Индейское

 

В сено уткнуться, вожжи стянув и узду,
Пашня, 
     стога, 
сквозь тросник пробиватется запах.
Теплый навоз,
    Нас куда то опять унесло.
Там где хлеб - из семи обмолоченных злаков.
Ой аромат,
    Хутора ли? 
           Деревни, 
                    кусты,
Вдоль сторожки вехляет лоза серпантином,
Стук копыт, "чингачгуки" 
и детские 
           Тропы войны,
Перемазаны в  дыме костров,
                  намалеванным гримом.
Оседлает природа!
             Лехие ветра жербцы,
Пронесутся срывая печати домашних досугов,
И вдруг кто - то отыщет стрелу
                      Непопавшей любви,
Чтоб вложить остриё,
          в её хрупкого сердца разлуку.
Томагавки из камня стругает лучами закат,
Солнце плавится в воске, 
            жужжащего роя работы,
И печенки,
     ворочаясь в теплых углях,
Прилипают хрустя,
     к обнаженному гаму "разбоя".
Огороды,
           копни, 
                 накрахмалив парад,
 Воротник и манжеты,
               передничек смятый в подолах.
За косички таскать улыбаясь,
                      визжащих девчат.
В громе бубнов кастрюль,
         танцевавших на стонущем лоно.
Причесали коней,
               навалив себе сытое типи.
И сложить в нем очаг,
    Из разбросанных чувства огней,
И бессмертного духа,
           вплести чуть дрожащие нити,
И в объятиях её,
             раствориться низгою полей.
Налепить себе перья, касаясь
                           растроганных губ,
Отложив бумеранг, 
              томагавки и луки на время.
Чтоб свою Покахантос себе отыскал Чингачгук,
Чтоб любви не угасло, 
         творящее благо стремление.


Нап сано на фото
Крестине .


Рецензии