Ленин и алхимия

(Ленин стоит на кубической глыбе льда, простирая руки над котлом с кипящей красноватой жидкостью)

Л е н и н

У титанов – алые глаза,
У титанов – мясо меж зубов.
Млечный Путь, хочу тебя связать
В петлю для смирения быков.

В синий бубен стукнул великан,
Повернулся вспять широкий Нил.
Белым зубом засверкал канкан.
Я дрожу и источаю пыл.

Грёзы переполнили котел,
Страсть казнит и мозг и позвонки,
О, державы тлеющий осёл,
Расщепись на новые куски!

Хаос – космос – синтез – комсомол,
Новая Алхимия, проснись!
Зародись, танцующий креол,
Из осла и пепла – зародись!

(Входит Крупская в образе молодой, бледной, красивой женщины, одетой в черный костюм с узкой юбкой-карандаш; в ее руке - черный зонтик.

Ленин погружает руки в кипящий котел, и достает оттуда сказочный спелый гранат, к которому прикована длинная цепь. Другой конец цепи где-то глубоко, вытянуть его Ленин не может).

Л е н и н

Пурпурен, зрел, опасен,
Безжалостно прекрасен.
Народов вожделенье,
Ноздрей и глаз плененье.
О, пыточное ложе,
На бездну ты похоже,
На огненную мельницу,
И се – ядро шевелится.
И зёрна набухают
И мысли заполняют…

К р у п с к а я

О, Вольдемар, иль кондором паришь,
Иль коршуном выклёвываешь зёрна,
Отрадный дом тебе - крылатый вихрь,
Ты сеешь бурю, и пожнёшь, бесспорно.

Как мучаешь ты жертвенно других
Холодных лезвий строгим безразличьем!
Мой стыд и боль, задавленный мой крик,
Всё унеслось в полете мертво-птичьем.

Л е н и н (возносит гранат над головой)

Хвала железной воле острых скал
И фениксам с сожженными сердцами.
Я в поиске затерянных Валгалл,
Метаморфоза да пребудет с нами…

К р у п с к а я

Красоты нимф – больной и лживый мед,
А грусть луны – то подлинная дева.
Лишь к вялости боренье приведет,
Коль вождь боренья возбуждает чрево…

Л е н и н

В подвалах бессознательных глубин,
В утробах хаотических циклопов
Источник обновления седин,
Источник ломки митр и гороскопов…

К р у п с к а я

Всё – преходяще, блекнут краски чар,
И в сочных зёрнах – не нектар, а пойзон.
Стяжателям - земной не в радость шар,
А мудрым - он так часто не на пользу…

(Вздыхает. Затем резким движением раскрывает зонтик и поднимает над собой. Из под него вылетают летучие мыши. Начинается кратковременный дождь.)

(Дождь заканчивается. Гремит гром. Сверкнула молния. Играет музыка Ллойда Вэббера «The Phantom of the Opera». Ленин и Крупская в образе Мэри Поппинс становятся рядом и поют под музыку:)


К р у п с к а я

Свершенье жгучих чар
И тайных схем,
Космический радар
И вождь-голем.
Пришельцам отворяй
Чудес вигвам.
Фантомы темной ночи октября,
Придите к нам!

Л е н и н

Бессилие веков
Повергнем в грязь.
Молиться за врагов
Не будет князь.
В реке смолы горя
Воскреснет Хам.
Фантомы темной ночи октября,
Придите к нам!

(С шумом повергает сказочный гранат в котел. На заднем плане появляются мерцающие андроидные фигуры в блестящих золотистых одеяниях и черных масках)

К р у п с к а я

Взглянули в бездну мы
Ужасных глаз.
Теперь обречены…

Л е н и н

На злой экстаз.

Л е н и н и К р у п с к а я (вместе)

Над бездною парят
Прологи драм.
Фантомы темной ночи октября,
Придите к нам!..

Х о р

Вставай, проклятьем заклейменные,

Вперед, проклятьем заклейменные…

Л е н и н

Срывая кожу дней,
Ползет весна.
Но вкус мечты моей –

К р у п с к а я

Лишь пепел дна.

Л е н и н и К р у п с к а я вместе

И осень без царя
Снедает грудь.
Фантомы темной ночи октября,
Открыт вам путь!..

Х о р

О, обнимитесь миллионы!
Звезда пленительного счастья!..

(Фигуры пришельцев исчезают и все умолкает во мгновенье.)

(Входят Троцкий и Блок. У Блока в руке револьвер. Троцкий в долгополом фраке и бабочке, на голове – кожаная кепка. Они достают откуда-то красный ковер и постилают перед глыбой льда, на которой стоит Ленин. Ленин становится на этот ковер.)

Троцкий и Блок (вместе)

Чуть мрак – уж на ногах,
И мир – у наших ног.

Ленин

Что слышно в облаках,
Проснулся ль осминог?

А р и я Т р о ц к о г о

(под музыку Rammstein “Ich will”)

Открой
Врата алых языков
Открой
Назойливый зуд крючков
Открой
Сансары немой изгиб
Пожри
Торсы вековечных лип.

Открой
Безглазым армадам путь,
Раскрой
Беспомощной пущи грудь
Умрет
Истории синий лес
Восстань
Термитник – язва для небес.

Проснись, термит!
Встань, термит!
Ешь, термит!
Строй, термит!!..

Т р о ц к и й

Из млечных вихрей!...

Х о р

…лязг цепей!

Т р о ц к и й

Из чресел девы...

Х о р

…мёд ехидны!

Т р о ц к и й

Вселенной сладостно и стыдно,
Когда кончаешь вместе с ней!

Июль –
Подвалы жуют венцы.
Декабрь –
Кентавров плодят отцы.
Январь –
Для куклы готовь алтарь.
Июнь –
Солнцу радуется тварь!

Т р о ц к и й

Из млечных вихрей!...

Х о р

…лязг цепей!

Т р о ц к и й

Из чресел девы...

Х о р

…мёд ехидны!

Т р о ц к и й

Вселенной сладостно и стыдно,
Когда кончаешь вместе с ней!

(Всё замирает. Л е н и н подходит к Т р о ц к о м у)

Л е н и н

Лёва… Страшусь и сомненьем палим…

Т р о ц к и й

На ковер вернись, Вольдемар.

Л е н и н
Тяжко…

Т р о ц к и й

Вождь ты – или тварь?..

Х о р

Ты – вождь!..

(Л е н и н возвращается на ковер)

Л е н и н

Я страшусь, я тоской и сомненьем палим.
Но ведаю: я – терафим.
Я – сокровенный фетиш.
Мной вы отмыкайте портал.
Мной победишь, мной ответишь,
Но не силой моей – а бессилием,
Моим параличом, мукой, оцепененьем, инеем,
Вы отомкнете эон изобилия
И темные воды, и веки лилово-синие.

К р у п с к а я

Ты вызовешь их, ты откроешь портал –
Бездна набрякла, она ищет входа.
Ты – гений, ты жив больше всех нас,
Именно потому, что мертвее нас всех.
Проколи острием поверхность,
Вот тебе копье от моих доспех…

Попрошу отвернуться всех!..

(Все стыдливо отворачиваются. К р у п с к а я приподнимает свою черную юбку. К ее черному чулку на левой ноге приторочена черная спица. Она вытягивает ее и опускает юбку. Подает спицу Л е н и н у)

Л е н и н

Lady Nadya, I’m fainting… Я задыхаюсь...

Б л о к (орет)

От нежности?!.. От твоей моей свежести?!..

Т р о ц к и й (полушепотом)

Это элегантный и ядовитый скипетр,
Я бы с таким упоением вонзил его в печень…
Но я не создан для этого. Я – шкипер.

Л е н и н (дрожащим, как у пристреленного коня, голосом)

Саша, Лёва, вы будете держать мои руки?..

Б л о к и Т р о ц к и й (рычат как разъярённые дикие свиньи)

Яволь, майн херр!

Л е н и н

Премудрость. Встаньте прямо.

(Б л о к и Т р о ц к и й берут Л е н и н а за локти и поддерживают его руки.
Начинает играть ритмичная музыка)

Л е н и н

Да утихнет в руках моих дрожь, а в мозгу – кипящее жженье смолы.
Да будут пальцы мои проворны, а ваши руки – как две скалы.

Выше!!.. Выше ладони!.
Да забрезжит на них в отраженье
Безумная, безлунная, червоточная заря
Немого октября!

Б л о к и Т р о ц к и й (вместе, скандируя по слогам)
Прон-зи, прон-зи!..

(Их голоса отзываются ритмичным конвульсивным эхом. Слова подхватывает хор, повторяя их приглушенно-вибрирующим тоном.
Начинается светомузыка. Музыкальная тема усиливается, становясь напряженной. Глыба льда взмывает вверх и повисает над головой у героев)

Л е н и н (громогласно, обращаясь к Крупской): Дай мне ее!

(К р у п с к а я подходит к ковру, опускается перед Лениным на колени. Держа черную спицу за оба конца, возносит ее к рукам Ленина. Не стихает гул Х о р а:

Прон-зи! Прон-зи! Прон-зи! Прон-зи!...

Б л о к и Т р о ц к и й аккуратно опускают руки Ленина, так, чтоб он смог зажать спицу в пальцах левой руки.

К р у п с к а я, отдав спицу, в радостном восклицании берет верхнее «до» и простирается навзничь перед красным ковром, словно черная кошка.

Л е н и н  поднимает спицу выше и, прищурив глаза, устремляет ее куда-то вперед, словно целясь.
Музыка усиливается, сотрясая все вокруг.
Лицо Л е н и н а освещает лиловое сияние. Он замирает)

Л е н и н (вполголоса):

Хвала железной воле острых скал
И фениксам с сожженными сердцами.
Я в поиске затерянных Валгалл,
Метаморфоза да пребудет с нами…
В подвалах бессознательных глубин,
В утробах хаотических циклопов
Источник обновления седин,
Источник ломки митр и гороскопов…

(Б л о к  и  Т р о ц к и й отпускают руки Л е н и н а. Он продолжает стоять в той же позе, замерев. Затем делает резкое, решительное движение, как бы прокалывая воздух.
Блестит молния и звучит удар грома. Затем всё мгновенно замолкает.)

(Л е н и н жестом приглашает всех за стол. Все усаживаются)

Л е н и н

Вот мы совершили вход
В пространство свободного знания.
Собрались мы для совещания:
Поторопимся – время не ждёт.

Устал я и мозгом, и чреслами,
Жизнь земная моя увядает.
Час придет – и мой облик растает,
Разбежится ветрами небесными.

В с е о с т а л ь н ы е (тревожным хором)

Кто же тогда пронесет наши тайны?
Кто же тогда охранит наши бездны?
Кто же поставит тогда наши клейма
На бедрах упругих седых поколений?

Кто разольет элексир вдохновенья,
Сваренный из лепестков маргариток?
Кто же подбросит сухие поленья
В печь паровоза, что мчит в Атлантиду?...

Л е н и н (резким жестом обрывая хор)

Ваше смятенье – бельмо на глазу!
Прочь маловерье – узрите грозу,
Нынче призвали мы духов мерцанье
Не для забавы или прорицанья.

В призрака тело, пустое как дым,
Мое сознание мы погрузим.
И вот тогда всё будет готово,
Чтоб воссиял в зарождении новом

Чудо-младенец вселенских энергий.
В нем будет мощь моей умственной тверди.
Личность и дух мой в него перейдет.
То будет Нового Царства оплот.

(Лицо Л е н и н а начинает светиться каким-то таинственным лунным светом. Все присутствующие невольно закрываются ладонями от этого сияния)

Но чтобы младенца душа прижилась
В том теле радужно-тонком
Нам нужно, чтоб лавой искристой лилась
Сила юноши в нежность девчонки.

Как солнце щекочет подругу-луну
На парадоксальной заре,
Так должен экстаз мой наполнить жену
В кромешном сем октябре.

(Раздается удар мрачного колокола. Сидящие за столом складывают ладони в благоговейном жесте, а Л е н и н встает из-за стола и выходит к переднему краю сцены)

А р и я Л е н и н а

(на музыку Metallica “Unforgiven”)

Вестник тайных снов
Мой аист-звездочёт
Присел на отчий двор
У синих волжских вод.

И пели мне цветы,
Встречая мой рассвет.
Но горькая полынь
Запомнила мой след.
И бегства нет…

Трясина вязких дней
И призрачных погонь
Пожрали мой огонь.

Х о р

Ленин жил,
Ленин жив,
Ленин вечно будет жить.
Как струна,
Как луна,
Как беспечная игра.

Ленин – жар,
Ленин – шаг,
Ленин – новой жизни знак.
Без отцов,
Без богов
Нас своею кормит кровью.

Л е н и н

Все песни сытых жаб
Развеял ветра вой.
Погоста серый скальп
Зияет над землей.

В моих сухих руках
Горит хрустальный шар.
Но пепел – на висках,
И гаснет сила чар.
Восторг мой стар…

Пусть женственный сосуд
Праматери Веков
Мою восполнит кровь!

Х о р

Ленин жил,
Ленин жив,
Ленин вечно будет жить.
Как гора,
Как нора,
Как фотонная дыра.

Ленин – бег,
Ленин – век,
Ленин – лунный человек.
На заре
В октябре
Он воскреснет новой кровью.

(Котел с кипящей жидкостью начинает кипеть через край. Л е н и н подходит к нему, извлекает магический гранат и рвёт цепь, которою он привязан к дну. Торжественно возносит гранат над головой, а затем бросает его в центр стола. Всё окутывает дым, который затем вновь рассеиваетс.

На заднем плане стоит шелковая ширма, на которой изображено звездное небо. Л е н и н, К р у п с к а я, Т р о ц к и й и Б л о к сидят за столом. Л е н и н берет с подноса нож и, произнося речь, медленно разрезает гранат)

Л е н и н

Октябрь, январь и день восьмой –
Все слито в праздничном единстве.
Так умирает царь земной,
Лишенный трона волей сфинксов,

Так воскресает Царь Зари.
На ужине последнем съеден,
Мечту о свете претворит
Он в краски на святом портрете.

Когда ж усмешкой, что светла,
Снята иконная преграда,
Тогда, в конце добра и зла,
Восстанет вечный Царь Заката.

(Раздает сидящим за столом куски граната)

Б л о к

Поведай нам, лидер, что значит сей стол, и угрюмые речи твои?..

Л е н и н

Стары мои чресла, а для сотворенья нужны мегаватты любви.
Гранатовый плод сей – последняя тайна моей роковой седины.
В нем влага флюидов, что зрела годами. И вы ее выпить должны.

Б л о к

Этой страсти заряд
Меня сильно страшит.

Т р о ц к и й

Я уж сам и не рад,
Что вступил в лабиринт.

Л е н и н

Страх умерь, плод вкуси!
Всяк сидящий со мной
Подарит свой пыл
Для жизненных сил
Младенца с душою иной.

Т р о ц к и й

Понимаю ли правильно я эту мысль: мы ль разделим отцовство твое?

Л е н и н

Вы сольетесь со Жрицей в алхимии чувств и сгустите энергий зерно.
Облик духа-пришельца и семя экстаза гомункула в свет породит.
Будет нашим наследником он и надеждой - возвышенной, словно зенит.

В с е  в м е с т е

Проведения длань
Обратит колесо.
Да восстанет титан,
Примет наше лицо.
Да продолжится плач,
Да продолжится смех.
Пусть шутит палач,
Но средь неудач
Блаженство сияет для всех!

(К р у п с к а я заходит за ширму и раздевается донага. Ленин торжественно поднимается из-за стола и заходит за ширму. Играет торжественная музыка. Затем музыка замолкает, сменяясь отсчетом секунд, как при минуте молчания. После конца отсчета все оставшиеся за столом (Блок и Троцкий) резко встают. Из-за ширмы слышится голос Ленина – теперь спокойный и радостный)

Л е н и н

Свершилось. Завеса разодрана,
Испит горький уксус из губки.
Смелее, покуда покорная
Вселенная ходит без юбки.

Дерзайте, поэт и ремесленник,
Романтик и черствый делец.
Забудьте кровавое месиво.
Войдите в хрустальный дворец.

(Т р о ц к и й  и  Б л о к переглядываются. Троцкий достает монетку и предлагает бросить жребий, Блок соглашается. Выпадает жребий первому идти Б л о к у)

Ария  Б л о к а

Жил, и мечтал, и не ведал тоски и мглы.
Как-то раз птицы в сером ко мне пришли.
Мне сказали: принцесса лежит в гробу.
Сядь в седло и скачи, о других забудь.

О черных лилий жаркий свет!
То кровь неведомых планет.
Его вкусив, утратил смех,
Стал пресен вкус людских утех.
В потоке дней я пел о Ней,
Моля о паре темных крыл.
И вот чертог Прекрасной Дамы –
Я в него вступил!

Вот, прискакал на край света к своей мечте.
Я искал свет звезды средь могильных дней.
Мне сказали: принцессу похитил ад.
Я умчался за ней – нет пути назад.

О черных лилий жаркий свет!
То кровь неведомых планет.
Его вкусив, утратил смех,
Стал пресен вкус людских утех.
В потоке дней я пел о Ней,
Моля о паре темных крыл.
И вот чертог Прекрасной Дамы –
Я в него вступил!

(Б л о к  входит за ширму. Из-за нее происходит вспышка света)

Т р о ц к и й

Весь исполнен любовью,
Весь я – Шивы лингам.
Я гипофиз открою
И извергну фонтан,

Чтоб покой и движенье
Во едином сошлись.
Поглотит меня Ленин,
Мудрый змей, мудрый лис,

Мне ль с того огорчаться?
Мне ль лелеять тоску,
Коль манит возрождаться
Вечность в новом мозгу.

Весь исполнен любовью,
Весь я – Шивы лингам.
Клетку «эго» открою,
Чтоб лететь к небесам.

(Т р о ц к и й решительно заходит за ширму. Его силуэт разлетается на куски, которые превращаются в черных птиц, с карканьем улетающих в разные стороны.

Ширма падает. За ней не оказывается никого, кроме Мэри-Крупской, которая стоит совершенно обнаженная. Ленина не видно, потому что его облик растворился, превратившись в энергетическое поле.)

А р и я М э р и - К р у п с к о й

(на музыку А.Пугачевой «Примадонна»)

Перестала я стыдиться
Взглядов женщин и мужчин.
Я готова раствориться
И пребыть навеки с Ним…

Г о л о с Л е н и н а

И я с тобою!..

М э р и - К р у п с к а я

Пусть целуют мои щели
Ветры четырех сторон.
Пусть краснеет луна,
Завидев мою грудь,
Что краше смерти!..

Х о р

Пой, наши судьбы пой,
Богоматерь!
Падаем пред тобой!..

М э р и - К р у п с к а я

Может хватит?...

Нет, не хватит. Поняла,
Что сладка игла!

(Выходят лев и единорог и ложатся по правую и левую сторону у ног Мэри)

М э р и - К р у п с к а я

Завершающим арканом
В этом квантовом таро
Лягу я как печать.
И слышу, слышу я
Как Он смеется.

Г о л о с Л е н и н а

Будь моей тайной, будь,
Богоматерь!

М э р и - К р у п с к а я

Я показала грудь –
Может хватит?...

Нет, не хватит. Поняла:
Как сладка Игра!

Соком вечного древа
Набрякают сосуды мои!
Я для вас королева,
Что, шутя, ваши судьбы кроит.

Но не знать вам во век
Боль и тяжесть венцов,
Как рождается рай…
Что ж… Уж срок. Принимай!

(Мэри превращается в птицу феникс. Единорог и лев дуют на феникса языками пламени, он зажигается и постепенно сгорает. Сверху в костер
падает кубическая глыба льда, происходит взрыв. На месте взрыва оказывается большое золотое яйцо. К нему подходят четыре пришельца в золотистых одеждах. Они вскрывают яйцо и извлекают из него младенца в разноцветных одеждах – это новорожденный ЭмманУил.)


(Э м м а н у и л стоит в окружении четырех пришельцев, которые держат в руках чашу, свирель, копьё и циркуль)

1-й п р и ш е л е ц (с чашей в руке)

Множат склепы красных мумий,
Сновиденья ткут миры.
Нам родился Эммануил
В воскрешение игры.

С его уст струится сладость,
С его кожи – светлость дней.
С ним играет в прятки Гадес
Меж высоких тополей.

Он наполнит наши реки,
Он закроет старцам веки,
Чтоб лишились в терпкой неге
Шумной памяти своей.

2-й п р и ш е л е ц (со свирелью)

Знак гармонии лучистой –
Бесконечный, чистый взор.
В нем найдут родную пристань
Прометей и Пифагор.

Сердце дарит состраданье,
Раздает огни сознанья,
Так рождаются созданья
На вселенский торг и спор.

3-й п р и ш е л е ц (с копьем)

Шаг за шагом в легком беге
Улетает в даль эон.
Мы, забытые на бреге,
Ждем, когда вернется он.

Мы взбираемся на ели,
Чтоб увидеть призрак цели.
Что понять мы не сумели,
То терзаем и клянём.

4-й  п р и ш е л е ц (с циркулем)

Мы заснули. Обманули
Космос и самих себя.
Но проснулся Эммануил,
Не страшась и не скорбя.

В нас горит он светлой Правью,
Что извечна и нова.
Нарекая, измеряя,
Прорицая, завершая
Всех вселенных имена.

2006-2013


Рецензии
Весьма занятно)))

Афанасий Ботяновский   17.08.2017 15:52     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.