Вы хочете споров... Гл. 5. Бегущая по волнам


ВЫ ХОЧЕТЕ СПОРОВ  -  ИХ ЕСТЬ У МЕНЯ.
         (продолжение)

Начало здесь:

главы 1, 2 - http://www.stihi.ru/2010/12/14/6537
 
глава 3 -  http://www.stihi.ru/2012/02/26/1568

глава 4 -  http://www.stihi.ru/2012/03/19/8182



ГЛАВА 5.

ОБ  ИНИЦИАЦИИ,  ИНЫХ  И  О  БИЧЕ  СЕНИЭЛЬ.



                I.

В предыдущей главе было сказано, что основным художественным концептом серебряного века было  ДВОЕМИРИЕ.

А теперь вспомним фразу, которую - с  упрёком! - произносит, обращаясь к Гарвею, героиня повести Александра Грина "Бегущая по волнам", роковая красавица Биче Сениэль: "УЖЕ  НАЧАЛ  ДВОИТЬСЯ  МИР".

В этой повести тоже очень явно звучит  м о т и в   н е у з н а н н о й   н е в е с т  ы.
Фрези Грант сказала Гарвею: "Никто не должен знать, что я была с вами, - кроме одной, которая пока скрыта. Вы очень хотите увидеть Биче Сениэль, и вы встретите её, но помните, ч т о   е й   н е л ь з я   с к а з а т ь   о б о   м н е".
Практически, она даёт ему ключи, но Гарвей ими не воспользуется, а пойдёт АРХЕТИПИЧЕСКИМ для всех сказочных принцев всех времён и народов "своим путём" - путём проб и ошибок.
Гарвей распахивает душу Биче - и натыкается на стену.

А теперь вспомним то, о чём тоже упоминалось в предыдущей, 4-ой главе этого эссе: одним из архетипических ключевых узлов сказки является закодированный ОБРЯД  ИНИЦИАЦИИ.
Ассоциативный ряд тут же услужливо преподносит нам уже ставшие сакраментальными фразеологизмы из  "Дозоров" Лукьяненко и Васильева: вот где сплошь и рядом про инициацию, про инициированных и неинициированных Иных!..
И какой же вывод напрашивается?

ГАРВЕЙ  -  ИНОЙ. 
Естественно, Светлый.
 
Фрези Грант инициировала его в сцене в шлюпке, выброшенной в открытое море. Она взяла его под своё покровительство и провела обряд посвящения, приобщения Гарвея к этой плеяде, как бы его легитимизации в стане Иных.
Это весьма напоминает многочисленные сцены общения АФИНЫ с ОДИССЕЕМ, чаще всего прямо посреди моря.
И далее, в Гель-Гью, когда Гарвей бросается на защиту памятника Бегущей, и "тень женской руки, вытянутой жестом защиты" загородила его от удара многопудовой чугунной штамбы, приходит на ум та же ассоциативная параллель: Одиссей - любимец и протеже Афины, её слабость; Гарвей - любимец и протеже Фрези Грант.




                II.


Теперь Светлый Иной Гарвей должен инициировать свою избранницу, свою невесту. Предупреждение, данное ему Бегущей, не возымев действия, вылетело у него из головы, как и положено по всем и мифологическим, и сказочным канонам. Он полагает, что Биче - это и есть она самая, "неинициированная Светлая Иная" (пользуясь терминологией "Дозоров").
Но Биче, говоря её собственными словами, "слепая": "Я слепа в том смысле, какой вас делает для меня почти неживым" - говорит она Гарвею.

БИЧЕ  СЕНИЭЛЬ  -  НЕ  Иная.

Она лишена способности видеть другой мир и жить одновременно в двух мирах - реальном и нереальном. Той способности, которой так щедро наделены и Ассоль, и Дэзи; которой так щедро наделена была реальная девушка Фрези Грант, плывшая со своим отцом и женихом на корабле и вдруг, в один прекрасный момент, спрыгнувшая на волны и побежавшая по ним к волшебному Острову Мечты, видимому лишь ей одной... Той способности, которой наделён Сталкер Стругацких, Тарковского и Кайдановского...

Биче - рационал, логик; у неё трезвый, скептический, аналитический ум; она критична; к тому же она сенсорик, для которого при познании мира необходим собственный непосредственный эмпирический опыт (помните, как она, перед тем как начать чертить, "недоверчиво пошатала острый конец карандаша" - не сломан ли он?) Она - аполлонист ("Познай самого себя"), она рассудочна и она консерватор.
"Я очень рассудительна, а это, должно быть, нехорошо. Я в отчаянии от этого!" - говорит Биче Сениэль Гарвею и прибавляет очень важные слова: "У каждого человека свой мир".
Постфактум она скажет Гектору, своему мужу: "В те дни жизнь поставила меня перед запертой дверью, от которой я не имела ключа,  чтобы с его помощью убедиться, не есть ли это имитация двери. Я не стучусь в наглухо закрытую дверь. Тотчас же обнаружилась невозможность поддерживать отношения. Не понимаю - значит, не существует!"

Нет, это не нехорошо; это не хорошо и не плохо: просто вот она - такая, и всё тут.
Она насквозь земная, и крепко, несокрушимо, обеими ногами стоит на земле. Для неё - если А=В, а В=С, то А=С, и никак иначе, и через две точки можно провести только одну прямую - помните, как уверенно она чертит? "В маленькой твёрдой руке карандаш двигался с такой правильностью и точностью, как в прорезах шаблона. Она словно лишь обводила видимые ей одной линии".

Её раздражают плывущие контуры мира; во Фрези Грант она не верит; и концепта ДВОЕМИРИЯ  она  НЕ ПРИЕМЛЕТ. И она уходит, уходит сама.




                III.


Своеобразие Гриновской парадигмы здесь в том, что Биче  отнюдь  НЕ  притворяется, не пытается играть чужую роль. Гарвей ошибается САМ, в его ошибке нет ни капли её вины. У Гарвея в глазу нет волшебного осколка кривого зеркала, злонамеренно вживлённого некими враждебными, демоническими силами.

Архетип - матрица Одетта/Одиллия - претерпевает у Грина кардинальную метаморфозу: нет разделения образа НЕВЕСТЫ на классические "светлую" и "тёмную" ипостаси некоей Девушки-Лебедя.

Идентичность  "ТОЙ, КОТОРАЯ ПОКА СКРЫТА"  поверяется одним-единственным критерием, который можно условно обозначить как  пароль: "Мы с тобой одной крови!"
Гарвей и Дэзи - ИНЫЕ, чудаки-"небожители"; а Биче - обычная в этом смысле слова.

При этом архетипизм сюжетной канвы - налицо.

1)  Архетип РУСАЛОЧКИ.

Именно Дэзи (т.е. корабль её друзей, "Нырок"), и не кто другой, СПАСАЕТ  Гарвея, брошенного Гезом на погибель и плывущего в шлюпке в открытом море.
Но Гарвей относится к Дэзи, как андерсеновский Принц к Русалочке - как к забавному полуребёнку, снисходительно принимает её услуги - и не замечает её,  в упор не видя её любви к нему.

Не обращает он внимания и на то, что Дэзи и он - "ОДНОЙ КРОВИ": оба - из породы чудаков-безумцев, верящих в чудеса безоглядно, всей душой, взахлёб; чудаков, про которых говорят "блаженные", "не от мира сего"...

2)  Подчёркивается  ВНЕШНЕЕ СХОДСТВО  героинь - Биче Сениэль и Дэзи.

Им  ОБЕИМ  идеально подошло одно и то же платье (словно на заказ сшито), каковых, как будто нарочно, оказывается в магазине два совершенно идентичных.

Кстати, этот же мотив - двух идентичных платьев - обыгрывается в фильме "Господин оформитель", снятом по гриновским сюжетным и образным мотивам (рассказов "Серый автомобиль", "Крысолов" и др.)

3)  ЦАРСТВЕННОСТЬ  Биче Сениэль подчёркивается на протяжении всей повести, начиная с самой первой сцены её появления и "восседания не чемоданах".

"Среди экипажей, родственников, носильщиков, негров, китайцев, пассажиров, комиссионеров и попрошаек, гор багажа и треска колёс я увидел акт величайшей неторопливости, верности себе до последней мелочи, спокойствие, принимая во внимание обстоятельства, почти развратное, - так неподражаемо, безупречно и картинно произошло сошествие по трапу неизвестной молодой девушки, по-видимому, небогатой, но, казалось, одарённой тайнами  ПОДЧИНЯТЬ  СЕБЕ  МЕСТО,  ЛЮДЕЙ  И  ВЕЩИ".
"Её два чемодана плыли за ней на головах смуглых носильщиков. Коротким движением тихо протянутой руки , указывающей, как поступить, чемоданы были водружены прямо на мостовой... и она села на них, смотря перед собой разумно и спокойно, как человек, вполне уверенный, что совершающееся должно совершаться и впредь согласно её желанию, но без какого бы то ни было утомительного с её стороны участия.
Эта тенденция, гибельная для многих, тотчас оправдала себя. К девушке подбежали комиссионеры и несколько других личностей как потрёпанного, так и благопристойного вида, создав атмосферу нестерпимого гвалта. Казалось, с девушкой произойдёт то же, чему подвергается платье, если его - чистое, отглаженное, спокойно висящее на вешалке - срывают торопливой рукой.
Отнюдь... Ничем не изменив себе, с достоинством... с тем же видом  ПРИСУТСТВИЯ  У  СЕБЯ  ДОМА, как во всём, что делала.
Люди суетливого, рвущего день на клочки мира стояли, ворочая глазами, она же по-прежнему сидела на чемоданах,  ОКРУЖЁННАЯ  НЕЗРИМОЙ  ЗАЩИТОЙ,  какую даёт чувство собственного достоинства, если оно врождённое и так слилось с нами, что сам человек не замечает его, подобно дыханию."

                *  *  * 

Да, Биче холодна и царственна. Поистине архетипически холодна и архетипически царственна (что как нельзя лучше иллюстрирует данная выдержка из гриновского текста).

Но этой "СНЕЖНОЙ  КОРОЛЕВЕ"  не  нужен  "чужой"  по крови "КАЙ" (Гарвей):  она слишком горда и маниакально  ЧЕСТНА  для того, чтобы запятнать себя даже самомолейшим подозрением в поползновении присвоить "чужое", в столь недостойном её безупречной чести желании - воспользоваться мужской слепотой и мужской влюблённостью...
 Ей чужого не надо.
А что он - чужак, что они с Гарвеем - органически чужие, "разнопородные" друг другу - Биче почуяла куда раньше, нежели он.
"Жена Цезаря - выше подозрений". Так и она, - пусть даже она и дочь "короля в изгнании".

Вспомним проявленную ею брезгливость к осквернённому судну, принадлежащему её отцу - к "Бегущей", на которой похозяйничал негодяй Гез.
Всё даже изначально  СВОЁ, но "осквернённое" чужой, чуждой рукой, оскорбляет её чувства, вызывает у Биче отторжение, с которым она не в силах совладать.
Это оказалось сильнее её - такой сильной!
Не сумев преодолеть, превозмочь эту брезгливость, продаёт она судно, которое так мечтала она подарить, возвратить своему старику отцу, обожаемому ею, - дабы связанные с этим кораблём благотворные воспоминания о любимой жене,  возможно,  продлили его угасающую жизнь.

Честь и чистота, первозданная чистота, чистота свежевыпавшего снега - вот какие слова можно было бы начертать на знамени этой Снежной Королевы.
"Первая свежесть", как говорил Воланд.
"Вторая" - это уже вздор, и безоговорочно отвергается.

                *  *  *

Из вышеприведённого отрывка текста Грина видно, насколько мощная у Биче Сениэль СЕНСОРИКА - мощнейшая! Видно и то, что она интроверт, но сейчас нам не это важно. Нам важно то, что Биче  ВЛАДЕЕТ  ПРОСТРАНСТВОМ,  "держит его"; это её родная стихия.
Но если чего-то у какого-то человека перебор - то другого качества у него будет наблюдаться соответственно недобор. Так и у нашей Биче. Она в полном "пролёте" касательно  ИНТУИЦИИ. То есть всего того, что связано с предвидением, пророчествами, предугадываниями и предощущениями, генерацией образов... Она НЕ в ладах со стихией ВРЕМЕНИ. Во втором параграфе данной главы мы это проиллюстрировали, опираясь, опять-таки, на текст первоисточника - непосредственно гриновский текст.

Теперь, в заключение,  хотелось бы ещё сказать, буквально несколько слов, об ОТНОШЕНИИ  Биче Сениэль  К  ИСКУССТВУ. Я просто не могу обойти стороной эту тему, являющуюся главной парадигмой нашего рефлексирования: ведь эссе-то - именно об искусстве, об отношении к искусству и о взглядах на него.

Каков же её концепт искусства?
То, что она говорит о нём, - это опять-таки дискурс рационала и типичного сенсорика. Отвечая Гарвею, на глазах которого она полумашинально, импровизируя, набросала на листке карандашные контурные фигурки их знакомцев - портреты беглые и при этом "убедительные, как японский гротеск"; - отвечая Гарвею, "выразившему уверенность", что её "мастерство и лёгкость" в рисовании "оставили более значительный след в её жизни", она произносит следующее:
" - Я не люблю рисовать, - сказала она и, забавляясь, провела быструю, ровную, как сделанную линейкой черту. - Нет. Это для меня очень легко. Если вы охотник, могли бы вы находить удовольствие в охоте на кур среди двора? Так же и я. Кроме того, Я  ВСЕГДА  ПРЕДПОЧИТАЮ  ОРИГИНАЛ  РИСУНКУ."

О чём это свидетельствует?
1) О том, что Биче Сениэль сводит мастерство художника к мастерству КОПИИСТА.
Смотрите: в начале  5-ой главы  данного  эссе  я цитировала её упрёк, адресованный Гарвею: что по его вине "УЖЕ  НАЧАЛ  ДВОИТЬСЯ  МИР".

А коль скоро в другой, волшебный, "параллельный" мир она не верит и напрочь  отвергает, отметает его существование - то  и, спрашивается, ЗАЧЕМ  УДВАИВАТЬ  РЕАЛЬНОСТЬ??

Абсолютно согласна: при такой постановке вопроса - НЕЗАЧЕМ. Таков напрашивающийся логический ответ.
Если уж и в искусстве тоже существует ЛИШЬ одна  сугубо  РЕАЛИСТИЧЕСКАЯ,  рациональная парадигма. Если даже в поэзии должен существовать лишь РЕАЛИЗМ (а мне тысячу раз, за время моего трёхсполовинойлетнего пребывания в Стихире,  открытым текстом писались в рецензиях  заявления именно такого характера, практически буквально).
ТОГДА НАФИГА, позвольте вас спросить, нужно ИСКУССТВО???
Ибо, повторяю:  н а   к о й   л я д   у д в а и в а т ь   РЕАЛЬНОСТЬ??

2)  И если СОДЕРЖАНИЕ в искусстве важнее ФОРМЫ - то, простите, я тысячу раз соглашусь с Биче Сениэль: я в таком случае всегда предпочту оригинал рисунку.
Потому что копировать жизнь нельзя. Копировать реальность бессмысленно.
Искусство НЕ копирует мир, а СОЗДАЁТ НОВЫЙ, творит свой собственный мир - иной. По своим собственным, иным законам.
Поэтому искусство начинается там, где начинается СДВИГ, СМЕЩЕНИЕ, АБЕРРАЦИЯ РЕАЛЬНОСТИ.

Искусство начинает существовать тогда, когда "оригинал" как таковой перестаёт быть самоценным.
Потому что у искусства, у снов и у волшебства - общий генезис.

И  вот тогда-то первичным становится даже не КАК? (форма), и уж тем паче не  О  ЧЁМ? (содержание, изначальная тема), а  ОЙ... А ЧТО ЭТО??
То есть начинается  метафизика  рождения  искусства.


"- Люди делятся на тех, кто любит рассказывать о чувствах, тех, кто предпочитает истории с моралью, и тех, кто всегда умудряется говорить о чудесах - даже если повествует о том, как следует чистить картошку. Надеюсь, вы относитесь к последней категории рассказчиков?
- Несомненно, - заверил её я. - Любая моя история - о чуде."

................................... МАКС ФРАЙ. "Тихий город".

(тоже самое могут сказать о себе Ассоль и Дэзи)



ЕСТЬ ТОЛЬКО ДВА СПОСОБА ПРОЖИТЬ ЖИЗНЬ.
ПЕРВЫЙ - БУДТО ЧУДЕС НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ВТОРОЙ - БУДТО КРУГОМ ОДНИ ЧУДЕСА.

..................................... АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН.

(первым способом проживает жизнь Биче Сениэль, вторым - Дэзи... Я уж не говорю о Фрези Грант, тут всё само собой ясно).







                IV.

           О  КИНОФИЛЬМЕ  60-ых гг.  "БЕГУЩАЯ  ПО  ВОЛНАМ".


Интересно то, что Грин, по сути дела, даёт не бинарную оппозицию образов-архетипов, а ТРИАДУ: 

БИЧЕ  СЕНИЭЛЬ   ------------    ФРЕЗИ  ГРАНТ   -----------------    ДЭЗИ


Эти три персонажа теснейшим образом переплетены между собой сюжетными и образными взаимосвязями, причём часто на высшем, символическом уровне: именно Биче, поскольку она Сениэль - исконная владелица бригантины "Бегущая по волнам"; поэтому возникает двоящийся образ - две "Бегущие": корабль и легендарная Фрези Грант (+ ещё и статуя, носящая то же имя).
При этом Биче Сениэль не верит во Фрези Грант, "отказывая" той в праве на существование в этом мире...
Для  Дэзи же - Фрези Грант является кумиром и её существование бесспорно, - и именно она, Дэзи, постоянно готова вступаться за честь своего кумира - Бегущую по волнам.
В то же время не с кем иным, как с Гезом, врагом Биче, осквернившим "Бегущую"-корабль, вступает в конфликт Фрези Грант ("Он полУчит пулю"), защищая Гарвея.

Если вспомнить, как это обстоятельство - наличие образной триады, со сложнейшими и противоречивыми  взаимосвязями  внутри неё -  обыграно в фильме "Бегущая по волнам", снятом по мотивам гриновской повести, становится и вовсе интересно: там одна и та же актриса - Маргарита Терехова (снова Терехова, как и в фильме Тарковского "Зеркало" - см гл. 4:  http://www.stihi.ru/2012/03/19/8182 
играет сразу две роли - и это роли Фрези Грант  и... именно Биче Сениэль (её, Фрези, отрицающей!!): владелица "Бегущей" играет Бегущую.

То есть Биче Сениэль "играет" своего АНТИПОДА, что парадоксально  само по себе; и по фильму выходит, что это-то самое обстоятельство (ВНЕШНЯЯ  неразличимость, тождественность Фрэзи и Биче)  внушает Гарвею уверенность в том, что  именно  Биче Сениэль, и никто иной, и есть его избранница.
По фильму мыслится, что  изначальная возлюбленная и символическая "невеста"  Гарвея  - это ФРЕЗИ  ГРАНТ...
 Биче же он встречает уже ПОСЛЕ своей мистической встречи с Фрези Грант в открытом море... Увидев перед собой ДВОЙНИКА  Фрези Грант, Гарвей автоматически экстраполирует на Биче все качества своего идеала и кумира - Фрэзи.

                *  *  *

Таким образом, обнаруживается, что создатели фильма 60-ых годов находятся под властью культурологического  АРХЕТИПА  ВНЕШНЕЙ  ИДЕНТИЧНОСТИ  АНТИПОДОВ, под его мистическим обаянием  - назовём его условно "архетипом Одетты/Одиллии", абстрагируясь от связанной с ним бинарной оппозиции ДОБРО/ЗЛО и соответствующих коннотаций  (об этом художественном архетипе см. гл. 3 :   http://www.stihi.ru/2012/02/26/1568 ).

Результатом чего явилось нечто весьма интересное, а именно:  НЕ  просто  ВНЕШНЯЯ отождествляемость воплощённого  ДУХА  и воплощённой ТЕЛЕСНОСТИ, реалистичности, сенсорности, а даже ещё более оригинальная вещь: "близнецами", вернее - двойниками - становятся  символ  ВОДНОЙ  СТИХИИ  (Фрези Грант) и символ  СТИХИИ  ЗЕМНОЙ  (Биче Сениэль).
"За такой пойдёшь туда, куда онА захочет" - говорят о Биче Сениэль в фильме (а это уже архетип  р о к о в о й   ж е н щ и н ы - такой как Марья Полозова   в  "Вешних водах" И.С.Тургенева).

Кстати, по версии фильма, Биче Сениэль является... ЖЕНОЙ  негодяя  ГЕЗА (Ролан Быков). Т.е. романтически-отстранённый флёр, присущий этому образу в повести, в фильме, по сути дела, отсутствует, а Фрези Грант становится как бы  "ДУАЛОМ"  Биче, восполняющим лакуны её духовного диапазона.
 Таким образом, фраза гриновской Биче (по тексту романа) "УЖЕ  НАЧАЛ  ДВОИТЬСЯ  МИР"  получает  визуальное кинематографическое воплощение в амбивалентном образе Биче/Фрези: физический имаж, облик Тереховой несёт двойную семантическую нагрузку.

                *  *  *


Дополнительный  ключ к  разгадке взаимоотношений  между образами внутри триады Биче Сениэль - Фрези Грант - Дэзи даёт соционическая парадигма (выход на ТИМы); но для того, чтобы ввести читателя в данный дискурс, потребовалась бы отдельная глава... ))

                *  *  *



Благодарю особо стойких, дочитавших до конца, за внимание и долготерпение. Низкий Вам поклон!


Рецензии
Получила огромное удовольствие от прочитанных "Споров"... И спорить как-то вовсе не хочется...
Благодарю!

Наталья Кун   31.08.2019 11:47     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 32 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.