Человек на асфальте

              В пол педаль! Торможу без оглядки!
              Руль направо ! Не сдвинуть лица!
              Он лежал нарушая порядки
              Впалым ртом на брусчатке крыльца.

              С плеч чужих,  на размера три больше
              Сытых, долгих, застойных годин
              От суконных щедрот «Большевички»
              Френч лежал, молью съеден, под ним.

              Руки в стороны, плотно к асфальту
              Голым, стянутым в синь животом
              Прижимался душой нараспашку
              Неживой, остывающий  Бомж.
 
              Люди шли, обходя стороною
              Нос кривили, не видели зла
              Из-под водки коробкой накрыли
              Жизнь прожившего – всю, до конца.

              Я вчера проезжая под вечер
              На углу его видел! В потьмах!
              Он стоял на коленях и ветер
              Его чуб развевал словно прах.
       
              Он протягивал руки навстречу
              И подать «Христа ради» просил   
              Молодое лицо словно свечка
              Оплывало, и дождь моросил.

              Лишь два месяца, здесь, подаяньем
              Он кормился сдаваясь судьбе
              Два недолгих, два месяца, - рванью!
              Опускаясь все ближе к земле.

              Каждый день в горле ком разминая
              Я смотрел как  он вдаль уходил
              Не пошел, не спросил, понимая
              Что ж ты дурень?! Так жизнь загасил?!

              Ведь еще молодой и красивый
              Синеглазый, высокий блондин
              Рос мальцом ты наверно ретивым
              Был у матери видно  один? 

              Ведь растила тебя, воспитала,
              Для любви твоя добрая мать
              Почему же так горько, устало?
              Ты пришел вот сюда умирать?

              На заплеванный угол на рынке
              У трактира, где вечный вертеп
              Ты уткнулся лицом как в старинке
              Об асфальт, как бродяги об склеп.

              Может  водка тебя погубила?
              Может дама червей подвела?
              Может Родина напрочь забыла?
              Кров последний за долг забрала?

              Дождь осенний лупил всех наотмашь
              Плетью мокрой оттянутых струй
              Ничего не менялось в столетьях
              Бомж лежал, подарив поцелуй!

              Не любимой из тысячи женщин!
              Не родным если б «бог их послал»
              А земле, той, которую с детства
              Чтоб крутилась, ногами толкал.

              Все убого и в сердце постыло
              Не помог парню каждый из нас
              И не спас отвернувшись брезгливо
              Чашку супа горячего дав.

              Человек на глазах у прохожих
              Не в кино, не играл, - умирал!
              Я ходил мимо! Видел! И тоже
              Не помог ему - «черт бы побрал»!

              Голубые, налитые болью
              Были парня пустые глаза
              Он сидел оглушенный юдолью
              Сам похож на святых образа.
             
              А сегодня, холодным, сентябрьским
              Утром нового светлого дня
              Два майора и девушка в штатском
              Суетились у тела - кляня 

              И погоду, и небо и ветер!
              И несчастного конченый труп
              Он лежал разбросав на рассвете
              Плети бледных, заломанных  рук!

              На фалангах синели лишь цифры
              Синим  росчерком прожитых мук               
              Девятнадцать веков, семь десятков
              И семь лет, было датой, как вдруг!
 
              Появился, на свет и прижился            
              Светлоглазый вихрастый малыш
              Милый мальчик, застенчивый зайчик
              Под коробкой от водки лежит.

              И всего то прошло чуть побольше
              Тридцати  ненаполненных лет
              Как прошел он по радуге в поле               
              Получив на мытарство билет.

              Там, тепло ему в поле цветущем    
              Есть попить и поесть, где поспать
              Только нам здесь, под богом живущим 
              Никогда его не увидать.

                12.09.2012.


Рецензии