Как хорошо быть генералом

     Наткнувшись в Интернете на сборник песен недавно покинувшего нас Эдуарда Хиля, я браво покачал ногой в такт словам о том, как хорошо быть генералом. Потом, когда песенка закончилась, ещё покачал, ещё… А вот когда подошла очередь и до головы, поскольку всем остальным уже, то невольно задумался. А, в самом деле, как? Что генералом быть хорошо я смутно догадывался. Но вот как хорошо? И я стал размышлять над этим не к месту взявшемся «как», припоминая всё, что мне было известно о сем предмете. Но почему-то в качающуюся голову лезли исключительно дореволюционные генеральские образы с их честью, порядочностью и готовностью отдать свои жизни на благо Отчизне.
Однако, сами понимаете, всё это не то. Поэтому я остановил голову руками и начал думать о вещах более близких. И припомнилось мне… А, может, спокойнее было бы не вспоминать? Пусть бы голова и дальше покачивалась в такт славной мелодии!
     А припомнился мне один весьма дальновидный генерал, чью дальновидность, дальнозоркость и прочие дали я разглядел лишь в самом недалёком прошлом. Хотя события имели место быть в марте 1999-го года. События, правда, так себе, вполне рядовые, хотя в них участвовали аж целых два генерала. Короче, у одного генерала, служившего министром, украли другого генерала, работавшего у него заместителем. Ну, из рассказов А. П. Чехова нам доподлинно известно, как ведут себя генералы:
     «Что вы лезете? – крикнул генерал, растопыривая руки. – Разве не видите, что нет места? Вы уж слишком… позволяете…» (Петров день). Или так:
     «Генерал побагровел и забегал.
–  Этого ещё недоставало! –  задребезжал он, бегая и поднимая вверх руки. – Недоставало ещё, чтобы мои подчинённые наносили мне страшные, несмываемые оскорбления в моём же доме! Боже мой, до чего я дожил! Мне… дурно!» (Опекун).
     Впрочем, всегда по-разному. Но всегда по-генеральски! Читаю Чехова, и грусть наполняет моё творческое сердце – что ещё можно прибавить про генералов, чьи образы во всех ракурсах запечатлены и увековечены пером классика?! Сказать, как я ошибался? Впрочем, что с меня взять – где я, а где генералы?
     И потому, не обращая на меня (и остальных прочих!) никакого внимания, неукраденный генерал выдал весьма и весьма прозорливо и мудро, превзойдя всех классиков отечественной и зарубежной изящной словесности – он дал слово ОФИЦЕРА! Да-да, вы не ослышались, любезные мои соплеменники различных народностей, наций и конфессий: 
     «В марте 1999 года приказал во что бы то ни стало найти и освободить похищенного в Чечне генерала Геннадия Шпигуна и публично дал слово офицера, что "Шпигун будет освобожден, а виновные - наказаны". Шпигун освобожден не был, его тело нашли спустя год, в марте 2000 года. ("КоммерсантЪ Власть", 25 апреля 2005)».
     А слово офицера, данное генералом, всё равно что честное пионерское, произнесённое со скрещенными за спиной пальцами.
     Тело похищенного генерала предали земле, про похитителей благоразумно забыли, а дальновидный генерал с офицерским словом возглавил одно весьма любопытное учреждение, поставленное считать государевы и немножко народные денежки. И насчитал он так, что даже у меня зародилось сомнение – а всё ли благополучно в Датском королевстве? Просто в другом генеральском ведомстве наметилось шевеление не тогда, когда недосчитались тысячи-другой рублей, а когда пачки долларов и евро перестали входить в банковские ячейки, а пришлые дядьки в домашних халатах с трудом отыскиваться в многокомнатных гнёздышках своих подчинённых не того гендерного профсоюза.
     И что? Грозный муж вспомнил Чехова и встопорщил усы? Да нет. Видимо, вновь дал кому-то слово младшего комсостава. Слава Богу, до рядового звёздочек и лычек ещё вдоволь – только успевай слова давать.
     Во как наворопятил товарищ Хиль своей несерьёзной песенкой. А Чехов и вовсе несвоевременным стал. И не современным. Классик, понимаешь!
     Главное, понятно, почему у нас пропажи обнаруживаются только тогда, когда мешки с награбленным в дверях застревают на глазах всего честного народа.
     Кому-то очень понравилось слово офицера, данное генералом. Мудро и дальновидно.
     Дай-ка и я дам честное октябрятское.
     Пока не спохватились посещавшие детские сады и ясли.
     Правда, тем посетителям яслей, которые дадут и не сдержат честное ясельное слово, придётся застрелиться. Впрочем, что-то их и так не видно на горизонте нашего небытия.

Г. Л. ГЕНЦЛЕР,
член Союза журналистов РФ
Ночь на 10 февраля 2013 года


Рецензии
Уму непостижимо сколько за мою жизнь я наслушался обещаний! До луны дорогу ими замостить можно. И ни одного слова раскаяния!

Владимир Горченков   29.03.2020 11:33     Заявить о нарушении
К сожалению, и у меня такой же опыт, Владимир.

Геннадий Генцлер   29.03.2020 16:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.