти, со звездой –
огромной,
что лежит в воде
и светит.
и ей не нужен свет.
не нужен дом.
ни сладкий плен любовных передоз,
ни тот, который был за всё в ответе.




 ____________ Согласование времён ____________

Задумайся о вечном, как какой-нибудь Жюль Верн, –
Давным-давно отвык от школьных драк, ночных поллюций...

Откупоришь 0,7 дождливым вечером в четверг
И говоришь: ребята из Бобруйска не сдаются.
И ухмыльнёшься зеркалу, – ну чем не Ричард Гир,
Ведущий Уму Торман в казино – на скачки – в дансинг?..

А прошлое приходит и становится   д р у г и м, –
Таким неузнаваемым, как если бы ты сдался.




 ____ дистиллируя Сведенборга ____

 ...а ангелы – такие же, как голуби, –
едят и пьют вино
в твоей квартире.

им всё одно: назваться алкоголиком,
спасти тебя от мух, заначку стырить...
ты веришь, что они –  т а к и е,  ангелы;
не те, что на полотнах Тинторетто.
так верит рыба – людям с аквалангами,
так верит в репу тянущего – репа.

и ангелы в тебя, отчасти, веруют,
как бездна – в тех, кто вглядывался в бездну.
и, наливая  к а ж д у ю  –  как  п е р в у ю,
они в твоей квартире поднебесной
склоняются к тебе, как к пашне агроном,
как к горизонту строчки – bold italic.

ты вместе с ними пьёшь
и, выходя в окно,
стесняешься сказать, что – не летаешь...




 _________ всё о том же _________

                Небо цвета глаз любимой кошки –
                Мал сиам, да дорог золотник...
                (Евдокия Дозорная, Московское детство)

нет, человечество себя не уничтожит
технологически; хоть с этим всё отлично.

и мы останемся – на саранчу похожие,
в тисках своих концепций антропоцентричных.
теперь наука занята не огнемётами,
а строит соты пермутирующих текстов,
переполняющих сознание не мёдом,
но элементами ненужной картотеки.
ты замечаешь, как – расхожестью и пошлостью –
опустошился смысл понятий "мир" и "люди"...

и даже небо цвета глаз любимой кошки
уже не может удержать твоих иллюзий.




 _______ эллиническое _______

                My days have crackled and gone up in smoke,
                Have puffed and burst as sun-starts on a stream.
                (Francis Thompson, The Hound of Heaven)

обретшие бессмертие в легендах,
уходят греки... гендерный вопрос
их не волнует, да и самый гендер
уже давно легенды перерос.
в них остаётся плещущее море
взаимопроникающих пространств,
где тонут огнедышащие морды
и эллины, впадающие в транс...

пусть дни мои, как сказано у греков,
уходят в небо, обращаясь в дым...
я сберегу под кожей эти реки
с осмысленным подобием воды.
на берегах, всегда опустошённых,
прибоя пульс смывает их следы,
ведущие тебя к тому большому,
которое ты вспомнил и забыл...




  ____ не спать за рулём ____

 машину снова влево повело
 и стало хорошо
                как будто ветер
 улёгся спать и в заднее стекло
 уже давно мне фарами не светят
 как будто льётся чёрный автобан
 с трассирующей нитью глаз кошачьих
 и двигателя шелковистый бас
 сквозь сон звучит уютней и иначе
 как будто я приехал и держу
 тебя за руки в маленькой гостиной
 где розовый японский абажур
 созрел и вниз склоняется интимно
 машина хочет спать
                а с ней и мне
 предписано застрять в девятом круге
 прижавшимся щекой к твоей спине
 забыв про руль колышащие руки




 ________ corrigendum ________

...она меня не вспоминает,
поскольку помнить, в общем, нечего:
прогулки по проспектам в мае,
поспешный секс однажды вечером...
почём ей знать, как неотступно,
годами, сны мои тревожила?..

так целомудренно распутна,
плохая – но всегда хорошая.

её запястий и ладоней
пьянящий холод – безошибочно
я и сегодня сразу вспомню.
её зубной эмали сливочной
волшебный привкус, поцелуи,
в подъезде запах мокрой псины и
слова “конечно, не ревную!”
но в красных туфлях парусиновых,
в лосинах и в короткой юбке –
не ревновать?? – к мужчинам, к прошлому...

она была моей ошибкой,
плохая – но всегда хорошая.

я не мечтал её исправить,
свои поступки не оправдывал.
мы просто вместе шли по краю
воображаемого кратера
и обрывались, пусть нечасто, –
рабы пустых моральных принципов...
из всех, с кем я бы мог быть счастлив,
она всегда была единственной.
как странно – нить воспоминаний
унизывать долгами прошлыми:

невозвращаемое снами,
плохое – но всегда хорошее...

я, видимо, остался прежним:
мне спрятать хочется, под пальмами,
свою разнузданную нежность
в её не-марианской впадине...
наверное, иная смелость
есть в тех, кто смеет быть порочными; –
мы продолжаем жить в пределах
своих олимпов заболоченных.
но временами – в мой, обширный,
доносится вопрос из прошлого:

не я ли был её ошибкой, –
плохой, но в сущности .....?




 ____ в мире без тебя ____

в лужах выкипает синь...
ни к чему скакать по кочкам.

съев на завтрак апельсин,
ты, наверное, не хочешь –
знать, что в мире без тебя
всё возможное – возможно.
вот повязывает бант
– в окружении пирожных –
девочка, с которой ты
никогда не сядешь рядом.
собираются коты
у кустов кошачьей мяты...
вот пчела влетает в сад
и садится к ней на руку, –
не затем, чтоб покусать;
принесла нектар подруге.

почему-то без тебя
всё возможное – возможно:
кодонопсисы рябят,
отрываются от ножек
и взмывают в облака,
голубыми огоньками...
к прототипам звёздных карт
улетает ночью камень.
только в мире без тебя
всё становится возможным:
зацветают лён, табак,
маттиолы, подорожник...
кошка потеряла вес
и лакает свет из блюдца...

видишь: – без тебя в траве
одуванчики смеются.




 __________ скиповник __________

                К.

бородатый шиповник зацвёл у тебя на горе.
почему он цветёт, говорит, почему он цветёт?
почему его вид убедительней, чем наша речь?
не пытайся меня поддразнить, говорит, а не то...

каждый год, только лето настанет – и мы на горе,
распластавшись в волнах тимофеевки, пялимся в синь,
где корона ближайшей звезды продолжает гореть,
а под вечер бывает роса, и приходят – косить...

я люблю это время, когда наша жизнь так полна,
что не видно ни дна, ни каких-то случайных огрех,
когда звёзды роятся над садом, и только для нас
бородатый шиповник расцвёл у тебя на горе...




 ___________ паллиативное ___________

я сижу, и ладони мои наполняются солнцем,
и ступни мне щекочут цветущие веточки дрока.
а вокруг меня – сосны, огромные старые сосны,
и сквозь них виден лес, и опушка, а дальше – дорога.

и по этой дороге никто не идёт и не едет.
вот и мне не уйти от коричнево-розовых сосен,
от басистых шмелей, пролетающих, словно медведи,
и от друга, с которым не съел никаких пудов соли.
только друг – где он, друг, даже если не друг, а приятель?
где дорога, которой никто за опушкой не видит?
где шмели, где огромные сосны, где полные яда –
уши-ноздри-глаза? где свидетели, Бог, херувимы?

почему я сижу на пригорке – и нет ни пригорка,
ни того, кто сидит, ни того, кто на всё это смотрит?
в чьих полях мои органы чувств – костыли и подпорки?
в акваториях чьих я – волна на поверхности моря?
если знать, что хозяин собаки –  н и ч е й   не хозяин,
а владеющий грудой сокровищ –  н и ч е м   не владеет,
если стать наблюдательным, но наблюдать не глазами,
(если вообразить, что   б ы в а ю т   такие идеи),
то приходишь к тому, что любое отдельное место,
и отдельная сущность, и даже отдельные мысли
представляют собой группы звуков в звучании мессы,
многоточия бус на связующей нити мониста,

ибо самая мелкая часть – бесконечнее целой.
ибо целая форма   н е   м о ж е т   являться конечной.
значит, поле невзрачных растений, – допустим, люцерны,
приблизительно сводится к полю – похожему, с гречкой.

но при этом любое из массы растений на поле
сохраняет свою исключительную уникальность.
так, любая молекула газа, которым наполнен
недопитый стакан, (или жидкости в том же стакане)
уникальнее всех кинофильмов, что сняты Феллини,
как и всех тех концепций, которые выдвинул Кальвин,
потому что цепочки   п о д о б н ы,  хоть неповторимы,
а мельчайшие их элементы – всегда   у н и к а л ь н ы.
и поэтому, мир   н и к о г д а   сам себе не тождествен,
исключая присутствие части от целого – в целом.
и поэтому каждый из нас уникальнее в детстве, –
до того, как развил в себе смысл и стремление к целям.

я сижу на пригорке в то самое время, в котором
невозможно – ни жить, ни дышать, ни светиться, как спичка,
о котором – ни слова в Ригведе, Коране и Торе,
о котором нельзя – ни буквально, ни метафорично...
это время, когда в муравьёв превращаются пчёлы,
когда город впитал в себя запах съедобных помоев,
когда каждый прохожий – король, исключительно голый,
принуждён продавать свою кожу и всё остальное.

но взгляни! – кто-то снова сидит на сосновом пригорке.
он не трогает нас, – вот и ты его лучше не трогай.
просто сядь и дыши – тем, что сладко, и терпко, и горько,
наблюдая залитую солнцем пустую дорогу.




 _______ о бессмертных патриархах дзен _______

...был снегом, льдом, теперь – вода: растаял по весне...
а патриархи – как всегда: то есть они, то нет.
ты поджидал их то в степи, то сидя на полу.
а лучше – просто ляг поспи, сажай на грядке лук...
не думай – кто чего достиг, кто патриарх, кто – нет...
не знающий   в с е г д а   в пути. взгляни: растаял снег,
стоит на берегу реки смотрящий на неё;
его наряд в грязи раскис, но он   о с о з н а ё т.

ты прибываешь лишь затем, чтоб убеждаться вновь:
твоё убежище из тел, из элементов снов
не защитит тебя от пчёл, от безымянных сил...
проси их – всё равно, о чём, но лучше – не проси.
а патриархи – то видны, то скроются из глаз.
и путающий "верх" и "низ" глядит из-за угла
на сад непризнанных чудес, не зная, что он – сад,
не ведая, что люди здесь не верят в чудеса.

они работают, стремясь нажиться, уцелеть,
сажают злаки, месят грязь и полируют медь.
ты сам такой же, как они: в бессмысленных делах
пьёшь сумасшествия родник, не замечая длань
простершуюся над тобой, с которой патриарх
глядит, как ты скребёшь лубок и выпускаешь пар.
а патриархи – то молчат, то их в природе нет.
вот, ты подумал про очаг – и снова выпал снег...

церковной мыши белый вальс метель поёт, без нот...
(ты тоже к ней приревновал последнее зерно).
о патриархах ли теперь болтать?.. считать ли кур,
когда неумолимый перст нацелен в твой закут?..
они проходят, как во сне; давай поговорим
о том, что прошлогодний снег не сможет стать твоим,
и о безмерной бездне бездн напрасного труда,
когда они придут к тебе, десницы не подав...




  ____ лепестки огня ____

 я шёл но двигался назад
 Он спал и источал уют
 найдя Его прелат сказал
 по пятницам не подаю
 а Он не ведает Он спит
 Ему что инок что прелат
 что ветер сбивший шишки с пихт
 что я идущий по делам
 мне нужно спать и источать
 я тоже не хочу ни с кем
 делить перинатальный чарт
 и отпечатки грязных кед

 но я теряю и иду
 стремясь вперёд качусь назад
 изобретаю сходство душ
 глаза глядящие в глаза
 а Он расслабился и спит
 Его нетвёрдые следы
 ведут на высочайший пик
 и в глубину вселенских дыр
 я видел и опять забыл
 как с гор бегущая вода
 Бегущего чей бег так быстр
 что невозможно передать

 поскольку Он быстрей меня
 поскольку я тупей Его
 мы оба лепестки огня
 мы встретимся у кромки вод
 провалятся вершины гор
 взметнутся лепестки огня
 и кто был слева от Него
 и кто был справа от меня
 и Он поддаст и я подам
 и страшен смысл Его речей
 спи отпускай меня туда
 куда не ведаю зачем




__ устремляясь к горе Кармель со св. Иоанном Креста __

эти горы заметны из самых глубоких низин.
их не видит лишь тот, кто намеренно хочет   н е   в и д е т ь.
ты проходишь сквозь жизнь, находясь в постоянной связи
с их вершинами, и – немигающим глазом совиным –
различаешь ущелья, в которые стоит упасть,
и разломы, в которых потоки возносят бесстрашных...
он всегда над тобой, – необъятный божественный пазл
из бесчисленных скал самой белой сверкающей яшмы.

ты, который вмещает в себе элементы   в с е г о:
обоняние, зрение, слух, осязание... радость?..
есть ли вкус у того, что тебя посетит через год?
ты идешь – и приходишь к тому, что   в с е г д а   было рядом.
...обещай мне, что мы, оседлав восходящий поток,
понесёмся однажды, как тень потревоженной птицы,
к тем вершинам и склонам, что снега белей, и   н и ч т о,
кроме славы Господней, на них никогда не гнездится.




 _______ весьма на пороге _______

не мёртвая, но всё же – не живая,
лежит в блаженном вековечном сне
безбрежная страна.
идут трамваи –
сомнамбулами.
в парках тает снег.
вползают в окна, нехотя, рассветы –
к тем, кто влюблён
и вовсе не влюблён.
вдоль снулых площадей гуляет ветер.
над погребами проседает лёд.
под утро кровли опушает иней...

и снова смотрит бесковчегий ной,
как над благоустроенной пустыней
горит твоё всенощное окно.




 ________ The deathly hallows ________

                Allons enfants de la Patrie,
                Le jour de gloire est arrive'!
                (La Marseillaise)

...а помнишь, как мы ненавидели работу?
хотели бросить всё, уехать далеко –
от равных прав и принудительной свободы,
социализма и двуличных дураков...

среди соратников, ханжей и опрощенцев,
вождей, которым дела не было до нас,
мы ожидали – с замираниями сердца, –
когда откроются иные времена.

о них мы грезили бессонными ночами
и в окружении единодушных лиц;
томились, чаяли, мечтали, привечали...

и дождались.




 _____ от Чизна до Рогая _____

мне не надо родины другой.

мне и от одной бывает тошно так,
что не знаешь – то ли это боль,
то ли стыд от выверенно-точного
стиля, где соседствует цинизм
с выстраданным самоунижением;
где идущий вверх приходит вниз;
где любовь к служебным положениям,
штатным привилегиям, чинам –
есть синоним высшей добродетели;
где умеет гнуть и подчинять
каждый, даже самый мягкий, деятель.
гордый, не холопствует народ, –
алкоголем конструктивно лечится.

ниже – раболепия порог,
выше – темпы роста креативных цен...
то неурожай, то – вдруг! – война.
тысячью невзгод всегда беременна,
спит карикатурная страна, –
жертва дураков, пространства, времени.
...соберёшься близких навестить,
а кругом – леса, луга – угроблены,
да и плюнешь: Господи прости,
ну за что мне – этакая родина?!
но пока другую не нашёл,
(как у русских с этим всё запутано!),
пусть им там живётся хорошо:

горбачёвым, ельциным и путиным.




 __________ дым отечества __________

                У остальных есть всё: жена, дети, любимые женщины, есть родные места,
                есть привычки, есть возможности отдыха. А у меня нет ничего, кроме красок.
                (К.Г. Паустовский. Дым отечества)

кому глаза не застил дым отечества,
тот не постигнет прелестей чужбин,
где люди обходительны, а речь чиста,
где представитель власти не грубит,
где президент с бандитом не задружится...
так что же ты в отечестве нашёл?
гусиный лук, купальницу, калужницу,
змеиный горец, клевер и осот?..

отечество – конкретное понятие;
в нём можно бесконечно собирать
копытень, белену, пять видов мятлика,
хохлатку, анемону, гравилат...
настанет время – сам увидишь, без очков:
в лугах, где борщевик, лабазник, хвощ, –
воздушный шарик в виде сердца с ленточкой...

а больше там и нету ничего.




 ____ recuperando el silencio ____

...и снова возвращаются дожди,
на этот раз – осенние и долгие.
и если ты лежишь во тьме, один,
то кажется, что все твои потомки
намеренно забросили тебя
в такие сферы неблагополучия,
где Бога нет, но это по***ть,
поскольку нет ни "худшего", ни "лучшего".
надменный и бессмысленный прогресс:
измеренные числами и цифрами
процессы, подменяющие Крест
венцом рекуперации с рециклингом...

и в этой лимбовидной маете
я помню их – такими, как остались
они во мне; я вспоминаю тех,
кто не даёт исчахнуть и состариться.
они идут ко мне издалека –
смеяться, разговаривать и сниться,
бродя во мгле по рыхлым облакам,
как если бы мы все роди'лись птицами.
река, где негде яблоку упасть,
течёт внизу, перемещая – медленно –
извечный человеческий запас
наставников и бонз со лбами медными.

какие краски им ни уготовь,
условно называй "метаморфозами", –
recuperando делает поток
проказным, в лучшем случае – тифозным.
но тучи раздвигаются к утру,
и странными, бессвязными цветами
рассвет свинцует Киевскую Русь,
а также альбиносную Британию...
и, так и не сроднясь с идеей карм,
вдруг узнаёшь подобными ночами:

поэты, поселившись в облаках,
стремительно теряют дар молчания.




 ________ враг Питиримов ________

...а в больнице под утро такая тоска,
что больному, который проснулся,
показалось, что мозг задохнулся в тисках
снулых ламп, нитевидного пульса...
показалось, что по коридором спешит,
заполняя собою пространство,
где висят усечённые конусы ширм
и халатов стерильное братство,
в этот час бесконечных предутренних смен,
чьи предчувствия необоримы,
ощущение смерти...
                и в этот момент
появляется врач Питиримов.

Питиримов возник. Питиримов пришёл.
Питиримов идёт, он спокоен.
Питиримов спокоен – и всё хорошо.
не хватает сиделок и коек,
не хватает всего, чего может хватать...
даже ангелы чувствуют зависть:
Питиримов грядёт, и бежит пустота
пред его неживыми глазами.
в обрамлении капельниц – сломанный стул.
переменного тока источник...
Питиримов приходит, и тени растут,
и на них распускаются почки...

расскажу тебе тайну: я тоже хочу
приобщиться невянущих истин,
даже если оккульт и религия – чушь,
а жилец обездвижен и стиснут...
помолюсь. позову его: доктор, пора!
отрешусь и покрепче зажмурюсь...
он ко мне подойдёт. отключит аппарат,
непростой, словно стрелы Амура,
и, воздев, понесёт меня – нежно, как мать,
к тем пределам, где враг Питиримов
белоснежным метёт,
                и бушует зима
над гробницей Четвёртого Рима.




 ___________ Ghоst Ridеrs in thе Sky ___________

                ’Cause they’ve got to ride forever on that range up in the sky...
                (Johnny Cash, Ghost Riders in the Sky)

Сажая землянику в старой балке у реки
Среди цистерн заброшенных и прошлогодних скирд,
Перевирая песню про казачку под горой,
Я вдруг увидел стадо заблудившихся коров.

Они неслись по небу и напоминали смерч:
Огромны и мрачны, неотвратимы, словно смерть.
И, следуя за ними, устремлялись на меня
Заоблачные всадники
На призрачных конях.

А я, сжимая кустики усатых земляник,
Сидел на грядке вскопанной, уставившись на них.
И вид усохших лиц и глубоко запавших глаз
Маскировал, поверхностно, могущество и власть.

Мой пульс не ускоряется, мой голос не дрожит...
Не говори потом, что огородник – не мужик.
Но видишь? – скачут вдаль, твоих сомнений не приняв,
Заоблачные всадники
На призрачных конях.

Коровы красноглазые, железные рога;
За ними долго тянутся дымы, огонь и гарь...
А сумрачным наездникам и дела нет до нас;
Их лошади не знают ни усталости, ни сна.

Их не тревожат спутники, им не мешает вес.
По бесконечным прериям обугленных небес
Стремительно несутся за коровами огня
Заоблачные всадники
На призрачных конях.




 ________ 299 декабря ________

зима задула свечи ноября,
подбросив горсть красноречивых знаков
(которые с тобой не говорят).
сосед завёл брехливую собаку.
подумалось (под лай дурного пса):
вопросов нет, и некому задать их...

набросив плащ, выходишь ночью в сад –
черпнуть неизъяснимой благодати
тех знаний, что переполняют мир, –
заученных, и всё же неизвестных –
застрявшим в списках ангелов с людьми,
в просторах стен и в тесноте небесной.




 _________________________________

      


Рецензии
Джорджи, как давно я тебя не видела!
Как ты изменился и... похорошел! конечно же, похорошел! :)))
Ты ведь знаешь, что я люблю твои стихи, правда?

Светлана Суворова   26.04.2013 17:04     Заявить о нарушении
Привет, Светочка!
Извини, дорогая, я здесь больше не появляюсь, вот и страницы свои поудалял...
Ты меня можешь в Топосе найти теперь, или где-нибудь еще, в журналах. Как-то перестал я верить в сайты со свободной публикацией, - лицемерие это и профанация прогрессивных идей, больше ничего...
Не теряйся, хорошо? Обнимаю.

Чёрный Георг Постскриптум   30.08.2013 03:56   Заявить о нарушении