Буккроссинг и Русалочка

     "Настоящее сокровище монастыря - библиотека. Без неё он как кухня без котла, стол без яств, колодец без воды, речка без рыбы, плащ без другой одежды, сад без цветов, кошелёк без денег, лоза без винограда".
                Фома (Томас) Аквинский

     Сохраняя верность печатному слову, я в мае 1980 года защитила диплом на дневном отделении Белорусского Государственного (теперь уже)Университета Культуры и была направлена работать заведующей библиотекой посёлка Лесной в Минскому районе. В июне вступила в права и обязанности. Состояние книгохранилища было плачевным - за год здесь поменялось четыре работника. Некоторое время библиотека вообще не работала, и, скорее всего, по этой причине из небольшого числа читателей процентов девяносто были задолжникамии... Формуляры несли в себе фамилию читателя: на взрослых указывался адрес, на детских - школа... Паспортные данные, как и письменные просьбы (если ребёнок пришёл без документов)родителей записать их чадо в библиотеку, как в первых, так и во вторых документах,
отсутствовали. Первым моим требованием стало следование правилам этикета регистрации в спецучреждении. Моё нововведение было встречено жителями в штыки. Один молодой человек голосом полным негодования, поинтересовался, почему это я нарушаю закон. И услышал, что законодательство я не только не нарушаю, но лишь им и руководствуюсь, а ему по секрету скажу, что таким образом мужа себе ищу, а женщины и дети - для андеграунда. Товарищ оценил шутку и растаял на глазах. Недавний "неодобрямец" тут же записался в библиотеку, предупредив меня, что ему скоро менять паспорт, и он принесёт обязательно новый для перезаписи номера... С этого дня никто моей установкой не брезговал.
     "Выуживая" должников подворно, через кого-то, через паспортный стол (искала даже по бывшему Советскому Союзу четвёртый том Дюма), я нашла общий язык с подростками, и они стали часто заходить ко мне поболтать, а заодно расставить по полкам книги, провести уборку помещения и побегать по должникам. Помогали они мне и в личной проблеме. В то время на весь посёлок был один магазин (сейчас их количество явно перевалило за десяток, включая круглосуточные), который работал до 20.00. В эти часы заканчивалась и моя работа - сходить в магазин просто не было возможности, а завоз хлебобулочных изделий был после 18.00. До утра выпечка редко долёживала. Вот ребята иногда и помогали мне в покупке штучных продуктов питания. Зато, не имея этой заботы, час-полтора после трудовой безобеденной вахты я проводила с ними: репетировали, расставляли по местам книги и обменивались событиями проходящего дня.
     Дружба с ребятами росла, а вот число читателей "топтались" на месте. И тогда я предложила моим юным помощникам создать клуб. Родился он 14 декабря 1980 года. Название взяли по сказке Ганса Христиана Андерсена "Русалочка", оттуда же девиз: "Добрыми делами заслужить себе бессмертную душу и обрести её через триста лет".
     На первое заседание я, как руководитель, попросила пригласить приятелей и родителей. Последние, большей своей частью, пришли узнать, что это за клуб, и чем в нём занимаются. Но уже в последующие годы они тоже приводили на мероприятия своих знакомых и друзей.
     На первой встрече нашего знакомства я рассказала о Книге. О том, что когда-то книги считались необыкновенной редкостью и ценностью. Что и сейчас существует книга "Манускрипт Войнича", которую никто не может прочитать, так как она написана загадочными буквами не незнакомом языке неизвестным автором, и только по рисункам можно представить себе раскрываемую в ней тему. (В то время я была уверена, что тайна скоро раскроется, но недавно из интернета узнала - над её разгадкой всё ещё трудятся умные мира сего). Иметь одну-две книги в частной коллекции могли богатые, а потому считанные люди. Книги прятались ими в специальных охраняемых комнатах, и доступ туда имели далеко не все домашние. Большей своей частью фолианты хранились при церквях и в монастырях, тогда-то и родилось заверение, что "монастырь без книги, что военный лагерь без оружия". Заменив "монастырь" на "библиотеку", эту паремию целиком и полностью я применяла и к своему детищу, ведь в перерывах между боями люди шли к книгам и отдыхали, набирались сил, читая их. Когда приближался враг, в первую очередь спасали книги.
     В общественных библиотеках средневековой Европы книги хранились на цепях, и читатель читал их, никуда не перенося. В начале семнадцатого века в Дублине стали выдвать книги на руки, но заинтересовавшийся произведением, запирался в клетке. Узнали ребята и о том, как книги жгли те, кто считал их врагами. Так было при "царствовании" инквизиции, так поступали фашисты во время Второй Мировой войны. При этом заострила внимание, что подобное безумие проходило под эгидой слов грибоедовского Фамусова из "Горе от ума": "Ученье - вот чума, учёность - вот причина... Уж коли зло пресечь: Собрать бы книги все да сжечь", и посоветовала прочитать или перечитать произведение после встречи. Не ожидала - желающих оказалось больше, чем рекомендуемых экземпляров.
     В библиотеку люди валили валом. Читать приходилось самой много, чтобы, изучая вкусы читателей, знать, что кому порекомендовать. Здесь были не одни книги, статьи из газет и журналов тоже шли нарасхват. При этом я не только советовала и выдавала, но и обязательно интересовалась мнением о прочитанном, которое слушали другие посетители. В результате, обсуждаемая книга тут же находила нового читателя...
     Был и такой случай: человек принёс книгу и на ней был приклеплён листочек бумаги со словами: "Советую прочитать".
     Не упущу случая похвалиться, что библиоклебов у меня не было.
     Ребята буквально рылись в книгах, выискивая материалы для постановок, и именно они предложили ставить из них отрывки, а затем предлагали зрителям дочитать полный текст самим. У нас получился своеобразный буккроссинг - прочитавший книгу приходил в библиотеку с другом, который по всем правилам становился читателем библиотеки и тут же записывал на себя произведение печати.
     "Круговорот" был на высшем уровне. В библиотеке было мало книг, застаивающихся на полках. Знакомясь с ними, я также повышала свой потенциал знаний и познаний. У меня была прекрасная возможность убедиться в том, что яркие мысли из книг не только становятся цитатами и эпиграфами в жизни, они ещё благоприятно отражаются на интеллекте и внешности в лучшую сторону, помогают смело смотреть в жизнь, быть рассудительным и человечным. А ведь ещё Чехов, врач и писатель в одном лице, заметил, что в "человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли". Кому, как не ему, это знать!
     Первым нашим совместным проектом с членами клуба был КВН. После этого ребята сдружились окончательно - ведь они были из разных классов и не все ровесники. Я завела в библиотеке живой уголок, который украшали два аквариума, клетка с попугаями и коробка с хомяками. Пока родители ходили между стеллажами, их дети стояли возле представителей фауны и не мешали им выбирать книги.
     Любители флоры развели в библиотеке цветы - множество разнообразных вазонов. Они за ними ухаживали: пересаживали, подрезали, поливали. Однажды девочка, не занимающаяся цветоводством, без разрешения подрезала цветок, чем наведила ему. Та, которая посадила и холила растение, успокоила провинившуюся, что постарается спасти растение, а любопытную научит обращаться с ним и с другими растениями: "Всё не так просто! Они живые, как и мы с тобой!". На следующим концерте они вместе рассказывали разновозрастной публике об уходе за домашними растениями. К ним стали приходить за консультациями и отростками. Мои юные друзья-учителя устроили постоянно действующие выставки детского рисунка и поделок. Разрисовали стены холла, ведущего в библиотеку.
     Число читателей росло, и вскоре я сделала заявку на второго работника. А когда в 1993 году, по вынужденным обстоятельствам, ушла из библиотеки и серьёзно занялась журналистикой, то я уже оговаривала ставку для третьего сотрудника - сейчас их столько там и работает.
     Я по сей день дружу с ребятами - уже взрослыми, авторитетными людьми. Их за время моей работы прошло через занятия в литературном союзе более пятьсот человек (одни занимались постоянно, другие с первого выступления понимали, что публичные выступления не их конёк), сменилось шесть составов. Это был первый клуб по интересам в районе. Только через пять лет мой опыт занятий с детьми в свободное время стал воплощаться в жизнь.
     Писала о своей работе в местной, союзной и зарубежной прессе. На профстатьи реагировали со всех уголков страны, рассказывая о своей работе, и прося подробней написать о моей... Не упущу возможности отметить, что некоторые бывшие мои библиотечные корреспонденты теперь являются постоянными читателями моих статей... А вообще, у всех моих ребят есть специальности и образования. Какая гордость школе, которая, закладывая жизненный фундамент одинаково старательно в каждой отдельно взятой судьбе, терпеливо и грамотно вкладывала в их головы знания, позволившие им дальнейшее обучение в учебных заведениях разного рода и уровня...
     Стараясь всегда держать под контролем своё прошлое, не могу не согласиться с утверждением Эрика Берна, которое я недавно вычитала в его книге "Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры": "У каждого есть свой Взрослый". Стала ли я им для своих воспитанников - не знаю, но многие из них считают клуб своим Кораблём детства. А я повторю за мудрецом Навои:
                "Не могут люди вечно быть живыми,
                Но буду счастлив я, коль вспомнят моё имя".

    Я их никогда не забуду - они были первыми. ВСЕМ СПАСИБО!!!
               

                газета "В Свободный Вечер", ноябрь-2011год.

   На аватаре:
1. Июнь 1980 года. Я только несколько дней назад приехала по направлению работать заведующей библиотекой п. Лесной.
2. Эмблема-значок первого состава клуба "Русалочка", созданного мной 14 декабря 1980 года.
3. Сентябрь 1981 года. Я.


Рецензии