Друг

                ДРУГ
 
                Одинокое кладбище в поле
                Все высокой травой заросло
                Год из года дряхлея от горя    
                Здесь стоит оно ветру назло 
                Нет дороги, чтоб ближе доехать
                Нет  тропинки, ногами пройти
                Оно старое, с прошлого века,
                Новых холмиков здесь не найти
                Одинокое кладбище в поле
                На холме возле тихой реки
                Охраняет спокойствие доли
                Тех, забыл кто земные грехи.
                Деревенька здесь раньше стояла   
                В ней три сотни добротных дворов
                По лугам, поутру разбредалось
                Стадо бледно-молочных коров
                Кони с ветром поспорить бросались
                Кто быстрее домчит до леска
                Гривы с ветром шелками сливались 
                Серебрились от пота  бока!
                Кони серые, - в яблоках кони!
                Двести лет по дорожке кривой
                Унося от беды и погони
                Вдаль от кладбища шли стороной.
                Вороненым глазищем сверкая
                Нервно фыркали видя кресты
                Кони знали, что жизнь неземная
                Лишена здесь земной суеты.
                Много лет век за веком промчалось
                Опустели поля и луга
                Ни людей ни коней не осталось
                Камышом заросли берега         
                У реки, где под вечер с гитарой
                Мимо ветвей опущенных ив
                Проплывали на лодках по парам
                Фонари на корме разместив
                Дамы в шляпках и платьях из крепа   
                С черноусым брюнетом в  кашне       
                Кто мне скажет когда было это?
                Может быть все привиделось мне?
                Мне мой дед рассказал, что помещик
                Здесь в уезде, порядочный, жил
                Изо всех близлежащих предместий
                Ту деревню всех больше любил
                И однажды любуясь восходом
                На коньке объезжая места
                Затуманенным августовским утром
                Встретил в поле босоту-юнца
                Шел мальчишка белея вихрами
                Васильками искрились глаза               
                В зипуне домотканном, на ляме
                Нес богатство свое он, – щенка
                Скулы впалые, губы сухие
                Почернели круги вокруг глаз
                Кровоточили ноги босые
                Доходяга и в профиль и в фас.
                Десять лет было отроку может
                Не четырнадцать, мелкий совсем
                Направлялся он к кладбищу тоже
                Шел как к дому к себе, - насовсем!
                И пройдя меж крестов Молоканских
                Православный дубовый нашел
                «Ну, так здравствуйте мама и папа
                Со свиданьем! И я к вам пришел»!
                И крестился и плакал мальчонка
                Причитая молился, шептал            
                И щенок рядом взвизгивал тонко
                Вторил иноку песья душа.
                « Нету сил, больше жить подаяньем!
                Люди гонят и голод сморил
                Не уйду больше с кладбища, мама!
                Из последних - он сил говорил»
                И упал на землицу рыдая
                Потихоньку забылся-заснул
                А щенок по-собачьи страдая
                Слизал слезы с обветренных скул.
                И вот дальше над кладбищем ветер
                Растрепал кудри тонких берез
                Из могилы вся женщина в белом
                Встала словно былинка из грез
                И погладила мальчика нежно
                И по ранам рукой провела
                Нос протерла тряпицей волшебной
                А щенка за людьми послала
                Мчался ножками криво вихляя
                В поворотах бока заносил
                Черный пес, - от волненья кусая
                Свой язык! Что бы есть не просил!
                И уткнулся в помещика, рядом
                Проезжавшим, за мальчиком вслед
                Стал плясать он и гавкать наглядно
                Что б пошли за собакою вслед
                И привел прямо к холмику дядьку
                Где малец без сознанья лежал
                Он из сердца в могилу остатки             
                Своей юной  души, отдавал.            
                И помещик, с коня быстро спешив
                Взять ребенка в коляску решил
                Посмотрел на погост  и уехал
                За врачом, в лазарет поспешил
                Не увидел, что с краю могилы
                В белом женщина с русой косой               
                Сонной явью загадочно рдела
                Вдаль смотрела, тянулась рукой.
                И щенок возле ног ее терся
                Все скулил все облизывал нос
                Из собачьих, из глаз, его горстью
                Слезы  сами текли на погост!
                Так уж год пролетел, за ним третий
                И однажды в обед, в Сентябре
                На гнедом жеребце, назло смерти       
                Он вернулся, не сдавшись судьбе!
                Так же небо сияло глазурью
                Крест дубовый на солнце иссох
                И местами, повалены бурей          
                Станы тонкие белых берез.
                Та же марь, как и раньше и ветер               
                Оседлавший России простор
                Не сидится ему днем на месте
                Мчит он тучи с равнины до гор 
                Ветер! Ветер! Ну где ты летаешь?
                Вечный странник бродяга – актер!
                То на трубах каминных играешь
                То по окнам стучишь как тапер
                Повзрослевший подросток, мальчишка
                В сюртучке от управы Земской
                Поклонился до пояса низко
                Сняв фуражку с кокардой – рукой.
                Постоял, помолчал и заплакал
                Говорил как с живыми людьми
                Вышли двое, бесцветнее пакли
                Были призраков лица в тени.
                Встали рядом, обняли, прижались
                Горько плакали вместе навзрыд
                Мальчик вторил, а тени молчали
                Соглашаясь с букетом  обид.
                Мать все руки его целовала
                А отец головою поник               
                Как два голубя в клетке устало
                Бились тщетно, не видел он их.            
                А потом из кустов, что поближе
                Тонкий визг мальчуган услыхал
                Повернулся, нагнулся чуть ниже
                Там в траве пес лохматый лежал.
                Черный масти, больной и в коросте
                В лишаях, доходяга, сгорал 
                Исхудал только кожа, да  кости
                Уж не ел и не пил и не спал.
                «Ты живой ? Мой щенок! Только вырос!
                Мой спаситель, лохматый мой ДРУГ!»
                Взял на руки и к лошади вынес
                Умирающий, ценный свой груз!
                Так давно это было - как снилось
                Будто не было,- вовсе  вовек!
                Будто память в годах заблудилась 
                Потеряв на просторах свой след.
                Дед закончил рассказ и слезинку
                С глаз стряхнул, заблестевшую, - вдруг
                «Видишь пса, что лежит на плотинке
                Дальний правнук того пса,- мой ДРУГ.
                Я кормил его год с чайной ложки
                Когда с кладбища к дому принес
                Чуть живого, тощего, с полкошки
                Все боялся в дороге помрет.
                Но прижился, оставил потомство
                Много черных лохматых щенков
                Мы ходили с ним часто к погосту
                И молчали  подолгу без слов.         
               
                11.08.2012.
               


Рецензии
Грустное, но жизнеутверждающее стихотворение. Умеете Вы,АП, взять за живое.

Знакомый Читатель   13.08.2012 21:47     Заявить о нарушении
Спасибо ,спасибо)))))))))))))))))

Антон Павленко   18.09.2012 17:41   Заявить о нарушении